По ту сторону сказки. Переменные ветра

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Переменные ветра

Глава 4. Голова Степана

Бают и так и этак прикидывал, но получалось, что на побережье пока лучше ехать без Катерины и мальчишек.

– Слишком уж там много будет желающих цапнуть сказочницу! – он задумчиво выпустил и втянул когти на передних лапах.

– А я там не нужна? – Катерине и самой не очень-то хотелось каких-то бурных происшествий, особенно после Яриведы.

– Нет, пока нет. Нам там по большей части нужна информация и кое-какие знакомства подновить… – Баюн строго покосился на хмыкнувшего Бурого. – Я имею ввиду дипломатические знакомства!

– Ну да, ну да… Там же побережье… Рыбы множество, кошек тоже, и рыженьких среди них полно! – Бурый возвёл глаза к потолку, аккуратно отступив от пролетающей мимо его носа подушки, брошенной сердитым Баюном. – И вот те, которые тут подушками швыряются, очень любят и рыбку и рыженьких кошечек…

– Да как у тебя язык твой поворачивается, такое болтать! – возмущенно взвыл Баюн.

– А что? Разве это не тебе совсем недавно жизнь казалась не мила из-за некой апельсинового цвета кошечки в Москве? Ты такие рулады выводил в её честь, что мы чуть не оглохли все! – Жаруся хихикнула, прикрывшись крылом.

Баюн оскорбился, сощурил с презрением глаза и убрался далеко на печь. Судя по шуршанию и раздраженному ворчанию, долетавшему очень издалека, пространство на печи простиралось чуть ли не на десяток метров. Часа через два Баюну стало скучно, и он таки вылез поближе к коллективу.

– Ладно уж, что с вас взять-то? – возвестил он. – Прощу вас, так уж и быть! Выдающимся личностям не привыкать быть непонятыми… – важно заявил он, удачно пропустив мимо ушей отчетливо прозвучавшую фразу Жаруси, о том, что Баюна мало того, что никто о прощении просил, а он его уже выдал, так он же ещё и догонит и силой простит, если что…

Следующим утром от Златки прилетел голубок с письмо и приглашением вместе с ней погостить у Ратко. Туда же было вложено послание и от самого Ратко с той же просьбой, ногораздо более настойчивой.

– Вот и очень славно всё складывается! – обрадовался Баюн. – Катенька и мальчики там побудут, а мы на побережье полетим!

– Да чего мы-то там забыли? – буркнул Степан. – Нас и не звали! Да и вообще… Ну, его, этого Ратко. Надоел!

– И, правда! Можно мы лучше тут побудем? – Киру тоже не хотелось лететь в княжество Ратко. Тот чем дальше, тем больше держал себя с ними как с чем-то внимания не стоящим! Вроде как путается под ногами у князя всякая мелочь пузатая… То ли дело в Дубе! Киру тут было хорошо! Да и свобода полная! Хочешь – на рыбалку, хочешь – поплавать, погода-то дивная! Хочешь – в лес, а хочешь и вовсе поваляйся на траве! Да в сто раз лучше с побратимом в боевых ухватках потренироваться, да на воле отдохнуть, чем изображать из себя чего-то перед кучей любопытных людей, да князьком этим! Особенно, если учесть, что они-то со Степаном его ещё псом помнят!

Степан и Кир так уговаривали, что Кот решил их не заставлять, и махнул лапой! – Ладно, так и быть. Да и Дубу не скучно будет! Оставайтесь!

Катерина бы тоже лучше осталась. Без своих постоянных спутников, да в толпе народа, вечно в теремах крутящегося, ей точно будет неуютно! Открыла уже рот, но увидела, с каким восторгом мальчишки делятся друг с другом планами на ближайшее время и смутилась.

– Чего я полезу? Им вон как хорошо тут будет! А я? Ну, и правда, Злата же пригласила, да и Ратко тоже, неловко отказываться, наверное… – Катя подозревала, что пожалеет о своём решении, но и представить себе не могла, насколько!

Через деньмальчишки махали руками из-под дубовых ветвей улетающим в сторону княжества Ратко. Они с нетерпением предвкушали полный приятности и безмятежности отдых и летнее блаженное безделье!

Царевна Гордея нетерпеливо притопывала ножкой. Как только выяснилось, что все неудачи, которые с ней приключились в последнее время, произошли из-за того, что она отпустила того самого Степана живым, Гордея и её матушка думали только о том, как бы сделать так, чтоб его голова оказалась где и должна быть – насаженная на кол в частоколе вокруг терема царевны. Но, беда в том, что иного царевича проще было заполучить в качестве украшения частокола! Степан бы спутником проклятой девки – сказочницы! И слуг царевна Настасья посылала, и даже пару наёмников, ничего не вышло, посланные не смогли даже понять, где именно этого самого Степана искать надо! А вот теперь, сыскалась ягишна, которая согласилась помочь! Плату, правда, запросила немалую, да кто же на любимой доченьке экономит? Уж точнее не царица Настасья!

– Ну, где же она? – Гордея ждать не умела, и к моменту появления ступы ягишны, уже завела себя до ярости. Ягишна тоже радости не прибавила – слишком уж молода да красива. Рыжеволосая, с яркими зелёными глазами. Ступа вот только подкачала! Почему-то скреплена железными обручами, словно уже распадалась и так её отремонтировали. А в ступе… Гордея мгновенно забыла всё раздражение и гнев! Молодая ведьма небрежно, за ворот, достала из глубин ступы светловолосого паренька, тот был почти без сознания. С трудом открыл глаза, когда, получив увесистый кошель с золотом, ведьма выкинула его из ступы в руки стражников.

– Ах! Ну, наконец-то!!! – Гордея даже руками всплеснула, словно в дар получила драгоценность!

Ведьма ухмыльнулась и уточнила: – Вам же только голова нужна? Может, остальное мне отдадите?

Царице Настасье и впрямь остальное было без надобности, но деньги заплачены немалые, а эта… Ещё и выторговывает тут что-то! Царица хмуро глянула на рыжую и процедила:

– Тут тебе не мясная лавка. За то золото, что ты получила, купи себе еды сама! И лети уже! – она махнула рукой. – Прочь отсюда! И чтоб духу твоего тут не было! А то прикажу страже…

Ягишна сощурилась недобро, но желать гадости в ответ на хамство не посмела, всё-таки царица тех же кровей! Тоже ответить может. Только глянула хмуро, и взвилась в ступе в небо!

– Приведите его в чувство! – царица щелкнула пальчиками. Призвали лекаря, тот принёс какой-то отвар. Степана, прикованного к столбу, стоящему у стены, напоили коричневой густой горьковатой жидкостью, от которой немного прояснилось в голове и чуть прибавилось сил. Он осознал где он, и радости ему это не доставило!

– А!!! Уже оклемался! Что же, добро! Выйдите все! – царица махнула рукой, и слуги поспешно выскочили из палаты. – Гордея!

Царица улыбаясь смотрела, как её красавица доченька, легко пританцовывая, идёт к пленнику, и, поймав его взгляд, начинает ему говорить обычные заговорные слова. Нет, это не приворот вовсе, и дураки те, кто не понимает разницы! Это их родовое умение. Мужчина превращается в послушного раба, стоит ему поймать взгляд, да услышать обращенные к нему царевнины речи! Собственно, в этом необходимости не было, нужна была только голова, но, почему же не потешиться!? У Гордеи перестало получаться насмерть влюблять в себя любого, на кого она посмотрит, именно после Степана! Да, царевной восхищались, сватали, но вот рабского подчинения добиться не удавалось, а зачем тогда ещё нужны мужчины? По разумению женщин их рода смысл-то именно в полном подчинении! Царица Настасья, как нежная мать, встревожилась, и начала потихоньку выяснять. И выяснила, что если кто-то перебарывает очарование царевны, то и её силы слабеют. А вернуть их можно проще простого! Голову взбунтовавшегося надо поместить к терему царевны, и всё как рукой снимет! Собственно для того его и добыли! И вот решили уж и позабавиться напоследок, чтоб он сам к палачу шёл! Вроде по собственной воле и охоте поднялся бы к плахе! Чтобы ради любимой царевны сам голову сложил! Гордея нараспев говорила, мальчишка взгляд от неё не отводил, всё как положено, а потом вдруг вместо того, чтобы клясться в вечной любви, сказал:

– Как же я раньше-то не замечал, какая же ты жуткая! – сказал, да и отвернулся в сторону.

Гордея завизжала, подскочила к прикованному к столбу негодяю, и вполне могла его покалечить, но её остановила царица.

– Не пачкай руки! Завтра на рассвете его голова получит другую шею. Навечно! А ты вернёшь себе свою силу! – и возвысив голос: – Эй! Запереть его в подземелье! Да смотреть во все глаза! Чтоб не выкрали его эти… прислужники девки-сказочницы.

Степана уволокли в дальнюю темницу и приковали к стене. Когда все убрались, с трудом закрыв за собой тяжеленную каменную дверь, бодрившийся было Степан, окончательно сник.

– Кажется, я и правда влип! Катька далеко. Жаруся с Баюном и Волком и того дальше. А Кир… – думать о Кире было нельзя, и Степан почувствовал, что по щекам покатились слёзы. После того, как Кир увидел летящую на них рыжую ягишну очень знакомого вида, он оттолкнул его, Степана, спасая от когтей ведьмы, и вполне ощутимо достал ступу сулицей. Сильного вреда не нанёс, но с направления сбил. И получил в ответ брошенный прямо в грудь мешочек с каменной пылью. Степан не мог это выбросить из головы даже на миг! Крик Кира, окутавшее его серое облако, и каменное изваяние на месте, где только что стоял его побратим!

– Не смей! – Степан пытался заставить себя успокоиться. – Ратко же тогда остался жив! Там же есть исключение! Катька сможет его вернуть! Должна вернуть! Кира же тоже заколдовывали. И она тогда снимала заклятье, и тут сможет! Какая разница, в пса или в оленя человека превращают! – он почти убедил себя, подавил все сомнения, и только выдохнул, как врубился, что для него-то в любом случае, ничего хорошего уже не будет. – Не успеют они! Просто не смогут! Пока Катька их дождётся с их визита к побережью. Пока они вернутся к Дубу, пока найдут Кира… Поймут ли, что случилось со мной? Да и потом уже точно будет поздно… Совсем поздно! Нет, мне уже надеяться не на что! – ему померещилось, что шеи уже коснулось ледяное лезвие топора и Степана затрясло от ужаса и омерзения. Он вспомнил, как первый раз уходил из этого города, точнее, как его Катька уводила, и, как оглянувшись, перепугался. Померещилась ему тогда его голова на кольях частокола вокруг весёлого и богато украшенного терема царевны. Слёзы текли по щекам, и так стало жалко и жизнь и все то, что он уже никогда не увидит! И родители, и бабушка, как они переживут его исчезновение? А Катька и Кир? Он заставил себя не думать о том, что Катьке, возможно, придётся пережить гибель их обоих.

 

Катерина терпеть не могла, когда они улетали без неё! Вот просто ненавидела! Сидеть сиднем в тереме у Ратко и болтать со Златой, конечно, прелестно и мило. Наверное… Но, она предпочла бы быть с Волком, Баюном, Сивкой и Жарусей. От трескотни десятка девушек, которые занимались рукоделием под присмотром толстой и обстоятельной боярыни Анисьи Ильиничны, от того, что приходилось восторгаться рукоделием каждой из них, иначе боярыня сразу на девушек гневаться начинала, мол, не угодили невесте князя, у Катерины зверски разболелась голова! А тут ещё Злата! Злата могла говорить только о Милораде! Она не видела жениха уже два месяца и скучала и тосковала о нём и переживала и говорила-говорила-говорила…

– Счас сдохну! – мрачно решила Катерина, вымученно мило улыбаясь одновременно Злате и миниатюрной худенькой Аннушке, демонстрирующей ей вышивку по ожерелью к княжьему платью. Спасло то, что Анисья Ильинична под вечер решила испить кваску, и приказала принести квасов разных, да взваров ягодных, чтобы невестушка князя и его сестричка могли по своему вкусу выбрать, да в садочке в холодке испить. Катерина чуть до этого садочка добралась. Там её нашел заскучавший Ярик, и завился вокруг дерева, где хозяйка устроилась. А, пока Злата цветами любовалась, да напитки ждала, Катя решила посмотреть, как там её путешественники поживают!

– А вот неплохо они поживают! Я бы тоже так не отказалась! Сидят себя спокойно, морем любуются, беседы ведут. Неторопливые. Никто не жужжит на ухо о бисере, коклюшках, нитках, шелках, да прочем, да на десять голосов, да пятый день! Я уж про Милорада не говорю. По-моему, я визжать скоро буду от одного его имени. Вот скажет мне про него что-то подруга ненаглядная, а я как заверещу!!! – Катерина усмехнулась. Она сама не могла потом себе объяснить, что её дёрнуло посмотреть как там мальчишки. И не особенно и интересно было, так порядка ради… Попросила показать ей Дуб, и не веря своим глазам, увидела серого и неподвижного Кира, невдалеке от дубовой рощи. – Что это? Что? Что случилось?!

Она протёрла зеркальце, а потом попросила его: – Покажи мне Кира! – и вновь увидела каменную статую. – Не может быть! – она едва удержалась от крика, когда увидела у ног статуи очень знакомого вида мешочек. – Каменный порошок! – Да что же это? Кто сделал? А где Степан? Покажи мне Степана! – Катерине пришлось ладонью закрыть себе рот, чтобы не заорать, увидев Степана в цепях и рядом… – Гордея, тварь такая! И матушка её туда же! Что им надо? – а когда она услышала, что именно надо, почувствовала, что её тошнит! Чуть успела зеркальце в рукав спрятать. Но, собственное лицо спрятать в рукаве, даже таком широком, было невозможно, и Злата, принесшая ей букет цветов, ахнула!

– Катюша, что с тобой!? – цветы посыпались княжне под ноги.

– Злата, милая, помоги! – Катерина умела соображать быстро, когда было очень нужно! Ей не успеть вызвать Волка, Баюна и Жарусю! Пока они долетят с побережья до неё, и выяснят, что именно случилось, пока полетят в царство царицы Настасьи… Нет, к тому времени голова Степана уже будет украшением этой семейки убийц! Она может вызвать Воронко и поехать сама, и может, что-то даже сделать, но здесь будет дикий переполох! Надо, чтобы Злата помогла! Катерина быстро объяснила перепуганной Златке, что случилось, и та не подвела! Выпрямилась, расправила плечи, строго глянула на явившихся с напитками слуг и повелела, что бы это отнесли в светлицы, и ужин туда же.

– У невестушки брата голова разболелась, отдохнуть надо! Она сейчас почивать пойдёт, и завтра отдыхать будет! Если что, я рукоделье оценю! – это она уже Анисье Ильиничне скомандовала. Кроткая и ласковая Злата всё-таки была княжной, и когда было нужно, приказывать умела. А сейчас это было нужно Катюше! Ради неё Злата и дружине с воеводой приказала бы так, что они бы послушались!

Катерина едва дождалась, пока Злата её обнимет, поцелует и помашет платочком вслед улетающей из окна лебёдушке, летящей неожиданно быстро. Ещё бы! Если ветер несёт, что же тормозить-то!

Как выбрались за пределы города, Катерина Воронко тут же позвала. Прибыл вороной конь очень быстро,благо неподалёку на заливных лугах пасся, а услышав краткий рассказ Кати, взвился с ней на спине с дикой скоростью! Ярик едва поспевал следом.

– Ты уже знаешь, что будешь делать? – спросил Катрину Воронко.

– Почти! – Катя искала в зеркальце где именно находится Степанвсю дорогу до владений царицы Настасьи. Искала и нашла! И осмотрев тяжеленную дверь, у которой стоял целый отряд стражников, пригорюнилась. – Может, надо было Волка сразу вызвать? Может, они и успели бы? – тут же начала сомневаться и переживать Катерина. Мало ей было этих раздумий, так ещё и мысли о Кире покоя не давали! – Может, я всё не так решила? И надо было к нему ехать? Но, он окаменел, и так стоит, а Степану жить осталось совсем немного! Так! Заканчивай психовать! Наши бы не успели! Кира если можно спасти, это можно и завтра сделать. Надеюсь! А вот Стёпку выручать надо срочно! А как? Дверь я не открою. Морские кони сейчас в океане, ещё дальше, чем мои на побережье, и добраться до нужного места тоже вряд ли не успеют! А раз так, надо работать с тем, что имеется! Можно усыпить город колыбельной. По крайней мере, царские терема! Но тогда и Воронко уснёт! А он мне нужен поблизости! Значит, используем сон-траву и синецвет. Дверь я действительно не открою, хоть тресни! Да и цепи эти снять… В темноте не разглядеть, закованы они на Степане или заперты. Можно было бы использовать полотенце, открывающее пути. Но, я не могу быть уверенной, что темница не обрушится, – рассуждала про себя Катерина, но припомнив, как Волк пробил стену в Штормовой башне, сообразила. – Ещё Степана камнями зашибёт! Тоже не подходит. И что делаем? Голову ему в темнице рубить не будут. Это точно. Где плаху устанавливают, я уже нашла. Значит, буду перехватывать там!

Катерина сумела взять себя в руки и растолковала Воронко и Ярику что каждому из них делать. До города долетели уже в предрассветном сероватом сумраке. Катерина одела невидимку, и достала сон-траву и синецвет, Воронко встряхнулся и стал напоминать обычного вороного коня, а Ярик полетел выполнять задание своей хозяйки.

– Вот это я понимаю!!! Давно я так не веселился! – посвистывал он себе под нос, когда всё сделал.

Катя осмотрела двор и заняла тактически выгодную позицию – небольшой уступ стены справа от плахи. Туда её легко перенёс Ярик. Шапка-невидимка надёжно скрывала Катерину от чужих глаз, но Ярику это была не помеха. Воронко стал среди лошадей в царской конюшне. Синецвет Катерина вплела ему в гриву и велела головой сильно не трясти и гриву с пучком сказочной травы назад не отбрасывать, чтобы не уснуть от сон-травы! Свой пучок синецвета она закрепила на воротнике ветровки. Как только начало светать, во дворе около плахи засуетились люди. Принесли и установили удобные кресла для царицы и царевны, чтобы им комфортно было за казнью наблюдать. По стене быстро и организованно разошлись стражники. Множество людей устроились в засадах, устроенных в различных потайных уголках. Царица отлично помнила, как в прошлый раз вот этого самого паренька увезли прямо из их рук, и не собиралась повторять свои ошибки!

– В Волка стреляйте сразу и без предупреждения! И чтоб насмерть! В Баюна тоже! Для Жар-Птицы приготовьте стрелы с сонным зельем! Коней постарайтесь поймать! Если будет девчонка-сказочница, её не убивать, токмо ранить, да схватить, а как схватите, сразу рот заткнуть! – командовал высокий плотный воевода, получивший чёткие указания от царицы. Вот люди расставлены по местам, все замерли в ожидании, лучники наложили стрелы на тетивы, готовясь к мгновенному выстрелу. По двору поспешно проследовали слуги и служанки, разослали длинную ковровую дорожку, чтобы царице с доченькой ножки не пачкать!

Царица Настасья и Гордея появились с первыми лучами солнца, прошлись по коврам, с удобством устроились на креслах, и царица махнула вышитым платочком. – Начинайте.

Катерину заколотило от волнения, чуть зубами не начала стучать! – Хоть бы получилось! – думала она, и тут увидела Степана, которого тащили двое хмурых стражников. Степан, в разодранной одежде, с рассеченной бровью и разбитой губой, поднял голову и увидел плаху.

– Всё! Вот и всё! Никто не успеет. Глупо было бы рассчитывать! Как же жалко, что всё так закончится… – Степана уже волокли по ступенькам на помост, где его ожидал палач. И тут возникла некоторая заминка. Палач сунул руку под красную ткань, лежащую у его ног справа, пошарил там. Потом ещё пошарил, потом схватил ткань и тряхнул её, пытаясь найти топор. Потом начал осматривать землю у края помоста.

– В чём дело? – холодно уточнила царица у воеводы.

– Это… Топор… Куда-то… – палач развёл руки в стороны – Ить нету!

– Чтоооо? Ты что, пёс! Топор потерял? – гневно вопросил у него воевода.

– Да не! Я ж его принёс! Вон и они видали! – палач ткнул пальцем на слуг царицы. Те вразнобой покивали. Действительно, нёс его палач! Поди не заметь такой топор!!!

– А сейчас он где? – воевода с опаской покосился на царицу.

– Так ить нету! – палач снова растеряно развёл руки. Царица нахмурилась. И палач заторопился… – И ничо! И найдём, чай не иголка. А пока я и мечом могу! Мне ж без разницы чем! – он спрыгнул с помоста и взял у кого-то из стражников длинный прямой меч. Махнул им, меч со свистом рассек воздух. Степан обреченно закрыл глаза, когда двое стражников начали подтаскивать его к плахе. Палач торопливо нёс меч по ступенькам помоста и вдруг словно споткнулся. Меч, брякнув о помост, упал, рядом рухнул и сам палач, уютно свернулся калачиком, подтянул к себе ноги, и подмостив под голову руку, громко захрапел. Степан ещё успел увидеть, как один за другим падают и засыпают стражники и воины, слуги, и царица с царевной, а потом, упав рядом с плахой, уснул сам. Последним заснул воевода.

Катерина быстро убрала сон-траву и синецвет в сумку и позвала Ярика. – Давай, забирай его скорее.

Степан, закованный в цепи, и летящий во сне по воздуху к царским конюшням представлял собой странное зрелище, но Катерине было некогда разглядывать! Воронко прыгнул из конюшен, прямо в полёте вернув свой истинный облик, и принял на спину спящего Степана. Ярик стремительно подхватил хозяйку и доставил на спину коня и её. Катерина придержала спящего Степана за плечи и скомандовала Воронко не медлить.

– Скорее, летим отсюда и чем быстрее, тем лучше! – она оглянулась на спящий царский двор, увидела блестящую вспышку на одном из кольев частокола, и довольно кивнула головой. – Так-то лучше.

Городские посады не были задеты действием сон-травы, но люди не часто смотрят в небо, а Воронко сразу поднялся очень высоко, поэтому удалось улететь целыми и невредимыми. Катерина сняла шапку, убрала в сумку и скрыла её, а сама покрепче взялась за плечи Степана, который всё норовил склониться то направо, то налево.

– Воронко, давай снижаться. Если он начнёт просыпаться, мне его не удержать. И железо это хорошо бы с него снять! – Катю звяканье цепей, которыми были закованы запястья Степана, раздражало страшно! Воронко опустился на лесистый остров посреди большого озера, и Ярик снял Степана со спины Воронко. Следом спрыгнула Катерина. Мёрвая и живая вода залечили все раны и ссадины Степана. Цепи удалось снять разрыв-травой, и только Катя отбросила их в сторону, Степан проснулся, словно именно их звон его разбудил. Он резко сел и начал дико озираться.

– Катерина? Где я? И где…? – он схватился за шею, закрутил головой, ещё не в силах осознать, что вокруг не видно палача и частокола усаженного головами, и царицы с царевной тоже нет.

– Тише, тише. Всё закончилось! Мы далеко уже от них, – Катерина тактично отвернулась, увидев, что он спрятал лицо в ладони.

– Кать, а где наши? – Степан вытер лицо рукавом рубашки и озирался, ожидая увидеть Волка и Баюна и Жарусю.

– Вот Воронко и Ярик, – Катя расстилала самобранку. – Иди, поешь.

– Погоди! А остальные?– Степан тянулся к самобранке, да так и застыл.

– Остальные на побережье. Были там, по крайней мере, ещё ночью.

– Кать, ты что? Сама? Ты с ума сошла? Как ты? – Cтепан схватил Катерину за руку и остановил её суетливые перестановки тарелок по скатерти.

– Слушай, ты меня пока не спрашивай, ладно? Ты поешь, и нам надо дальше. Там же Кир, – Катерина точно знала, что если она сейчас позволит себе немного расслабиться, успокоиться, то ей не хватит сил, доделать всё, что нужно.

– Да! Кир! Ты думаешь, у тебя получится? Ну, ты же тогда Ратко помогла! Это был такой же мешочек и Кир также как Ратко окаменел, и Кира ты уже расколдовывала, – Степан схватил с тарелки пирог и начал жевать, даже не очень осознавая, что именно ест.

 

– Я не знаю, Степочка. Я очень надеюсь, что получится, но не знаю. Ты как себя чувствуешь?

– Хорошо я себя чувствую, – он словно бы удивился. – Водой что ли уже обработала? А всё-таки как ты меня вытащила? Неужели всё сама? Да ну, не может быть! – он с изумлением смотрел на Катьку. Даже жевать перестал, глядя на девчонку так, словно в первый раз её увидел!

Катерина даже не обидеться не смоглана его сомнения. Как-то уже без разницы было, – Главное теперь, чтобы у Кира не было ограничений по времени! Вроде Кот в прошлый раз ничего такого не говорил! – вспоминала Катерина, пока они летели к Дубу. Летели стремительно, почти не разговаривая. А когда добрались до места, Катерина вдруг так перетрусила, что даже подходить к каменному Киру было страшно.

– Ты чего? – Cтепан сам ещё не очень-то в себя пришел, иникак не мог понять, чего там медлит Катерина. – Ну же, давай!

– Я боюсь, – Катерина стояла около каменного изваяния, совсем недавно бывшего их другом.

– Чего? Чего ты боишься?

– А вдруг не подействует? А вдруг, я упустила время, и это надо было сделать до первого рассвета или заката? – Катерина прижала ладоник щёкам.

Степан шагнул к Катьке и взял её за плечи. – Всё у тебя получится. Ты только что выкрала меня из города, охраняемого кучей стражников! А в добавок ещё и из-под меча палача! И ты ещё чего-то боишься? Ну?

Катерина вздохнула, перекрестилась и шагнула к Киру. Серое лицо, искаженное ужасом и болью, серые волосы, одежда. Невыносимо на это смотреть! Она коснулась губами серого каменного лба, и отступила. Секунду ничего не происходило, а потом поверхность серого камня начала дымиться. Степан отволок Катерину чуть подальше от Кира, и над головой окаменевшего начало подниматься серое облако. И вдруг они услышали дикий, отчаянный визг:

– Неееет! Ты! Что ты наделала!!! – из рощи вылетела ступа, скреплённая металлическими обручами, и рыжеволосая ведьма, мгновенно угадав, что её колдовство разрушено и грозит гибелью ей самой, вихрем промчалась низко над землёй и, взмахом метлы откинув прочь Степана, подхватила Катерину. – Раз так, со мной окаменеешь! – захохотала она сквозь слёзы, втянув перепуганную Катьку в ступу. Серое облако уже догоняло ягишну, которая одной рукой нахлёстывала ступу помелом, а другой, крепко притиснула к себе Катерину, в надежде, что пыль, если догонит, то укроет их обеих и она сказочнице отомстит. И, когда самой Катерине уже показалось, что так и получится, она сообразила, что надо сделать!

– Каменная пыль, сказочная быль,

Улетай к степям, где шумит ковыль,

Каменным столбом на кургане стань,

От живых людей навсегда отстань!

Пыль словно наткнулась на невидимую стену. Растеклась по ней, пытаясь найти хоть крохотную уловку, щелочку, куда можно было бы пролезть, охватить жертву и сделать её камнем, а потом пыльная пелена задрожала, стянулась в узкую полосу и полетела на восток.

Ягишна не сразу осознала, что пыль её не уничтожит, а как осознала, сообразила, что у неё в руках сказочница! – Ну, что же, это было сильно! А ты! Теперь ты моя добыча! Я тебя забираю! – расхохоталась она.

– Ржа на железо падёт,

Обруч разрушит за миг,

Ступа твоя упадёт,

Только услышит мой крик!

Катерина хладнокровно отстранила руки опешившей ягишны. – Стоит мне крикнуть и твоя ступа развалится. Хочешь? – она заметила в облаках яркий стремительный проблеск и мгновенно успокоилась! Она уже не одна! – Так что опускай ступу, высаживай меня и лети на все четыре стороны, но подальше от меня и моих друзей.

Ягишна вдруг сообразила, что сказочница, которая может запросто прогнать каменную пыль, действительно развалит ей ступу легко и непринужденно! – А как я могу быть уверена, что ты потом не крикнешь?

– Из нас двоих тут только я не пакостничала и гадости не делала, – спокойно пожала плечами Катерина. – Впрочем, как хочешь…

– Думаешь, я поймаюсь? – ягишна тряхнула рыжими волосами. – Если ступа упадёт, то и ты тоже.

Катерина покосилась вниз, они уже прилично пролетели, и от Дуба было далековато. – Ладно, каждый выбирает для себя! – она вскрикнула. Ступа на глазах начала разваливаться, ягишна сделала попытку цапнуть Катерину, перетянуть её на помело, и уволочь хоть так, но тут в неё метнулась яркая вспышка, и ведьму отбросило далеко в сторону сгустком пламени, а Жаруся поймала падающую Катерину лапкой. Внизу посвистывал Ярик, готовый, если будет нужно, хозяйку подхватить.

– Как ты, девочка? – Жаруся неодобрительно проводила взглядом летящую в густой лес ягишну.

– Жаль, ах жаль! Я бы до неё сейчас с радостью бы добралась, но я уж лучше с тобой останусь, я Волку поклялась! – Жаруся смешно прижала свободную лапку к груди.

– А Волк? – Катерина не удивилась бы, если бы тут же показался из облаков.

– Что Волк? Это я так быстро летаю, а они с Баюном и Сивкой где-то там, – небрежный взмах лапкой назад, – Порхают… Ты лучше расскажи, что тут было? Интересно жуть! Волк со вчерашнего вечера по стенке всё пытался ходить, едва дождался Баюна с зеркальцем! А Котик наш как назло полюбил ночные прогулки в приятной кошачьей компании и пришёл уже заполночь, когда Волк уже и потолок затаптывал! Так вот, достал Баюн зеркальце, а там что-то совсем не то! Ты не у Ратко, а вовсе даже куда-то летишь… Ой, что было!!! И главное, не понятно, куда летишь? И почему нас не позвала? Волк едва с ума не сошел, ну как всегда, короче говоря… Так чего ты молчишь-то? Рассказывай скорее!!!

Катерина улыбалась. Рассказывать что-то было попросту невозможно. Жаруся говорила так быстро, что и слово вставить было затруднительно! Она смотрела на приближающийся Дуб, а неподалёку от него в траве сидит Кир. Совсем даже не каменный, а живой и здоровый! А рядом валяется на спине Степан. Он, как только увидел, что Жаруся Катерину несёт обратно, просто упал и лежал, и думал, что нипочём не поднимется, по крайней мере, сегодня! Так и будет лежать и наслаждаться облаками над головой, травой, шелестящей вокруг, ветром, что легонько касается его лица.

– Степан! Да Степан же!!! – Кир помнил только резкую боль и ужас, когда он понял, что каменеет. – Да что было-то? И Катерина тут откуда? И Жаруся тоже?

– Не трогай меня пару минут. Ладно? Я тебе всё расскажу, а ещё лучше, Катьку дождись, она точно всё знает. Я-то что!? Я только сегодня на рассвете у плахи стоял перед Гордеей и царицей Настасьей, и думал, что у них всё-таки получится мою голову на частокол насадить. Очень она им нужна, оказывается. Милые такие дамы!!! Аж слов нет! Ну, приличных по крайней мере!

– Блин! – Кир временно потерял голос, беззвучно открывая и закрывая рот.

Катерину Жаруся внесла прямо в Дуб, а потом силой загнала туда же обоих мальчишек, приговаривая, что им же лучше будет, если их Волк не сразу заметит.

– Прилетит он такой весь на нервах, и зачем под горячую лапу попадаться? – Жаруся уже в горнице теребила лапкой Катерину. – Ну что ты всё молчишь и молчишь? Рассказывай, давай! Ты же в вотчине князя осталась! И сам-то он где?

– Ой, мамочки! Я забыла совсем! Мне же вернуться надо! – Катерина вскочила с лавки.

Жаруся покачала головой. – Не советую! Дождись Волка. Он прилетит сюда, а ты опять где-то там, непонятно где? Я уж и не знаю, что делать будет!!! То есть я могу представить что именно, но жертвы и разрушения тогда обеспечены! А я тебя потом куда надо сама отнесу. Мы быстро полетим, успеем, не переживай. Так, а где Ратко-то?

– На охоте! – мрачно ответила Катерина. – Через пару дней после того, как вы меня там оставили, приехал к нему от князя Борислава и Стояна гонец с письмом, а в письме приглашение на охоту, они загнали какого-то особо свирепого тура, и гоняют его по лесам. И Ратко на забаву поспешил, – Катя сморщилась. Ей не понятно было, как это можно было называть забавой. И неприятно было, что Ратко просто и легко оставил её и ускакал. Правда, такие мысли она старательно загнала подальше. В конце концов, папа тоже на рыбалку ездит, правда, не тогда, когда семью не видел долго. Но, они же с Ратко и не семья вовсе! Да и вообще, кто она для Ратко?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru