Вернуть молодость средствами вдохновения и воображения (современные эксперименты, исследования, технологии)

Павел Стариков
Вернуть молодость средствами вдохновения и воображения (современные эксперименты, исследования, технологии)

Глава 7. Вдохновение – лаборатория совершенства

В последние десятилетия внимание ученых, практиков все больше поворачивается в сторону понимания важности особых состояний сознания. Исследования показывают, что в такого рода состояниях многократно усиливаются возможности управления памятью, информационными потоками, творческой интуицией. Именно в этих состояниях появляется возможность перенастраивать и управлять системной организацией: влиять на психологические, нейрогуморальные, клеточные процессы.

Эти ресурсы становятся решающими, когда мы ищем средства излечения болезней, выходим к новым уровням достижений в спорте, творчестве и, конечно, в возвращении и сохранении молодости организма.

Если бы стали известны тайны «сомы» – напитка богов, делающих их бессмертными, то, скорее всего, это был бы напиток вдохновения, пробуждающий силы творчества и мудрость системной регуляции.

На возможности системной регуляции в особых состояниях сознания обращали внимание многие исследователи гипнотических феноменов. Познакомьтесь с некоторыми из множества накопленных к сегодняшнему дню экспериментальных данных.

Психиатр Юрий Александрович Поворинский, используя гипноз, внушал испытуемому, что тот пьет дистиллированную воду. В действительности был выпит концентрированный сахарный раствор. Результат оказался неожиданным: содержание сахара в крови не только не повысилось, но, наоборот, в первую треть опыта резко уменьшилось по сравнению с исходным. Наоборот, внушая, загипнотизированному, что он пьет не воду, а густой раствор сахара, получали увеличение сахара в крови [36]. Как вы помните, увеличение концентрации сахара в крови – один из симптомов процесса старения. Значит, есть возможность влиять на эти нежелательные изменения?

Внушением можно освободить от действия алкоголя и, наоборот, вызвать одними словами его действие, сообщает эксперт по истории гипноза Михаил Шойфет. Известный советский врач К. И. Платонов провел эксперименты с пятью испытуемыми, которым было внушено: «После пробуждения выпьете минеральную воду». А на самом деле после пробуждения ими было выпито 200 мл крепкого 20-градусного портвейна. Никаких признаков опьянения (внешних и вегетативных реакций) не отмечалось. Эксперименты были повторены другими учеными в прямом и обратном порядке. Внушаем, что принимаем алкогольный напиток, пьем воду и получаем опьянение [37].

Аналогично, мы видим реакции организма на внушенные слабительные, опиаты, адреналин и так далее.

Важно отметить, что в современных поисках «средства Макропулоса», то есть средства бессмертия, появилось принципиально новое: взгляд на организм с точки зрения системной регуляции.

Самая пессимистичная концепция – объяснять продолжительность жизни живых существ, их здоровье, жизнеспособность отсутствием или наличием определенных генов. Есть хорошие гены и это обеспечивает лучшие шансы. Неудачные гены отбраковываются. Так идет эволюция.

Но если рассматривать гены просто, как отдельные детали, то конструкция, созданная из этих фрагментов, будет больше зависеть от того, как они соединятся в целое. Уже философы Древней Греции спорили. Что важнее? Вещество, из которого что-нибудь сделано, или форма, схема, по которой это сделано.

Появившаяся в конце двадцатого века наука – эпигенетика, обосновывала, что гены не все определяют, многое зависит от их системной конфигурации. Эта конфигурация жестко не задана, она меняется в зависимости от изменений среды. Посредством чего обеспечивается необходимая для течения жизни гибкость и адаптивность. Но такая свобода предполагает и важность регуляции, настройки системы. Многие элементы таких настроек, технологий решения системных конфликтов и противоречий еще только создаются в лабораториях природы и культуры.

Мир возможностей требует понимания законов организации систем. Отсутствие знания этих законов, игра по законам случая, вслепую, порождает множество вариантов уродливых систем и очень редко – приближение к совершенству.

Посмотрите, на что способна психика человека в состоянии гипноза. Попробуйте взглянуть на результаты этих экспериментов через призму вопросов о том, на какие чудеса способна эффективная организация частей в целое.

Часто люди, реагируя на новые факты относительно возможностей человеческого организма, говорят: «Это просто самовнушение». Да! Это внушение. Но как такое возможно, какие системные механизмы обеспечивают эти феномены?

Французский нейрофизиолог д-р Тагэ (Targuet) в экспериментах с девятнадцатилетней девушкой показал, что возможности остроты зрения и синтеза информации в гипнотическом состоянии просто поразительны. Тагэ рисовал на лице испытуемой рисунки, а затем предлагал ей смотреть на лист обыкновенного глянцевого картона. Гипнотизер внушал, что она держит не лист картона, а зеркало. Удивительно, что девушка видела «отраженные» в нем рисунки на своем лице. В обычном состоянии человек видит только белый лист бумаги. А когда позади головы девушки держали открытую книгу, она могла читать на своем импровизированном зеркале (листе глянцевого картона) буквы в обратном порядке и читала их справа налево [38].

Такие же чудесные способности открываются и с другими чувствами: слухом (можно услышать почти неслышный звук за несколько помещений), обонянием… Достаточно света, пропускаемого через игральные карты, чтобы испытуемые узнали с изнанки каждую из них. Получается, в гипнотическом состоянии практически каждый может воспользоваться этими чудесными способностями. Почему же их не встретить в обычном поведении людей? Отчасти объясняет это следующее наблюдение.

Александр Бертман рассказывает, что в его экспериментах с гипнотическим состоянием испытуемый, принимая бутылку за зажженную свечу, мог работать в потемках. Воображаемый им свет бутылки был вполне реальным освещением. Но если в комнату проскальзывал слабый свет, например, луны, испытуемый жаловался, что солнце ослепляет его [39].

Как правило, живые системы, в том числе нервная система человека, адаптируются к некоему среднему обычному уровню. Иначе мозг бы пострадал от слишком сильных сигналов из окружающей среды. Есть фильтры, которые регулируют интенсивность сигналов. Для живых систем важно не допустить конфликтов различных функциональных задач, тонко их дифференцировать друг от друга.

Отсюда, чем сложнее становится система, тем она становится жизнеспособнее, больше появляется возможностей различения и дифференцировки сигналов и управления внутрисистемными процессами.

Важно понимать, что путь к совершенству, гармонии не может быть построен на упрощении систем, их примитивизации, наоборот, это есть путь к большей сложности. Но неизбежно возникают и системные проблемы, которые требуют развития более совершенных механизмов регуляции.

Что мы знаем о совершенстве? В процессе исторического развития человеческой цивилизации сформировались различные образы совершенства – идеалы, нарисованные кистями красок уникальных культур. Рассматривая их все вместе, мы видим, что они отличаются друг от друга, несут отпечатки эпох, общественного уклада.

Интересно, что в современных направлениях системного подхода проявилось определенное сходство с идеалами совершенства, выработанными даосской алхимией. Кстати, именно в этом учении в течение тысячелетий были разработаны уникальные подходы для достижения долголетия. Легенды рассказывают о различных адептах, живших удивительно долго в полном здравии.

Если говорить кратко о Дао, то это – непознаваемый до конца разумом путь, которого следует держаться. Здесь нет окончательного состояния, финала. Дао – это путь, который никогда не кончается и ведет ко все большему совершенству.

Многие психологические и социальные технологии показывают эффективность такого системного подхода. Важен сам процесс движения, но в соответствии с некоторыми системными правилами, которые превращают это движение в творческое, в движение к большим возможностям, эффективности, жизненности. Например, такие практики развиты в процессинге, мягком системном подходе, интерактивном планировании и многих других направлениях.

Этому же принципу учат и многие религии. Довериться Богу, но при этом соблюдать правила – этические нормы.

Сейчас мы не будем обсуждать тонкости этических и религиозных систем. Эта книга обращена к технологиям и их возможностям. Но при этом в ней акцентируется важность феномена вдохновения. Совершенство системы открывается именно в состоянии вдохновения, которое одновременно проявляется в человеческом поведении как достоинство, любовь, добро, красота, единство [40].

Это удивительно, когда один феномен выступает и целью, и средством развития системы. В нем творчество жизни осуществляется легче, удачнее, оно само – и способ творения, и его результат.

Получается, что состояние вдохновения есть универсальный ключ к возможностям человека, когда эти возможности – не уродство специализации, а более совершенный уровень организации системы, слаженной работы ее отдельных частей. Но нужно понимать, что образ совершенства, задаваемый состоянием вдохновения, не окончателен, он в значительной степени субъективен, индивидуален. Это действительно больше путь, чем финал. Поэтому совершенные состояния трудно узнать. Они скрываются от примитивной, буквальной точки зрения. На них нельзя указать пальцем и возгласить: вот таким надо быть, а всё, что не соответствует идеалу, должно быть изменено.

Первым из психологов, кто обратил внимание на это обстоятельство, был Абрахам Маслоу. Он назвал такие совершенные состояния пиковыми переживаниями, а сам процесс развития человека самоактуализацией, что очень близко понятию Дао – пути, который никогда не кончается и ведет ко всё большему совершенству.

С точки зрения Маслоу, пиковые переживания открывают лучшие стороны индивида. Они являются и целью, и средством самоактуализации, мгновениями, когда человек проявляет своё «я». В жизни каждого человека бывают такие моменты. Задача терапии и обучения – помочь людям испытывать пиковые переживания как можно чаще. Пиковое переживание даёт максимум информации и о здоровье и отдельного индивида в его поиске себя, и об универсальных вершинах человеческой природы [41].

 

В своё время этот же принцип, который с таким трудом находит своё место в современной педагогике, профессиональной деятельности, был сформулирован и К. С. Станиславским: «Пусть начинающие сразу познают, хотя бы в отдельные моменты, блаженное состояние артиста во время нормального творчества» [42, с.454].

А. Маслоу провел исследование успешных, самореализовавшихся людей и обнаружил, что все они испытывают и испытывали пиковые переживания.

С точки зрения Маслоу, нормальная приспособляемость среднего, здравомыслящего, благоразумного человека подразумевает постоянный и «успешный» отказ от этих глубин человеческой природы. Отгораживаясь стеной от своего внутреннего ада, человек цивилизации так же отгораживается и от своего внутреннего рая – пиковых переживаний, вдохновения. «Крайним проявлением этой позиции является маниакальная личность, холодная, непроницаемая, осторожная, закрепощенная, полностью себя контролирующая, не способная смеяться, играть, любить, доверять, совершать глупости или детские поступки. Ее воображение, ее интуиция, ее мягкость, ее эмоциональность, по большей части, подавлены или изуродованы» [43, с.180].

Так, например, рассуждают подростки о своем теле. Они рассматривают его как бы глазами других людей. «Мои ноги – слишком короткие, губы – узкие». Но когда в ходе специальной работы со своим телом, осознания его, по мере психологического взросления, происходят изменения, то появляются новые описания, идущие как бы изнутри. Как устанавливает психолог Т. С. Леви, в результате такой развивающей работы с телом меняется его восприятие. Начинают преобладать положительные характеристики, увеличивается метафоричность высказываний, «образуется «сплав» ощущений, чувств, личностных смыслов (чувство жизни, энергия, солнечный свет, воодушевление, полет, песнь души, тепло разлилось, радужность, распустившийся цветок, присутствие, озарение, открытость, мягкость, наполненность любовью, внутренняя свобода, внутренний стержень, благодать и др.)» [44, с.428]. Если вы читали первые наши книги о вдохновении и его структуре, то без труда узнаете по этим эпитетам характеристики вдохновения.

Важно уметь настраиваться на совершенные состояния. Такие психотехнологии существуют и постепенно развиваются. Чрезвычайно важно, что совершенные состояния обладают уникальными свойствами. Они служат средством настройки целостности сложных систем психики, организма.

Отметим, что, несмотря на всю свою важность, существуют серьезные методологические трудности определения таких совершенных состояний. Если они уникальны и индивидуальны, то можно ли их сопоставить друг с другом и как-то описать их?

Различные авторы используют разные понятия, например особые продуктивные состояния или расширенные состояния сознания (В. Козлов), или пиковые переживания (А. Маслоу), или потоковые состояния (М. Чиксентмихайи), или состояния озарения (Г. Бенсон, У. Проктор).

В этой книге и предыдущих книгах автора о вдохновении такие состояния называются вдохновением, но описываются структурно, через набор характеристик. Знание этих характеристик позволяет создать техники управления состоянием вдохновения.

Вдохновение соотносится с набором определенных характеристик: спонтанность, интегративность, «выстрелы только в яблочко», ощущение единства с чем-либо, яркость чувств и воображения, легкость, изящество, ощущение своего потенциала, высокая самооценка.

И, прежде всего, среди всех этих характеристик стоит выделить одну, ключевую. Состояние вдохновения – это «великий интегратор». Ещё Маслоу отмечал, что в такого рода состояниях «человек чувствует себя более целостным, чем в любое другое время, более целенаправленным, более гармоничным и собранным, организовавшим более эффективное и слаженное функционирование всех своих частей, более «синергичным» [45, с.138]. Это сопровождается максимальным использованием своих способностей, ощущается как непринуждённость, лёгкость, грациозность.

Великие спортсмены, художники, творцы, лидеры и руководители ведут себя именно так, когда функционируют наилучшим образом. В такого рода состояниях человек становится в большей степени творческим, действует из творческого центра своей индивидуальности.

Надо понимать, что в наше время кардинально меняется представление о творческом процессе и его возможностях. Если первые концепции креативности строились из отождествления творческих способностей с оригинальностью, непохожести на других, то сегодня рождается представление о творчестве как универсальном, космическом событии, особой точке в пространстве и во времени, когда рождается Космос из Хаоса, примиряются противоположности и в этом видится фундаментальное значение вдохновения в жизни человека и общества.

Сегодня взгляд на творчество и его ближайшего спутника – вдохновение, меняется. Творчество рассматривается как совершенный модус человеческого бытия (становление, целостность, свобода, самовыражение). Такие подходы развиваются в рамках гуманистической, экзистенциальной, трансперсональной психологий.

Так, Карл Роджерс (один из известных представителей гуманистической психологии) приписывает творчеству следующие свойства. Во-первых, каждый человек обладает потенцией к глубокому и конструктивному творчеству. Во-вторых, соприкосновение со своей творческой сущностью есть одновременно соприкосновение с универсумом, с универсальным источником энергии. В-третьих, для Карла Роджерса характер творчества есть интегративный процесс, который порождается всем нашим организмом, а не только интеллектом, может приводить к созданию некоторого продукта, но может проявляться и в построении взаимоотношений между людьми, результируется в усилении нас самих и в новом состоянии сознания себя и мира вокруг нас.

Близкую концепцию творчества развил А. Маслоу. В его представлениях ошибкой является попытка мерить творчество категориями «продукции», бессознательно связывать творчество только с определенными общепризнанными сферами человеческой деятельности. Маслоу ставил знак тождества между творчеством и способностью интегрировать, соединять воедино разные, противоположные элементы. Великий художник образовывает единство из несочетающихся цветов и несовместимых форм. То же самое делает и великий теоретик, когда он соединяет непонятные и противоречивые факты, чтобы мы могли видеть, что они на самом деле части одного целого. То же самое совершают великий государственный деятель, великий изобретатель, великий родитель. Все они «интеграторы», способные соединять в целостность разные и даже противоположные элементы. А способность интегрировать определяется нашей собственной целостностью, которая максимально прирастает в моменты творческих взлетов, вдохновения, пиковых переживаний.

В этом контексте понятно, что состояние вдохновения занимает особое место и в творчестве, и в управлении сложными, живыми системами. Примеры таких систем: организм человека, психика, окружающая среда, сама жизнь, переплетающаяся множеством взаимовлияний.

Доктор психологических наук, автор нескольких книг по развитию интеллектуальных и творческих способностей Березина Татьяна Николаевна считает, что сегодня лишь в пике творчества, вдохновения (на короткое время) наше состояние приближается к естественному состоянию человека будущего. В такие моменты некоторые новые способности оказываются возможными для человека настоящего. В качестве примера она рассматривает эволюционное усложнение мозга человека и определяет основное направление эволюции – структурно-функциональное усложнение лобных отделов коры. Именно формирование лобной коры и её молодых участков – фронтальной коры – увеличивает возможности контроля над так называемой подкоркой, позволяет регулировать многочисленные инстинкты и вегетативные переживания (голодно, холодно и т.д.), вызывает торможение гипоталамических эмоций гнева, страха, агрессивности, в том числе и стрессовых реакций, тесно связанных с процессами старения [46].

Наоборот, даже легкие повреждения лобных долей необратимо разрушают эмоциональную сферу человека, исчезают тонкие и сложные эмоции, человек становится грубым, невыдержанным, агрессивным, не способным на привязанность и нежные отношения [47]. Нашими исследованиями показано, что вдохновение действительно окружено множеством сложных эмоциональных переживаний: чувством единства с другими людьми, миром в целом, эстетическими чувствами, ощущениями социальной близости, поддержки, одобрения, любви. Вдохновение, по своей сути – антипод стрессовой реакции, способно контролировать стресс, восстанавливать равновесие.

Известно, что стресс угнетающе действует на иммунную систему, усиливает оксидантные процессы, повреждает клетки мозга и, таким образом, способен укорачивать продолжительность жизни. Но результат действия стресса во многом зависит от гормонального фона в фазу выхода из стрессовой ситуации. Среди систем защиты организма от повреждающего действия реакции на стрессорное воздействие центральное место занимают эндогенные, т.е. вырабатываемые самим организмом, опиаты [48]. Они производятся организмом в состоянии вдохновения. Именно в этот момент человек испытывает возвышенные психологические эмоции, свободу от страхов, опасений, сомнений, всевозможных оков и тормозов, ощущает непринужденность, легкость, грациозность.

Наоборот, рассматривая изменения эндокринной системы при старении, хроническая дизрегуляция опиатэргических стресс-лимитирующих систем (то есть систем, дающих возможность испытывать наслаждение) имеет самое прямое отношение к возникновению возрастных нарушений поведения, настроения и развитию психических расстройств. Индивиды с недостаточным потенциалом опиатэргических стресс-лимитирующих систем оказываются более подвержены риску возникновения болезней нарушенной адаптации [49].

Поскольку эндогенные опиаты связаны с генерацией положительных эмоций и всех форм удовлетворения в ЦНС, достигая своего максимума в состоянии вдохновения, пиковых переживаниях, то становится понятной и биохимически обоснованной концепция Селье о возможности стресса без его опасных последствий – дистресса. Но, и это важно, что такой полезный стресс, без вредных последствий, а позже мы покажем и его лечебное, восстанавливающее действие, тесно связан именно с состоянием вдохновения.

В 2007 году Стив Коул с соавторами показали, что стресс – особенно социальный – поражает не только мозг. Он просачивается глубже и достигает ДНК [50].

Наоборот, особые состояния сознания, соотносимые с вдохновением, оказывают позитивные воздействия на организм человека на таком же глубоком уровне. Один из первых на большом статистическом материале это доказал Бенсон, исследуя последствия практики трансцендентальной медитации (ТМ).

В 1960-х гарвардский кардиолог Герберт Бенсон с удивлением обнаружил, что приверженцы трансцендентальной медитации могли войти в сверхрасслабленное состояние, при котором у них замедлились дыхание, метаболизм и сердцебиение [51].Бенсон назвал такое состояние реакцией релаксации. Оказывается, что она противоположна стрессовой реакции.

Если последняя запускается симпатической нервной системой, то реакция релаксации обеспечивается нервной сетью обратного действия – системой парасимпатической. Именно она успокаивает после острых ситуаций и возвращает к делам не срочным – пищеварению, сексу, росту и восстановлению, которыми люди занимаются в покое и безопасности.

В дальнейшем Бенсон в течение многих лет работал над психологическими техниками, соединяющими релаксацию и активное поведение. Оказалось, что такой синтез в результате рождает состояние вдохновения и пиковые переживания. Как показали исследования, именно в эти особые моменты (Бенсон назвал их состояниями озарения) индивидуумы выходят на новые уровни своих достижений в спорте, творчестве, омоложении организма.

Среди исследований о пользе особых состояний сознания следует упомянуть и результаты экспериментов Сары Лазар. Мозговая кора людей, восемь недель занимавшихся медитацией по программе МВСТ, включая префронтальную область, стала толще на одну десятую долю миллиметра [52]. Изменение небольшое – но важное для современных представлений о возможностях нервной ткани. Этого хватило, чтобы показать, что медитация способна изменять анатомическую структуру мозга. «Это настоящий переворот», – считает Лазар. По сравнению с контрольной группой у тех, кто прошел восьминедельную программу МВСТ, увеличился объем серого вещества в зонах, ответственных за обучение, память и управление эмоциями, включая гиппокамп. Кроме того, у них уменьшилось ощущение стресса, это изменение сопровождалось снижением плотности серого вещества в миндалине [53].

 

В наших исследованиях было показано, что ощущения социального одобрения, самоуважения, единства, любви являются некоторыми из эмоций, тесно связанных с состоянием вдохновения. Чем чаще люди входят в состояние вдохновения, тем более они социальны, в лучшем смысле этого слова. Одним из первых одновременное развитие этих лучших человеческих проявлений связал вместе автор психодрамы и социометрии Якоб Морено.

Исходя из этой взаимосвязи, могут быть понятны факты о том, что на продолжительность жизни влияют социальные чувства, близость с другими людьми.

На уровне статистических закономерностей можно выделить в этом направлении начавшиеся в 1950-х исследования эпидемиолога Джеймса Хауса. Его данные позволили осознать, что социальные связи буквально поддерживают в нас жизнь. Оказалось, что вероятность смерти в ближайшие десять лет тех взрослых, кто сообщал о меньшем объеме социальных связей и дел, существенно увеличивалась [54].

В 2010 году американские ученые проанализировали данные 148 исследований, в которых наблюдалось более 308 тысяч человек, и сделали вывод, что дефицит прочных социальных связей удваивает риск смерти от всех возможных причин [55].

В противоположность этому, люди, находящиеся в сердечных отношениях, ведущие насыщенную жизнь и чувствующие себя встроенными в группу «не так часто болеют и живут дольше».

Следует обратить внимание на то, что статистика, достоверно фиксируя проблемные состояния и благоприятные тенденции, не в состоянии охарактеризовать все положительные ресурсы состояния вдохновения. Ведь в такие особые моменты человек может выйти за рамки обычного и действительно становится творцом не только своей судьбы, но и своего организма, своей индивидуальности.

В состоянии вдохновения появляется возможность превосходить ограничивающие лимиты природы, в том числе реструктурировать и настраивать систему нейрогуморальной регуляции. Эти возможности только начали осознаваться современной психологией буквально в последнее десятилетие.

Рейтинг@Mail.ru