До смерти красива

Р. П. Пешков
До смерти красива

Где Юля?

Утром Алексей поехал по тому адресу, который ему дала мама Дины Пушкаревой. Он надеялся встретиться с Юлей, но его ждал неприятный сюрприз. Дверь открыла мать девочки, она была в слезах. Ей почему-то было не интересно, почему, вдруг, сотрудник ФСБ пришел к ней домой. Женщина не стала закрываться, просто, ушла в зал. Алексей услышал чей-то голос, кто-то задавал вопросы. Он разулся и закрыл дверь, а потом пошел в ту комнату, в которую вошла мать Юлии.

В помещении было три человека. Один из них – сотрудник полиции, а двое других, судя по всему, родители девушки. Мать плакала, отец тоже сидел мрачный.

– Добрый день. Алексей Владимирович Лаврентьев, ФСБ. А что здесь происходит? И где Юлия?

– Здравствуйте. Лейтенант Кудрявцев. Это родители Юлии Ивановой, они утверждают, что ее дочь похитили.

– Интересно, откуда такая информация? Думаю, нам с вами придется вместе работать, потому что мы сейчас ведем расследование, связанное с убийством двух девушек. Есть информация, что одна из них была вчера вечером с Юлией.

Мать вмешалась в разговор.

– Мы вчера с мужем ездили в гости, а Юля сказала, что останется дома. Она планировала встретиться со своей подругой.

– А как имя этой подруги?

– Дина. Они давно дружат, еще со школы. Хорошая девочка. Вы сказали, что расследуете убийство. Дина жива?

– Нет, мы обнаружили вчера ее тело. Мы знаем, что примерно в 20.00 Юля и Дина встретились. Вы не знаете, что было дальше? Чем они занимались?

– Точно не могу сказать. Дочь позвонила вечером и сказала, что все хорошо, они с Юлей встретились и хотят дойти до магазина, чтобы купить чего-нибудь поесть. А утром мне позвонил неизвестный мужчина с ее номера и сказал, что наша дочь у него.

– У него были какие-то требования?

– Как ни странно, но нет. Он сказал, что наша дочь у него, и он ее отпустит, когда придет время. После этого он бросил трубку и, похоже, выбросил сим карту, потому что абонент вне зоны доступа.

– Странно все это. Просто так похитить, чтобы потом отпустить. Есть мысли, в какой магазин ваша дочь решила пойти?

– Скорее всего, который рядом с домом. Я не думаю, что девочки пошли бы куда-то еще.

– Понял. Хорошо, будем искать вашу дочь и похитителя. Если что- то вспомните, то позвоните, пожалуйста, мне. Лейтенант, вы уже взяли фотографию девушки?

– Да, родители мне дали снимок.

– Хорошо, надо будет разослать его по всем отделениям полиции и передать информацию сотрудникам дорожной службы. Надеюсь, что девушка скоро найдется. Что ж, нам пора. Вы же тоже закончили, лейтенант?

– Да, мы можем идти.

Затем Лаврентьев и Кудрявцев решили вместе дойти до ближайшего магазина, чтобы узнать, дошли ли девушки до него вчера. К сожалению, большинство сотрудников работают посменно, а сегодня уже другая смена. Те, кто были вчера, не помнят ни Юли, ни Дины. Однако Алексей обратил внимание на несколько камер видеонаблюдение, поэтому решил, что это может помочь в расследовании. К счастью, оператор, который ответственен за камеры, находился на месте, а сервер располагается в здании магазина. Таким образом, можно было сразу просмотреть запись. Действительно, с 20.00 ни Дины, ни Юлии не было, зато на камеры попало одно очень необычное событие.

Примерно в 200 метрах от магазина располагается пустырь, камера там практически ничего не видит. Но силуэты удалось распознать, где мужчина в кофте с капюшоном захватывает одну девушку и приставляет ей к голове какой-то предмет. Затем он бросает еще что-то второй девушке: было видно нечто белое, точно не пистолет. Она поднимает этот предмет и садится в машину, которая находится неподалеку. Далее нападавший вместе с заложницей подходят к багажнику автомобиля и девушка обмякает. На записи не ясно, мертва она в этот момент или нет, но, учитывая, что преступник связал ее, можно предположить, что жертва жива. Еще несколько секунд и автомобиль уезжает.

К сожалению, запись очень нечеткая, плохо видно происходящее, потому что на улице было уже темно. Согласно данным записи, нападение произошло в 1.15 и продолжалось несколько минут. Естественно, что уже никого не было на улице, а по тому пустырю мало кто ходит. Видимо, девушки решили купить себе что-то, а пошли так поздно, потому что магазин работает круглосуточно, но обходить пустырь по освещенной части улицы поленились. Данную запись Лаврентьев изъял в качестве вещественного доказательства. Программистам ФСБ предстояло выудить из нее все, что можно.

Примерно в обед Анастасия позвонила Алексею.

– Леша, привет. Как ты после вчерашнего?

– Все хорошо, давай забудем. Считай, что это была минутная слабость.

– Как скажешь, но мне было приятно поговорить с тобой по душам.

– Ты же не за этим мне сейчас звонишь?

– Конечно нет, я хотела тебе сказать, что мы знаем, в каком автомобиле увезли Дину.

– И Юлю.

– Что?

– Юлю, вторую девушку. Ее похитили. Похититель позвонил и сказал, что отпустит ее, когда придет время. Родители в панике.

– Ну, с другой стороны, ее жизни ничего не угрожает.

– Не уверен. Все зависит от ее поведения и от желания самого похитителя. Я не понимаю, почему он не выбрал более удачный момент, если не собирался убивать вторую девушку? Уверен, что похищение никак не входило в его планы.

– Время покажет, но нам надо постараться найти ее. К слову о «найти»: Костик смог узнать, что за машина использовалась для перевозки Дины.

Алексей зацепился за имя «Костик», подумав: «Почему она его так назвала? Почему не по фамилии или имени, а именно так, уменьшительно-ласкательно?», но не стал развивать эту тему.

– Так, и что за машина?

– Судя по тем частицам, которые удалось найти в голове жертвы, это Renault Kangoo образца 1998-2003 годов. Именно тогда эту машину выпускали с таким подкладом в багажнике.

– Значит, Renault Kangoo синего цвета. Таких не так много в городе, поэтому нам удастся довольно быстро вычислить убийцу, я думаю.

– С чего ты взял, что машина синего цвета?

– Наша жертва решила прогуляться ночью до магазина, а преступник настиг ее, не зная, что камеры наблюдения следят за ним.

– Отлично, значит, у нас есть его лицо?

– Нет, все было очень далеко, поэтому лица камера разглядеть не смогла. Я очень надеюсь, что наши программисты смогут улучшить качество с помощью своих гаджетов, чтобы достать нам еще какую-нибудь информацию. А сейчас мне надо понять, сколько таких машин в городе. Ты же мне поможешь потом поговорить с владельцами каждой из них?

– Конечно. В багажнике точно будет какой-нибудь след от Дины, мы сможем найти ее ДНК, что поможет вычислить убийцу. Кстати, у меня есть еще новости для тебя.

– Слушаю внимательно. Или мне лучше приехать?

– Не обязательно, это можно передать и по телефону. Хотя, на запись с камер я бы посмотрела. Возможно, она поможет пролить свет на некоторые тайны.

– Это можно устроить, вечером отправлю тебе его.

– Хорошо. Так вот, о жертве. В ее крови нашли помимо барбитуратов еще и пропофол.

– И какие я должен сделать из этого выводы?

– Пропофол используется анестезиологами. Он вырубил ее, чтобы довезти до какого-то места. Это значит, что Дину не сразу убили, но следов пытки на теле я не нашла. Видимо, ему что-то надо было от нее получить или сказать ей.

– Что лишний раз подтверждает, что мы имеем дело с медиком. Поэтому надо искать медицинского сотрудника, у которого есть интересуемая нас машина. Уверен, что мы сразу найдем, что нужно.

– А еще мои ребята обнаружили на ногте частичный отпечаток. Видимо, убийца торопился, поэтому не дал лаку полностью высохнуть, а в процессе работы с телом задел пальцем ноготь. Мы проверили по базам МВД, совпадений нет, но по ним можно сравнить подозреваемого.

– Знаешь, меня напрягают связи твоего отца, что ему удалось получить доступ к федеральной базе данных.

– Это все ради экономии времени, не переживай. Мы теперь с тобой в одной связке. Как и раньше, только лучше.

– Ладно, не важно. Пора заняться поисками.

– Согласна. Не забудь прислать мне вечером запись с видеокамер.

Поиски подозреваемого

Как Алексей и обещал, вечером он отправил Анастасии записи с камер видеонаблюдения. Девушка несколько раз просмотрела все, но так и не смогла найти ничего интересного. Было ясно, что одна девушка села в машину сама, а вторую он поместил в багажник. Учитывая, что машина не сразу поехала, когда мужчина сел за руль, есть вероятность, что первая девушка (Юля) была обездвижена каким-либо способом. Но это домыслы. Единственное, можно исключить Юлию из соучастников, в этом деле она точно является потерпевшей.

Утром Лаврентьев приехал в лабораторию Насти. Она стояла на парковке с Константином и мило о чем-то беседовала. Алексея страшно раздражал тот факт, что его напарница смеется и счастлива в обществе своего подчиненного. Да, это его кробило, но девушка сама говорила, что подозрения беспочвенны: у Кости семья, поэтому она не воспринимает его серьезно. Хотя, сам Константин, скорее всего, не согласен с Настеной. Лаврентьев зашел в лабораторию и ждал Анастасию внутри около ее кабинета. Как же его взбесило, когда Миллер и Дьяков обнялись перед тем, как пойти в разные стороны.

– О, Леша, привет. Что ты здесь делаешь так рано?

Анастасия действительно не заметила своего напарника и была очень удивлена увидеть его в лаборатории без предварительного звонка и в столь ранний час.

– Я пришел по делу. Скажи, а вы с Костей всегда обнимаетесь?

– Лешка, ты ревнуешь, признай это.

– У меня нет на это оснований, но я не хочу, чтобы тебе было больно. Я это уже говорил.

– Но звучит неубедительно.

– Ладно, опустим это. Я узнал, что Renault Kangoo зарегистрировано на Дмитриева Сергея Лазаревича. Мужчине 42 года и живет он на другом конце города. В принципе, по возрасту и по фотографии в базе данных, он подходит под описание нашего убийцы. Очень хочу, чтобы ты поехала со мной на допрос.

 

– Зачем?

– Если мы имеем дело с медиком, то твоя помощь окажется неоценимой.

– Хорошо, тогда я только дам задание на сегодня своим помощникам. Подожди меня здесь, вот ключ от моего кабинета. Думаю, ты не откажешься от кофе.

– Спасибо.

Лаврентьев не знал, о чем спросить свою напарницу, но его очень интересовали ее отношения с Константином. Воцарилось неловкое молчание. Первой не выдержала Настя:

– Леша, что с тобой сегодня? Ты, как радио, обычно, а сегодня молчишь.

– Я думаю над нашим делом.

– Что тут думать? Сейчас приедем и возьмем негодяя, узнаем, где он держит девушку, освободим ее. Думаю, тут нет ничего необычного.

– Ты думаешь? Мне кажется, что использовать свою машину для такого, по меньшей мере, глупо. Камер полно, по ним можно достаточно быстро вычислить убийцу.

– Но ты же до получения этой случайной записи не обнаружил похищенных девушек.

– Каждый день терабайты информации записываются на сервера различных компаний. Невозможно все изучить, потому что на это уйдет уйма времени. Здесь важно знать, что искать, где и примерный временной промежуток, иначе подобные поиски окажутся неэффективными. Все равно, что ловить кильку сетями для акулы.

– Хорошее сравнение, мысль твоя тоже дельная. Однако я надеюсь, что мы сможем сейчас вернуться с уловом.

– Хотелось бы верить, но чутье мне подсказывает, что не все так просто, как нам кажется.

Приехав к месту, напарники увидели небольшой индивидуальный дом. Он требует косметического ремонта, так как краска много где уже облупилась, но сам он довольно добротный. Собака залаяла, когда Миллер и Лаврентьев подошли к калитке. Звонка не было, но хозяин точно должен услышать лай, чтобы выйти на улицу. Пришлось подождать несколько минут, чтобы действительно вышел мужчина, в руках которого было ружье.

– Проваливайте, у меня больше нет этой машины, я ее продал! Требуйте деньги с того, кто ее купил. У вас 5 секунд до первого выстрела.

– Стойте, мы не те, за кого вы нас приняли. Я Лаврентьев Алексей Владимирович из ФСБ, а это моя напарница Миллер Анастасия Романовна.

– Да? А какого хрена вы ко мне приперлись тогда? Это не я вымогаю деньги, а у меня.

– Нам необходимо задать вам несколько вопросов, которые касаются, как раз, вашей машины.

– Я уже говорил, что она больше не моя!

– Извините, не ваша, но нас она очень интересует. Если вы сможете нам дать несколько ответов, то мы будем вам бесконечно благодарны.

– Сейчас, загоню только собаку. Буквально минуту.

Алексей сказал Насте:

– Вот видишь, девочка моя, мое чутье меня не подвело: действительно, не все так просто, как нам хотелось бы.

Настя только посмотрела на своего напарника с укором, но ничего не ответила.

Всего пара минут прошла, как калитка открылась.

– Проходите в дом, побеседуем. Извините, что я вас так встретил, но коллекторы уже надоели. Я думал, что вы – это они, вот и решил преподать урок, чтобы отвадить их ходить ко мне.

– Мы вас понимаем и не осуждаем. Только не стреляйте на поражение, потому что за это можно сесть. Тут уже не вы будете жертвой, а эти вышибалы.

– Да? Хорошо, учту. Спасибо за совет.

В доме было небогато, но чисто. Видно, мужчина был хозяйственным. Жил он один, о чем сразу можно было судить по отсутствию уюта: не было украшений, штор, картин, которые есть практически везде, если в доме с мужчиной живет женщина.

– Простите, мы не уточнили: а как ваше имя?

– Сергей Лазаревич я. Присаживайтесь за стол, будем общаться. Чай хотите?

– Нет спасибо. Настя?

– Нет, мне тоже не нужно. Мы не отнимем у вас много времени, но нам хотелось бы узнать, о какой машине вы говорили, когда собирались в нас стрелять? Случайно не о Renault Kangoo?

– Да, именно о ней. Хорошая машинка, резвая. Мне она очень нравилась, но пришлось продать, потому что у меня появились проблемы со зрением. Я решил, что лучше быть пешеходом, чем мертвецом. Да и на вырученные деньги удалось сделать операцию на один глаз, поэтому я сейчас наполовину зрячий, так сказать.

Алексей вступил в разговор:

– А почему же, если машина продана, коллекторы к вам ходят?

– Дело в том, что у меня украли документы на машину, но сам автомобиль оставили, что удивительно. Я заявил о пропаже, мне предложили восстановить все за деньги. Учитывая, что к тому моменту я уже знал о проблемах со зрением, то решил не тратить их, а найти покупателя за наличные, которому не принципиальны будут документы.

– Давно у вас уже нет машины?

– Примерно полгода. А долг у меня образовался из-за сестры моей. Так вышло, что я взял на себя кредит, чтобы она могла купить себе квартиру. Дело в том, что она получала зарплату наличными, не платя налоги, а у меня официально ИП…было. Сестра сначала исправно платила, а потом попала в аварию. Первое время ей хватало денег погашать кредит и покупать лекарства, но со временем все изменилось. Узнал я долге спустя некоторое время. Тогда и пришли ко мне приставы, описали мое хозяйство, забрали все лишнее, как они считали. Даже домашнюю птицу забрали, благодаря которой я и жил. Сейчас же кручусь-верчусь, чтобы выжить, но долг не плачу. Кредит был без обеспечения, мне юрист порекомендовал не платить и признать себя банкротом. Вот, он сейчас занимается всем этим, только уже третий месяц пошел, я считал, что все быстрее будет.

– Процедура банкротства действительно долгая. Извините, а на что вы сейчас живете?

– Оказываю различные услуги, скажем так.

– Какого рода?

– Помощь тем, кто хочет построить свою ферму с нуля.

– Ясно. Вернемся к машине. Вы помните, кто у вас ее купил? Вы составляли договор купли-продажи?

– Ха! Милочка, зачем мне этот договор, если машину я продавал без документов? А что касается покупателя, то обычный мужчина лет сорока. Приятный в общении, грамотный.

– Скажите, Сергей Лазаревич, у него были какие-то особые приметы?

– Да какие там приметы? Обычный мужик, только он в очках ходил.

– У вас нет его телефона?

– К сожалению, нет. Совсем никаких контактов с ним нет.

– Ясно. Спасибо вам большое. Если вспомните что-нибудь, то позвоните обязательно.

– Хорошо, позвоню. А вы гуся или утку купить не желаете? Отличную тушку вам выберу, жирную. Это свое, не из магазина. Готов, даже, скидку предложить, если расскажете про меня. Вам – вкусно, мне на пропитание.

– Извините, мы сейчас не домой едем, тушка пропадет без холодильника. Но обещаю, что заеду к вам.

– Девушка, а я вам верю, поэтому непременно жду.

Анастасия и Алексей сели в машину. Леша думал, он не заводил авто, ему надо было понять, что делать дальше, потому что никаких зацепок нет. Искать врача в очках в городе не имеет смысла, нужно что-нибудь еще. И это «еще» подвернулось: по рации передали об очередной мертвой девушке. На этот раз на пляже.

Смертельный загар

Приехав на пляж, напарники увидели много людей вокруг тела, но наличие полиции не пугало отдыхающих, их все равно было довольно много. Казалось, никто не замечал погибшую девушку. Наверное, так оно и было, потому что тело накрыли до приезда Анастасии, а территорию площадью 5 квадратных метров оцепили, отогнав отдыхающих, которые находились в непосредственной близости к погибшей.

Анастасия и Алексей пробирались по песку к необходимому им месту.

– Что за черт? Какой дурак решил подкинуть тело на пляж?

Настя возмущалась не просто так, ей было крайне неудобно идти в туфлях на каблуках по песку. Всего через несколько метров она разулась.

– Так удобнее. Не поможешь мне с чемоданчиком?

– Конечно, Настенька.

– Есть уже информация, кто обнаружил тело?

– Ты не поверишь, но все одновременно трагично и комично. Парень решил познакомиться с нашей жертвой, поздоровался с ней, она молчала. Он еще что-то сказал, но в ответ тишина. Когда он решил снять с нее очки, то понял, что перед ним труп.

– Ха! Думаю, охота знакомиться с неподвижными девушками у него надолго отбита.

– Точно. Поэтому лучше знакомиться в баре или спортзале. Там девушки точно двигаются.

– Знаешь, что, Лешенька!

Настя пошла вперед, намеренно обогнав своего коллегу. Дойдя до тела, девушка положила свою обувь на песок и взяла чемоданчик у Лаврентьева, который как раз подоспел. Надев перчатки, она включила диктофон.

– Жертва – молодая девушка. Примерный возраст 25 лет. Волосы светлые. Минимальное количество одежды позволяет провести первичный осмотр на месте. На запястьях никаких следов нет, можно сделать вывод, что девушку насильно не удерживали. На шее следов от удушья тоже нет. Осматриваю на наличие прокола…нет, ничего. Макияж относительно свежий, скорее всего, нанесен не погибшей. Переворачиваю тело. Стоп, что это? На правой голени есть входное пулевое отверстие, выходного нет. Предположительно пуля находится внутри жертвы. Так как следов крови я не обнаружила, то делаю вывод, что ее уже привезли сюда мертвой. На сейчас все, дальнейшее обследование продолжим в лаборатории. Леша, ты все узнал у сотрудников полиции?

– Да, это Караськова Светлана Юрьевна. Говорят, что она известная личность, вела активный ночной образ жизни, принимала наркотики. Ее отец – местный наркобарон.

– Наркобарон? И он на свободе?

– Не все так просто, Настюшка. Да, все знают, что у него преступный бизнес, но у него целая армия юристов, которые знают, как отмыть деньги.

– Поняла.

– Но это убийство нам может здорово помочь на самом деле.

– Не поняла сейчас, можешь пояснить?

– Мы вынуждены работать в соответствии с действующим законодательством, многие секреты от нас скрывают. Это вполне естественно, так устроена система, но в мире бандитов все устроено гораздо сложнее и проще одновременно. У них можно получить практически любую информацию за деньги, всегда есть кто-то, кто что-то слышал или видел. Таким образом, нам сейчас нужно связаться с отцом убитой. Только я не представляю, что можно ему предложить взамен на его сведения.

– В каком смысле?

– Поверь, у него есть свои способы искать. Найдя убийцу своей дочери, он его точно не оставит в живых. Таким образом, мне надо что-то ему предложить для получения сведений, чтобы мы смогли раньше добраться до нашего маньяка.

– Поняла. Значит, придется поработать с бандитами. Эх, Леха, Леха…с тобой, прям, суматоха. Никогда бы не стала общаться с представителями преступного мира, а с тобой всяких знакомых заводить приходится.

– Поверь, иногда хорошо, когда бандиты у тебя в долгу. Для них долг и честь очень важны, они не предают. По крайней мере, если они достаточно высоко забрались и могут себе позволить такую роскошь, как бандитское кредо.

– Что это такое?

– Настя, иногда я забываю, что ты у меня ходячая энциклопедия, но не знаешь простых истин. Бандитское кредо – это неофициальный свод правил, которые не нарушаются. Например, кто-то не убивает невиновных, кто-то не грабит стариков и детей, у кого-то есть фишка – помогать заключенным, если их несправедливо, как им кажется, осудили.

– Прикольно, я и не думала, что бандиты – такой хороший народ.

Лаврентьев только улыбнулся на это. Пока они говорили, тело Караськовой уже погрузили и подготовили к транспортировке. Анастасия очень попросила Алексея не ездить к отцу убитой без нее, она очень хотела увидеть наркобарона своими глазами.

В течение дня Настя изучала тело. Первоначально она сделала его рентген. Зная, что там находится пуля, необходимо было понять, под каким углом она вошла, чтобы иметь возможность воссоздать события. Перед вскрытием Миллер взяла жидкости на анализ, а также следы из под ногтей для того, чтобы изучить, есть ли там ДНК преступника.

Было бы хорошо иметь медицинскую карту убитой, но у нее был личный врач. Алексей сказал, что запросить медкарту можно только лично у ее отца. Рентген показал, что жертва была настоящей пацанкой: у нее было немало переломов, которые благополучно срослись в детстве. Макияж, как Настя и предполагала, был нанесен посмертно, потому что техника его нанесения такая же, как у других жертв. Прокол от шприца у Светланы Караськовой был обнаружен за ухом, а не в яремную вену. Возможно, на этот раз убийца осторожничал, пытался замести следы, но тогда зачем было приносить девушку на пляж? Неужели он считал, что патологоанатомы не обнаружат следа от инъекции?

На удивление Анастасии, был обнаружен еще один след, который уже давно зажил. Он находился внизу живота, а игла использовалась довольно длинная. Обычно такие применяют для взятия биопсии. У Миллер появилась догадка, зачем ее использовали, поэтому во время вскрытия она изучила полость матки. Действительно, брюшина тоже имела прокол. Более того, обнаружено, что Светлана рожала, в связи с чем появляются вопросы: иглу использовали во время беременности или после и какой именно препарат применялся в данном случае.

 

Что касается анализов, то здесь не было сюрприза. Как Алексей и говорил, Константину удалось обнаружить наркотики. Светлана использовала синтетические наркотики, которые агрессивно действовали на нервную систему. Неужели папа ей не объяснил, насколько плохо быть зависимой?

Выстрел был сделан с небольшого расстояния, так как следы пороха были на ноге. Использовался Кольт М1911 45 калибра. Учитывая большое количество таких пистолетов в России, сложно найти нужного подозреваемого, но не невозможно. Скорее всего, девушка убегала, убийце пришлось выстрелить. Об этом говорят ссадины на коленях.

Официальная причина смерти, как и у всех остальных, удушье из-за того, что перестали работать легкие под воздействием барбитуратов.

На следующий день Анастасия и Алексей поехали к отцу убитой. Они сели в машину, и Настя поцеловала Лешу в щеку.

– Это сейчас что было?

– Поцелуй в щеку.

– Это я понял, но зачем?

– Ты спрашивал сначала другое. Зачем? Потому что мне захотелось сделать тебе приятно. Ты ревнуешь к Косте, но не хочешь этого признавать, а мне больно видеть, что ты от этого страдаешь. Леш, прости, но я не могу его уволить только из-за твоей ревности, потому что он действительно лучший в своей области. Любого другого надо будет долго учить, а Костя…он – самородок.

– Я тебя понимаю, ты не должна разбрасываться хорошими сотрудниками. Поехали, нас ждет наркобарон.

Юрий Николаевич Караськов, отец Светы, жил в большом доме за городом. Его окружал высокий белый забор с декоративными вставками, что смотрелось потрясно. По периметру установлены камеры видеонаблюдения, предусмотрен видеодомофон. Алексей и Анастасия позвонили в этот домофон, ответ был незамедлительным:

– Кто вы?

– Здравствуйте. Нам необходимо поговорить с Караськовым Юрием. Мы из ФСБ по поводу убийства его дочери.

Ответа не последовало, но дверь открылась. На пороге стоял вооруженный человек в очках.

– Следуйте за мной, не задавая вопросов.

Настя и Алексей пошли за этим человеком. Внутри было очень красиво: по центру стоял фонтан, газоны были пострижены, кусты тоже. Всюду зелень и белоснежные стены дома и хозяйственных построек. Внутри дом был очень богато обставлен, Анастасия не представляла, что можно так шиковать. Даже, у ее отца было все значительно скромнее, а он является олигархом с большими связями. С другой стороны, пустить пыль в глаза иногда необходимо, а такой дом помогает это сделать. Практически в каждой комнате была вооруженная охрана.

Гостей проводили в кабинет на втором этаже, там сидел мужчина. Он попросил телохранителей оставить их наедине.

– Здравствуйте. Нечасто ко мне приходят в гости из ФСБ. Я думаю, вы знаете, кто я такой, поэтому не рекомендую мне угрожать.

Настя ответила первая:

– Вы – наркобарон. И мне очень было любопытно узнать, как вы живете.

Юрий Караськов, улыбнувшись, сказал:

– А вы, девушка, не из робкого десятка. Надеюсь, вам понравилась экскурсия по моей усадьбе, но мне сказали, что вы что-то знаете о смерти моей дочери.

– Именно. Я лично осматривала ее тело, могу сказать, что была весьма удивлена, что ваша дочь принимала наркотики. Мне казалось, что дети наркобарона точно знают, насколько пагубно их принимать.

– Настя, замолчи, ты нас погубишь.

– Все в порядке, господин…

– Лаврентьев.

– Господин Лаврентьев. Меня, даже, забавляет такая прямота, никто не позволяет себе так со мной разговаривать, а здесь нашлась какая-то дерзкая девчонка, без пяти минут покойница, если не назовет причину, почему я должен оставить ее в живых.

– Хотя бы потому, что у нас есть информация о вашей дочери, а я – лучшая в своем деле, поэтому помогу найти вам ответы. Но сначала вы нам должны помочь.

– Ахахаха. А вы действительно наглая. Ну, ради интереса, скажите, что вам надо?

– Медицинскую карту вашей дочери.

– И все? Зачем она вам?

– Мне нужно изучить ее. Мне кажется, что девушка была беременна, но ей вводили иглу в матку.

– Это не ваше дело.

– Нет, наше. Любая мелочь может оказаться зацепкой.

– Давайте сделаем так: вы мне говорите, что у вас есть на убийцу моей дочери, а я предоставляю вам ее медицинскую карту.

– И ответы на вопросы, которые могут возникнуть при ее изучении.

– Хех, какая вы забавная. Хорошо, ответы тоже. Более того, я вас сведу с врачом моей Светланы.

Алексей вступил в разговор:

– По поводу улик лучше ко мне. На самом деле информации у нас немного: мы точно знаем, что убийца – человек с медицинским образованием, потому что он понимает, как правильно рассчитывать дозировку, чтобы убить свое жертву. Он использует медицинские препараты, которые останавливают работу легких.

– Какие вещества.

Настя ответила:

– Барбитураты. Их используют в некоторых странах, где разрешена эвтаназия, именно для этих целей, но применение этих лекарств очень широко, поэтому невозможно отследить, кто и где их использует.

– Это уже моя забота, я жду от вас сведения.

– Как моя коллега уже сказала, это специальные медицинские препараты. Она говорит, что их используют также от бессонницы, а продаются они в аптеках без рецепта. Про самого убийцу мы знаем, что он носит очки, у него средний рост, особых примет нет. А еще он владелец Renault Kangoo, но использует автомобиль без документов. Машина была куплена у одного фермера, который сильно задолжал коллекторам. У него украли документы, поэтому он согласился отдать машину почти даром. К сожалению, продавец не знает, как связаться с покупателем, мы с ним уже говорили.

– Адрес этого продавца, я с ним поговорю.

– Не стоит, я прекрасно знаю ваши методы работы. Он действительно стал жертвой обстоятельств, поэтому был вынужден сделать все то, что он сделал.

– Адрес. Могу обещать, что он останется в живых.

Алексей дал адрес этого мужчины, зная, что Караськов действительно не тронет мужчину, если пообещал.

– Что еще у вас есть на этого смертника, который поднял руку на мою дочь?

– Ее ранили в ногу. Использовался Кольт М1911, пуля 45 калибра.

– Значит, врач с пушкой. Это значительно сужает круг потенциальных жертв. Что еще?

– К сожалению, больше ничего. Но мы готовы делиться всей найденной информацией с вами, если вы пообещаете нас тоже информировать.

– Интересная сделка. Вы двое – самые наглые из всех, кого я видел за последние несколько лет. Но я согласен, объединив усилия, мы быстрее его найдем и накажем. Только мне от вас необходима полная безопасность для меня и моих парней на время расследования.

– Извините, но я не могу этого гарантировать, мне необходимо переговорить с руководством.

– Вперед, пока ваша коллега изучает медицинскую карту моей дочери, вы можете позвонить своему боссу. Анастасия, посидите здесь, доктор скоро будет.

Алексей вышел из комнаты, чтобы поговорить со своим руководством, Караськов тоже куда-то удалился, а после него зашла девушка с кофе.

– Здравствуйте. Юрий Николаевич просил передать вам кофе, чтобы вам не было так скучно ждать врача.

– Благодарю.

Примерно через 10 минут пришел врач. Алексей уже к этому времени сидел рядом с Настей, которая мирно пила принесенный ей кофе с молоком. Сам же Караськов так и не вернулся.

– Здравствуйте. Мне сказали принести медицинскую карту Светланы Юрьевны. Кому я должен ее передать?

– Мне. Мое имя Анастасия.

– Очень приятно, девушка. Я Петр Иванович.

Врач был в годах, о чем говорила седина на голове и бороде. Однако он ухаживал за собой: морщин практически не было, волосы аккуратно уложены, а борода хорошо пострижена.

– Петр Иванович, я изучала тело Светланы, в результате чего смогла сделать вывод, что она была беременна. Это верно?

– К сожалению, да.

– Почему к сожалению?

– Дело в том, что Светочка очень долго держалась, но на седьмом месяце беременности сорвалась, став снова употреблять наркотики. Мы с ее отцом говорили, что сможем помочь ей, но рожать надо, однако девушка уперлась, что надо делать аборт. На таких сроках уже никто не делает его, о чем вы, думаю, знаете. Однажды Светлана пропала на несколько дней, а вернулась уже без живота. Она нашла кого-то, кто сделал ей аборт. Конечно, Юрий Николаевич был подавлен, потому что он потерял внука, но простил дочь. Более того, ему удалось найти клинику, в которой Светлане сделали аборт: это оказалась бесплатная больница для душевнобольных, наркоманов и бездомных. Ее содержит несколько благотворительных фондов специально для тех, кого не принимает система здравоохранения. Так вот, эти изверги ввели Светлане в матку препарат, который убил плод, а потом вызвали искусственные роды.

Рейтинг@Mail.ru