Вернуть молодость средствами вдохновения и воображения (современные эксперименты, исследования, технологии)

Павел Стариков
Вернуть молодость средствами вдохновения и воображения (современные эксперименты, исследования, технологии)

Глава 8. Вдохновение и малоизвестная реакция активации

Природа предусмотрела очень простые механизмы запуска реакции стресса. Не нужно много учиться, чтобы в кровь выбросились гормоны адреналина, кортизола, заставляющие сердце биться чаще, поднимающие уровень сахара в крови, на время выключающие деятельность иммунной системы. Почему-то нет такой же удобной «кнопки» для включения состояния вдохновения. Возможно, отчасти дело в том, что вдохновение относится к высшим состояниям: совокупности сложных эмоций, связанных с эстетикой, творчеством. Поэтому для того, чтобы овладеть силами вдохновения, приходится упорно работать над собой, подниматься на более высокие уровни организации тела и духа.

Однако есть и другая точка зрения. Как уже отмечалось, состояние вдохновения, пиковые переживания сами являются основой для совершенствования, моментом, когда совершаются чудесные трансформации, внезапно открывая новые возможности. Ученые Г. Бенсон и У. Проктор на основании многолетних исследований пиковых переживаний выявили биологическую регуляторную природу включения таких состояний. Они показали, что особые переживания, которые делают человека сильнее, успешнее, могут включаться подобно стрессовой реакции, но основа их совершенно другая.

Когда организм человека входит в состояния вдохновения, пиковые переживания, в крови исчезают гормоны стресса. Все происходит так, как будто высшие состояния подчиняют себе более грубые, примитивные и древние реакции стресса, включают новые возможности и структуры нейрогуморальной регуляции.

В частности, по мнению Бенсона и Проктора, такие состояния могут становиться постоянной основой самоактуализации личности, раскрытия её креативного, интеллектуального, физического потенциала. Они позволяют научиться сопровождать течение жизни эмоциональными состояниями радости, лёгкости, полёта, чувствами совершенства, неутомимости, невероятной ясности [56].

Бенсон и Проктор назвали изученные ими состояния состояниями озарения. Согласно этим ученым, состояния озарения возможны тогда, когда поставленная цель требует от индивида выхода на новые уровни, пока ещё не достигнутые «рубежи» своих возможностей. А сам процесс входа в эти состояния подчинён «ритуализированному» запускающему механизму.

Как было установлено Бенсоном и Проктором, процессы в организме и сознании человека, запускающие состояние озарения, проходят четыре последовательных этапа: борьба, уход, пик, плато.

1. Процесс начинается с упорной ментальной или физической борьбы. Для бизнесмена, учёного это может быть концентрированный анализ проблемы. Для спортсмена-профессионала – широкомасштабная интенсивная тренировка. Важно вступить в борьбу, искать решения, стремиться к цели, даже если в данный момент поставленная цель кажется недостижимой.

2. Второй этап – включение механизма озарения. Это состояние авторы описывают как «самоустранение», «уход» или «освобождение» сознания от состояния сосредоточенной мыслительной нагрузки. На некоторое непродолжительное время необходимо полностью отрешиться от ситуации борьбы. Как показали биохимические, физиологические исследования, именно в этот момент происходит включение характерных универсальных реакций на биологическом уровне.

3. Третий этап – само состояние озарения. Г. Бенсон и У. Проктор концентрируют внимание на том, что озарение – это не мысль, случайно пришедшая в голову во время отдыха и расслабления. Озарение неизменно сопровождается ярко выраженным чувством облегчения и эйфории и часто приводит к различным проявлениям пикового опыта, описанного Абрахамом Маслоу.

4. Цикл Озарения завершается четвёртым этапом, который включает в себя возвращение к «новому нормальному» состоянию – состоянию, которое подразумевает выход на более высокий уровень физической формы и интеллектуальных возможностей.

В массовом сознании сложился стереотип, согласно которому после этапа вдохновения неизбежно наступает этап истощения энергии, ресурсов, потеря сил. Бенсон и Проктор показали, что состояния озарения, пиковые переживания заканчиваются выходом на «плато» повышенной работоспособности, настроения, можно сказать, «волны удачи», лёгкости и интегрированности всех систем организма.

Другими словами, те, кто стремится в полной мере испытать эффект состояния озарения, должны пройти сначала через борьбу и напряжение всех сил, а затем через отвлечение и релаксацию. Но это даёт им возможность достичь немыслимых прежде результатов, действовать на пике своих возможностей, открывая и закрепляя новые уровни продуктивности. И вдохновение в форме состояния озарения, пиковых переживаний есть действительно возможность, предусмотренная природой, подняться на более высокий уровень организации нейрогуморальной регуляции, человеческого поведения.

Мы уже писали о том, что старение и стрессовая реакция имеют сходство между собой. Одинаковые изменения, присущие и старению, и стрессу, наблюдаются в системе гормональной регуляции организма, в психоэмоциональных состояниях, позах тела. Подчеркивал наличие тесной связи между стрессом и старением и автор концепции стресса Ганс Селье. Старение, с точки зрения Селье – это «итог всех стрессов, которым подвергался организм в течение жизни… Любой стресс, особенно вызванный бесплодными усилиями, приводящими к фрустрации, оставляет после себя необратимые химические рубцы; их накопление обусловливает признаки старения тканей» [57, с.98].

Очевидно, что выводы Бенсона и Проктора прямо противоположны выводам Селье: существуют такие адаптационные реакции организма, которые приводят не к истощению и износу организма, а, наоборот – выходу его на новые уровни устойчивости и жизнеспособности. А значит, могут противодействовать старению.

Оказывается, что многократно изученная в научных лабораториях стрессовая реакция не является единственным неспецифическим ответом живых организмов на обстоятельства, угрожающие их благополучию. Существуют и другие реакции, имеющие больше возможностей в плане эволюции, развития, системного творчества в лабораториях природы. Возможно, Бенсон и Проктор были правы, когда считали, что особые состояния – пиковые переживания, состояния озарения – могут давать своим результатом омоложение организма человека.

Еще более доказательно наличие малоизвестных неспецифических реакций организма, отличных от стрессовых, их возможности в плане здоровья, увеличения продолжительности жизни удалось продемонстрировать группе ученых под руководством Л.Х. Гаркави.

Эксперименты с антистрессовыми реакциями, осуществленные группой Л. Х. Гаркави, начались ещё в советское время. Результаты исследований оказались настолько новаторскими, что были отнесены к научному открытию (открытие № 158, 1975, Л. Х. Гаркави, М. А. Уколова, Е. Б. Квакина).

Вызывает сожаление, что эта работа, как и значительная часть трудов советских ученых, во время крушения СССР, перестройки оказалась практически забытой, неизвестной для мирового сообщества. Хотя, с точки зрения изучения возможностей омоложения организма, данные результаты заслуживают самого серьезного внимания.

Основным направлением работ ученых под руководством Л. Х. Гаркави стало изучение реакций антистрессорной защиты организма. Учеными были выделены несколько неспецифических реакций, которые оказались способны буквально омолаживать организм, активизировать иммунную систему до такой степени, что обычно неизлечимые раковые опухоли исчезали, побеждаемые самим организмом.

Как показали ученые, открытые ими реакции развиваются в ответ на относительно слабые (реакция тренировки) или средние (реакция активации) действующие факторы. Примечательно, что ключевым фактором омоложения организма в этих исследованиях по-прежнему является постоянно обсуждаемая в этой книге ось «старение – стресс/антистресс – антистарение».

Эту ось, начиная с Э. С. Бауэра, исследовали многие советские ученые (Аршавский И. А., Лазарев Н. В., Брехман И. И. и др.), показывая наличие особых неспецифических реакций, при которых усиливается анаболизм (восстановление и синтез живой ткани), растет неспецифическая сопротивляемость организма, отсутствуют признаки повреждений, характерные для стресса.

В частности, Н. В. Лазаревым (1962 г., 1963 г.) и его последователями изучалось состояние неспецифически повышенной сопротивляемости организма (СНПС), развивающееся под влиянием группы веществ (элеутерококка колючего, женьшеня, дибазола и т.д.), объединенных Лазаревым под названием «адаптогены». Многочисленные исследования показали, что адаптогены в применяемых дозах повышают неспецифическую резистентность и защищают организм от действия стрессоров.

Группа ученых под руководством Л. Х. Гаркави продолжила эти исследования и выдела три неспецифических реакции организма на различные стрессогенные раздражители [58].

Первая выделенная ими реакция, стресс – это общая неспецифическая адаптационная реакция на любые, разные по качеству, сильные раздражители. Именно эту реакцию описал создатель концепции стрессовой реакции организма Ганс Селье. Во время стресса угнетаются защитная и регулятивная функции организма. Подавляется тимико-лимфатическая система (иммунитет). Отмечается преобладание процессов катаболизма (расщепление макромолекул) и большие энерготраты.

Почему при стрессе подавляются защитные силы организма? Биологическая целесообразность этого – в предотвращении чрезмерного ответа (например, воспалительной реакции), который мог бы привести к гибели организма при получении возможных травм. Стрессовая реакция включает в себя три последовательно сменяющиеся фазы: реакция тревоги, стадия сопротивления, стадия истощения. В двух из трех фаз стресса – тревоги и стадии истощения – отмечается снижение противоопухолевой активности, резистентности организма.

Стрессогенными могут стать любые вещества и воздействия на организм. Ученые исследовали влияние многих действующих факторов разной природы в самом широком диапазоне значений: электрическое раздражение гипоталамуса через вживленные электроды, нейротропные вещества (адреналин, адреномиметики, холиномиметики), антидепрессанты (мелипрамин), гормоны (тиреоидин, эпиталамин), биостимуляторы природного происхождения (элеутерококк колючий, аралия, лимонник, золотой корень, женьшень, корень левзеи, сборы трав, пантокрин, мумие, каменное масло и т.п.), иммуномодуляторы (левамизол, тималин, тактивин), антиоксидантов (витамин Е, супероксиддисмутаза, янтарная кислота и ее соли), физических факторов (постоянные и переменные магнитные поля, СВЧ, КВЧ, лазеры), физические нагрузки (плавание, бег, ходьба и т.п.)

 

Стресс можно вызвать практически любым веществом, физическим воздействием. Любое лекарство может стать стрессогенным. Всё зависит от дозы.

Второй тип неспецифических реакций, выделенный и описанный Л. Х. Гаркави, назван реакцией тренировки. Такой тип реагирования порождается слабыми дозами стрессогенных раздражителей. Биологически целесообразно на слабые раздражители не отвечать сильной ответной реакцией. Поэтому реакция тренировки отчасти подавляет стрессовый ответ и переводит организм в более благоприятное состояние.

Наконец, третий тип – это реакция активации – реакция на раздражители, промежуточные между сильными и слабыми, т.е. так называемые раздражители средней силы. Они не такие сильные, чтобы организму было целесообразно подавлять защитные силы. Вместе с тем, они и не слабые. Гаркави видит биологическую целесообразность реакции активации в быстром повышении активности защитных и регуляторных подсистем организма, чтобы лучше приспособиться к действию средней силы раздражителя. По мнению Л. Х. Гаркави, этот тип неспецифических реакций несет основную антистрессорную функцию.

Таким образом, советские ученые еще в восьмидесятые годы двадцатого века научно и обоснованно ответили на вопрос: может ли стресс быть полезным. Да, любое потенциально стрессогенное воздействие благотворно влияет на человека, если использовать его в дозе меньшей, чем та, которая вызывает стресс. Насколько меньшей? Как показали многочисленные эксперименты, на 10-20%.

Гаркави называет реакцию активации «золотой серединой». В этот момент происходит повышение активности регуляторных и защитных подсистем организма. Реакции активации, особенно повышенной активации, характеризуются преобладанием процессов анаболизма и умеренными энерготратами. При этом в центральной нервной системе преобладает умеренное возбуждение. В состоянии реакции активации тимус (орган иммунитета) становится больше в 4-20 раз по сравнению с фазой тревоги, вызванной реакцией стресса.

При реакции активации происходит много благоприятных изменений. Например, улучшается деятельность эпифиза – этого дирижера организма. Напомним, что основной гормон, вырабатываемый эпифизом, – мелатонин – биологический маркер процессов старения. С возрастом его вырабатывается все меньше и меньше. Как показывают исследования, это один из важных, если не ключевых, факторов старения организма.

Реакции активации увеличивает активность эпифиза. Улучшается и усиливается синтез, транспортировка гормонов эпифиза. В нём происходит синхронизация основных процессов. Морфологические признаки свидетельствуют о высокой функциональной активности эпифиза в таком состоянии.

Наоборот, при развитии реакции стресса картина изменений свидетельствует о значительном нарушении морфологического и функционального состояния эпифиза, особенно для процессов секретообразования.

Благоприятные изменения при реакции активации происходят и с иммунной системой. Ярким примером увеличения ее мощности служат изменения бактериальной микрофлоры организма. Например, при исследовании аутофлоры кожных покровов выявлены разительные различия.

При сравнении изменений этого показателя для разных реакций (стресс, норма, тренировка, активация) было найдено, что при стрессе аутофлора кожи самая обильная, особенно велико число патогенных форм: «желтых» маннитпозитивных колоний и гемолитических стрептококков и стафилококков. При реакции тренировки число «желтых» и гемолитических колоний было значительно меньше, чем при стрессе, преобладала непатогенная флора. Наименьшее число патогенных колоний, вплоть до полного их отсутствия, отмечается при реакции активации, особенно повышенной. Кожа естественным образом очищается от вредных микроорганизмов.

Особенно обнадеживающие результаты исследователи получили при изучении противоопухолевых свойств реакции активации. Многочисленные серии опытов на животных (более 10 тыс.) показали, что, находясь в состоянии активации, организм способен сильно увеличивать свою противоопухолевую защищенность, полностью излечиваться как от перевивных, так и индуцированных канцерогенами опухолей.

Основная проблема для использования реакции активации в лечебных и профилактических целях – научиться её вызывать и поддерживать, подбирая адекватные по своей силе раздражители.

Реакция активации, так же, как и реакция тренировки и стресса, формируется через 6 часов и держится 24-48 часов после воздействия. Исследователями была показана возможность при подборе адекватной дозы получать не только быстрое повышение резистентности организма, но и стойко удерживать реакцию активации при повторении активирующих воздействий.

Длительность последействия широко варьировалась в зависимости от состояния здоровья и возраста – от 1-2 недель до полугода. Необходимо подчеркнуть, что продолжительное, до полугода, последействие наблюдалось лишь в стадии стойкой активации, т.е. после длительного, систематического повторения активирующих воздействий.

С точки зрения результатов, полученных Л. Х. Гаркави, именно в этом заключается польза многих общеоздоравляющих процедур закаливания: дозированных физических нагрузок, банных процедур, купания, в том числе и гомеопатии – употребления ядов в малых концентрациях. Важно подобрать правильную нагрузку на организм. Ведь грань между стрессом и активацией не так велика – всего 10% от силы воздействия.

Наконец, исследователями были показаны и омолаживающие эффекты состояния активации.

Было проведено 5 серий опытов на 316 старых крысах, самцах и самках весом более 300 г в возрасте 24-32 месяца с воздействиями либо адреналином в дозе 0,2 мкг/кг веса, либо норадреналином 0,5-0,2 мкг/кг, либо переменным магнитным полем индукцией 0,1-0,7 мТ частотой 50 Гц.

Воздействие варьировали в пределах 20% с учетом адаптационных реакций, проводя коррекцию дозы до нужного уровня. Были получены выраженные признаки омоложения экспериментальных животных: увеличение активности щитовидной и половых желез, улучшение внешнего вида – гладкая, белая шерсть, яркие глаза, восстановление цикла (самки), нормализация продукции яйцеклеток и гормонов яичников, нормализация сперматогенеза (самцы).

Активационные курсы лечения, повторенные у части животных, дали не менее выраженный, чем первый курс, положительный эффект. Жили эти крысы на 30-70% дольше остальных, у них увеличивался детородный период.

Не менее обнадеживающие результаты были получены и в реабилитации, лечении и профилактике людей.

В целом, многолетние исследования позволили Л. Х. Гаркави сделать важный вывод о возможности целенаправленного вызова и поддержания в организме человека реакции активации.

Полученные результаты позволяют надеяться, что управление реакцией активации после 20-25 лет может стать реальным способом задержки старения и связанных с ним «нормальных» болезней. Это тем более реально, что реакция активации имеет последействие, так что активационная терапия может проводиться не постоянно, а курсами.

Для нашей концепции – состояние вдохновения есть естественное средство возвращения молодости, важно то, что исследователями была выявлена сильная взаимосвязь между физиологическими параметрами состояния организма (норма, тренировка, стресс, активация) и психоэмоциональным состоянием человека. Физиология и психика оказались самым тесным образом связаны между собой и взаимообусловлены.

При неспецифических реакций организма, которые улучшают здоровье, то есть для реакций тренировки и активации, отмечается и лучшее психоэмоциональное состояние.

Многолетние наблюдения показали, что каждая из неспецифических адаптационных реакций имеет характерный для нее комплекс не только объективных, но и субъективных признаков – психоэмоциональных признаков, по которым эти реакции можно различать.

При развитии реакции активации отмечается высокая активность, оптимизм, жажда деятельности, отличное настроение, даже с оттенком эйфории (но без неправильной оценки реальности), общий подъем, отличный сон и аппетит, повышение работоспособности (в первую очередь, по скорости работы, но и по длительности тоже). Тревожность, раздражительность, угнетенность, утомляемость при этом практически отсутствуют.

У проходящих курс активации, по свидетельству Гаркави, «глаза блестят, от порога – «Самочувствие замечательное (отличное, прекрасное)… Не хожу, а летаю, как в юности, аппетит зверский» и т.п. У этих больных выздоровление наступало особенно быстро». Такое состояние наблюдалось при повышенной реакции активации.

Реакция тренировки характеризуется умеренной активностью, настроение не плохое, но и не хорошее, оптимизм не очень выражен, хотя пессимизм тоже не выражен явно, аппетит удовлетворительный, сон хороший, работоспособность хорошая, в основном по длительности работы, а скорость работы невелика. Тревожность, раздражительность и угнетенность выражены незначительно.

При развитии стресса, особенно хронического, снижается активность, появляется пессимизм, угнетенность, вялость, нарушается сон, аппетит, иногда появляется раздражительность, недовольство всем, «ничего не хочется», усиливается тревожность. Иногда появляется агрессивность (чаще при остром стрессе). Работоспособность снижена. При остром стрессе сохраняется быстрота работы, но длительность и точность нарушаются. При хроническом стрессе снижаются все характеристики работоспособности: и по скорости, и по длительности, и по точности.

Наличие такой четкой зависимости между субъективным состоянием и типом адаптационной реакции послужило созданию компьютерной экспертной программы «АНТИСТРЕСС».

Проведенная по этой программе оценка психоэмоциональных состояний и сопоставление с лейкоцитарной формулой (четкий объективный физиологический показатель состояния организма – стресс, тренировка или активация) показала очень высокий процент совпадений – в 96% случаев. То есть, как подтвердили сравнительные исследования, правильная оценка состояния с помощью специального опросника (10 вопросов) может заменить анализ крови, на котором строится объективная оценка состояния организма.

Сам разработанный опросник фиксировал с помощью 10 шкал уровни тревожности (1), раздражительности (2), утомляемости (3), угнетенности (4), работоспособности по времени (5), работоспособности по скорости (6), аппетит (7), сон (8), оптимизм (9), активность (10). Вы можете познакомиться с этой методикой самооценки более подробно на одноименном с названием книги сайте, пройти тест и оценить свое психоэмоциональное состояние (стресс, тренировка, активация).

В целом, Л. Х. Гаркави с соавторами не только доказали возможность лечения с помощью реакции активации самых трудноизлечимых заболеваний, но и разработали методики, необходимые для поддержания этой реакции. Казалось бы, все просто, можно пользоваться разработками и успешно лечить.

Однако на практике все оказалось сложнее. Как пишет Исмуков – один из практиков-врачей, адаптирующих результаты исследований Л. Х. Гаркави для лечения, возникает ряд серьезных препятствий. Исмуков считает, что «методики, успешно зарекомендовавшие себя на лабораторных крысах, применительно к сложным хроническим больным оказались неэффективными. При использовании только рекомендуемых авторами методов стимуляции поддерживать реакцию активации у таких больных просто не удается (во всяком случае в моей практике, хотя, очевидно, это не удается и самим авторам, т.к. методика в целом не нашла применения в медицине, конечно, к большому сожалению)» [59, с.7].

Одна из трудностей заключается в подборе силы воздействия стрессогенного раздражителя. Поскольку организм человека есть чрезвычайно сложная и ритмично организованная система, то одна и та же доза вещества в разное время, при разном состоянии организма способна вызывать отличные от ожидаемых реакции.

Исмуков считает, что очевидна необходимость поиска других методов стимуляции защитных систем. Его многолетняя практика показала, что наиболее эффективна стимуляция естественная, т. е. стимуляция, использующая естественные, заложенные в организм природой механизмы саморегуляции. Например, стимуляция, возникающая при растягивании мышц (лечебная хатха-йога) или при повышении содержания углекислого газа в крови (дыхательная гимнастика). При комплексном применении методов естественной стимуляции поддерживать состояние реакции активации удается почти всегда. Это дает возможность, как пишет Исмуков, излечения самых разнообразных по характеру и степени тяжести заболеваний.

 

В качестве рекомендации подбора оптимального уровня воздействия для вызова реакции активации этот доктор-естествоиспытатель предлагает ориентироваться на субъективные, психологические ощущения.

«Практика показывает, – пишет он, – что если при выполнении стимулирующего воздействия (например, той же растяжки мышц) человек испытывает приятное ощущение, то сила воздействия способствует развитию реакции активации и подобрана правильно. Для того чтобы правильно дозировать воздействие, необходимо учитывать не только его силу, но и длительность. Длительность воздействия так же регулируется ощущениями. Через некоторое время после начала воздействия стимулирующий фактор перестает доставлять приятное ощущение, что и является командой для его прекращения» [60].

Другая трудность, почему непросто вызвать у человека стойкую реакцию активации, связана с психологическими аспектами. Все реакции организма опосредуются характером людей, их доверием к лечебной системе (эффекты плацебо), представлениями о стрессогенных факторах.

Необходимо учесть и то обстоятельство, что для человека практически все стрессогенные раздражители имеют социальную природу: отношения, работа, конфликты и т.д.

Свидетельств о важности «психологии» в обуславливании реакции стресса существует множество. Возьмем в качестве примера лыжника, которого вдруг выносит на крутую обледенелую трассу. В этот момент сердцебиение его наверняка участится, тело начнет готовиться к спуску. Но в зависимости от опыта и веры в себя главной эмоцией этого лыжника станет либо страх, либо веселое возбуждение [61].

В случае веселого возбуждения периферические сосуды расширяются, а сердце работает эффективнее, нагнетая обогащенную кислородом кровь в конечности и мозг. Люди в таком состоянии успешнее действуют и физически, и умственно.

С другой стороны, страх переводит организм в режим самосохранения и готовит к поражению. Периферические сосуды сужаются, сердце работает менее эффективно, по организму разносится меньше крови. Так организм готовится минимизировать кровопотерю в случае травмы. Но при этом нарушается дееспособность и напрягается сердечно-сосудистая система, поскольку сердце вынуждено работать с большей нагрузкой. Выделяется гормон стресса – кортизол, иммунная система готовится к ранению и заражению.

Психологи называют эти две противоположные реакции «вызовом» и «угрозой». Столкнувшись со стрессогенной ситуацией (выступление перед публикой, конфронтация с кем-то или физическое испытание), человек подсознательно взвешивает свои шансы: победит или проиграет?

От того, как он бессознательно оценит свои ресурсы на победу, ситуация воспринимается или как «вызов», или как «угроза».

Если говорить о здоровье в длительной перспективе, то реакции вызова представляются психологам в основном положительными, тогда как состояние угрозы – более пагубным.

В ходе экспериментов психологи обнаружили важное: простое изменение мыслей о физической реакции на стресс приводит к выраженным позитивным эффектам. Студентам, готовящимся сдать GRE, психологи предложили пройти тест в лабораторных условиях. По сравнению с контрольной группой, у тех, кому предложили интерпретировать стресс как нечто положительное – как вызов, наблюдались полезные физиологические изменения. И оценки в этой группе были выше – не только в лабораторном тесте, но и при сдаче настоящего экзамена, который состоялся через три месяца [62].Этот результат удивил экспериментаторов сильнее прочих. Достаточно было чуть-чуть перенастроиться, чтобы качественно изменить реакцию организма.

Люди гораздо сложнее, чем животные, реагируют на стрессогенные ситуации. Они могут не подчиняться неспецифической стрессовой реакции и настраивать себя на лучшее. Или наоборот. Иногда даже при небольшом сдвиге психологической установки уже сокращается опасное влияние стресса. Человек чувствует себя лучше и лучше справляется с задачами.

Однако приходится признать, что комплексные исследования стресса во всех значимых аспектах: психологических, психосоматических, физиологических, геронтологических – дело отдаленного будущего. Стресс – важнейший фактор старения организма. Но его истинную природу не понять без учета неспецифичных реакций организма, открытых советскими учеными. Остается сожалеть, что эти реакции остаются практически неизвестными для мирового научного сообщества. А ведь изученная советскими учеными реакция активации могла бы кардинально поменять подходы к лечению организма, профилактике, омоложению, к методологии постановки экспериментов и проведения исследований.

Да, действительно в опытах на животных и в экспериментах с участием людей, претерпевающих хронический стресс, было показано его вредное воздействие. Более того, было показано, что организм привыкает на все раздражители отвечать стрессовой реакцией, в нем происходят изменения, делающие его предрасположенным к стрессу. Так, хронический стресс заставляет нервные сети мозга перестраиваться, а гиппокамп и префронтальную кору, которые контролируют примитивные эмоции, ужиматься [63]. Эта перестройка мозга сочетается с психическими расстройствами, включая деменцию и депрессию.

Более того, существует еще и особое коварство болезней. Оно заключается в том, что запускаются механизмы порочного круга: чем сильнее болезнь – тем выраженнее стресс – тем слабее становятся защитные и регулятивные подсистемы организма – тем больше прогрессирует болезнь, которая переходит в хроническую форму. Всё сказанное, естественно, соотносится и с процессами старения. Различные аспекты стрессовых реакций усиливают и поддерживают друг друга по законам нейропластичности.

Для того чтобы разорвать эту негативную цепь событий, эту петлю усиливающей обратной связи, необходимы радикальные меры.

Значение открытия реакции активации заключается в том, что была показана возможность не просто выхода из состояния стресса, но прямого включения и усиления защитных сил организма. Ученые под руководством Л. Х. Гаркави обнаружили неизвестный тип неспецифической реакции, отличный от стресса. Можно сказать, обнаружили другую функциональную систему, активизирующую защитные и регулятивные подсистемы организма. И что особенно важно, стало понятно, как эту функциональную систему можно включать, переводя организм в более продуктивные и целительные состояния.

Важно, что реакция активации оказалась связанной не только со здоровьем, но и с психическим здоровьем. И, самое интересное, что реакция активации, по всем приведенным и Л. Х. Гаркави и Н. Н. Исмуковым характеристикам, близка именно состоянию вдохновения. Можно отчетливо видеть, что по своим характеристикам состояние вдохновения – это максимум, пик стойкой реакции активации.

Так, Исмуков наделяет состояние активации характерными чертами. Признаки стабильной реакции активации, по Исмукову: легкость, бодрость, хорошее настроение, высокая физическая и умственная работоспособность, крепкий и качественный сон (для того, чтобы выспаться, нужно гораздо меньше времени, чем обычно; просыпаешься рано, хорошо отдохнувшим). В этом состоянии больные излечиваются от хронических болезней.

Гаркави также использует в описаниях повышенной реакции активации и чувство легкости – «не хожу, а летаю», увеличение работоспособности и общей активности.

Обратите внимание на такой признак, как легкость, поставленный на первое место и Исмуковым, и Гаркави. Наши исследования выделяют именно этот признак в качестве наиболее характерных для состояния вдохновения. О легкости говорит и автор концепции потоковых состояний М. Чиксентмихайи, и А. Маслоу, и Х. Алиев, и многие другие авторы. Высокая физическая и умственная работоспособность также настолько прочно закрепилась за состоянием вдохновения, что стала энциклопедической характеристикой. Как известно, под вдохновением понимается особое состояние человека, которое характеризуется, с одной стороны, высокой производительностью, с другой – огромным подъемом и напряжением сил человека. Так отражается суть вдохновения в современных словарях и энциклопедиях.

Рейтинг@Mail.ru