Жена моего жениха

p_i_r_a_n_y_a
Жена моего жениха

Королева Марго

Я не Офелия нежная – Маргарита:

Кровь [Не томатный сок!] я мешаю с водкой.

Мне не послышалось это, куда «иди ты!»?

А повторить, в глаза мне, готовы четко?!!

Если характер обычно держу в управе

[Милой казаться дурой совсем не сложно!],

Это нисколько не значит, что кто-то вправе

Свой распускать. С чего вы решили – «Можно!»?

Так что – полегче, а то прилетит отдача –

Не от меня, Судьба за меня карает…

Пью “Маргариту”, жеманно отставив пальчик –

Первый пошёл – отлично! Теперь – вторая!

Красная Шапочка

Среди подружек Маргарита считалась самой перспективной – высшее образование, грамотная речь, лёгкое отношение к жизни и какая-то по-деревенски простая, но тем и крепкая житейская мудрость не дали утонуть в бедовой молодости, так уж сейчас-то, казалось, должны были вытащить в ту жизнь, которая считается нормальной, ведь даже проституцией она занялась не из какой-то чёрной безнадёжности, а, скорее, из любви к искусству. Мать ей, нищей студентке из Муходрищенска, помочь ничем не могла, даже если бы хотела, а Ритка, посмотрев на опыт старших подруг по общаге довольно здраво рассудила, что лучше весело трахаться за большие деньги по саунам с богатыми, щедрыми и довольными жизнью мужиками, чем грустно горбатиться после пар какой-нибудь ночной продавщицей в круглосуточной наливайке за копейки, где точно так же будут приставать, только нищие и скорбные.

"Не боишься? Всё-таки рисковая работёнка", – спросил Маргариту как-то один из клиентов на одной из таких банных групповушек. Ритка, положившая на него глаз ещё в начале пьянки, медленно стянула с себя красный лифчик и, прогнувшись немного в спине, водрузила его себе на голову, отчётливо понимая, что сочная голая грудь её при этом эффектно поднялась, живот стал казаться более плоским, а талия – более тонкой. "А чего мне бояться?" – лукаво улыбнулась она мужчине, – "Дорогу знаю, секс люблю"… "Ну что ж, пошли тогда, раз любишь, Красная Шапочка", – принял её игру и мужчина.

Так Ритка часто сама выбирала себе клиента на субботниках, пока остальные девки обслуживали всех подряд, за что товарки её немного недолюбливали, зато Красная Шапочка быстро обзавелась хорошими знакомствами и смогла уйти в индивидуалки. Денег хватало, чтоб снимать вполне приличную квартиру в районном центре, вкусно есть, красиво одеваться и даже не думать, чтоб идти после окончания института работать по полученной профессии: вставать каждое утро по будильнику, тащиться в любую погоду к чёрту на кулички, чтоб высидеть там положенные часы за смешные деньги, которых всё равно ни на что не хватит – нет, не этого Рита хотела от жизни.

В общем, работать проституткой наша Красная Шапочка продолжала, клиентов особо искать не приходилось – сарафанное радио, как ни странно, отлично работает и в этой сфере бизнеса. Ну и анкета на сайте знакомств висела, конечно, тоже – вполне приличная, мол, познакомлюсь для серьёзных отношений (сама себе Ритка объясняла такой подход конспирацией, а на самом деле где-то в глубине души давно уже хотела большой чистой любви, свадьбы, красивого платья, зависти заклятых подружек – всех бы пригласила на свадьбу, всех), но по итогу серьёзных знакомств или не получалось, или новые знакомцы становились клиентами, от чего временами Маргариту накрывала экзистенциальная тоска: мужчины, которым она готова была подарить жизнь, этот подарок благосклонно принимали, столоваясь и сексясь у неё в ожидании настоящего светлого чувства к кому-нибудь другому; легко уходили, как только образ большой любви возникал на горизонте; легко возвращались, если оказалось, что показалось.

Сколько было пролито слёз, прочитано умных книг, сколько денег отнесено самым модным психологам – всё было без толку: каждый раз, когда Маргарита начинала отношения, в результате оказывалось, что отношения тут только у неё, а её рыцарь в сияющих доспехах просто привязал своего коня к её воротам, пока сам набирается сил с красивой и покладистой девчонкой между жизненными подвигами. Нет, за кров, стол и ласку, он, конечно благодарен, и ценит, и будет помнить всю жизнь, но подвиги не ждут, и надо ехать дальше – хорошая ты баба, Ритка, счастья тебе и мужика хорошего, надо будет помочь чем – пиши, звони, не стесняйся, чем смогу, помогу.

Ага, так и представила: "Привет, помнишь, ты сказал, что я могу к тебе обратиться за помощью? – Да, конечно, Ритуль, что случилось? – Да вот всё случилось, дорогой, кроме простого бабского счастья. Возьми меня замуж, а?" Бип-бип-бип, абонент выключен или находится вне зоны действия сети…

Одной такой кошмарной ночью, закрыв дверь навсегда за своим не случившимся счастьем, Ритка сидела в слезах, соплях и безнадёге перед монитором ноутбука и искала выход из этого замкнутого круга. Бутылка крепкого алкоголя подсказала Маргарите, что ей надо из своей провинции бежать. В Москву, в Москву – там новые люди, новые возможности, новая жизнь, никто не в курсе о её бедовом прошлом и можно стать как будто новым человеком, не разбитной доступной Красной Шапочкой, а Королевой Марго как минимум, которой жизнь будет складывать к ногам сокровища и головы врагов.

Алкоголь наутро выветрился, а желание новой жизни – нет. Ритка вспомнила про свой диплом, поискала в Москве открытые вакансии и чуть снова не впала в отчаяние: для тридцатилетней женщины без опыта работы зарплаты там предлагались соискателям с улицы едва ли больше, чем в её провинции, а вот знакомствами в столице Ритка очень непредусмотрительно не обзавелась. "Значит, нужна работа на себя! Надо просто найти, чем можно заработать на квартиру и жизнь в Москве", – решила Маргарита, и бросилась изучать новую для себя тему: чем можно заработать хорошие деньги, если не проституцией. "Рерайтинг, копирайтинг, СММ, работа для красивых девушек с проживанием и охраной", – издевательски подкидывал всякую чепуху интернет.

Маргарита с досадой закрывала все стопятьсот открытых вкладок со статьями, как можно заработать, потому что единственные нормальные деньги, конечно, предлагались лишь красивым девушкам с проживанием и охраной, но только посредников и субботников ей не хватало для полного счастья – не для того она вылезла из этого в студенчестве, чтоб возвращаться снова. "Знаете, как заработать на собственном блоге?" – спросила Риту последняя вкладка интернет-браузера перед закрытием. На собственном блоге? На собственном блоге? "Ведь можно заработать на собственном блоге!" – осенило Риту.

"Тебе бы книги писать!" – миллионы раз Ритка слышала от подружек и клиентов, когда травила им под настроение байки из жизни. Рассказчик Ритка гениальный – даже свидетели тех историй, о которых она рассказывала в компаниях, слушали её открыв рот и при случае просили повторить. С грамотностью тоже проблем нет: филфак – это филфак. Книгу у никому не известного автора точно никто не купит, а вот травить свои байки в интернете на большую аудиторию, да так, чтоб потом издатель сам к тебе пришёл – это неплохая заявка на успех!

Рита колотила по клавишам, так этак набирая в поисковиках варианты будущих никнеймов, чтобы выбрать уникальный. Заодно с удивлением обнаружила, что в русскоязычной блогосфере нет ни одного популярного блога проститутки. Ни одного непопулярного блога проститутки Ритка, кстати, тоже не нашла. Боже, это же уникальное предложение, я буду одна, – радовалась Ритка, – я буду такая одна! Её пальцы летали над клавиатурой, сердце бешено билось где-то в горле.

Имя: Красная Шапочка

Тема блога: Будни проститутки

Первый пост: Здравствуйте, я Рита, и я – проститутка.

Будни проститутки

Историй о проститутских буднях Ритке хватило бы на десять жизней, но почему-то даже в анонимном блоге она не могла и не хотела показывать всю правду этой жизни: про то, что как бы ты ни настраивала себя, что это только работа, а раздавать себя в аренду чужим довольно неприятным мужикам (классным-то бабы сами дают, безвозмездно, кому уж, как ни Ритке об этом знать), пусть и по хорошему прайсу, для личности довольно разрушительно.

И это Ритка ещё довольно рано смогла в индивидуалки перейти, что избавило, конечно, от субботников, где девочки работали бесплатно на "охрану", где пьяные мерзотные бугаи с интеллектом табуретки, бахвалясь друг перед другом, чего только ни придумывали – и пальмой в уголке постой, листьями грудей покачивая, и сервировочным столом поработай, да, смотри, не шевелись, а то сервировку попортишь, то соси немытое, то поднимай неподъёмное, то… Нет, нет, даже просто вспоминать не хочется про это, а уж рассказывать на весь мир – это как расписаться в собственной никчёмности, раз соглашалась на такое расчеловечивание за тряпки и еду.

Индивидуалкой, когда работаешь сама на себя, быть, с одной стороны, проще: у тебя есть уже постоянные клиенты из прошлой жизни, плюс неспешно подбираются новые – из случайных знакомых и с сайтов знакомств. Только вот какой бы ты битой собакой уже ни была, а всё равно иногда теряешь бдительность, ведёшься на доброе слово и впускаешь в свою квартиру извращенца или садиста. Хотя, извращенцы – садисты почти всегда: даже если ты как бы согласна, он же знает, что это он тебя – продавил, и он вдвойне тебя продавил, если ты "хорошая девочка" и делаешь все "сама".

Ну, как сама. Через боль, через силу, через отвращение, но с улыбочкой и без слёз. И даже без внешнего сопротивления. Самым изощрённым садистам не нужны твои слёзы, сопли и крики ужаса, им хочется, чтоб ты его руками изнасиловала себя сама. Добровольно. И ты улыбаешься ему, исполняешь все его пожелания, чтоб только скорее то животное, что живёт внутри него, нажралось и тебя отпустило. Ты занесёшь его во все свои чёрные списки. Ты наберёшь своих таких простых в своих фантазиях крышевавших тебя когда-то братков, чтоб они с этим клиентом вежливо поговорили.

Они заберут все твои накопления за последние шесть месяцев, потребуют привычной благодарности за работу, ты обслужишь ещё и их, и ещё шесть месяцев будешь вздрагивать от звонков с неизвестных номеров, миллион раз переспрашивать потенциальных клиентов, чем они живут, кем работают, любят ли котиков. Начнёшь выбирать в клиенты неказистых закомплексованных лошков, которые могут позволить себе только платную любовь и точно не обидят, но в глубине души бояться и их – в тихом омуте кто только ни водится. Но и об этом рассказывать читателям тоже не хочется.

 

"Пусть лучше завидуют, чем жалеют", – вздернула подбородочек кверху Рита и стала переписывать свои проститутские будни в блог набело, где клиенты – хорошие люди, которым некогда строить личную жизнь, рабочие девчонки все – подружки-хохотушки, субботники – это такие специфические корпоративы, где собираются коллеги по цеху, курят кальян, распивают спиртные напитки, травят байки, весело хохочут и задорно трахаются. А уж жизнь индивидуалки – так будто вообще усыпана деньгами, удовольствиями и лепестками роз: ты трахаешься с лучшими мужчинами города, а они тебе ещё и деньги платят, да столько, что ты можешь жить так, как обычным бабам и не снилось. А трахают они тебя, а не своих скучных жён, потому что ты ведь не какая-то фригидная дура – секс любишь любой, сосёшь глубоко и с удовольствием, анал – обожаешь, быть верхней – да, быть нижней – да! А кто не понимает – те убогие людишки, так много в жизни упустили, столько вкусного не пробовали!!!

Доказывая самой себе, как всё у неё в жизни хорошо, Рита начала забывать, что другие, обычные серые людишки, в отличие от неё, любят, ненавидят, сходятся, расходятся, женятся, разводятся, рожают детей, делят детей, ссорятся из-за того, ехать вместе на дачу или на море, делятся друг с другом впечатлениями, поддерживают кого-то, получают поддержку, могут согласиться на любой секс, а могут отказаться от любого секса, могут удариться в бизнес или в религию и забить на секс вообще – то есть живут. Жи-вут. Простой человеческой жизнью. Пока Рита много лет подряд каждый будний день торгует собой, чтобы в эту простую человеческую жизнь вырваться, навсегда забыв о своей сегодняшней. То, что для простых людишек – норма, для неё, для Риты – цель.

Блог стал для Риты чем-то вроде психотерапии. Рассказывая другим, как она любит свою работу проституткой, как любит клиентов и любые виды секса, она уже сама в это поверила. Совсем уже почти поверила. Пока в один прекрасный… Нет, пока в один ужасный день, когда увидела перед собой в своей уютно обустроенной квартирке холодные глаза очередного садиста, говорившего ей с мерзотной улыбочкой, что она ведь хорошая девочка, ведь правда хорошая и поэтому сейчас порадует дядю, она не сказала вдруг куда-то в сторону тихонько: "Реееекс?"

Из кухни (не все клиенты до дрожи обожают собаченек, поэтому место у Рекса было там – аккурат под обеденным столом, за которым по факту никто никогда не ел) вышел совсем молодой, но уже отлично выдрессированный и действительно ооочень прям хороший мальчик породы немецкий овчар с несколько удивлённой мордой: при посторонних выходить из кухни в комнату и вообще как-то проявлять себя ему было строго-настрого запрещено. Но овчары – мальчики не только очень хорошие, но и очень умные, поэтому Рекс моментально оценил обстановку, грозно и протяжно рыкнул на гостя, оголив клыки, и всем своим видом продемонстрировал готовность к броску.

Ритка была зла и церемониться с ублюдком не собиралась: "Пошёл вон! И чтоб ноги твоей рядом с моим домом не было! А то ведь, сам видишь, собачка у меня молодая, горячая, могу и не удержать". Клиент был раздосадован – такая вкусная добыча сорвалась, а ведь ничто не предвещало. Рекс был взволнован: гость был явно "чужой", где же команда "Фас!"? Пёс нервно перебирал лапами и утробно рычал, уже срываясь иногда на лай.

Мерзкому клиенту пришлось удалиться восвояси. Рита, закрыв за ним дверь, совершенно опустошённая села в коридоре прямо на пол и расплакалась – от этой беззащитности перед любым идиотом, от своей бабской никомуненужности, от необходимости продавать тело за деньги всяким идиотам, потому что возраст, мать его ети, и даже бесплатно уже никто не берёт… Ну хорошо, бесплатно не берёт никто, кого хотела бы Ритка, а всякие убожества пусть платят, но сколько можно-то, господи, сколько можно, с кем ведь только ни живут, кого ведь только не дерут, но почему же Рита столько лет так безнадёжно одинока, почему…

Рекс, думая, что это он расстроил хозяйку, поджав от стыда и уши, и хвост, лёг рядом, виновато прикрыв морду передними лапами. Когда Рита в приступе саможалости начала тихонько подвывать, пёс не выдержал, и завыл в унисон. Ритка подняла глаза, увидела свою совершенно несчастную собаку и ей стало стыдно: хороший мальчик спас её сейчас, а вместо благодарности получил ревущую взахлёб хозяйку. Ну разве это дело? "Рексик, мальчик мой, иди ко мне", – позвала она пса, и он тут же рванул к ней прыгать, ластиться, лизаться и обниматься. Рита благодарно целовала собакена в нос, лоб и уши, трепала по холке: "Мой хороший, ты же мой хороший, ты у меня молодец, мой хороший мальчик, хороший мальчик"…

Рита понемногу успокаивалась. Теперь она поняла, что под защитой. Теперь у неё есть собака, которая может её защитить. Только ведь эту историю чудесного спасения даже не выложить в блог, потому что это было и мерзко, и страшно, а Ритка не хотела выглядеть жалкой в глазах своих читателей. Все страшные истории она всегда рассказывала так, будто они случились с кем-то другим: знакомыми рабочими девочками, с подружкой, кто-то из подписчиков прислал письмо, в общем, всегда всё плохое – это Рабинович напел, а у Ритки всегда всё прекрасно, Красная Шапочка она, в конце концов, или где? Красивая успешная оптимистичная она женщина или кто? Волшебная фея, любимица богов, которая любые обстоятельства поворачивает в свою пользу, или обычная серая тётка?

Рейтинг@Mail.ru