Возвышение и упадок Банка Медичи. Столетняя история наиболее влиятельной в Европе династии банкиров

Раймонд де Рувер
Возвышение и упадок Банка Медичи. Столетняя история наиболее влиятельной в Европе династии банкиров

Посвящается Эбботу Пейсону Ашеру



RAYMOND de ROOVER

THE RISE and DECLINE of the MEDICI BANK

1397—1494



© Перевод, ЗАО «Центрполиграф»

Глава 1
Введение

Современный капитализм, основанный на частной собственности, уходит корнями в период итальянского Средневековья и Ренессанса. С времен Крестовых походов до эпохи Великих географических открытий Италия сохраняла главенство в экономике западного мира, а ее купцы были признаны ведущими предпринимателями. Они стали посредниками, которые, благодаря своим торговым связям, соединяли страны Леванта с берегами Северного моря. В эпоху Римской империи Средиземное море снова стало Mare Nostrum, итальянским морем, над которым гордо реяли флаги Генуи, Пизы и Венеции. Наверное, основой итальянской международной торговли можно считать восточные специи, которые всегда пользовались спросом на Западе. Впрочем, итальянские купцы торговали и другими товарами, среди которых выделяются шелковые и шерстяные ткани. По современным меркам объем международной торговли был небольшим, так как в значительной степени сводился к предметам роскоши. Впрочем, вовсе нельзя считать исключительными случаи, когда на большие расстояния перевозились такие относительно дешевые и довольно громоздкие товары, как пшеница и лесоматериалы.

Итальянцы играли ведущую роль не только в торговле, но и в банковском деле. В той сфере они сохраняли почти полную монополию; конкуренцию им в какой-то мере составляли лишь каталонцы. Несомненно, лучшим клиентом итальянских банкиров и торговых компаний была Католическая церковь. Поток денежных переводов Ватикана играл почти такую же важную роль, как товаропотоки; в зависимости от обстоятельств, деньги Святого престола либо способствовали восстановлению торгового баланса, либо, наоборот, нарушали его. Кредиты на местах предоставляли ростовщики и менялы, но международное банковское дело, то есть операции с переводными векселями, главным образом сосредоточилось в руках итальянских торговых банкиров.

Такая гегемония итальянцев во многом объясняется лучшей организацией делопроизводства. Более того, итальянцы заложили основы для большинства современных учреждений предпринимательского сектора. Они не только создали товарищество, но и разработали средства управления компаниями, имевшими филиалы в зарубежных странах. Помеху в виде больших расстояний они преодолевали с помощью дистанционного управления. Хотя первые акционерные общества возникли лишь в начале XVII в., Банк Медичи в определенном смысле можно считать прообразом холдинговой компании. Кроме того, итальянские купцы ввели двойную бухгалтерию (первые несомненные образцы которой относятся к 1340 г.), изобрели переводный вексель (тратту) и экспериментировали с морским страхованием. Хотя банкноты придумали не итальянцы, в банковской сфере именно они довели до совершенства искусство перевода денег со счета на счет на основании устных или письменных распоряжений. Поскольку средневековые банки действовали на основании системы частичного резервирования, они изобрели фидуциарные деньги («деньги общественного доверия»): переводимые депозиты не до конца покрывались кассовой наличностью или резервом из хранилища. Следует отметить еще один их важный вклад: итальянские купцы заложили основы торгового права. Вначале законы появлялись в виде уставов местных правовых норм, но позже были сведены, например, в знаменитый Торговый кодекс, официально введенный в действие Людовиком XIV. Статьи кодекса, принятые более или менее повсеместно, по-прежнему составляют основу нынешнего коммерческого или торгового права.

В XIV и XV вв. главными торговыми центрами в Италии считались Флоренция, Генуя и Венеция. Поскольку Генуя и Венеция были приморскими городами, их торговля была в первую очередь связана с морем. Эти города-государства торговали со странами Леванта, хотя их корабли ходили и в Англию и Фландрию через Гибралтарский пролив. Флоренция, расположенная в глубине материка, в тот период играла ведущую роль в банковском деле. Кроме того, во Флоренции процветало производство шерстяных и шелковых тканей; ее купцы торговали специями и другими предметами роскоши. В 1406 г. Флоренция захватила Пизу и ее порт, Порто-Пизано, получив таким образом прямой выход к морю[1].

Отличительной чертой предпринимательской структуры Флоренции было существование разветвленных торговых и банковских компаний, которые управляли сетью зарубежных филиалов. Конечно, эти «компании» можно назвать скорее товариществами, чем корпорациями. Крупные учреждения такого типа, в основном сиенские, появились уже в первой четверти XIII в. Сиена, в настоящее время сонный тосканский городок, на протяжении 75 лет была главным банковским центром в Европе. С Сиеной конкурировала Пьяченца, еще один материковый город. Крупнейшая сиенская компания называлась Gran Tavola Bonsignori – буквально: «Большая меняльная лавка Бонсиньори». Компания обанкротилась в 1298 г. Считается, что после такого удара Сиена уже не оправилась. Ее место заняла Флоренция.

В 1300–1345 гг. самыми влиятельными во Флоренции считались компании Барди, Перуцци и Аччаюоли. Флорентийский летописец Джованни Виллани (1276–1348), который одно время был партнером в компании Перуцци, называл их «столпами христианской торговли», под чем он главным образом подразумевал торговлю со странами Средиземноморья. Все три компании обанкротились незадолго до «черной смерти», пандемии чумы (1348), которая, по разным оценкам, унесла до трети населения Европы. Возможно, крах объяснялся чрезмерным кредитованием и огромными ссудами, которые предоставлялись иностранным монархам, особенно королю Англии Эдуарду III (годы правления 1327–1377) и Роберту (1309–1343), королю Неаполя из Анжуйской династии. Такие ссуды представляли большую угрозу для платежеспособности средневековых компаний. Однако итальянские компании часто не в состоянии были поступать иначе. Не предоставляя ссуд, они не могли вести дела с королевскими дворами, главным рынком сбыта для предметов роскоши, которыми они торговали.

Оценивая размер средневековых компаний, следует вспомнить, что в 1336 г. банк Перуцци, второй по величине из «большой тройки», имел 15 филиалов, разбросанных по всей Западной Европе и странам Леванта, от Лондона до Кипра; в них служили около 90 клерков, которых также называли «факторами». В 1310 г. капитал банка Перуцци составлял почти 103 тыс. золотых флоринов, что составляет примерно 412 тыс. фунтов стерлингов (ф. ст.) при нынешнем курсе золота в 35 ф. ст. за унцию. Сумма была значительной, тем более что тогда покупательная способность денег была гораздо выше, чем в наши дни. По мнению Виллани, в 1343 г., когда компания Перуцци обанкротилась, Эдуард III Английский задолжал им «целое королевство». В штате заграничных филиалов банка Аччаюоли, самого маленького из трех, служили 43 фактора.

После банкротства трех крупнейших банкирских домов папа римский не мог найти банк, который предлагал бы ему те же условия для перевода церковных налогов или денежных ассигнований. Флорентийский банк Альберти, успешно переживший бурю, воспользовался устранением конкурентов; Альберти удалось получить права на ведение дел Святого престола. Однако вскоре из-за внутрисемейных распрей компания Альберти раскололась на несколько конкурирующих фирм и потому значительно ослабла. Более того, некоторые ведущие члены семьи попали в немилость у правящих во Флоренции олигархов. В результате в 1382–1434 гг. весь клан Альберти отправился в ссылку. Место Альберти заняли Медичи, Пацци, Ручеллаи и Строцци. Хотя Медичи сумели затмить конкурентов, их банк никогда не достигал размера компаний Барди или Перуцци, гигантов XIV в.

Датой основания Банка Медичи можно считать 1397 г. Именно тогда Джованни ди Биччи де Медичи[2], который до того управлял банком в Риме, решил перенести штаб-квартиру во Флоренцию. Банк просуществовал почти сто лет, до 1494 г., когда Медичи изгнали из Флоренции, а все их имущество, инвестиции и недвижимость конфисковали и передали попечителям. На протяжении столетия Банк Медичи пережил период экспансии, окончившийся со смертью Козимо в 1464 г., и период спада, вначале медленного и постепенного, но ускорившегося после заговора Пацци (1478), который до основания потряс клан Медичи. Как мы увидим, падение было вызвано сочетанием плохого управления, опрометчивых политических решений, структурных недостатков и неблагоприятных условий для предпринимательской деятельности, возникших после 1470 г. из-за беспорядков в странах Леванта и транспортных проблем, затруднявших расчеты итальянского банка со странами Северной Европы.

 

К счастью, деловая документация Банка Медичи сохранилась в достаточном количестве; она позволяет получить довольно полное представление о внутреннем устройстве банка, ключевых проблемах управления и контроля, а также о принципах его политики, как удачных, так и не очень. Правда, до наших дней дошли далеко не все документы, а в существующих много пробелов. И все же архивы Банка Медичи более полны и последовательны, чем архивы других средневековых банков, если не считать архива Датини в Прато (Тоскана)[3].

Одним из главных источников, откуда можно черпать сведения по истории Банка Медичи до 1451 г., стало собрание libri segreti (конфиденциальных, или внутренних, бухгалтерских книг), обнаруженных в 1950 г. в непомеченной описи. Всего этих бухгалтерских книг три; они последовательно охватывают более чем полувековой период, с 26 марта 1397 г., когда был учрежден Банк Медичи, до 24 марта 1451 г. Обычно такие конфиденциальные бухгалтерские книги хранились у одного из партнеров; бухгалтерам их не доверяли. В libri segreti вели счета партнеров, отмечали инвестиции и снятие денег, заносили сведения, касавшиеся производственной деятельности, капитала, размещенного в филиалах, и иногда помещали зарплатные ведомости служащих. Так как конфиденциальные бухгалтерские книги Медичи составлены по одной схеме, они предоставляют ценные сведения об общей структуре компании в целом и о прибыли, которую получали разные филиалы из года в год. Это главным образом статистические данные; какими бы ценными они ни были, libri segreti почти не содержат сведений о политике. Такой пробел восполнили бы деловые письма. К сожалению, за период до 1450 г. их сохранилось немного.

После 1450 г. ситуация меняется на противоположную: корреспонденция становится обширнее, зато бухгалтерских книг почти не сохранилось, если не считать нескольких довольно малозначащих фрагментов. В результате нет количественных данных, которые отображали бы в наглядных диаграммах тающие капиталы Банка Медичи. Однако в письмах трагедия раскрывается более красноречиво, пусть и не так точно. Судя по письмам, дела постоянно ухудшались. Один филиал за другим налетал на мель или с огромными трудностями удерживался на плаву. Банк нес огромные убытки из-за самоуправства управляющих филиалами, которых руководству не удавалось обуздать. Разногласия в методах ведения дел вели к стычкам и взаимным обвинениям, которые ускорили падение, поскольку не давали применить действенные средства для исправления положения.

Помимо писем и бухгалтерских книг, до нас дошло довольно много партнерских соглашений, несколько бухгалтерских балансов и разрозненные документы: переводные векселя, протесты, депозитные сертификаты, конфиденциальные отчеты и меморандумы – и даже план реорганизации банка, который, впрочем, не успели воплотить в жизнь. Хотя и неполные, эти документы позволяют увидеть цельную картину, пусть даже отдельные ее фрагменты не слишком точны.

Зачем изучать историю Банка Медичи? Есть ряд причин, почему такой труд полезен.

Семья Медичи занимает видное место в истории благодаря своей выдающейся роли в итальянском Возрождении. Выходцы из этой семьи прославились как политические деятели, покровители литературы и искусства. Однако их деятельность в качестве банкиров и торговцев ранее не удостаивалась такого же пристального внимания. Да, именно экономическая власть позволила Медичи захватить власть политическую и снабдила их финансовыми средствами, позволившими давать заказы художникам, способствовать распространению гуманизма, собрать великолепную и уникальную библиотеку (библиотека Медичи Лауренциана существует и в наши дни) и тратить огромные суммы на монументальные сооружения, например, церковь Сан-Лоренцо, доминиканский монастырь Сан-Марко, аббатство Бадиа-ди-Фьезоле. Вопреки мнению многих историков и социологов, семья Медичи, начиная с Джованни ди Биччи, уже не принадлежала к среднему классу. Судя по налоговым декларациям, Медичи можно считать едва ли не самой богатой семьей во всей Флоренции. Можно сказать, что семья поднялась на верхнюю ступеньку социальной лестницы.

История Банка Медичи обогащает наши познания об истоках современного бизнеса. С точки зрения истории бизнеса в данной книге поднимается важный вопрос. Технологии меняются, но человеческие проблемы остаются прежними. Как найти подходящего человека и поместить его в нужное место? Эта проблема волновала Медичи – и она же волнует нас сегодня.

Благодаря прогрессу в сфере средств сообщения проблема контроля переместилась на другие аспекты, но не исчезла. Банк Медичи, особенно после 1464 г., страдал от отсутствия координации, и управляющие филиалами часто противоречили друг другу, потому что не в силах были понять и оценить чужие трудности. Как скоординировать работу разных филиалов или отделений? Этот важный вопрос по-прежнему занимает руководство и в бизнесе, и в правительстве. Как и во времена Медичи, рост убытков часто обостряет конфликты, которые затем встают на пути необходимых исправлений, помогающих приспособиться к новым условиям.

Хотя Банк Медичи по современным меркам можно считать крошечным, для своего времени он был крупнейшим учреждением. Тем не менее он не достиг размера компаний Барди или Перуцци, существовавших ранее. Возможно, это связано с тем, что условия не способствовали процветанию крупных концернов. Несмотря на то что до пандемии чумы экономика Европы в течение 200 лет характеризовалась почти непрерывным ростом, сейчас принято считать XV в. периодом застоя, если не регрессии. Конечно, и тогда падения сменялись взлетами, но спады случались чаще. Судя по данным из архивов Медичи, спад ускорился после 1470 г. и продолжался еще два или три десятилетия.

Несмотря на снижение объема торговли, организационные методы продолжали совершенствоваться – скорее всего, потому, что более острая конкуренция и падение размера прибыли поощряли рост продуктивности. Банк Медичи, судя по документам, конечно, пользовался лучшими из доступных ему средств. С этой точки зрения он был, возможно, нетипичным, но представляет своего рода вершину, достигнутую в эпоху Средних веков и Возрождения. Однако нет доказательств того, что Джованни ди Биччи и его сын Козимо добились такого успеха благодаря тому, что они были «предпринимателями-новаторами», которые ввозили новые товары или внедрили новые способы делопроизводства. Наоборот, своим успехом они во многом обязаны эффективному применению уже существующих методов и испытанных средств. Например, то, что Медичи изобрели переводный вексель, – явно миф. Зато они творчески подошли к разработке структуры организации в виде холдинговой компании и сформировали картель по добыче квасцов.

С точки зрения экономической истории данный труд, пожалуй, можно считать микроэкономическим, поскольку в нем внимание сосредоточено на одной компании. Однако эту компанию следует рассматривать в соответствующем окружении. Например, Медичи, проводя операции на денежном рынке, вынуждены были, как и все остальные, соблюдать правила игры. Несмотря на то что держали квазимонополию по торговле квасцами, они не могли воспользоваться своим преимуществом в полной мере, потому что им противостояли организованные группы клиентов. В Милане их главным клиентом был двор Сфорцы. В Англии обстановка была совершенно иной, и Медичи главным образом закупали шерсть, которой им требовалось много. Необходимо было заполнить галеры перед возвращением во Флоренцию, чтобы дать работу флорентийским ткачам. Зачастую и экономические условия, и политические силы были неподконтрольны Медичи; они могли лишь держать паруса по ветру и использовать наилучшим образом сложившуюся ситуацию, например Войну Алой и Белой розы в Англии или кризис, вызванный заговором Пацци. В письмах Медичи довольно часто можно увидеть призыв «Господи, помоги» – особенно в том случае, если политические события или экономические перспективы принимали неожиданный или неблагоприятный оборот.

Как покажет данный труд, Медичи достигли в высшей степени развитой и капиталистической формы организации, если под «капиталистическим» понимать то, что их целью было получение прибыли и что окончательный контроль принадлежал владельцам капитала, вложенного в бизнес. Однако на практике главные или стратегические решения, например учреждение нового филиала или продление партнерского соглашения, всегда принимались после консультации с главным управляющим. Он обладал большой властью, хотя часто имел лишь миноритарную долю в капитале и прибылях. Ему обычно делегировались административные или оперативные решения; кроме того, ему не нужно было советоваться с партнерами из семьи Медичи в кадровых вопросах и в вопросах повседневной деятельности. Одной из задач главного управляющего был надзор за деятельностью глав филиалов, с целью не допустить принятия ими необоснованных обязательств или сомнительных инвестиций. Нелегкая задача! Из-за неразвитости средств сообщения и больших расстояний управляющие филиалами пользовались довольно большой степенью автономии; возможно, слабость Банка Медичи вызвана именно большими потерями времени. Козимо управлял руководителями филиалов железной рукой, но его преемники ослабили хватку – с катастрофическими последствиями для банка.

Несомненно, такие люди, как Джованни ди Биччи и Козимо ди Джованни, были наделены капиталистическим духом стяжательства и стремились к накоплению большого богатства. В самом деле, им удалось скопить огромное состояние, которое впоследствии было по большей части вложено в земельную собственность. Представители семьи приобрели обширные владения в Муджелло и окрестные фермы, особенно в окрестностях Прато и Синьи, где Лоренцо Великолепный построил виллу Поджо-а-Каяно. Разумеется, Медичи не устраивала скромная жизнь, которая соответствовала их рангу простых граждан города-государства. Их социальные притязания росли с каждым последующим поколением. Скоро они возжелали роскоши, хотя даже Лоренцо Великолепный по-прежнему предпочитал республиканскую простоту в одежде. Возможно, возвышение семьи лучше всего иллюстрируют брачные союзы: сначала Медичи стремились породниться с видными флорентийскими семьями, затем с представителями высшей знати и, наконец, с европейскими монаршими домами.

Результаты данного исследования опровергают теорию Макса Вебера, в соответствии с которой капиталистический дух является продуктом кальвинистской Реформации. Медичи жили на несколько десятилетий раньше Реформации, но отрицать, что они были капиталистами, занятыми погоней за наживой, значит совсем не отдавать им должное.

Разумеется, «капитализм» в эпоху Медичи означал коммерческий капитализм. Как показывают сохранившиеся балансы, активы Банка Медичи составляли главным образом либо участки земли под застройку, либо товарные запасы. В оборудование вкладывалось очень мало. То же самое можно сказать и о промышленных предприятиях, которыми управляли Медичи, поскольку в производственном процессе применялись лишь самые простые орудия труда, по большей части принадлежавшие самим рабочим. Наниматели поставляли лишь материалы, с которыми те работали. Понятие амортизации было известно, и в балансах иногда присутствуют соответствующие позиции, но следует подчеркнуть, что подобные статьи расхода составляли лишь ничтожную долю производственных издержек. Промышленный капитализм появился после того, как промышленная революция привела к росту инвестиций в машинное оборудование и отсюда – к большим амортизационным расходам. В Средние века, возможно за исключением горного дела и судоходства, инвестиции в основные фонды были маленькими.

Индустриализм – явление сравнительно недавнее; оно возникло не в эпоху Медичи. При них большой бизнес – по меркам того времени – по-прежнему сводился к торговле и банковскому делу. Хотя Медичи и предпочитали банковское дело торговле, они все же сочетали два вида деятельности, что было вполне типично. Судя по всему, объем международной торговли был не таким большим, чтобы оправдать специализацию в какой-то одной отрасли. Кроме того, высокие риски и нестабильность еще больше побуждали к диверсификации. Как написал в своем труде «Бизнес и капитализм: Введение в историю бизнеса» профессор Н.С.Б. Грас, «поскребите любого раннего банкира, и вы найдете купца». Специализация зависела от региона. Медичи, в отличие от Барди и Перуцци, никогда не вели дел со странами Леванта; их деятельность сводилась к странам Западной Европы, за исключением Испании и Португалии. Они делали робкие попытки проникнуть на Балтику, окончившиеся неудачей. На Балтике правил Ганзейский союз, который не терпел вторжения на свою территорию. Владения итальянских торговых банкиров не простирались восточнее Рейна. Зато к западу от Рейна они правили монопольно. Хотя конкуренция между флорентийцами, генуэзцами и венецианцами была достаточно острой, чтобы не дать указанной области превратиться в колониальную территорию, итальянская гегемония тем не менее обладала благотворным действием, сплавив сферу влияния в подобие общего рынка.

 
1Хотя флорентийцы в 1406 г. получили Порто-Пизано, захватив Пизу, у них не было доступа к морю до 1421 г., когда они купили у генуэзцев порт-крепость Ливорно за огромную сумму в 100 тыс. «запечатанных» флоринов. Гавань Порто-Пизано заиливалась; кроме того, оттуда можно было выйти в открытое море только через Ливорно.
2По итальянской традиции Джованни ди Биччи де Медичи означает «Джованни, сын Биччи, из семьи Медичи». Козимо, сына Джованни, называли «Козимо ди Джованни ди Биччи» («Козимо, сын Джованни, сына Биччи»). Итальянская традиция будет соблюдаться на протяжении всей книги: так удобнее различать отдельных лиц и избегать путаницы между членами семьи, носившими одно и то же имя. Префикс «деи» или «де» используется, лишь когда ему предшествует имя. Когда говорят обо всей семье, итальянцы пользуются определенным артиклем без какого-либо префикса, «и Медичи», то есть «семья Медичи».
3Архив Датини включает около 500 бухгалтерских книг и более 100 тыс. деловых писем, а также несколько сотен разрозненных документов. Для того чтобы всесторонне изучить эти материалы, не хватит целой жизни.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru