Школа принцесс. Вот так принц!

Прунелла Бат
Школа принцесс. Вот так принц!

© 2009 Mondadori Libri S.p.A. for PIEMME

© Мария Антонова, перевод, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2020





1. Просто Викки

от: [email protected]

кому: [email protected];

[email protected]

Дорогие мама и папа, и правда, когда тетя Генриетта предложила отправить меня в Школу Принцесс, мы обсуждали это много раз, и решающее слово вы оставили за мной. Но я до сих пор не поняла, поступила ли правильно, согласившись принять это предложение. Иногда я готова поклясться, что сделала верный выбор, но бывают дни, когда я абсолютно убеждена, что не должна была уезжать!

Знаете, я понимаю: в нашем семействе Гернетт-Голения огромное количество знатных предков, есть свой фамильный герб и столько имен, что и половины не упомнить… Но все же – как вам пришло в голову назвать меня Виктория Антуанетта Катерина Луиза? Я Викки, просто Викки! И я НИКОГДА не буду Идеальной Принцессой.

Так же говорит и мисс Мидлпойнт, которая сегодня днем упрекала меня за «Ни В Коей Мере Не Подобающее Поведение» во время экскурсии в Музей естественных наук. После чего велела мне ужинать в одиночестве в своей комнате, а также прочитать и проанализировать УЖАСНЫЕ первые четыре главы «Этикета для девушки» (издание 1892 года).

А хуже всего – что она заставила меня извиниться перед этой лицемерной змеюкой Бриджиттой, лидером Суперфантастических, а на деле суперпротивных, супервысокомерных и суперподлых учениц Школы Принцесс, СМЕРТЕЛЬНЫХ врагов для нашей Великолепной Четверки!

Но это была ЕЕ вина! Она посмела назвать «Доктором Франкенштейном» мою подругу Санни, которая однажды получит Нобелевскую премию по химии, так как в шкафу вместо одежды хранит множество бурлящих пробирок. За это я поставила Бриджитте подножку, и она опрокинула скелет велоцираптора (мы находились в огромном зале, заполненном вымершими динозаврами), расколотив его на кусочки.

Потребовалось прилично времени, чтобы вытащить ее из этой кучи бесценных доисторических костей, и по ходу этих «раскопок» директриса музея ДВАЖДЫ упала в обморок.

Вот почему сейчас я здесь в полном одиночестве… то есть не совсем, поскольку на подоконнике сидит Ивор – голубь, который часто прилетает к нам что-нибудь перекусить.

Мисс Мидлпойнт говорит, что я Безнадежный Случай, Позор моих Выдающихся Предков. Хотя я считаю, что безнадежный случай – это ОНА САМА: по крайней мере я еще не слыхала, чтобы на планете Этикета обнаужили жизнь!

Крепко целую, ваша дочь Викки (НЕ Виктория)

Девчушка в розовой пижаме отправила электронное письмо, затем взяла с подноса тарелку, на которой подрагивало что-то красное и студенистое, и подошла к подоконнику со словами: «Вот тебе десерт, Ивор. Все лучше обычных крошек…»

Ее гость – голубь настолько толстый, что было удивительно, как он вообще летает, – отошел от уже опустошенной тарелки и с энтузиазмом принялся за пудинг.

То, что Викки предложила упитанному пернатому, представляло собой ее ужин, поданный в комнату для трапезы в одиночку: «шу-флер а гратен» и «флен о сериз» (или цветная капуста, запеченная с соусом бешамель, сыром и сухарями, плюс вишневый пудинг). Ужин готовила Люсиль, повар Школы Принцесс, которая славилась блестящим талантом к размораживанию всевозможных блюд (и только).

Вместо сомнительных кушаний Люсиль девочка предпочла достать вкусняшки, которыми Челесте – ее няня и мастерица на все руки на вилле Ипомея – набила рюкзачок Викки во время последних проведенных с семьей выходных, пыхтя при этом: «Если это место такое роскошное, почему они не дают вам поесть по-человечески? Похлебка останется похлебкой, даже если ее обозвать французским словом».

«О, Челесте!» – с тоской подумала Викки, в сотый раз разглядывая фотографии, прикрепленные на стену рядом с кроватью.

Вот ее няня, гораздо более внушительная и грозная, чем любой велоцираптор, в трико и с огромным кубком в руках в тот день, когда она под именем «The Best» выиграла чемпионат мира по борьбе в грязи.

А вот ее ужаснейшие сестры-близнецы Пэй и Мэй, застигнутые врасплох в момент, когда под заинтересованным взглядом кошки Беттины и утки Миньон они разбирают на крошечные кусочки велосипед, легкомысленно оставленный почтальоном у ворот.

Викки дотронулась пальцем до маминой фотографии: Розалинда с гордостью демонстрировала самый крупный из выращенных ей помидоров. Надпись гласила: «Не забывай нас. Множество поцелуев от мамы и Большого Рыжего Альберта!» Сам же принц Чарльз Феликс Альфонс Гаспар (проще говоря, папа) был снят в своем белом халате ветеринара в компании хмурого поросенка с загипсованной лапой.



Ну а на последней фотографии изображена вся семья, собравшаяся на фоне виллы Ипомея – старинного, замечательного, сумасбродного дома на берегу озера. Дом был выстроен прадедом Альфонсом, потратившим целое состояние Гернетт-Голения, чтобы путешествовать по миру и исследовать непроходимые джунгли.

Ивор, наконец-то насытившийся, расправил крылья и улетел со звучным «глууу» – видимо, голубиным эквивалентом благодарной отрыжки. Викки подошла к окну и следила за птицей взглядом до тех пор, пока еще могла что-то разглядеть в слабом свете уличных фонарей.

Затем она посмотрела вниз и округлила глаза в недоумении: из куста вылезло что-то, с высоты выглядевшее как… Помесь аллигатора и свиньи? Кукла из японского мультфильма? Единственное, в чем можно было быть уверенным, это то, что у него четыре ноги, большая голова и крошечный хвост.

– Это что еще такое? – громко спросила Викки вслух, хотя никто не мог ее услышать.

Но странное существо уже пустилось бежать и со скоростью пули исчезло в тени заднего двора.

Под взъерошенным облаком из медных кудряшек, которые обрамляли симпатичное личико в форме сердечка, девушка нахмурила лоб. Возле школы бродило загадочное животное! Насколько Викки знала, было совсем не легко проникнуть в парк – настоящую крепость с высоченными стенами и неприступными воротами. Как он вошел? И прежде всего, кто это такой?

«Блинг»! – внезапный звук отвлек ее от мыслей: компьютер уведомлял о новом сообщении. Викки бросилась открывать письмо и…

от: [email protected];

[email protected]

кому: [email protected]

Дорогая Просто Викки,

на этот раз ты перегибаешь палку, признай. Ставить подножку даже такой неприятной особе, как Бриджитта, совсем не красиво. Учитывая все обстоятельства, немного «Этикета для девушки» тебе не повредит.

Что касается Выдающихся Предков… кто знает, что сказала бы мисс Мидлпойнт принцессе Аманде ди Гернетт-Голения, которая в 1650 году стала командиром пиратского флота, а когда акула осмелилась приблизиться к ее лодке после кораблекрушения, обратила ее в бегство, двинув по носу…

Спокойной ночи от мамы и папы

Как раз в тот момент, когда Викки выключала компьютер, прочитав онлайн-пожелание спокойной ночи от родителей, дверь распахнулась, впуская трех оживленно болтающих девчонок. Это вернулись соседки Викки по комнате – а также ее лучшие подруги.

2. Ррряв!

– Ты не представляешь, что пропустила! Безумнейшее происшествие! – весело выкрикнула Нелл, швыряя форменный пиджак в одну сторону, а туфли – в другую и запрыгивая на кровать.

– Что именно? Мисс Мидлпойнт принялась танцевать фламенко на столах в обеденном зале со стеблем сельдерея в зубах?



Только вообразить себе такую картину оказалось достаточно: все четверо принялись хохотать. Как только подруги отдышались, Санни добавила, качая головой и приводя в движение свои бесчисленные косички:

– Не настолько захватывающе, но кое-что действительно случилось…

– И конечно же, не обошлось без Суперфантастических! Перед ужином Маргарита и Скарлетт, как настоящие актрисы, закатили жуткую истерику: по их словам, в парке школы обитает Ужасное Существо! – объяснила Лин, распуская длинные волосы, которые заструились ей на плечи, как черный шелковый водопад.



– Ну само собой! Гигантская пантера! Ррряв! – прорычала Нелл. – Или, возможно, призрак велоцираптора, которого их лидерша развалила сегодня днем!

Скарлетт и Маргарита были самыми преданными сообщницами Бриджитты, готовыми на любые пакости, чтобы навлечь неприятности на своих одноклассниц. В силу чего этих двоих наказывали чаще остальных, так что шансов получить заветное звание Принцессы Года у них почти не оставалась – зато Бриджитта была готова на любые жертвы, чтобы заполучить его…

И приносила эти жертвы!

– По-моему, они просто увидели свое отражение в стекле, когда смотрели в окно, – прокомментировала Санни, вытаскивая полосатую пижаму из-под подушки. – А это будет поужаснее пантеры и велоцираптора.

Девчонки снова расхохотались – все, кроме Викки. Три подруги повернулись посмотреть на нее.

 

– Неприятно признавать, но в кои-то веки те двое сказали правду, – пробормотала она, нахмурив брови. – В парке действительно кто-то есть!



– Ты хочешь сказать – помимо дождевых червей, воробьев, голубей и мяча для регби, который я спрятала за сараем на поле для гольфа? – уточнила Нелл, надевая пижаму с логотипом своей любимой команды «Котятки-убийцы».

Несмотря на милейшую внешность, Нелл питала жаркую страсть к игре в регби. Увы, играть ей приходилось тайком, поскольку даже одного слова «регби» было бы достаточно, чтобы шокировать Мисс Мидлпойнт и вызвать водопад слов на тему:

«Неприлично», «Отвратительно и Ужасно», а также «Недостойно Истинной Принцессы».

Викки энергично кивнула:

– Да. И, хоть я и дочь ветеринара, я не смогла понять, какого вида это животное. Из ворота ночной рубашки с розовыми пионами появилось лицо Лин, которая задумчиво отметила:

– Ммм… обычно глаза улавливают намного больше, чем мы полагаем! Как вам идея попробовать сделать фоторобот?

Через пять секунд Великолепная Четверка собралась вокруг альбома для рисования.



– Итак, подумай хорошенько… какой формы была его голова? – спросила Лин, держа карандаш в руке, и Викки послушно сосредоточилась.

Очаровательной девушке, твердо решившей стать художницей, потребовалось некоторое время, чтобы воссоздать внешний вид существа, увиденного подругой. И когда она показала изображение остальным, все замерли с открытыми ртами.

Следуя не вполне четким указаниям Викки, Лин нарисовала такое странное животное, что Великолепная Четверка несколько минут таращилась на него в молчании. Затем Санни спросила:

– Ты действительно уверена, Викки?

Та пожала плечами и почесала макушку – в точности как не должна делать принцесса:

– Ну, в конце концов, я видела его всего полсекунды, не могу же я…

– Ой, уже десять часов! – прервала их Нелл, бросаясь к выключателю люстры, украшенной розами. – Лучше продолжим обсуждение, когда мисс Коралинда закончит обход.

Обычно сестра директрисы (а также учительница таких предметов, как «Хорошие Манеры» и тому подобных) была настолько пунктуальной, что девочки выключали свет за мгновение до ее прихода и зажигали снова сразу после того, как она удалялась.

«Рано ложиться и рано вставать» – в это жизненное правило мисс Амелия верила свято, поэтому Великолепная Четверка быстрее запрыгнула под одеяла на случай, если пухленькая мисс Мидлпойнт номер два заглянет в комнату, чтобы их проверить.

Лежа, девушки дожидались, пока за их дверью, как и каждый вечер, послышится тум-тум-тум тапочек на каблуках…

– АХХХХХХ!

Пронзительный крик мисс Коралинды, сопровождаемый глухим ударом, необыкновенно громким эхом разнесся по коридору. В молодости уважаемая синьорина тренировала сопрано и теперь доказала, что причиной тому было не одно лишь желание посоперничать со старшей сестрой – она действительно могла бы с определенным успехом выступать в опере.

Удар же стал следствием ее внезапного обморока. И десяток учениц в пижамах, выбежавших из своих комнат, первым делом увидели распластавшуюся на полу в коридоре мисс Коралинду в халате, расшитом китайскими драконами.

Это зрелище заставило Санни броситься к своему шкафу-лаборатории и схватить пробирку, наполненную голубовато-зеленой жидкостью. Нескольких капель, влитых в рот мисс Коралинды, хватило, чтобы та пришла в себя. Учительница открыла рот, чтобы прошептать: «Где я?» – и невероятная белизна ее зубов едва не ослепила девочек.



– Что это ты ей дала? – спросила Викки подругу, и Санни, очень довольная собой, отозвалась:

– О, это мое последнее изобретение, очень эффективный тоник. Кроме того, он предназначен для идеального отбеливания зубов и для сварки металла.

– Норман прав, ты – гений! – восхищенно прокомментировала Викки, и Санни покраснела – как и всегда, когда слышала имя лучшего друга Викки, кадета близлежащей Королевской Академии и юной версии типичного Безумного Ученого.

Тем временем мисс Коралинда достаточно очухалась, чтобы поднести руку ко лбу и зарыдать:

– Я видела его! Чудовищная тень на заднем дворе, она уставилась на меня такими красными глазами…

Но в этот момент в коридоре раздался ледяной голос мисс Мидлпойнт номер один:

– Прекращай этот Спектакль, Коралинда! Ну же, где твое Достоинство? Нет ничего столь же Ужасно Плебейского, чем Разлечься на Земле.

Прибыла мисс Амелия – с седыми волосами, туго накрученными на множество бигуди, в роскошном бархатном халате сливового цвета и со своей вечной привычкой выделять в речи каждое второе слово, будто с заглавной буквы.

А Викки, которая обожала лежать на земле и смотреть на небо, подумала: «Говори за себя!»

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru