По ту сторону сказки. Переменные ветра

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Переменные ветра

– Ты чего не отвечаешь? – Кир, оказывает, о чём-то её спрашивал, а она так задумалась, что и не услышала.

– Ой, прости, я отвлеклась. А что ты спрашивал?

– Как ты сумела братца моего вытянуть? – у Кира даже глаза от любопытства заблестели, как у Жаруси, а Степан побледнел и всё тер горло, словно пытался стереть что-то.

– Я случайно увидела, что его ягишна уволокла, увидела кому, а потом сообразила, что не успею наших дождаться. Вызвала Воронко и полетела.

– А почему не меня? – заинтересовалась Жаруся.

–Ты была значительно дальше. Он же на заливных лугах отдыхал, и не стал улетать, когда меня привёз, – Катерина только начала приходить в себя, как распахнулась дверь Дуба, и внутрь влетел сильно взъерошенный Волк и такой же Баюн на Сивке. Они едва переводили дыхание. Волк открыл было пасть, но никто так и не узнал, что он хотел сказать, потому что у него на шее повисла Катерина, и наконец, разревелась.

– Во даёт! Половину Лукоморья пролетела, усыпила тьму народа, вытянула меня из-под меча, сняла заклятие с Кира, остановила каменную пыль, развалила ступу ведьме, и заметь, брат, всё это без единой слезинки! А теперь чего-то плачет… – удивился Степан.

– Дурень и болван! Она нормальная девочка, а не какая-то там супервумен, или там железная леди, и это реакция на пережитое! – Жаруся клюнула Степана в макушку, строго покосилась, уяснил ли он, или повторить объяснения? А Степан сразу прикрылся руками и рассмеялся.

– По мне, так пусть плачет, если ей хочется. Хоть на голове пусть ходит, что угодно делает, пусть только не меняется! Вот ты себе не представляешь, как я обрадовался, когда глаза открыл, а лежу я на травке, а вовсе не под мечом на плахе. И Катька рядом скатерть расстилает! Так что теперь пусть хоть фонтаном работает!

Волк отдышался, выслушал краткое изложение, потом в подробностях, злобно прищурился. – Друг мой Баюн, а тебе не кажется, что эти две паучихи слишком долго испытывают наше терпение?

– Мне очень даже кажется!!! – Баюн хитро покосился на Катерину. – Только вот, радость моя, а зачем ты приказала Ярику топор уволочь?

– А топор теперь воткнут на кол, куда они собирались голову Степан пристроить, – безмятежно ответила Катерина, приглаживая волчью шерсть на загривке.

– Зачем? – удивился Степан, нервно потирая шею.

– Украшай собою царский двор.

Кровь чужую в прихоть не пролить.

Как пошлют невинного на смерть,

Голову не дашь ему срубить.

Баюн подскочил на месте и взвыл: – Я хочу это увидеть!!! Ой, и повеселятся они!!!

– Я не понял… – признался Степан растеряно.

– Если царица или царевна опять начнут мммм…. Украшать изгородь…Им придётся столкнуться с большими проблемами! – хмыкнул Бурый. – Правда, от нашего визита это их не избавит, но мы торопиться не будем.

– Да, надо хорошенько обдумать… Они меня поймать собирались, да? – Жаруся раскрыла крылья и пустила по ним огненные язычки. – Ну-ну!

– А ведьму-то рыжую надо бы найти, – вдруг заговорил молчаливый обычно Сивка. – Взяла моду, появляться тут и гадости делать!

– Точно! Прямо список дел, – потер лапы довольный Баюн. – И таких прияяяятных! Но, ты, радость моя, меня удивила! Умница!

– Только как ты посмела меня не вызвать? – Волк, наконец, вспомнил, что он не поругался на Катерину.

– Куда именно? – хмуро уточнила Катя. – Я голову себе сломала, как лучше сделать. В Лукоморье же мобильные не работают, и это жуть как неудобно! А зеркальцем я вас вызывать не умею, то есть вызвать и растолковать, что надо и куда лететь. Могу только просто позвать тебя, Жарусю и Сивку. Вот вызвала бы вас к Ратко в вотчину, а сама-то уже у Гордеи. Или что, надо было к Гордее вызывать под стрелы? Так вы бы всё равно не успели бы. Я сама туда только к рассвету добралась.

– Нет, дружище, не заводись, Катенька тут права. Единственный был шанс сохранить голову нашего мальчика на его плечах, и она этот шанс использовала именно так, как было нужно. Степан, прекращай шею тереть, всё у тебя на месте, ничего не срубили! – фыркнул Кот.

– Ой, мне же вернуться надо! – снова припомнила Катерина. – А то там Златка отдувается, что вроде я приболела, и в светлице своей сижу и не выхожу.

– А вот, кстати, как Ратко смел тебя оставить?– Волк наконец-то нашел, кого можно обвинить во всех грехах! – Если бы он был на месте, Катя бы не должна была бы так метаться! Он бы мог нас встретить и объяснить, что случилось! Охота ему? Ну, я ему устрою охоту!!!

– А на кого, кстати? – лениво уточнил Баюн. – Чего? На тура? Не, дружище мой Бурый, ты можешь уже не трудится. Если они своего местного тура найдут, он Ратко гораздо лучше объяснит, что нечего на охоту ездить и девушек оставлять без присмотра!

– Они что? Тура из Заповедья загнали? Вот дурни-то! – Волк покачал головой. – Да, ты прав, Баюн, правда, может быть, что княжеству придётся остаться и без князя, и без наследника. Да и Ратко тоже… Того…

– Чего того? – испугалась Катя.

– Радость моя, в тамошних лесах есть такая животина, к которой очень не рекомендуется охотникам подходить. Вот категорически! А у князя нашего драгоценного Борислава есть пунктик по поводу той животины. Короче, он этого тура убить с детства мечтает.

– Почему? – живо заинтересовался Степан.

– Считается, что мужчина, заполучивший кровь этого тура, обретает невиданно длинную жизнь. И сколько дураков со своими жизнями простились, чтобы себе их продлить… Ииии, не в сказке сказать и не сосчитать. А тур тот звереет как только видит мужчин. Сами понимаете, когда на тебя такая охота идёт, начнёшь тут звереть, – Кот почему-то покосился на Катерину и вздохнул. – Так что сами виноваты. Хотя… Опять же нового князя или царевича искать, да учить…

– Кот, а как можно, ну остановить этого тура? – Катерина уловила взгляд Баюна и его бормотания.

– Довольно просто, – рассмеялась Жаруся. – Для тебя.

Волк вздохнул. – Да, тут даже я не поспорю. Этот тур никогда не нападает на девушек. Более того, он как раз им может подчиняться.

– Как единороги? – уточнил Кир, как раз перед этим визитом в Лукоморье, читавший в очередной книге про Гарри Поттера о единорогах.

– Да, именно, – кивнул Баюн. – Ну, что, полетели уводить зверюгу подальше большой охоты? – он хитро глянул на Катерину.

– Полетели, – кивнула она, подойдя к Бурому. – Ты как, довезёшь? Или устал очень?

– Катерина!!! Ты вот меня за что оскорбляешь? – ворчание Бурого Степан и Кир слышали, пока путешественники не взлетели. Они было попытались упросить их тоже взять, но Баюн покачал головой:

– Нет, и не просите. Там и так мужчин хватает, разных возрастов. Вас ещё прятать! Он реально страшный. А вот радости моей он легко подчинится. И уйдёт за ней спокойно. Тут уж даже Волк не стал возражать. Они, по-моему, неплохо с тем туром знакомы. Так что отдыхайте, только пока из Дуба не выходите. Молодая ягишна тут неподалёку. А? Кир, тебе же не хочется снова с ней встретиться? – Кот глянул на побледневшего Кира и хихикнул. Но, на всякий случай сам подстраховался, приказал Дубу мальчишек не выпускать.

Глава 5. Тур из Заповедья

– А ты почему не ворчишь? – Катерина тронула острое бурое ухо.

– По поводу? – Волк на самом деле так перенервничал, что сейчас просто наслаждался тем, чтос названной сестрой всё хорошо и она спокойно едет на его спине!

– Ну, как же! Я опять лезу куда-то, где опасно! – процитировала Катя.

– Да не очень опасно, если честно. Если бы ты была мальчишкой, я бы ни за что бы тебя и близко не пустил к этой зверюге, но ты девочка, а он действительно девиц никогда не тронет.

– Ты его знаешь?

– Да, встречались как-то, – Волк покосился на хитрую морду Баюна, который ехал сбоку на Сивке и старательно делал вид, что не подслушивает. – Он меня из западни выручил.

– Тебя? – удивилась Катя.

– Ну, да, а что? Я молодой тогда был, – вздохнул Бурый.

– Типа он сейчас стаааренький, – фыркнул Баюн. – Так и скажи, что ушами хлопал, за невестой своей ухаживал. И пропустил всё на белом свете.

– Я до тебя доберусь! – скучно пообещал Волк. – Поплаваешь ты у меня с середины озера до берега!

– Ой, напугал, напугал! Катюш, короче, наш герой бурый периодически попадается, но жуть как не любит в этом признаваться! – язвил Баюн.

– Специально зимы дождусь! Разобью лёд, и тогда плавать будешь! – мечтал Бурый.

– Да ладно тебе, Баюн! Не дразни мне брата! А ты не ведись. Все могут попасться! – Катерина успокаивающе погладила Волка по загривку. Бурый снова вздохнул.

– Короче, он меня вытащил, и охотников разогнал. И даже к Вьюге проводил, – Бурый примолк. Вспоминать о жене ему было трудно.

– Вот и хорошо, значит, если мы его выведем из облавы, то ты хоть немного ему отплатишь! – обрадовалась Катя.

– Нет, радость моя, это мы охотничков спасём, тур-то с ними всё равно справится. Его не может убить обычный человек. Его шкура пропустит только удар того, кто умер, да ожил, – вклинился в разговор Баюн.

– Ээээ, а Ратко? – вдруг сообразила Катерина. Баюн с Бурым переглянулись.

– Точно! Наверняка, князь вспомнил про это и решил, что сын ему тура убьет! И он может! Скорее!!! Тогда скорее!!! – Бурый рванул вперёд.

Летели над густыми лесами. Часть их была в мерзком зелёном тумане, но и чистых областей было уже достаточно!

– Вон они! Смотрите! Грамотно окружают! – крикнула Жаруся.

– Тура видишь? – Волк внезапно запереживал.

– Да, вон, он ломится к охотникам. Ой, уже пару догнал. Ну… Как бы это сказать… А и нечего было лезть! – философски заметила Жаруся.

– Ярик, лети к Ратко. Не показывайся ему, но если он будет в тура стрелять, сноси в сторону его стрелы! – приказала Катерина.

– Правильно, умница! Ратко для тура смертельно опасен. Впрочем, тур для него тоже, – Жаруся подцепила Катерину за плечи и сняла с Волка. – Не опускайтесь. Люди взбудоражены, могут и вас подстрелить.

 

Она встрепенулась, стала серой лесной птицей и полетела вниз. Волк переживал уже всерьёз.

– Не дёргайся. Она сделает как надо! – Баюн стал очень серьёзен.

– Я знаю, но всё равно боюсь за неё, – Волк вздохнул, и полетел чуть вперёд, чтобы успеть встретить тура.

Тур– гигантский лесной бык, медленно поводил тяжеленной головой, увенчанной непомерной величины рогами, толщина которых в основании была больше ствола росшей рядом сосны. Ярость застилала глаза красной волной. Он чуял их, ненасытных людей, безжалостных и жадных, у них нет клыков, какие есть у волков, нет когтей, как у рыси, но они так же любят кровь! Сейчас, уже скоро, они увидят свою кровь, насмотрятся на неё, это будет последнее, что они увидят! И тут ветер донёс какой-то тревожный… нет, не запах, а след, ощущение опасности. Тур знал, что это. Это его завет. Когда-то очень давно, он сам себе удивляясь, пощадил человека, который оказался сказочником, и тот человек защитил его жизнь, сделал шкуру неуязвимым щитом, но предупредил, что убить его может тот, кто умер уже, но ожил. И вот, тур учуял его. Прямо перед собой! Да, человек ещё не видит его, но почему-то уже не хотелось убегать. Тур решил, что раз так, то он не будет уворачиваться и прятаться, но того человека он заберёт с собой! Он опустил голову, и начал такой страшный, неспешный шаг к собственной смерти и смерти того, единственного, кто может его сгубить!

– Стой! – голосок раздался справа. Тур неохотно повернул голову и увидел девушку. Совсем молоденькую девушку, зелёное платье и корзно, какая-то серая птица на плече. – Нет, не ходи туда. Там тот, кто может убить тебя.

– Да, я знаю, я иду к нему. И заберу его с собой, – тур принюхивался к девушке. – Кто ты?

– Я сказочница. Зовут меня Катерина. Ты когда-то спас моего названного брата Бурого Волка, и я хочу, чтобы ты пошел со мной. Оставь того человека! Иди со мной! – Катерина не поняла, как так вышло, но её голос прозвучал как приказ, ослушаться который нельзя! Но, тур и не собирался ей не подчиняться. Он, словно зачарованный, подошёл к ней, ткнулся огромным носом в её ладони и замер.

– Садись мне на спину, и я увезу тебя. Иначе тут будет много крови, – тур подошёл к поваленному дереву, но Катрину легко подняла Жаруся, и плеснула крыльями перед его мордой.

– Не узнал что ли? Совсем одичал…

Тур удивлённо поморгал, покачал головой. Он многие годы даже перед приходом тумана, ни с кем не говорил, и действительно одичал, жил как во сне. А сейчас словно просыпаться начал.

– Да, прости. Не узнал. И, правда, одичал. Сказочница, держись крепче! – он слышал шаги множества людей, справа и слева, и сзади, они пытались окружить его, загнать в непроходимый бурелом, изрезанный оврагами. Он преступил ногами и перешел на тяжелый бег, ещё, ещё быстрее. Никто из охотников не понял, как так произошло, но над их головами пронесся немыслимых размеров бык, сшибая деревья рогами, а закончил прыжок уже перелетев первый овраг, и дальше, дальше.

– Князь, он прыгнул! Князь, он в буреломе! – завопили загонщики.

– Там и попадётся! – Борислав пришпорил коня, и успел увидеть немыслимых размеров тура, на спине в зверя плеснуло что-то зеленое, словно человек в плаще, но рассматривать было некогда. – Ратко, стреляй! Да стреляй же!

Ратко азартно погнал коня вперёд и спустил тетиву, целясь быку в голову, в глаз. Он тоже увидел какой-то странный силуэт на бычьей спине, но решил, что это кто-то из охотников, поднятый на бычьи рога, да там и оставшийся! Ярик, невидимый, лёгкий Ярик дунул на стрелу, она отклонилась, пролетела над головой быка и чуть не попала в Катерину. Тур рванул ещё быстрее, и скрылся с глаз охотников, так, что они только головами закрутили, непонимающе осматриваясь.

Тур мчался, не снижая скорости и Кате оставалось только глаза прикрыть, деревья словно кидались навстречу, и она ожидала неминуемого столкновения. Но когда тур замедлил бег и остановился, увидев опускающегося ему навстречу Бурого Волка, Сивку и Баюна, никаких разрушений позади не наблюдалось. Катерину немного укачало от такой непривычной скачки, но она старалась этого не показывать. Жаруся спустила её со спины огромного быка, и тот снова коснулся носом её рук, пофыркал, привыкая к запаху, запоминая его на всю жизнь. А потом повернул голову к Волку.

– Рад тебя видеть, – Бурый поклонился туру, и тот склонил голову в ответ. К ним важно подошёл Баюн и все трое о чём-то заговорили.

– О чём ты так задумалась? – Жаруся тронула Катину щёку крылом.

– О том, что я его не узнала. Ратко, – Катерина и правда оглянулась на стрелка в знакомом плаще и даже удивилась, кто же это одел плащ Ратко!

– Что ты хочешь? Это азарт охоты. Я не переношу, когда вижу этот взгляд. Ну, Волк, Баюн, это понятно. Они хищники. Охотник-человек, который еду добывает, тоже вопросов не вызывает! Но, у таких-то этого взгляда и нет. А вот эти… Которые едут на охоту как на забаву… Нет, это я тоже не понимаю, – она пригорюнилась, нахохлилась, но тут же встрепенулась. – Но, я очень рада, что мы с тобой одинаково думаем!

Тур явно не хотел от Катерины отходить, всё вслушивался в её слова, а потом, неожиданно для себя рассказал ей, что именно сказочник дал ему такую непробиваемую шкуру, за одним исключением.

– Что же… Слушай меня, великий тур лесов Заповедья! Ты прошел под стрелой того, кто умер и ожил от мёртвой и живой воды! И то условие стало ничтожным и исчезло! Никто не сможет причинить тебе вред, если ты сам не станешь нападать для того, чтобы убить невинных! – Катерина смотрела в глаза огромного тура, а он склонил перед ней голову.

– Благодарю тебя! Но, не забывай про меня, сказочница Катерина! Мне стало теплее от твоего голоса. Прилетай, приезжай, я буду рад увидеть тебя! – сказал тур, когда Волк увозил сестру. – А ты! Ты полностью вернул мне тот долг! – сказал он Волку вслед.

Жаруся в виде серой голубки уже ночью доставила Катерину в шапке-невидимке прямо в её светлицу в княжьем тереме Ратко. Катя закрыла окно, и в темноте моментально опрокинула скамью. В светлице распахнулась дверь и на пороге показалась Злата.

– Катенька! Вернулась!!! Какое счастье! Как там? Получилось? – Злата берегла пустую светлицу как зеницу ока! Никого и близко не пускала к заветной двери!

Катерина устало кивнула головой. – Да, всё уже отлично! Спасибо тебе!!!

– Ну и замечательно! – Злате было очень любопытно, но она видела, что Катя уже с ног валится.–Теперь, главное, чтобы Ратко скорее вернулся! А то что-то я за него переживаю. Можно зеркальце посмотреть?

Катерина чуть не сказала, что теперь-то ему точно ничего не угрожает, но вовремя рот закрыла, достала зеркальце, попросила показать Ратко, и они обе отшатнулись от громового крика князя Борислава: – Да как ты мог промазать!!!? Я всю жизнь мечтаю этого тура получить, а мой сыночек криворукий упускает его!

– Да почему именно я его упустил? Там стреляли все охотники, и Стоян и ты!

– Да потому что ты единственный, кто умер и ожил! Пробить шкуру этого тура может только такой человек! В Лукоморье давным-давно нет источника с живой и мёртвой воды, иначе недостатка в таких людях не было бы! А ты! Тебя же оживила эта твоя… И ты промазал!!!

Катерина вздохнула. О том, что это как раз живая и мёртвая вода оживила Ратко, они не распространялись, равно как и том, что эта вода у Катерины есть. И, видимо, правильно, если уж князь сына под удар турьих рогов послал, абы себе жизнь продлить да подольше, её бы он за водой ежедневно посылал бы. В зеркальце Ратко рот было открыл, а потом плотно сжал губы и сел, завернувшись а плащ.

– И зачем батюшке этот тур? – удивилась Злата. – Но, ему-то виднее. Хотя и зря он так на брата кричит! Ой, да ты спишь совсем. Давай-ка я корзно твоё сложу, – Злата положила красивый зелёный плащ на лавку, укрыла спящую Катерину пуховым одеялом, и вышла, притворив дверь.

Ратко приехал через три дня. Коня гнал всю дорогу. Очень на отца сердился! А когда приехал, сразу от сердца отлегло. Злата кинулась навстречу, Катерина подняла голову и тепло улыбнулась, и сразу отступили злые и несправедливые слова, гудящие в ушах. А Злата затеяла по саду походить, пока стол накрывают, да баню князю с дороги готовят.

– Катюша, а ты оденься в то зелёное корзно, какое на тебе третьего дня было, – Злате очень Катя в том плаще понравилась, вот она и попросила! А Ратко вдруг дёрнулся, словно его шилом кольнули.

– Корзно зелёное? – он всё искал, кого тур утащил на рогах, переживая, что может, человек жив был, и его спасти можно было, а он промазал, и тур охотника унёс. Да вот только все были на месте. Не все живы-здоровы, конечно, но никого с зелёным плащом из охотников тур не уволок. А плащ был! Он прекрасно это помнит! Ратко быстро увел в сторону Злату, и та простодушно призналась, что да, Катерина улетала. А вернулась в таком красивом корзно! Да, в зелёном, да, третьего дня ночью. Ратко заскрипел зубами.

– Можно у тебя спросить кое-что? – он хмуро подошел к Катерине.

– Конечно!

– Зачем ты меня так опозорила? Это ведь ты тура увела у меня из-под стрелы? Зачем? Отец гневается, винит меня! Так это он ещё не знает, что это невеста моя учинила! Верно ведь?

– Низачем я тебя не позорила! – Катерине словно в лицо ледяной водой плеснули. – Это ты убивать шёл! А он навстречу тебе шёл. Чтобы твою жизнь с собой забрать! Он мне сам сказал!

– Так это ты меня спасаааала, вот как! Спасительница ты моя! Уж как я бы без тебя и не знаю! Даже на охоте следишь, что ли? Ты что, за мной летала? – Ратко разошелся не на шутку.

– Нет! У меня и без тебя дел хватало! Степану чуть голову не отрубили по приказу царевны Гордеи, а в Кира попала каменная пыль, помнишь, небось, что это? – Катерина разозлилась так, что готова была улететь в ту же минуту. – Меня саму ягишна уволокла!

– Что? – Ратко даже отступил на шаг назад, пораженный услышанным.

– То, что ты услышал! А ты? А ты же на охоте! А Баюн, Волк и Жаруся на побережье! Я чуть справилась! Спасибо Злате, тут прикрыла. А ты ещё и кричишь на меня? – Катерина так устала за последние дни, да и постоянно должна была за собой следить, как Штирлиц в Берлине! Чтобы не сказать лишнее, не смутить, не испугать кучу девиц и женщин, вокруг суетящихся. Да и просто передохнуть от её приключений ей не удалось! И тут нате вам, пожалуйста! Охоту ему испортила!

– Кать, погоди, откуда взялась Гордея и пыль? – Ратко начал подозревать, что его неудача на охоте, это совсем не главное! А уж после того, как он всю историю услыхал, и вовсе за голову схватился! – И понесло же меня за этим туром, пока тебе так доставалось!

Катерина специально не сильно вдавалась в подробности с туром. Не очень-то ей понравилось, как менялся Ратко в охотничьем азарте. – Чем меньше он про тура будет знать, тем лучше, – решила Катерина. Только и рассказала, что сам Ратко убить тура теперь не может, чтобы ему отец не говорил.

– Он тебя может, а ты его нет, – повторила Катерина, чтобы этот охотничек точно запомнил!

– Дааа, ничего себе, оставь девицу так, – словно про себя протянул Ратко. – А она уж на другом конце Лукоморья! И опять этот Степан! А как ты Кира обратно вернула? Как меня что ли?

– Так других способов нет, – удивилась Катерина.

– Мне не очень нравится, что ты постоянно кого-то целуешь, или собой рискуя, спасаешь! – строго начал Ратко, но глянул на очень сердитую Катерину и заторопился: – Но, как хочешь, так и делай, только под стрелы на охоте больше не лезь! Я ж тебя чуть не пристрелил, выходит!

– Выходит, – проворчала Катерина. – И раз уж ты приехал, мне, пожалуй пора, – она тактично не стала говорить, что ей до тошноты душно в крохотном теремном мирке с заботами о выборе шелков да бисера на вышивку праздничного одеяния самому Ратко.

– Как пора? Но, твои спутники ещё не вернулись! – князь удивлённо пожал плечами.

– И что? – Катерина отправилась было к Злате, что бы попрощаться, но Ратко начал её уговаривать остаться.

– Мы же не виделись так долго! – он пытался убедить её не уезжать.

Катерина заставила себя не говорить ему о том, что, если он так хотел её видеть, не надо было уезжать на охоту! – Ратко, мне действительно пора. Нет смысла ждать. А вот тебе надо Злату к жениху отвезти! Помнишь?

– Ой, да! Злата! – Ратко напрочь забыл об обещании проводить сестру! И пришлось ему снова смотреть вслед Катерине, улетающей на Воронко в небо!

– Фууух, ну никаких же сил не осталось у меня, чтобы там ещё быть! – выдохнула Катерина, когда владения Ратко скрылись из вида.

Она с радостью ощущала, как мчится Воронко, и посвистывает рядом Ярик. – Как же хорошо! Только вот, надо наших предупредить, что им за мной залетать не надо. Ярик, пожалуйста, слетай на побережье и объясни нашим, что я вернулась в Дуб.

Ветерку было только в радость куда-то полететь, он вильнул под копытами вороного коня и умчался к побережью.

 

– Плохо у меня получается играть роль невесты князя! – пожаловалась Катерина Воронко. Тот покосился на свою всадницу.

– Тебе не понравится то, что я тебе скажу, – ответил ей конь.

– Что именно?

– Ты не сможешь жить так, как живут здешние девушки. Это как меня в повозку запрячь. Пусть хоть она будет из чистого золота! Мне надо лететь, а повозка будет тянуть вниз. Так и ты.

– Повозка это Ратко? – уточнила удивлённая Катя. Обычно Воронко так с ней не говорил.

– Он, или кто-то другой, кто захочет тебя загнать в терема. Ты так не сможешь. А князь не сможет этого принять! Прости.

– Да нет, я и сама так думаю… – чуть слышно проговорила Катерина. – А, ну их… Давай лучше похулиганим?

Воронко радостно прыгнул вперёд, а Катрина перекинула ногу через луку седла и слетела с конской спины. Она летела вниз, зная, что конь легко подстроится и подхватит её. Это у них была такая забава. Когда показались знакомые места, Катерина решила проявить здравомыслие и достав зеркальце, попросила его показать рыжеволосую ягишну. Та целеустремленно транспортировала привязанную к метле часть от разваленной ступы. – Вот и славно. Занята, значит, и местность явно незнакомая. Далеко отсюда.

До Дуба они добрались вечером, и Воронко довез её до двери, а сам отправился на озеро, искупаться, да в травах поваляться. Катерина тихонько вошла в горницу.

– Нормальному человеку надо было полгода сорить, чтобы такого результата добиться! – привычно ворчал Кир.

– Отстань! Ты точно родственник Катьки. Такой же зануда и чистюля, – Степан лежал на лавке и подкидывал одной рукой над собой небольшой деревянный шар, а потом менял руку. И не заметил, как Кир, под прикрытием скатерти подкрался почти к самому его уху и громко рявкнул. Степан от неожиданности упустил шар, который прилетел прямо ему в лоб, и рухнул он с лавки. – Ты! Всё, ты труп! – Степан одновременно потирал лоб и попытался перехватить коварного приятеля.

– Нет, это всё гораздо лучше, чем выбор шелков для корзно князя Ратко, – подумала Катерина, и увидев, как мальчишки затеяли возню, которую менее морально закаленные люди сочли бы ожесточенной дракой, шагнула к ним.

–Вот сколько бы я не отсутствовала, я всегда как в детский сад возвращаюсь. Всё те же и в том же состоянии. У одного на лбу синяк, у второго глаз подбит!

– Катька!!! Откуда ты тут взялась? – приятели мгновенно перестали выяснять отношения, помогли друг другу подняться, заботливо отряхнули друг друга. – Спорим, сбежала от князюшки?

– Скорее от вышивания. Терпеть не могу шёлком вышивать! – Катерина первый раз за последнее время поняла, что может передохнуть. Тут не надо что-то изображать, следить за каждым своим словом и мучиться от собственной неуместности. Ещё бы остальные прилетели, и совсем было бы хорошо!

Катя смотрела в зеркальце, как разъярился Волк, когда Ярик сообщил ему, куда полетела его сестра. – А я тебе говорила, что не надо её туда возвращать. Подумаешь, князю поручили… И где он оказался этот князь? Был бы на месте, половины проблем не было бы. Так что поделом бы ему было, – прибавила радости Жаруся. – Понятно, что она улетела оттуда. Скукотищщща! И духотищщщщща! Я бы тоже улетела! И не зверей! Баюн уже завтра заканчивает выяснять, кто где находится и куда Катю можно везти. И завтра мы полетим назад, – Жаруся хихикнула. – Если этот гуляка сможет от дамы сердца отвлечься! Вот ведь… Тут-то март давно прошел, а наш Кот опять встретил любовь всей своей жизни! Не знаю, уж, какую по счёту! Но, как обычно рыженькую!

Катерина рассмеялась, увидев, какую рожу состроил Бурый, и решила, что Баюну придётся выслушать кое-что резкое от Волка, который легкомыслия даже у котов не понимал.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru