По ту сторону сказки. Переменные ветра

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Переменные ветра

Глава 3. Золотая ягишна

Баюн довольно развалился на печи, и с видом благодетеля осматривал всех пребывавших в горнице.

– Что-то мы давно сказки не будили… – мурлыкнул он, увидев, что Катя подняла голову от книги и вопросительно на него смотрит.

– Мы… Мы не будили… Как это скромно… – насмешливо фыркнул Бурый. – Можно подумать, что ты хоть что-то когда-то сам в тумане делал!

– А подготовка? А точный расчёт? А мои бесценные знания? – Баюн строго посмотрел на Волка, отчего тот скривился, словно у него разом заболели все зубы.

– Тебе самому-то не смешно? – рыкнул Бурый, уже начиная сердиться. Он очень не любил, когда Кате приходилось уходить в туман. Переживал страшно! И не просто переживал, а ещё и мучился, что ничем там помочь ей не может. Катерина уловила приближение ссоры, и запросто успокоила закипающего от гнева Бурого,обняв его за шею.

– Не сердись, пожалуйста, мне и самой уже хочется что-то полезное сделать, – она посмотрела на Кота поверх острых волчьих ушей. – А куда надо?

– Да видишь ли… Есть сказка про Ивана Бесталанного и Елену Премудрую. Книга! – Кот махнул лапой в сторону Катерины и огромная красная книга со сказками перелетела с печи к сказочнице, и сама по себе открылась на нужном месте.

Катерина начала читать, а потом, дойдя до конца, вдруг глубоко задумалась.

– Что ты, радость моя? – заинтересовался Баюн.

– Да вот я не поняла… А ничего про служанку больше нет? – Катя недоуменно пожала плечами.

Мяун торжествующе блеснул глазами и переглянулся с Жарусей. – Я же говорил, что она заметит!

Кир подтянул к себе книгу и тоже прочёл сказку, о том, как бесталанный, то есть попросту дурачок – Иван стал пракитически случайно мужем очень красивой и умной девицы – дочери мудрого старика, а потом этого самого старика ослушался, и отдал жене волшебное плать, в карманах которого было чудесное зеркало и мудрая книга. Захотела жена стать птицей, да улететь от дурака-мужа, и исполнило платье её желание. Улетела она далеко в некоторое царство, где и стала царицей. А Иван отправился её разыскивать. По пути спас щуку да воробья. А как нашел свою жену, да просил с ним вернуться, велела она от неё прятаться, и коли не спрячется Иван, казнит его женушка. Как прятался Иван с поможью щуки, да воробья, но нашла его Елена Премудрая. В зеркальце смотрела, да в книге своей читала, а как третий раз прятаться, так Иван и не знал где. Да помог он служанке платье волшебное зашить, служанка его и спрятала. Успешно. И пришлось Елене на мужа повнимательнее посмотреть, да поудивляться, как это её-то бесталанный муж и зеркальце перехитрил, и книгу обманул. И стали они жить в мире да согласии.

Читал Кир, читал, а потом недоуменно развёл руками, – А что там такое со служанкой? Она же даже не сумела платье Елены Премудрой зашить…

– Ну, платье она не сумела зашить, потому что его иглой сшить было и нельзя! – уютно пофыркал Баюн.

– Кир, а дальше-то, ты не обратил внимания? Она же сумела укрыть Ивана от его премудрой жены в книгу, в которой вся мудрость земли тамошней была записана, и обратила в новую заглавную букву той книги! Да ещё укрыть-то сумела как! Дунула на него, и обратился он в тёплое дыхание женщины… Это, знаешь ли, уже серьёзно! Ничего себе служанка… – покачала голвой Катерина.

– Ну, да. Служанка. Но, не простая, это ты, Катенька права абсолютно! Она как раз матушкой этой самой Елене приходится! Потому и пошла в услужение. Чтобы присмотреться к дочке, да и присмотреть за ней, если что… Муж у неё – колдун. Да не по нутру ей было его занятие. Это он к старости угомонился, а в молодости много чего творил. Нехорошего. Жену, опять же, себе взял из известного тебе, Кир, роду-племени… – ухмыльнулся Баюн, глядя на вдрогнувшего Кира. – Да, да, урождённая ягишна. Только, она сама не пожелала колдовать. Спорить с мужем, да мешать ему не стала, а решила уйти. А до того с мужем уговор заключила, о том, что он дочке самого простого человека подберёт в мужья, и дочку колдовать учить не будет, если та сама не пожелает. Елена всё больше красовалась, а колдовать не захотела, правда, всё равно народа погубила изрядно. Тоже всё кольями с украшением увлекалась! – обстоятельно объяснял Кот.

Степан с омерзением отпрянул от книги, а ведь уже было в руки взял. – Чего-то мне этого Ивана прям жалко стало! Долго ли он проживёт с такой Еленой?

– Не, за него не волнуйся. Он-то как раз хорошо живёт. Елена смогла понять, что муж у неё посильнее всех её выкрутасов! Он попросту очень добрый и жалостливый. Да, не умён, так у неё самой ума на троих хватит. Зато любит её, и очень! Так-то вот! Да, сказка эта не повторяемая. И Вам надо найти Елену, Ивана, или их родителей.

– А мама Елены? Так самая якобы служанка? – Катерина внезапно заинтересовалась её судьбой. – Где она?

– Вот чего не знаю, того и не ведаю… – развёл лапами Баюн. – Может, и её найдёшь как раз…

Волк тяжело вздохнул… – Вот так всегда! Поди туда, не знаю куда, и может, кого-то и отыщешь, о ком сам не ведаю! Баюн! Ты…

– Молчи лучше! – посоветовал Буром молчун Сивка. – Всё равно Кота не переспоришь…

Собрались в дорогу через два дня. За это время Катя заучила сказку, пересмотрела кучу карт, и на всякий случай, ознакомилась с соседними сказками. А то вечно выходит, что идут в одну сказку, а это вовсе даже и не она, а рядом находящаяся…

Пакостное мутно-зеленое месиво колыхалось вокруг, словно и не было на свете свежего водуха, чистого и прохладного ветерка, ярких красок и голубого неба. Катерина тяжего вздохнула. И дышалось-то в тумане всегда трудно.

– Кать, а Кать… Ты чего на месте крутишься как собака за хвостом? – подозрительно хмыкнул Кир. – Нам по карте вроде направо надо.

– Вроде направо… А вот по ощущениям, и не туда… – задумчиво отозвалась Катька.

– Так и иди туда, куда чуешь! Уж сколько раз так было? – Степан подтолкнул Кира локтём в бок и пожал плечами, удивляясь, как Катька ещё сомевается в себе. Это после стольких-то раз!

Катерина вздохнула и повернула чуть левее. – Куда иду… Знать бы… Им-то всё кажется, что это просто! Иди, куда чуешь! Легко сказать! А если чуешь неправильно? – она вздыхала ровно до момента, пока чуть не врезалась коленом в большущий серый камень у развилки двух дорог. – Таааак, а вот это уже теплее! Был там камень! Надо было его толкнуть, и позвать дедка-колдуна. Ну, в тумане-то это не сработает, но по сказке кодун повёл Ивана в лес. Лес вокруг… Очень мне содержательный ориентир попался!

Катерина опять покрутилась на месте, и уже не оглядываясь на мальчишек, решительно шагнула на едва заметную в тумане тропку. Через пару часов они оказались у богатых изб.

– Ну? Нашли? Или обратно нет? – поинтересовался Степан.

– Не трогай ты её! Видишь, понять пытается… – Кир остановил побратима и отрицательно покачал головой.

Катерина и правда рассматривала нескольких человек, стоящих в тумане. Скептически, кстати!

– Нет, не они… Это явно не герои сказки! – Катя начала обходить избы одну за другой, пока не наткнулась на большое строение на избу не похожее. – Сарай не сарай… Амбар такой? Крупноват, правда, такой амбар-переросток, но, это же колдун, да богатый! Что ему…

Она вошла в полутёмный амбар, осветила его пёрышком, и ахнула… Кучи золотых слитков, прямо кусками лежали на полу, закрытые сундуки вдоль стен. Один распахнут и в нём сияют ярким даже через туман ярким самоцветным блеском драгоценные каменья, а в самом дальнем углу амбара приоткрыта дверь.

– Ну, да, там же у колдуна тайник, где раньше платье волшебное висело! – припомнила Катя и поспешила туда.

Колдун был там. Перед приходом тумана он сидел за высокой лавкой и писал что-то в книге. А рядом стояла женщина, положив ему руки на плечи. Катерина покачала головой. По всему выходило, что ту самую якобы служанку, она отыскала. Точнее она сама отыскалась – вернулась к мужу, узнав, что его владения заливает туман.

– Интересно, что же он там писал? – Катя не сдержалась, сунула нос в книгу и прочла: «Ни одно моё уменье не может сравниться по силе и по чудесному воздействию с обыкновенной людской любовью!»

– Хоть поздновато, да понял! – вздохнула Катя, покосившись на жену колдуна, ласково обнимающую его плечи даже в тумане. – Ладно, пойду будить. Глядишь, теперь, даже если забудет, что самое-самое сильное да чудесное, пойдет, да и прочтёт! Сам же записал в свою книгу мудрости!

Катерина пошла к выходу из амбара, и наткнуласьна Кира, который, не обращая никакого внимания на золото, кинулся к ней.

– Катерина, там твари! Куда тебя несёт? Лучше тут спрячься! – он попытался поймать её за руку, но Катька увернулась.

– Я не могу отсюда сказку будить! Там сам колдун, и ему явно не понравится, если он нас у себя по колено в золоте обнаружит.

– Тогда бегом и направо! – Кир подтолкнул Катьку в нужном направлении, а сам присоединился к Степану, выхватившему кладенец, и уже отражающему атаки тварей.

Катерина укрылась за углом одной из изб и начала сказку:

– Жила в одной деревне крестьянка, вдова. Жила она долго и сына своего Ивана растила. И вот настала пора – вырос Иван. Радуется мать, что он большой стал, да худо, что он у неё бесталанным вырос. И правда: Всякое дело у Ивана из рук уходит, не как у людей; всякое дело ему не в пользу, не впрок, а всё поперёк.

Катерина рассказывала о тяжелой жизни Ивана и его матери, о встрече со старичком ии о том, как старик тот Ивана в гости пригласил, да на дочке женил, а потом в дальние страны ушел, да Ивану амбар со златом на сохранение оставил. Да платье дочке своей одевать не позволил… Сказка сказывалась, мальчишки отбивались от нападающих, и постепенно отступали, Катерина и сама начала потихоньку отходить в лес. И вот уже рассказала она, как пришел старик к своей дочке Елене Премудрой и её мужу в гости, да матушку Ивана с собой привёл, да как покаялся перед ним Иван, что не соблюдал запрета, отдал жене платье, и как простил его старик, да и рассказал, что платье-то было приданым дочке, да и зеркальце и книга, всё он ей собрал, а вот того, что в самом Иване в избытке было, доброты то есть, дать не сумел. Она не дается и не дарится, а самим человеком добывается.

 

– Заплакала тут Елена Премудрая, поцеловала Ивана, мужа своего, и попросила у него прощения.

С тех пор стали жить они славно – и Елена с Иваном и родители их – и до сей поры живут.

Катерина закончила сказку, и ещё подивилась, как сказочник её придумавший, потихоньку в последней фразе подсказал и о матери Елены. «Родители»! Отец-то Ивана известно, что умер. Мать у Ивана вдова и об этом в начале сказки написано! А о жене старика ничего нигде не сказано! А она там же, рядом была! В виде мудрой служанки, что так искусно спрятала Ивана в женском дыхании!

– Катька, не тормози! Не время! – Кир был легко ранен, Степана тоже зацепило, а туман, густой и вязкий, уходил неохотно, твари пока не поняли, что привычная и годная для их жизни атмосфера навсегда разрушена и атаковали активно. Но, вот уже задрожала плотная муть, словно кусками начала расходиться, разламываться… Твари взвыли, кинулись последний раз, и отхлынули, пытаясь укрыться хоть где-то от чистого свежего ветра.

– Фууух. Отбились! – Степан машинально приложил ладонь к предплечью и скривился. – И какая же сволочь задела?

– Тебе ещё и жаловаться? – рассмеялся Кир. Он достал флаконы с живой и мёртвой водой и помог Степану обработать небольшую ранку от стрелы, прошедшей по касательной.

– Ладно тебе, уже и пожаловаться нельзя! – фыркнул Степан, обходя вокруг побратима. – Погоди, у тебя тут кровь.

– Да ладно, это фигня. Оцарапался о ветку. Пойду вперёд, а ты за Катькой пригляди, она у нас опять в какой-то задумчивости. И давай тоже выбираться отсюда подальше. Волка тут, по-моему, звать нельзя, народ перепугаем! – с этими словами Кир безмятежно пошел вперёд.

Катерина смотрела на мерзкую бабу сквозь густые заросли, и чуть не выла от ужаса! Стоило только туману уйти окончательно, а им добраться до первой же полянки, пригодной для вызова Бурого и остальных, как над очистившимся лесом промелькнула метла с всадницей и ведьма подхватила Кира, который Катю со Степаном прилично опередил.

–Вы всерьёз думали от меня скрыться? Это даже смешно! Эй, ты! Выходи! Выходи сама, иначе я медленно убью твоего приятеля у тебя на глазах, а я знаю, что ты меня видишь!

Кир схватился за горло, на котором опять оказалась узкая удавка, и захрипел.

– Я выйду, а ты останься! Она не знает про тебя! Есть шанс, что она Кира тут бросит. Ярик помоги им, – Катерина ощутила скользнувший вокруг её плеч ветерок и вложила Степану в руку шапку-невидимку.

– Кать, что ты делаешь? – Cтепан попытался было её остановить, но Кир снова захрипел и упал на колени, безнадёжно пытаясь сорвать удавку. Катерина кинулась из укрытия и оказалась рядом.

– Отпусти его! Пожалуйста! Не убивай!

– Как всё предсказуемо! – рассмеялась Яриведа. – Ладно, я оставлю его тут, – она забросила конец тонкой верёвки так, чтобы она была натянута, и Кир не мог сам освободиться, но пока ещё мог дышать. – Но с условием! Я сейчас одену тебе на руки цепь. У меня нет охоты делать это силой, поэтому будь умной девочкой, протяни руки, а не то я попросту придушу твоего приятеля!

Катерина глянула на Кира и вытянула руки вперёд. Яриведа одела на её запястья что-то напоминающее тяжеленные и очень широкие кандалы, Катя легко могла бы руки оттуда достать, но ведьма коснулась пальцем цепь, соединяющую кандалы и они резко сжались. Так, словно их ковали ровно по запястью.

– Вот так-то. И снять их могу только я! – Яриведа ухмыльнулась. – А теперь пойдём. Я тебе кое-что покажу.Я видела здесь подходящее место, – она дёрнула за цепь и поволокла Катерину за собой.Шли не очень долго, целью ягишны была широкая каменистая площадка над обрывом, эта территория как раз была у границы тумана, который Катя сегодня прогнала. Ведьма дошла до центра площадки, махнула метлой и та быстро намела к ногам хозяйки большую кучу земли.– Всё готово! Садись и смотри.

Она достала из поясной сумки небольшую серебряную коробочку, и выкатила себе на ладонь три ярко-синих блестящих шарика. Размером каждый шарик был раза в два больше горошины.

– Знаешь, что это? – Яриведа зло расхохоталась. – Это семена голубой травы. Я так долго искала её! Сначала здесь, а потом в твоём мире. И там я её и нашла! Во Франции осталось очень мало таких мест, где можно найти что-то нужное, и представь себе, в одном из таких мест и выросла поющая голубая трава! А эта трава мне просто необходима! У неё удивительные свойства! Она разрушает в прах и сталь и железо, а когда вырастает, то начинает петь. Издает такой звук, от которого засыпает любой сказочный или волшебный зверь или птица, да хоть дракон! А ещё, ещё она может убить любого из них! Стоит только срезать её золотым ножом и махнуть пучком на спящего зверя. Cмекаешь? Вот, к примеру, Кот Баюн. Он уснёт и будет в моей власти! И любой сказочный волк, включая и твоего братца, и кони и птицы и змеи, да любая сказочная тварь! Все окажутся в моей власти! Для того, чтобы убить любого из них, мне надо всего лишь сделать одно движение рукой! Любой будет повиноваться мне!

– Но, это лишь семена! Может, они ещё и не вырастут! – Катерина перепугалась так, что смогла сказать только это. Она с ужасом смотрела, как ягишна делает ямки в земле и бережно укладывает в них семена, похожие на драгоценные бусины и присыпает их землёй.

–Как раз нет! Они обязательно вырастут, и очень быстро, прямо на глазах! Надо только знать, как их полить! Они могут лежать в земле столетия, и вырасти стремительно, если на них попадает кровь человека. Эти семена тянутся к крови, она их любимая пища! Видишь ли, они росли только там, где сражались и проливали кровь. Вот и привыкли. Так что мне нужно лишь положить их в землю и полить кровью. Твоей! Нет, не бойся, я не убью тебя, ты мне пригодишься ещё! Но не своей же поливать! Хотя… Чем больше полить, тем быстрее трава вырастет! Можно было взять того паренька! Как я не догадалась сразу! Он-то мне больше не понадобится!

– Ты же обещала его не убивать! – крикнула Катерина.

– А я и не буду! Зачем? Он сам истечёт кровью, – мило улыбнулась ягишна. Она толкнула Катерину на землю, и накинула длинный конец цепи на огромный камень, около которого и была насыпана земля. Цепь, лязгнув, сама по себе обвилась и накрепко закрутилась вокруг камня.

– Посиди тут, я скоро. Видишь, как славно всё устраивается! Вы ещё свидитесь в последний раз, и я даже разрешу вам попрощаться! – она щёлкнула пальцами, и метла лихо подлетела к хозяйке, а та, удобно усевшись, полетела за Киром.

– Что же делать? – Катерину знобило, словно у неё была температура. Она представила себе, как погибнет Кир, а может, и Степана сумеет поймать эта гадина! Как прилетят, разыскивая её, Волк, Жаруся, Кот на Сивке, остальные кони, а потом начинает петь эта трава и все засыпают! И тоже умрут от рук этой мерзкой бабы! – Надо что-то придумать! Но что? Если бы не цепь и кандалы, я бы попросту выкопала эти мерзкие семена! Но, я до них не достану! Погоди-ка! Я – нет, не достану! Зато они могут достать до меня! И они уничтожают железо! А сами боятся золота! Вот уж чего у меня с собой хоть завались, так это золота!!!

Катерина боялась только того, что она не успеет! Она проявила сумку и достала складной ножик, с которым за грибами ходила. Глубоко вздохнула и резанула по левой ладони. Взвизгнула даже. Неожиданно больно! Зато ладонь прочертил глубокий порез, из которого тут же сильно потеклакровь. Катерина махнула рукой в сторону кучи земли, и тяжёлые алые капли полетели туда, где были закопаны семена. – Вот вам ваш полив! – минуту ничего не происходило, а потом земля зашевелилась, словно кто-то её снизу выталкивал.

– Как быстро! – Катерина даже отпрянула, увидев три толстеньких ярко-голубых ростка. Было ощущение, что они принюхиваются, ищут источник еды. – Сюда! – ещё взмах руки и дорожка из кровавых брызг была быстро обнаружена ростками и они, извиваясь и вытягиваясь на глазах, целеустремлённо ползли от одной капли до другой. Катя схватила порезанной ладонью за цепь и c силой провела по ней рукой, отпустила руку только когдацепь оказалась залита кровью.Она сжала порезанную ладонь, и развела руки максимально далеко, протягивая приманку жадно тычущимся в поисках еды росткам. Ростки цепко обвили цепь, и она рассыпалась, словно была сделана из влажной глины! Кандалы мгновенно расширились и сами упали с Катиных рук. Ростки потянулись было за её рукой, но она уже отскочила от камня и от ростков.

– Так, а теперь золотой нож! – Катя не стала тратить время зря и плеснула на ладонь мёртвую воду, потом живую, а потом, увернувшись от ростков, быстро тянущихся за запахом крови, выхватила заветный кожаный мешочек. – Какое счастье, что я не успела отвезти на место чашу! – подумала Катя, подхватывая только что использовавшийся перочинный нож, и с трудом вытягивая из сумки длиннющую и тяжёлую золотую цепь, на которую в подземелье Вепря был прикован Волк! Цепь она кинула вокруг себя, и ростки отпрянули от золота, словно оно их жгло!

–Чаша дивная из злата,

Ты полна и так богата,

Дай касание на час,

От травы спасти всех нас!

Уже привычно блеснули руки, одетые золотом до запястий. Но, нож золотым не стал!

– Как я забыла! Чаша превращает в золото только сказочные предметы! – Катя растерялась. Не знала она, подействует ли золотое касание на живую голубую траву? А если подействует, то, как именно? Очень уж это странное растение, кто его знает… А ну как сама невольно сделает эту траву ещё сильнее? В этот момент из зарослей, окружавших каменистую площадку на обрыве, послышался шорох, она в ужасе обернулась, решив, что вернулась ягишна, но это были Кир и Степан! Ростки насторожились. На одежде мальчишек кровь тоже была, они так и не сменили одежду после того, как отбивались в тумане от тварей. Крови было немного, но и её запаха хватило! Ростки, извиваясь, поползли к ним! И тут Катерина сообразила!

– Степан! Скорее, дай свой кинжал! Брось его мне! – Степан ничего толком не понял, но выхватил кинжал, который скрывался в его браслете, и швырнул его к ногам Катерины. Она подхватила кинжал, который в её руках мгновенно стал золотым, и как кошка прыгнула к куче земли. Ростки отпрянули от золотого блеска в её руке, а она резанула почти под корень ярко-голубые растения, которые уже вот-вот должны были запеть! Ростки вытянулись на земле в упругие прямые лозы, и замерли так.

– Нет уж, я лучше подстрахуюсь! – Катерина схватила эти лозы, тут же ставшие золотыми, а потом, быстро раскидав землю на куче, нашла и все три корня. В земле тяжеловесно заблестело золото корней. – Всё! Успела!

– Чтооооо? Что ты натворила? Проклятая девчонка!!! – визг ягишны, о которой Катерина в пылу метаний с погаными растениями как-то запамятовала, заставил её сжаться. – Убьёт! – промелькнуло в её голове при взгляде на дико разъярённую ведьму, летящую на неё с выставленными вперёд когтями. Катерину оттолкнул в сторону Кир, и он же сумел отбить первый бросок.

– Ах, ты! Зря я тебя сразу не убила! – Яриведа снова кинулась, но на этот раз опять взмахнув тонкой и почти бесцветной удавкой. Кир увернулся, зато Степана она зацепила! Побратима Кир выручил, перерубив удавку. – Я с вами позже разберусь! – завизжала ягишна, развернула метлу и опять кинулась на Катерину. Она оказалась близко, совсем близко, её немного сбил с пути Ярик, подвернувшийся под метлу, но слишком велика была ярость колдуньи, планы которой были так близки к полному успеху! Ведьма налетела на Катерину, которая инстинктивно сделала единственно возможное – вскинула руки! Метла, а через долю секунды и сама Яриведа превратились в сияющие золотые изваяния! А Катерина полетела кубарем на землю, сбитая с ног упавшей на неё с размаху тяжеленной золотой статуей!

– Блин, да что же так долго-то! Кир, ты точно уверен, что у неё больше ничего не сломано? И где этот самый Ярик? Делов-то полететь и позвать наших, чтобы прибыли поскорее! – Степан пока выручал Кира, потерял где-то в кустах рожок. Искать времени не было, а вызвать Волка как-то иначе они не могли, вот и пришлось просить Ярика. Степан метался по площадке, напоминающей поле боя, каждый раз спотыкаясь о золотую цепь.

– Не мельтеши! Я тебе чего, хирург? Всё повреждения, которые увидел, облил водой. Можно сказать, почти всю её облил. На всякий случай. И напоили мы её уже. Теперь просто надо ждать, – Кир говорил негромко. Горло-то от живой воды прошло, но ощущение затягивающейся удавки на шее было слишком свежо!

– Не надо. Не надо ждать! – Катерина с трудом открыла глаза. Вот честно, совсем не хотелось! Лучше бы полежать у камушка. И как она раньше не понимала, как хорошо просто спокойно полежать! Никуда тебя никто не тянет, не зависят от тебя ничьи жизни, и отбиваться от полоумных растений не надо, уже не говоря о всяких летающих истеричных тетках! – Чувство долга, будь оно неладно! – прошипела она. – Час прошёл? Или нет? Нет бы мне будильник завести!

 

– Кир… А ты уверен, что передозировки от живой воды не бывает? По-моему она заговаривается… – опасливым шёпотом проговорил Степан. Он только что так мечтал, чтобы она пришла в себя! А вот теперь понимает, что нет, лучше бы полежала без сознания тихонечко… Спокойнее как-то!

– Чего ты ко мне прицепился? – зашипел ему в ответ тоже занервничавший Кир. – Я почём знаю? О! Вон наши летят! Ура!

– Да чего ура? Чего вам ура? Прошел этот час или нет? – Катерина перевернулась на бок, с трудом встала на четвереньки, мальчишки отпрянули по сторонам, словно она их укусить пыталась, и потянулась за чашей золотого касания. Как только она её взяла, золото с её рук послушно стекло обратно. И Катерина поспешно упаковала чашу в мешочек и спрятала в сумку. – Вот теперь действительно всё отлично! И я не сошла с ума! И спасибо вам! – она устало привалилась в камню и просто молча смотрела как подлетают к площадке её друзья.

– Катерина!!! – Бурый опередил даже Жарусю. – Живая! А это что? – он чуть не споткнулся о валяющуюся на земле навеки застывшую Яриведу, её метлу, цепь и три длинные плети бывшей голубой травы, и всё это из чистого золота!

– А это наша Катерина ботанику сказочную изучала, – нервно хихикнул Кир, а потом, не выдержав, покатился от громкого смеха, к нему присоединился Степан. Катя медленно перевела на них взгляд, скорчила рожицу, а потом с трудом встала и обняла Волка за шею.

– Как же я рада вас всех видеть! – выговорила она, уткнувшись лицом в густую бурую шерсть.

Кот только хватался лапами за голову, слушая об их приключениях! Он-то знал про голубую траву.

– Действительно, была такая очень старая французская сказка. О короле-вороне и его юной жене. Жена не должна была видеть настоящий облик своего мужа семь лет, но не выдержала пару дней до окончания этого срока, и мужа из-за её любопытства пленил злой колдун. А освободить мужа можно было только этой самой голубой травой. Она смогла усыпить волка-сторожа, убить его и раздробить оковы короля. Так что в сказке травка полезная, но вот мирового господства с помощью этого растения ещё никто не добивался.

– Нахваталась всяких человеческих идей, – проворчал Волк и смутился, увидев, что Катерина подняла голову и смотрит на него.

– Клин клином вышибают, да? У меня ведь тоже идея была человеческая! Да что ты сразу пугаешься? Я не обиделась, – улыбнулась она.

– Девочка, как же ты додумалась? – Жаруся сидела на золотом колене Яриведы и одобрительно посматривала на блеск статуи. И на своё отражение в этом блеске.

– От ужаса! – с глубокой убеждённостью ответила Катя. Она обратила внимание на то, что Степан поднял свой кинжал, ставший бесполезной золотой игрушкой, и огорченно крутит его в руках.

– Зря, зря ты огорчаешься, – мягко ухмыльнулся Баюн. – Ты же ещё и не знаешь! Он пропитан соком голубой травы, и теперь твой кинжальчик может пробить даже танковую броню и рассечь булатный меч. Ярковат стал, правда, но это уж побочный эффект. А вообще вы оба молодцы! Не струсили, радость мою не бросили! – он пофыркал, глядя, как и Степан, и Кир сильно смутились и чего-то невнятное забубнили. – А про тебя, я и не говорю! – он отвесил элегантный поклон в сторону Катерины, а потом закончил: – Я могу только про себя сказать! Ну, какой же я молодец!!!

Волк вздохнул, поднял морду и глухо завыл, запросто перекрывая громких хохот остальных!

– И чего ты воешь? Да! Я молодец! А кто радость мою нашел? – Баюн вспрыгнул на камень и с видом победителя осмотрел окрестности.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru