По ту сторону сказки. Околдованные в звериных шкурах

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Околдованные в звериных шкурах

Глава 1. Сокол со стрелой

Взгляды, взгляды. Хихиканье за спиной. Пренебрежительные смешки и верчение пальцами у виска. Почти весь класс развлекался над Катериной. Мишка, разумеется, не смог долго хранить всё увиденное в тайне. Сначала пара мальчишек услышала от Мишки про странные вещи, которые происходили совсем недавно с их одноклассницей. Посмеялись, потом рассказали ещё кому-то, и вот уже про потрясающие события в пустом классе услышали и все остальные! Как это не удивительно, но две самые вредные девчонки класса узнали эти потрясающие новости самыми последними! И как назло Степана в это день в школе не было. Приехали его родители, и на уроки он не пошел. Катерина сначала делала вид, что ничего не видит и не слышит. Но, когда несколько девчонок перегородили ей проход и с издевкой потребовали показать и им такие же чудеса, которыми она морочит голову мальчишкам, этот метод уже не сработал.

– Я никому голову не морочу. – стараясь говорить ровно и спокойно сказала Катерина.

– Да ладно, а Миша вот что рассказывал? – красавица Лена опасно сверкнула глазами. – Про Черномора и каких-то там волков и кота-Баюна. – Ты, вроде как волшебница? Так давай, покажи нам, что ты можешь?

– Зачем?

– Как зачем? Чтобы мы знали, что ты не подлая вруха, а действительно волшебница! – расхохотались ей в лицо девчонки.

– Я не волшебница, Лена. И никогда не никому такой глупости не говорила! – Катерина подозревала, что выстоять против Кащея легче, чем против одноклассников.

– Да, а что же ты тогда делаешь, чтобы Степан за тобой таскался?

– Он не таскается. Пропусти, пожалуйста. – Катерина спокойно пошла на девчонок.

Тут её схватила за руку Любка. Самая вредная и истеричная девочка в классе, она заводилась сама и заводила окружающих просто из любви к разным ссорам и конфликтам. Катьку она обычно не замечала, с ней ссориться было не интересно, а тут со всей жаждой скандала дернула её за руку и потребовала признаться во лжи.

– Ты должна немедленно сказать, что никакого Лукоморья не существует! Поняла? Говори!

Катерина очень спокойно повернулась к ней. – Люба, я такого сказать не могу и не буду!

– Ах, ты врунья! – Люба подняла руку. Может толкнуть хотела, а может и ударить, кто знает, но только вот ничего у неё не получилось, потому что руку ей пришлось опустить. Точнее её руку опустил Кирилл, силой.

– И ничего она не врет. Я сам видел. И Мишка видел. А ещё на неё махнешь, пожалеешь. Поняла? Уйди. – он отпустил Любу и исподлобья глянул на девчонок. Те тут же быстро разошлись. Все знали, что с Кирюшей лучше не связываться.

– Спасибо. – Катерина улыбнулась. – Я не ожидала, что они так… Среагируют.

– Да ладно тебе. А Мишка гад! – Кирилл мрачно глянул в коридор, где упомянутый Мишка бочком, бочком убирался из его поля зрения.

Большая перемена прошла. Все заняли свои места. Начался урок литературы, и тут Люба подняла руку.

– Светлана Борисовна, а что, действительно существует место, где живут сказочные герои?

– Люба, ну что ты за глупости говоришь?

– А это не я говорю, а Катя Славина всем внушает. И Кирилл теперь в это верит и Степан, и Миша что-то такое видел.

– Люба, это просто ерунда! Сядь, пожалуйста! Катя, что такое я слышу?

Светлана Борисовна была не просто учителем, а учителем со вторым высшим образованием, чем она чрезвычайно гордилась, и всем пыталась продемонстрировать свои профессиональные навыки психолога. Обожала разбирать всевозможные конфликты, реальные и выдуманные, и даже совершенно не существующие.

– Катя, неужели ты можешь в такое верить? Встань, и расскажи всему классу, что это ты такое говоришь про какие-то фэнтэзи? Такая разумная и взрослая девочка. Катя! Я к тебе обращаюсь! Встань!

Катерина, когда услышала Любку, и поняла к чему дело идет, чуть не выскочила из класса и вдруг почувствовала, какую-то странную вибрацию на правом боку. Она ничего не могла понять, пока не сообразила, что это сумка. Серая сумка, скрытая пером Жаруси. Она прижала ладонь к правому боку и ощутила, как вибрация переходит в звук, громче и громче!

– Катя, выключи мобильный и отвечай немедленно!

– Светлана Борисовна, разрешите мне выйти! – Катя поднялась на ноги и звук стал ещё громче. Пронзительный тревожный, не звонок, а как крик… Далекий хриплый клекот птицы.

– Нет,никуда ты не выйдешь! И я жду ответ. Ты должна немедленно признаться классу, что ты просто говорила о … О чем бы ты там не говорила, так это фантазии, которые ты спроецировала в реальность, трансформируя свои комплексы. Катя! Я жду и выключи свой смартфон или что там у тебя! Немедленно!

Катерина поняла, что во-первых то, что издает такие звуки, это зеркало из Лукоморья, во-вторых, там случилась беда, а в третьих, ей в данный момент почему-то бесконечно безразлично, что подумает или сделает Светлана Борисовна! Она стремительно шагнула к двери, но Люба подскочила и загородила собой проход, как на перемене.

– Катя! Сию же секунду! Я требую! – Светлана Борисовна возмущенно постучала ладонью по столу, призываю мятежную ученицу к порядку.

Катя не глядя на Светлану Борисовну, шагнула назад к задней стене класса, коснулась плеча, и там ярко что-то вспыхнуло. Откуда-то через плечо появилась серая сумка, звук усилился. Катерина не глядя ни на кого, выхватила оттуда зеркальце и ахнула. В зеркальце был виден очень знакомый сокол, летящий над заснеженным лесом, причем уже из последних сил. Он едва не задевал деревья, удерживался только тем, что планировал. Из крыла торчала короткая стрела.

Катерина повернулась спиной к верещащей учительнице и ошалевшему классу и тихо позвала ворота.

– Пусть из слов клубок сплетется путевой…

Задрожал воздух, на фоне шкафов начали сплетаться столбы, ворота возникли очень быстро. Кто-то вскрикнул, Светлана Борисовна, наоборот резко замолчала, будто её кто-то заткнул.

Катерина широко распахнула ворота и за ними все находящиеся в классе увидели огромное заснеженное поле, над которым из последних сил летел раненная птица. Катя быстро шагнула ему навстречу, на снег, поймала уже падающего Финиста, и так же быстро отступила, закрыв ворота и махнув на них рукой, отчего ворота начали бледнеть и растворяться в воздухе. А сама глянула на Финиста, и прикусила губу. Тот выглядел откровенно плохо. Слишком много сил потратил на то, чтобы позвать Катерину и долететь до неё. Она решительно скинула со своей половины парты учебники и так же ни на кого не глядя, положила на неё умирающего Сокола. Два флакона с водой достала автоматически.

– Я должна вынуть стрелу. Потерпишь? – она уже чуть не плакала, но вопрос задавала решительно. Стрела пробила крыло насквозь.

Сокол что-то хрипло проклекотал.

– Кир, иди сюда! – Катерина командовала так, будто и не сомневалась, что Кирилл окажется рядом. – Придержи вот так. Руки не отпускай.

Достала из сумки кусачки для когтей, которыми регулярно ровняла когти на задних лапах Баюна, так как скусывать их он их, как делают все остальные кошки, не любил. Быстро и решительно перерезала древко у наконечника стрелы и выдернула её из крыла. Глаза Сокола закатились. Кто-то из девочек заплакал. Катерина развела перья, и капнула из одного флакона на окровавленное крыло, рана сомкнулась, капнула из второго, с живой водой, на то место, где только что было страшное сквозное ранение, крыло стало целым и невредимым. Даже шрама не осталось. Решительно подняла запрокинутую голову, и капнула в клюв. Сокол встрепенулся и открыл глаза. Катерина закрыла флаконы, убрала их, кусачки и зеркало в сумку. Краем глаза увидела в зеркале, пока его убирала, как выехавшие из леса всадники растерянно ищут убитого или раненного сокола в заснеженном поле. Прикоснулась к перышку и скрыла и сумку и само перо. Сокол уже с самым независимым видом чистил перья на её парте.

Катя, так же не глядя на окружающих, подошла к окну, открыла его и спросила у птицы:

– Ты туда? Или тебе врата вызвать обратно?

– Спасибо милая! Я пока тут побуду! Благодарю за помощь! – последнее он адресовал Кириллу. Взлетел, сделал круг по классу, непринужденно задел крылом отшатнувшуюся было Светлану Борисовну по плечу, и легко вылетел в окно с пронзительным криком.

– Выпендежник! – прошипела про себя Катерина. И, тяжело вздохнув, повернулась к классу.

– Светлана Борисовна, извините, пожалуйста, но я никак не могу признать, что Лукоморья не существует, или что это мои, как вы сказали? Фантазии спроецированные в комплексы, или наоборот? Лукоморье реально, оно существует, и довольно активно живет. Да вы сами видели… А теперь позвольте мне выйти?

Она промаршировала мимо остолбеневшей учительницы и одноклассников, прихватив свой рюкзак. Аккуратно закрыла за собой дверь, прошла по коридору, завернула за угол, и прислонившись к стене, съехала по ней на пол.

– Кать, ты как? – Катерина подняла голову и увидела перед собой Кирилла, он протягивал ей учебники, пенал, тетрадь, всё что она скинула на пол, когда спасала Финиста. Она покачала головой.

– Не знаю пока. И спасибо, что вещи принес!

– Давай руку. Вставай и пошли, а то сейчас народ помчится тебя искать! Там прямо жуть чего творится, а Светка как окаменела, только глазами хлопает и молчит.

Он помог Кате подняться и потянул к лестнице, а потом вниз, подальше от класса. – Пошли, пошли.

– Кир, спасибо тебе. Ты мне очень помог. – Катерина была изумлена чрезвычайно, и произошедшим с Финистом и тем, что ей помогает Кирюша!

– Я же почти не держал. Ты сама справилась.

– Я не об этом. Спасибо, что раньше поддержал, и не Финиста, а меня.

– Да не за что. А это Финист? А, а как ты меня назвала?

– Кир. Тебе не нравится? Извини, я буду Кириллом звать.

– Нет, знаешь, очень нравится. Кир! Меня так никто не называл. – призадумался Кирилл, а потом решительно кивнул головой. Новое звучание его имени ему и правда понравилось!

 

Они услышали над головой грохот, как будто табун коней стучал копытами. И переглянулись.

– Наши! Тебя ищут! Слушай, это последний урок. Как насчет просто смыться? Хуже-то всё равно не будет! – предложил Кирилл.

– А охрана внизу? Не выпустят же. Урок только начался.

– Да ладно тебе. Охрана… Фрр, подумаешь! Пошли! – Кир усмехнулся пренебрежительно.

И они смылись бы, если бы не одноклассники!

– Кать! Стой, пожалуйста! Кать! Не уходи, а?

Катерина оглянулась, за ней стоял почти весь класс.

– Кать, это же и правда? Да? Ну, другой мир? Я же видел!

– Да мы все видели!

– И снег! Снег! Я снежинку поймал. У меня рука мокрая даже, она растаяла! Как настоящая!

– Она и есть настоящая. – улыбнулась Катерина. – Это и правда и другой мир, и наш одновременно. Лукоморье. Они живут потому, что мы в них верим, и умирают, если не верим, не помним, и безразличны к ним. А они… Они достойны того, чтобы быть. Понимаете?

– Ты и правда волшебница?

– Да нет же. Я сказочница. Я могу читать их сказки и будить их. Но, гораздо лучше, если эти сказки читаю люди тут и сказки в Лукоморье не засыпают в тумане.

– Кать, нам надо куда-то убраться из коридора. Иначе сейчас нас тут обнаружат, и проблем будет куча. – Кирилл, как человек опытный в нарушении всевозможных порядков, понимал, когда можно шуметь в коридорах, а когда лучше не надо. – Да, а Светка где?

– В классе сидит и молчит. – доложил кто-то из ребят.

– Блин! Не похоже на неё. – Катерина вспомнила, как Финист задел её крылом и встревожилась. – Он вообще-то родственник Яги, так что кое-что может, наверное.

– Кто?

– Да Сокол же! Финист-Ясный Сокол. – Катерина обернулась к одноклассникам, спешащим за ней по коридору в класс. – Вот видите, сказку-то не помните, не мудрено, что у него чуть семью туман не усыпил!

Она заглянула в класс и обнаружила Светлану Борисовну, ласково улыбавшуюся им.

– А, заходите, заходите, что-то звонка долго нет. Наверное, сбой какой-то. Садитесь, пожалуйста, начнем урок. Да, Люба, ты хотела мне что-то сказать?

Люба багрово покраснела и помотала головой, стараясь на Катерину не смотреть.

– Ааа, показалось мне, наверное. – благожелательно кивнула Светлана Борисовна.

Катерина села на свое место и с облегчением вздохнула и широко улыбнулась, услышав укоризненный шепот Кира:

– Вот, и урок не прогуляли! Из-за тебя!

Урок литературы тянулся как сытый удав, правда, Светка никого не спрашивала и была пугающе ласкова и вежлива со всеми. А потом безмятежно вышла, как только прозвенел звонок, напрочь забыв задать домашку. Катерина начала быстро собирать рюкзак, и тут осознала, что вокруг плотным кольцом столпился весь класс и все смотрят на неё.

– Что?

– Кать, расскажи нам. Пожалуйста.

– Кать, а правда, ты на волке летаешь? И что кот говорящий есть?

– Правда.

– А зачем Сокол прилетел? – вдруг спросил Кир.

– Да, ты и правда умеешь видеть главное. – Катя кивнула ему.

– Я??? – Кир покраснел до ушей.

– Да. Конечно ты. Я не знаю пока, зачем он прилетел. Скорее всего, ему надо было скрыться от стрелков, которые на него охотились.

У всех по спине прошел холодок. Стрелки… Вон на полу валяются обломки стрелы, которые не заметила Светка. Кир поднял обе её части, измазанные кровью.

– Давай. – Катя протянула руку и забрала их. – Может, опознают, кто стрелок.

– Кать, а ты так умеешь?

– Что умею?

– Ну, стрелять, на мечах там…

– Нет, это Степан. Это по его части. Мне оружие брать не разрешают. Я только говорить умею. – она отвечала на кучу подобных вопросов, когда в окно стукнули. Класс замер. С той стороны завис Волк.

– Ой. Прости, пожалуйста! – Катерина кинулась к окну, но оно само распахнулось, Волк влетел и мягко опустился на пол.

– Я тебя как человека прошу. Задерживаешься, звони! Что тут у вас стряслось? – он делал вид, что не замечает жмущихся к стенкам школьников.

– Финист вызвал. Я не очень ещё поняла как. Его подстрелили. Вот. – Катерина сунула Волку стрелу.

– Фуу, это уже не смешно. – Волк обнюхал стрелу и фыркнул. – Убери пока. Кот разберется.

– Да, смешно как-то не было. – подтвердила Катерина, пряча стрелу в рюкзак.

– Давай домой. Садись. А вы… – Волк наконец-то «заметил», что в классе полно народа. – А вы, ещё раз Катерине гадости начнете делать, можете пенять на себя!

– Волк, ну что ты! Никто мне гадости не делал. – Катя улыбнулась одноклассникам, те несмело её поддержали.

– Кать, пропуск давай. Отмечу. – сказал ей Кир. Катерина, кивнула, вынула пропуск и отдала ему, а сама под ошарашенными взглядами класса, села верхом на широченную спину Волка, тот легко взвился в воздух и вылетел в окно, которое за ним мягко закрылось. Оставив за стеклом совершенно ошалевших Катиных одноклассников и Кирилла, наконец-то добравшегося до Мишки, и прихватившего его за отворот пиджака.

– Волк, прости, я не смогла придумать ничего другого! – Катерина испуганно потеребила бурую шерсть на загривке, пока они летели к дому.

Волк стремительно нырнул в открытую балконную дверь. И Катерина оказалась в своей комнате.

– Да о чем это ты? – удивился Бурый.

– Я же вызвала ворота на глазах у всех! И Финист… Ой, наверное, надо было как-то по-другому. просто там Мишка всем рассказал, и учительница не выпустила…

Волк только головой замотал. – Катюша, да что ты! Жалко только что тебе самой пришлось всё это делать. Что я с тобой не пошел. И мы это же не тайна. Ничего страшного, что эти твои узнали. Мы подозревали с Котом, что этот темноволосый проболтается.

– Ой… А я так испугалась, что сделала всё не так! – Катерина с размаху села на кровать и привалилась боком к её спинке.

– Катюшенька, радость моя! Что ты так расстроилась? Ничего не случилось, всё хорошо! Вот Финисту я бы хвост повыщипал бы с удовольствием! Куда его опять занесло? Да, стрелу покажи-ка! – завился вокруг Катерины Баюн.

Катя сообразила, что Кот всё видел во втором зеркале и Волк прибыл не случайно, и что они оба не сердятся! От облегчения выдохнула и вынула из рюкзака стрелу и подала Коту. Тот внимательно осмотрел оба куска, обнюхал и фыркнул.

– Наемники, похоже. Кому этот красавец наш опять насолил?

– Котик, а как он меня вызвал?

– А это можно… Трудно только очень, странно, что сил у него хватило с такой-то штукой в крыле. Силён ведь , бестолочь крылатая! И всегда силён был! Хорошо хоть я наше зеркальце тебе отдал, твое-то молчит, ты бы звук не уловила. Так, а сейчас он где?

Катерина проявила сумку и отдала Коту его зеркало, которое могло и звук передавать. Кот с интересом глянул, что-то пробормотав. – А, вот он! Точно, домой к себе отправился.

Филипп Соколовский с блаженной улыбкой валялся по горло в пене в огромной ванне. И явно наслаждался удобствами современного мира! Катерина поспешно отвернулась. Ещё надумает встать!

– Вот ведь безответственная тварь! И даже не подумал сюда долететь! – Кот явно начал злиться. – Волк! Слетай, вытащи его, а?

– Чего? – Волк покосился на зеркало и так явно завел глаза в потолку, что Катя чуть не расхохоталась. – Мне что, делать нечего? Так и представляю себе заголовки новостей: «Похищение известного актера Филиппа Соколовского таинственным летающим волком»! Кот, голову мне не морочь! За каким лядом он тебе сейчас понадобился?

– А пущщщай объяснит!!!! – Кот хлестал толстенным хвостом по собственным бокам, злясь всё сильнее.

– Да потом и объяснит, когда пену смоет. – хмыкнул Волк, глянув в зеркало.

– Котик, а можно мне спросить? – Катерина начала Баюна гладить, успокаивая его. – А вот что мне теперь в классе говорить? Или лучше их заморочить, ну, чтобы забыли?

– Перескажи, что было? Я же только картинку вижу тут. – Кот кивнул на второе зеркальце.

Катерина в подробностях рассказывала, а Кот глядя в зеркало, хмыкал. – Глянь, Мишке этому досталось!

Катерина посмотрела и увидела Мишку, утирающего скупую слезу в кабинете директора, но упорно твердящего, что это он сам об косяк стукнулся, и поэтому и синяк такой под глазом!

– Хороший удар! – одобрил Волк. – Кирюша ваш правильно его приложил! Толк с мальчика будет!

– Катенька, а знаешь, ты ведь всё хорошо сделала! Ничего не будем менять. И сказала всё правильно. Будут спрашивать, кое-что можешь рассказывать, мы сейчас с тобой обсудим, что именно. В Лукоморье будут проситься, говори, что туда только там живущие могут провести, ты не можешь, а то человек навеки во врата попадет и щепкой станет. Враньё, конечно, но не рискнут лезть, если надо будет при них Лукоморье открывать. Да, а ты прав, мой Бурый друг! Кира этого можно попробовать испытать. Хулиган, но свойский, так сказать, нашенского разлива! Но, вот что со Степочкой будееет! Даже интересно! – Кот хихикнул и потер лапы.

– А что Финист со Светланой Борисовной сделал? И как? И это пройдет? В смысле, она-то вспомнит? – Катерина не очень поняла про Кирилла и то, что его можно испытывать, но решила пока не уточнять.

– А! Вспомнит? Не, это вряд ли… А вот как долго подобрее будет? Боюсь, это очень временный эффект. – покачал головой Баюн.

Через несколько часов, когда Катерина крутилась под ногами у мамы на кухне, в окно стукнула когтистая соколиная лапа.

– Прилетел наконец-то! – ворчливо отреагировал Баюн и фыркнул.

– Добрый день всем! – Финист ударился о пол и тут же оказался красавцем, уже одетым в современную одежду, благоухающим изысканным парфюмом. Галантно поцеловал руку маме, самой Катерине, осмотрелся в поисках Катиной бабушки, а услыхав, что она на даче, изобразил шутовское отчаяние. Волку он помахал рукой, а оказавшись около Кота, вознамерился было его погладить, но, встретился взглядом с немигающими глазами Баюна, в дурном настроении поразительно напоминающем разъяренного манула. Резко передумал гладить Котика, и сделал вид, что просто так рукой помахивал. – Катюша, душа моя! Как я тебе признателен за спасение! Если бы не ты, мне была бы крышка! И так, знаешь ли обидно было помереть во цвете лет! Да ещё из-за такого, в сущности, пустяка! Хорошо, что у тебя есть живая вода! А я и не знал!

– Не мельтеши! Фигляр! – Баюн был в бешенстве. Он-то наделся увидеть раскаяние, возможно, покаянный вид, а этот… Этот воробей ощипанный опять строит глазки, будто ни в чем не бывало!

– Ну и фигляр. Работа у меня такая! Кстати, у меня тут столько предложений по работе привалило! Агент уже землю рыл, чтобы меня отыскать, а я тут как тут отыскался…

– Чего???? – тут уже взвыли оба, и Кот и Волк. Катю мама тактично увела и дверь на кухню закрыла. Впрочем, совершенно напрасно, орали все трое так, что было слышно, наверно и до дачи!

– Да ты!!! Ты!!!! Скоморох в перьях! Ты опять???!!! Какие тебе тут роли!!! Домой вали!!!

– А кто ты такой, чтобы мне указывать! Клок говорящей шерсти! А ты, вообще не лезь, твое дело девочку охранять, а ты где был?

– Всё! Достал! – рык Волка заставил Катерину вмешаться. Она быстро вошла в кухню.

– Вы орете так, что весь дом уже в курсе! Хоть окно прикройте что ли! Волк, ну, ты же его всё равно не укусишь! Так что и за горло не тряси!

Катина мама только брови подняла, глядя, как Катерина легко и непринужденно остановила свирепую атаку Волка, уже держащего Финиста за горло и прижавшего его к стене.

– Тьфу! Простите! – волчье «тьфу» явно относилось к Финисту, шею которого он попросту выплюнул, а «простите» к Катиной маме.

– Я так понимаю, что возвращаться ты не собираешься? – Баюн мрачно смотрел на Финиста.

– Правильно понимаешь! Не собираюсь. – Финист демонстративно отряхивал лацканы дорогущего пиджака.

– А Марьюшка? – хмуро уточнил Баюн.

– C её полного одобрения! – Финист отряхивался, но был абсолютно серьезен. – Моя тётушка бесценная заладила искать какие-то клады и золото, раз уж туман уходит. А я сдуру одну её просьбу выполнил…И сунулся куда не надо и к тому, к кому не следует, меня там уже забыли давно, а теперь вот опять всё припомнили… Ну, и ищут. И как-то очень много и активно. Отец-то дом и семью полностью защитил, а меня он прикрыть может, только если я в человеческом виде, как сокола меня сразу видят. А я не летать не могу! Марья и велела пока тут скрыться. А вас уже не было в Лукоморье! Я и начал прятаться, но не очень удачно. Короче, то, что ты видела, Катюша, это окончательный результат кладоискательства тетушки моей бесценной, чтоб у неё изба спотыкалась на всех кочках! Прости, что я тебе такой кавардак устроил! Надеюсь, с учительницей проблем не было? – Финист сложил брови домиком и умильно разулыбался…

– Ты же взрослый уже, чай не мальчик! Куда же тебя понесло-то! – ахнул Баюн. – С Ягой клады искать… Глупее я давно ничего не слышал. Так вляпался!

– Да! А ты от неё отвязаться пробовал? – огрызнулся Финист. – Она к нам домой приехала, за полчаса довела всех, и отец её выгнал. Так она пригрозила мою дочку младшую колдовать научить! Нам только этого не хватало! Сам понимаешь, возраст самый тот. Данные тоже имеются. Но ягишну из дочки делать не позволю! Не дам!!! Пришлось помогать, а вот что вляпался, так то да! Полностью с тобой согласен!

 

– Ладно, ладно, это меняет дело. – Волк с Ягой давно общался и уже начал сочувствовать бедному Финисту. – Прости, погорячился.

– Да и ты тоже прости, я зря ляпнул, что ты девочку не охраняешь. А можно чаю попросить?

Через пару минут вся компания уже мирно пила кто что. Баюн сливки, Финист, Катина мама и Катя, чай, а Волк просто за компанию рядом сидел.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru