До смерти красива

Р. П. Пешков
До смерти красива

Новая лаборатория

После дела о тайном обществе «Новый Крест» Анастасия решила, что пора начинать работать на себя. Ее не устраивает, что постоянно приходится заниматься чем-то, что ей не особо интересно. Учитывая, что папа олигарх, она может себе этого позволить. Обратившись к нему за помощью, вопрос финансирования был решен достаточно быстро. Оставалось только найти сотрудников, которые ей будут помогать.

Новая лаборатория была оборудована самыми современными технологиями, которые можно было себе представить. Все это сделало ее очень сильным конкурентом на рынке. Связи отца позволили быстро получить лицензию на осуществление различного рода экспертиз. Таким образом, компания Анастасии Романовны Миллер могла браться даже за наиболее сложные дела. Всего несколько государственных лабораторий могли сравниться с техническим оснащением лаборатории Насти.

Лаборатория обладала несколькими мощными компьютерами. Минаков Александр Сергеевич, отец Анастасии, приобрел ей также масс-спектрометр, специальное лицензионное программное обеспечение, которое давало доступ к федеральным базам данным лиц и отпечатков пальцев, анализаторы крови, 3D принтер и многое другое, что может потребоваться в работе экспертного агентства. Компания оказывала услуги в предоставлении экспертной оценки не только в медицинской сфере, фирма работала и в области строительства, и в юридической сфере, и много где еще. Все это давало широкие возможности на рынке. За это Минаков только просил Настю позволять периодически проводить некоторые переводы через ее организацию.

Сделка была заключена, встал вопрос в выборе сотрудников. Важно было получить действительно лучших в своей сфере. Юристы, патологоанатомы, криминалисты, программисты и многие другие должны будут трудиться здесь. К себе Анастасия также позвала хорошего своего знакомого, которого не видела со времен университета. Именно с ним связаны прекрасные моменты обучения, когда они ночами напролет гуляли под звездным небом.

Парень был действительно не промах, он знал, что любят женщины, а также умел это им предоставлять. Правда, сейчас он остепенился: женат и растит двух прекрасных детей. Хотя, получив предложение от Анастасии Миллер, в его глазах снова появился азарт и огонь.

– Нет, Костя, даже и не думай. Мы только коллеги. И, конечно, друзья. Между нами больше ничего не может быть. Считай, что ты для меня евнух, так как у тебя жена и двое детей.

– Конечно, Настюшка. Я даже и не рассчитываю на большее.

Именно так он ответил ей с улыбкой на лице. Константин Сергеевич Дьяков – друг Анастасии, который учился на биологическом факультете вместе с ней. Он был всего на год старше девушки и обладал отличной харизмой. Его смазливое личико и превосходная фигура делали свое дело: девушки постоянно окружали Константина. Он сам мог выбирать, с кем встречаться и как долго. Так случилось, что Анастасия, в отличие от большинства других, не обращала особого внимания на парня, считая его выскочкой. Ему потребовалось немало усилий и времени, что залезть ей под юбку. Однако, записав Настю себе в актив, Константин продолжил с ней общаться. Их отношения продлились еще полгода, а потом другая девушка стала объектом Кости.

Миллер долго переживала это расставание. Она была чистая и доверчивая. Не верила девушка в то, что говорили про Костю ее подруги-одногруппницы. Но суровая правда жизни показала, что нельзя никому доверять в такой мере, чтобы не замечать очевидное. Как результат, Анастасия сконцентрировалась на учебе, чтобы сделать себе имя. Только став лучшей, она будет выбирать, с кем ей спать, с кем говорить и кого слушать.

Настя наняла Костю Дьякова, чтобы он изучал различные частицы, найденные на местах преступления. Ему нужно было находить взаимосвязь между находками и различными личностями и местами. Константин отлично зарекомендовал себя в этом, не раз привлекался для помощи ФСБ, однако все время его привлекали только в качестве консультанта. Стать штатным сотрудником службы безопасности не вышло, так как деда Кости репрессировали. Увы, этот факт биографии не позволял даже лучшему пробиться на государственную службу.

Настя занималась наймом персонала и другими организационными моментами почти 2 месяца. На это время девушка полностью выпала из расследований. Более того, она не общалась с Алексеем. Когда у него раздался телефонный звонок, а определитель выдал номер Миллер, Леша удивился. Он ответил и услышал дикий визг:

– Лешка, привет! Сто лет тебя не видела и не слышала! Мне папа купил самую передовую лабораторию! Приезжай ко мне, выпьем вина, я тебе тут все покажу! Я снова в деле.

– Очень приятно снова слышать тебя, только не уверен, что смогу это делать и дальше. Я, кажись, на одно ухо оглох из-за тебя.

– Да ладно тебе, приезжай. Ты сейчас на деле?

– Нет, буквально вчера закончили с очередным убийством. Сегодня уже закончил с отчетами, поэтому могу подъехать. Через час нормально будет?

– Да, конечно!

Приехав на место, Алексей Лаврентьев был весьма удивлен. Лаборатория – это целое здание, которое принадлежало только одной компании: больше ни одной фирмы здесь не было. На входе его остановили. Даже значок сотрудника ФСБ не дал права пройти внутрь без оформления гостевого пропуска. Внутри тоже с системой безопасности все было на высшем уровне: камеры, турникеты, биометрические замки. Настя встретила его у входа.

– Привет, Лешка! Как я по тебе соскучилась!

– Должен признать, что мне тоже тебя не хватало.

Настя крепко-крепко обняла его, а потом поцеловала в щеку.

– Лешка, я так рада, что теперь сама могу решать, чем мне заниматься, а чем нет. На сегодня это самая крупная и передовая лаборатория в стране.

– Да, я знаю. Нам рекомендовали сотрудничать именно с вами. Видимо, связи у твоего отца действительно обширны.

– Я не понимаю. Ты не рад за меня?

– Нет, за тебя я рад, но меня очень раздражает, что такие выскочки, как твой отец, легко могут наплевать на правила.

– Леш, но это же все на благо. Он потратил много денег, не одну сотню миллионов рублей, чтобы мы могли помогать людям и раскрывать убийства.

– И делать еще большие деньги. Вы же не просто так работаете, я думаю. А стоимость ваших услуг, учитывая, какое оборудование тут стоит, далеко не самая низкая.

– Ладно тебе, будто ты из своего кармана платишь.

– Это верно. Но я плачу налоги. Значит, если государственные структуры обращаются к тебе, то, можно сказать, что частично плачу и я.

– Какой ты зануда. Пойдем, я тебе покажу свое место работы.

Они вошли в большой и светлый зал. Высота потолков была метров 12, если не больше. По центру располагался стол, на котором, предполагается, должны лежать тела погибших. Алексей увидел немало непонятной техники, но был действительно удивлен размерами лаборатории и ее техническим оснащением. В этот момент к Анастасии подошел Константин и слегка обнял ее за талию, сказав что-то непонятное и научное. Настя ему ответила, после чего парень так же быстро ушел, как и появился.

Данный факт вызвал в Алексее непонятные чувства. С одной стороны, у него нет никаких прав на Настю Миллер, однако ревность или что-то подобное начинали грызть его изнутри. Он не понимал, как кто-то мог так бесцеремонно подойти к Анастасии Романовне и обнять ее. Как она сама это позволила? Неужели девушка так изменилась за то время, что они не виделись?

Далее Анастасия и Алексей зашли в кабинет, на двери которого было написано «Миллер Анастасия Романовна», а чуть ниже было написано «Входить только в том случае, если у вас что-то нереально важное или вы действительно в тупике». Непонятно, как относиться к этому: с шуткой или нет, но факт остается фактом.

Кабинет был не очень большим, но в нем оказалось довольно много растений. Они были повсюду. Окна выходили на юг, поэтому здесь ярко и тепло. Пара шкафов с какими-то папками, стол и стул для сотрудника и посетителя. Скромно и со вкусом. Также стоял кулер около окна. Алексей и не предполагал раньше, что Настена так любит цветы. Решил запомнить это на будущее.

– Леша, присаживайся. Кофе, чай?

– Кофе с молоком, пожалуйста.

Настя сделала им обоим кофе, достала шоколадку и положила ее между ними.

– Угощайся.

– Спасибо. Нечасто мне делает чай глава такой большой лаборатории.

– Да брось ты, глава – мой папа, я только сотрудник. Он мне позволил нанять работников, с которыми мне будет удобно работать. Но это только касается моего отдела. Как обстоят дела в других отделах, я не представляю.

– То есть, не ты всем тут заправляешь?

– Номинально нет, всем рулит наемный директор. Однако к моему мнению прислушиваются, поэтому наш отдел обладает самой передовой техникой.

– Раз ты не руководитель, то кто?

– Руководитель патологоанатомического и криминалистического отдела. Я сама решаю, с какими делами мне работать. Планирую брать только наиболее интересные. Самое приятное, что больше никаких рядовых вскрытий людей, которые погибли в результате несчастного случая или естественных причин.

– Рад за тебя.

– Ты не понял. Это значит, что мы можем снова работать вместе.

– Это хорошие новости. А что за парень обнимал тебя?

– Это мой хороший друг, мы учились с ним в одном институте.

– Видимо, очень хороший друг. Ты мало кому позволяешь себя обнимать.

– А ты что, ревнуешь?

– Нет, ты что. С чего ты это взяла?

– А откуда тогда румянец на лице?

– Ну…Настя, просто. Мы с тобой так долго работаем вместе, поэтому у меня сложились впечатления, что я могу знать о твоей жизни. По крайней мере, у меня сложились такие впечатления.

– Значит, ревнуешь. Кстати, про румянец я солгала. Это же ты меня научил брать на понт.

– Черт, попался. Да, мне интересно, кто он, почему он тебя обнимает. Значит, у него есть определенное влияние на тебя, ты ему доверяешь. Поэтому я должен знать, может ли он причинить тебе зло или боль.

 

– Ну, боль он мне уже однажды причинил, когда в институте мы с ним встречались. Сейчас все в прошлом. У Кости жена и двое детей, а отношения у нас сугубо профессиональные.

– Да, я видел.

– Не предавай увиденному большое значение, все в порядке. Я не позволю ему зайти далеко, уже большая девочка и понимаю, на каком расстоянии стоит держаться.

– Да, я рад. А лаборатория у тебя шикарная. Как бы это ни казалось странным, но я жду, чтобы кого-нибудь убили. Тогда мы сможем поработать с тобой вместе.

На служебный телефон Алексея поступил звонок. Он сказал, что уже выезжает и завершил разговор.

– Ну вот, Настя, самое время возобновить наше сотрудничество. Готова отправиться на выезд?

– С превеликим удовольствием.

Новое дело

Анастасия взяла с собой какой-то чемоданчик и сказала, что готова ехать.

– Что это?

– А это то, чего мне так не хватало, работая на государство. Теперь же у меня есть все необходимое, чтобы действительно тщательно обследовать место преступления.

– Значит, теперь мы будем раскрывать преступления еще быстрее? Так чего же мы ждем?

Место преступления было не очень далеко от лаборатории, поэтому Настя и Алексей не успели особо ничего обсудить. Место происшествия – городской парк. Жертвой была девушка. Ее усадили на скамейку и надели очки на глаза. Из-за этого внешне ее сложно было отличить от других посетителей парка. Казалось, будто она наслаждается прогулкой. Только наблюдение за ней позволило бы понять, что что-то не то, так как девушка не двигается. Анастасия сразу надела перчатки и подошла к телу.

– Итак, жертва женского пола. Возраст предположительно 22-25 лет. Судя по состоянию тела, смерть наступила в последние 10 часов.

– Тело нашли дети. Они попали в нее мячом и поняли, что девушка мертва.

– Бедные мальчики. Теперь у них будет психологическая травма из-за убийцы.

– Настя, нам же не сказали, что это были мальчики.

– Дети играли с мячом, поэтому я могу сделать вывод, что это мальчики. Девочки, как правило, играю в куклы или другие спокойные игры.

– Да, логично. Продолжай.

– Макияж наносила не она. Предположительно, это сделал убийца.

– Откуда такие выводы?

– Алексей Владимирович, посмотрите: жертва точно была правшой. На ее правой руке есть несколько ссадин. Вероятно, что она ее получила, защищаясь от убийцы. Так как правая рука ведущая, то именно ее девушка больше использовала, отбиваясь в последние минуты своей жизни. На левой руке ссадин меньше. Теперь посмотрите на то, как наложен макияж. Обычно губы красят слева направо, а тут справа налево. Вот, смотрите на линию нанесения. То есть, убивший нанес макияж уже посмертно, когда жертва не могла отбиваться.

– Или, когда она была без сознания.

– Это тоже возможно, но маловероятно, потому что, придя в себя, были бы следы стертого макияжа. Здесь же все идеально. Так, поехали дальше. Лак на ногтях свежий, его нанесли недавно. Вероятно, опять постарался наш убийца. Нужно доставить девушку ко мне в лабораторию. Я почти уверена, что мы найдем немало всего интересного.

– И это все?

– Леша, а что ты еще хочешь?

– У тебя же волшебный чемоданчик.

– Он не волшебный, а обычный чемоданчик. Да, убили ее не здесь. Так как никто раньше не спохватился, могу предположить, что тело привезли ночью. В противном случае здесь были бы следы крови. И вот еще: девушку душили.

– А это откуда знаешь?

– Я в этом почти уверена, но смогу подтвердить, когда проверю подъязычную кость. Кстати, личность уже установили?

– Нет, документов при ней не обнаружено.

Также на месте преступления Анастасия взяла пробы грунта, надеясь, что они позволят что-то дополнительно узнать.

Вернувшись в лабораторию, Настя поручила Константину изучить те пробы, которые она взяла на месте. Сама, тем временем, начала изучать тело. Первичный осмотр показал следующее:

На обеих руках были небольшие ссадины. Это свидетельствует о том, что жертва сопротивлялась и была в сознании, когда убийца находился рядом.

Небольшие гематомы на руках также подтверждают версию о насильственном убийстве.

На шее есть небольшой след от удавки. Анализ частиц показал, что это спандекс. Чулки из спандекса очень популярные, это эластичный материал, который не садится и не растягивается со временем.

Под ногтями удалось обнаружить частички кожи. Их хватит, чтобы провести ДНК-анализ.

Также Анастасия сделала полный рентген, чтобы понимать, как обстоят дела с костями. На удивление, все в порядке. Был обнаружен перелом руки, но он сросся, поэтому является не посмертным. Скорее сего, девушка получила его еще в детстве. Подъязычная кость оказалась немного повреждена, как Настя и предполагала, однако этих повреждений оказалось бы недостаточно, чтобы задушить человека. Это значит, что каким-то другим способом убили девушку.

Анализ проб с места преступления ничего не показал. Вернее, он показал только то, что типично для парка. Таким образом, сложно сделать вывод о том, где мог находиться убийца в момент совершения преступления. ДНК анализ также ничего не дал, потому что таких данных в базе не обнаружено.

Позвонил Алексей:

– Настя, мы смогли идентифицировать жертву. Это Екатерина Воронцова. Она студентка, ей 24 года. Жила на съемной квартире. Если ты закончила с первичным осмотром, то предлагаю наведаться к ней домой. Надеюсь, что нам удастся что-то обнаружить.

– Хорошо, давай съездим. Заедешь за мной?

– Да, конечно. Буду минут через 20.

Квартира принадлежала одной милой старушке, которые часто сдают жилье, чтобы выжить в России. Действительно, многим пенсионерам сегодня не хватает пенсии. С помощью аренды удается вполне неплохо чувствовать себя, так как прибавка солидная. Арендодателю было около 75 лет, она жила в соседней комнате. Катя Воронцова занимала вторую комнату, которая была больше по размеру.

Осмотрев комнату, где жила Екатерина, удалось узнать, что она не вела разгульный образ жизни. Напротив, девушка четко придерживалась расписанию, которое составляла на неделю вперед. Сейчас она должна была находиться в тренажерном зале. Видимо, пыталась держать себя в форме. Алексею необходимо было переговорить со старушкой, возможно, она даст какую-нибудь зацепку.

– Скажите, а тот факт, что ее не было несколько дней, вас никак не заставил беспокоиться? Вы же сами сказали, что Екатерина ранее никогда не ночевала где-то еще.

– Я же понимаю, что молодежь нынче не та. Сегодня она ночует дома, а завтра уже нет. Да и не в моих правилах лезть в чью-то жизнь. Она платила исправно, а это для меня главное.

– Да, а это главное…Ладно, я вас понял. Позвоните, если будут какие-то новости.

Таким образом, никаких зацепок не было. Даже передовая лаборатория не помогла. Лаврентьев решил, что это очередной висяк. Но он не предполагал, что преступник нанесет еще один удар так скоро.

Новое тело

На следующий день Анастасия позвонила Алексею, так как смогла установить причину смерти.

– Леша, привет. Мы смогли установить причину смерти Воронцовой.

– Раз ты так говоришь, то это не смерть от удушения, на что я надеялся. Скажи, почему с тобой все так сложно?

– Может, потому что я хочу докопаться до правды?

– Не исключено. Ладно, говори, что там у тебя.

– Мы проверили ее кровь на токсины и наркотики. Могу с уверенностью сказать, что она не наркоманка.

– Учитывая, что мы о ней знаем, я бы очень удивился, если бы она была наркоманкой. Но ты же мне что-то еще хочешь сообщить?

– Безусловно. После того, как пришли анализы крови, я поняла, что ее убили, сделав смертельную инъекцию.

– Ты хочешь сказать, что это была эвтаназия?

– Именно. В ее крови было высокое содержание барбитуратов. Это препараты, которые применяются сегодня в странах, где разрешена эвтаназия.

– Но у нас же она запрещена.

– Верно, но барбитураты применяются не только для того, чтобы убить человека, у них довольно широкая сфера применения. Но в данном случае я могу сказать, что девушка умерла в результате прекращения работы легких. Формально смерть от удушья, но немного в непривычном для нас виде.

– Для меня смерть, в принципе, не является привычной. Что еще можешь сказать?

– Я провела повторный осмотр тела и обнаружила, что препарат вводили внутривенно. Прокол очень маленький, не удивительно, что я его не обнаружила первоначально. Использовалась яремная вена. Учитывая ювелирную работу, могу предположить, что действовал кто-то с медицинским образованием. Не думаю, что кто-то без опыта может так хорошо сделать укол.

– Значит, нам нужно выяснить, ходила ли она на прием к врачу в последние несколько недель.

– Да, займись этим, а я посмотрю, может смогу еще что-нибудь найти.

Всего через пару часов Алексей уже имел на руках медицинскую карту Воронцовой. Последнее обращение к врачу было 3 года назад, однако она могла также обращаться в частные клиники. Учитывая их количество, сложно проконтролировать куда именно, поэтому версия с тем, что Екатерину убил один из врачей, у которого она была, остается в силе. Пришлось еще раз заглянуть в квартиру, где жила девушка. Алексею нужно было изучить записи о том, где и когда ей предстоялобывать в последние полгода. Но и здесь никаких зацепок. Такое впечатление, что Екатерина действительно обращалась в последний раз к медикам только 3 года назад.

К тому времени, как Лаврентьев закончил, удалось узнать, где находятся ближайшие родственники убитой. Ее родители погибли в автокатастрофе, когда девочке было 10 лет. Опекунство над ней никто из родственников не взял, поэтому она попала в детский дом. К сожалению, информировать о ее смерти некого. С другой стороны, Алексей очень не любил этого делать, поэтому в глубине души немного обрадовался этому.

Тут Лаврентьеву пришла в голову отличная идея: проследить, кто в последнее время использовал подобное лекарство, которое было введено Воронцовой. Для этого он позвонил Анастасии.

– Настя, скажи, ты можешь сказать, какой именно препарат вводился девушке?

– Не уверена. Но не понимаю, зачем тебе это.

– Если мы будем знать, то сможем проверить больницы, чтобы понять, кто в последнее время использовал данное лекарство в большом количестве.

– Леша, дорогой ты мой человек, забудь об этом. Сегодня барбитураты используются повсеместно, даже в качестве снотворного. Такие препараты можно купить в аптеке. Если наш преступник осторожен, он мог посетить несколько аптечных пунктов, купив везде по чуть-чуть. В итоге, дозировки хватит, чтобы умертвить здорового человека.

– Но в больницах же ведется учет подобных препаратов?

– Безусловно. Правда, боюсь, тебе придется потратить очень много времени, чтобы найти что-нибудь действительно ценное.

– Но мы не можем сидеть и ждать. Погоди, у меня вторая линия.

Разговор был довольно коротким, всего через пару минут Лаврентьев снова перезвонил Насте.

– Настюш, я тебе сейчас говорил, что мы не можем сидеть и ждать, верно?

– Да.

– Досиделись, дождались. Второе тело было найдено при схожих обстоятельствах. Бери свой чемоданчик, я скоро буду у тебя.

В машине Лаврентьев пояснил, что девушку нашли на автобусной остановке. Удивительно, что в течение долгого времени никто не замечал, что рядом с ними находится мертвый человек. Обстоятельства вскрылись, когда она упала. Женщина вызвала скорую, сказав, что девушке плохо. Приехавшие на место медики зафиксировали смерть.

На месте преступления напарники увидели лежащую на земле девушку. Это была довольно симпатичная блондинка, которой, казалось, едва исполнилось 18 лет. Она, как и предыдущая жертва, была очень ухоженной. Настя достала перчатки и подошла к телу. Алексей же поднял сумочку, которая лежала рядом. Удивительно, что никто ее не украл. Анастасия начала изучение тела:

– Перед нами молодая девушка лет 18 на вид. Блондинка. Видимых повреждений, которые могли бы стать причиной смерти, нет. На запястьях есть следы от веревки или другого предмета, который мог бы ограничить движения. Судя по состоянию тела, смерть наступила около 20 часов назад.

– Что, так долго?

– Ты сам говорил, что девушка тут просидела почти весь день, поэтому ничего удивительно. Ее привезли рано утром, а сейчас почти вечер.

– Согласен, не подумал. В сумочке я обнаружил паспорт. Это Пушкарева Дина Владимировна. С возрастом ты немного ошиблась, потому что ей 20 лет. Кстати, живет здесь неподалеку, поэтому предлагаю заскочить.

– Извини, мне нужно в лабораторию, чтобы проверить, есть ли связь между этой девушкой и Екатериной. Но я почти уверена, что есть. Сам посмотри: маникюр свежий, помада тоже. Правда, здесь преступник еще постарался с тушью. Видимо, он учится, совершенствуется постепенно.

 

– Хорошо, Настя, ты в лабораторию, а я навещу родственников Дины. После этого приеду к тебе.

– А телефон не, не вариант?

– Не вариант. Хочу с тобой посидеть и выпить. Что-то мне не по себе от таких убийств. Это же совсем еще девочки, практически дети. Мы должны найти того, кто это сделал.

– Леш, ты как-то очень бурно реагируешь. У тебя все нормально?

– Вечером расскажу, почему это дело мне так важно.

Алексей поехал по адресу регистрации, который был указан в паспорте девушки. Он очень надеялся, что она действительно жила по месту прописки, что это не липовый адрес. Приехав на место, он поднялся на третий этаж, а домофон открыл с помощью специального кода, который сегодня известен многим. Здесь главное знать производителя, чтобы подобрать правильную команду.

Алексей позвонил в дверь и стал прислушиваться. Услышав шаги, он понял, что дома кто-то есть.

– Кто там?

– ФСБ, откройте, пожалуйста.

Дверь открылась, на пороге была женщина средних лет. Она была во всем домашнем. Видимо, она не работает или сегодня у нее выходной. На лице читался вопрос «Что вы тут делаете?».

– Добрый день. Я из ФСБ, мое имя Алексей Владимирович, фамилия моя Лаврентьев. Подскажите, вам знакома Пушкарева Дина Владимировна?

– Да, это моя дочь.

– Разрешите войти? Нам нужно поговорить.

– Да, конечно. Проходите.

У женщины был испуганный вид, она не знала, что думать. Алексей прошел вместе с матерью девушки на кухню и присел на стул, не дожидаясь разрешения.

– Скажите, пожалуйста, ваша дочь вместе с вами живет?

– Да. А что такое?

– Я все скажу, только ответьте еще на один вопрос: когда вы ее видели в последний раз?

– Вчера вечером. Она сказала, что будет ночевать у подруги. Через пару часов она уже должна приехать с занятий.

– Мне очень жаль, но я должен вас разочаровать. Ваша дочь была найдена сегодня мертвой на остановке.

У матери из глаз брызнули слезы, она была ошарашена такой новостью. Это вполне естественно, потому что вряд ли кто-то ждет сотрудника ФСБ домой с информацией о погибшем родственнике.

– Кто ее убил? Где вы ее нашли? Как это случилось?

– Мы сейчас собираем информацию, поэтому можете ответить на несколько вопросов?

– Если это поможет, то да.

– Вы сказали, что Дина ночевала сегодня у подруги, а как зовут эту подругу и где она живет?

– Это Юля, ее хорошая подруга со школы. Девочки вместе поступили в институт. Она живет в центре, я вам напишу адрес. Вы думаете, что это она ее убила?

– Мы еще не знаем, но надо проверить всю информацию. Скажите, а когда ваша дочь вам звонила?

– Вчера вечером, когда приехала к Юле.

– То есть, она до нее все же доехала?

– Да, это было примерно в 20.00. Можем посмотреть точное время по истории звонков.

– Не нужно, я вам верю. Скажите, а у Дины были враги? Может, кто-то угрожал ей в последнее время или следил за ней? У вас с дочерью доверительные отношения были?

– Ну, она мне что-то рассказывала, что-то нет, но ничего странного я за ней не замечала.

– Ясно. Будьте добры, позвоните мне, если что-нибудь еще вспомните.

– Хорошо.

Алексей ушел от матери Дины с паршивым настроением. Женщина была в слезах. Более того, он не разрешил увидеть тело ее дочери до тех пор, пока Настя не закончит его изучение. Все это тяготило его душу, поэтому Леша заехал в магазин, купил вино и коньяк, а затем поехал к Насте.

Тем временем, Миллер изучала тело Дины. Она увидела, что был аналогичный прокол яремной вены, поэтому особо не ждала результата анализа крови. Настя была уверена, что использовалось то же лекарство.

Также в ходе осмотра удалось обнаружить:

Следы на запястьях от связывания. Константин смог проверить через масс-спектрометр, что использовался медицинский латекс.

Гематомы в области виска. Видимо, девушка обо что-то ударилась или ее ударили. Но это не было смертельно.

В волосах в области виска удалось обнаружить некий сторонний материал, похожий на тот, что используют в багажниках автомобилей. Видимо, ее перевозили.

На одном из ногтей есть частичный отпечаток. Предположительно, он принадлежит убийце.

Естественно, в медицинской карте нет никаких данных о том, чтобы девушка в ближайшее время обращалась к врачу. Однако уже то, что удалось найти, является весьма неплохим материалом для работы. Настя сказала Константину изучить, в каких автомобилях используется тот материал, который удалось найти в волосах жертвы, но для выполнения задания необходимо изучить более детально, какие производители и что именно используют, поэтому раньше конца следующего дня результата можно не ждать.

Алексей приехал к Насте в офис с пакетом. Теперь у него уже есть штатный пропуск, поэтому не приходится выписывать временный и стоять долго на проходной, пока все оформить.

– Алексей Владимирович, вы вовремя. У меня для вас есть несколько новостей. Эту девушку точно перевозили насильно. Нам удалось обнаружить у нее в волосах частицы материала, который используется в багажниках автомобилей. А еще у нас есть частичный отпечаток. Убийца в этот раз, видимо, спешил, поэтому немного смазал лак на ногте Дины.

– Хорошо, Настя, но давай все это чуть позже? Предлагаю завтра, а на сегодня уже отдохнем. Мне тоже надо будет утром съездить к подруге убитой, чтобы выяснить, что к чему. Мать говорит, что Дина ночевала там. Более того, она доехала до нее и отзвонилась. Больше девушка на связь не выходила.

– Хорошо, давай все завтра. Ты мне хотел что-то рассказать?

– Да. Может, в твой кабинет?

– Конечно, пойдем.

Зайдя в кабинет Миллер, Алексей достал вино и коньяк.

– Ты что будешь?

– Ты же знаешь мои предпочтения.

– Ясно, а я буду коньяк. Бокалы есть?

– Обижаешь.

Настя достала бокал для вина и коньяка, а потом вышла на пару минут, вернувшись с лимоном.

– О, да у тебя и лимон есть.

– У нас на кухне немало продуктов. Хочешь еще что-нибудь?

– Нет, этого будет достаточно.

Лаврентьев налил Насте вина, себе коньяк и сел. Он молчал и смотрел куда-то вдаль.

– Леш, все нормально?

– Давай выпьем, потом расскажу тебе все.

Они выпили, Леша тут же налил себе еще и выпил залпом. Настя поняла, что тут что-то серьезное. Она никогда не видела своего коллегу в таком состоянии.

– Знаешь, Настюш, это дело мне действительно очень близко. У меня была старшая сестра. Именно была, потому что ее убили. Ей было 18 лет и 1 один день. Мне же тогда было 12 лет. Я помню, как родители убивались из-за ее смерти, а я ничем не мог им помочь. Полицейские приходили к нам несколько раз, переворошили весь наш дом. Сначала они искали убийцу. Потом, видимо, поняли, что найти его не получится, поэтому попытались все списать на наркоту. Сестра готовилась к поступлению и сильно переживала, что у нее не получится. Врач ей прописал успокоительные. Когда полицейские узнали об этом, то состряпали отчет и закрыли дело. Представляешь, там было написано «Смерть от передозировки» и какое-то лекарство. А отчет судмедэкспертов подделали, будто никаких ран от ножа не было. Ее убийца сейчас где-то ходит на свободе, а на девушку повесили суицид.

– Леш, извини, я не знала. И не знаю, что тебе на это сказать.

– Ничего не говори. Спасибо тебе, что выслушала. А теперь давай поговорим о чем-нибудь более приятном. Как-никак. С нашей работой это очень важно и необходимо.

И они действительно хорошо провели этот вечер. Через некоторое время они перебрались на диванчик на кухне, где и уснули в обнимку.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru