По ту сторону сказки. Дорога в туман

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Дорога в туман

Глава 3. Финист зовёт на помощь

Зеленый, расшитый серебром широкий сарафан, узкий кокошник, чуть шире ленты, на голове. Удобные зеленые туфельки. Жаруся не одобряла небрежности в одежде. Осмотрела Катерину, и осталась очень недовольна.

– Вся зареванная, ай, ну как же так можно! – порхнула она навстречу Катерине и провела крылом по лицу. Катя растерянно посмотрела в зеркало – Вот не знай она сама, что рыдала столько времени, и не подумаешь! Никаких следов слез!

– Вот, так приятнее. Ты же девочка, а не фонтан! Теперь вперед! И не горбись и носом не шмыгай и простыню эту бархатную – кивнула Жаруся на накидку с сундука, которой Кот вытирал потоки слез у Кати, – Оставь где-нибудь, у тебя в руке шелковый платочек, вышитый, между прочим.

Катерина собралась с силами и вышла в горницу уже в приличном виде, как охарактеризовала Жаруся «к царю еще не пошлешь, но и клюнуть уже не хочется». За столом, покрытым праздничной скатертью, восседал Кот, над его головой сама собой порхала щетка, которая вычесывала последние следы битвы с лебедями, стоял Сивка, и сидел Волк, который уже не выглядел таким измученным. Жаруся выпорхнула из-за Катиного плеча и села на перекладину стула, специально для нее повернутого спинкой к столу.

– Вот, прямо красавица-девица. – прокомментировала Птица свою работу.

И в этот момент в дверь постучали.

Кот строго посмотрел в зеркальце, которое лежало около его тарелки.

– Входи! – окликнул он гостя. – Кто бы сомневался, что Яга его пришлет… – Проворчал он себе под нос, но так, чтобы все слышали.

– Вечер добрый всем собравшимся! – совсем не так элегантно одетый, как они привыкли его видеть, Финист грустно улыбался всей компании.

– И тебе того же, как семья поживает? – любезно уточнил Кот.

– Семья хорошо, спасибо Вам передает, что меня вернули! – Финист склонил голову в знак особой признательности. – Только вот вокруг затягивает! Они уже никуда выбраться не могли давно. Все окружено туманом. Все дороги перекрыты. Я пока долетел, чуть ума не лишился от ужаса, что опоздал. Сегодня полдня припасы подносил из ближайшей уцелевшей деревни. Только воздухом туда и можно добраться. – он помолчал, потом поймал Катин взгляд. – Помоги, прошу тебя! Дочки плакали каждую ночь, боялись, что туман к порогу приползет, а потом и в дом. У них в деревне рядом всё уже затянуто туманом. Все их подружки спят кто где. Кого туман где застал… У жены отец там, и сестры. О сестрах я, правда, и не пожалел бы не секунды, а Марьюшка моя расстраивается очень. До своего отца я даже не долетел, не успел еще, но боюсь, что их село тоже уже в тумане. Оттуда давно никто не появлялся, как мне в соседней деревне объяснили. В ней старик со старухой и Курочкой Рябой живут, так их просят с Курочкой вместе деревню каждый вечер обходить, надеются, что такой дозор как-то поможет, их-то помнят все. Пока что.

– Так, что, тебя не Яга прислала? – уточнил Кот.

– Я ее и не видел, после того, как улетел, а что случилось? – удивился Финист.

Пока ему рассказывали, что учинила его родственница, его тарелка наполнилась всякими лакомствами и он начал машинально есть, с ужасом слушая Кота, который излагал последние события в лицах и очень эмоционально.

– Эээ, прости, она что сделала??? – от известия про похищение Кати Финист впал в ступор, потом по мере развития событий в рассказе переводил взгляд то на Кота, то на Катю, то на остальных присутствующих за столом. Потом осушил полную чашу, возникшую перед ним, и схватился за голову.

– Я сейчас с ума сойду!! Тетушка, конечно, на туман наткнулась, взлетела на разведку, оставив избу, насмотрелась на туман, небось, впала в панику, но вот такие глупости чтоб творить!! – тут до него стало доходить, как именно закончилось Катино похищение, и он вскочил, отбросив стул. Стул, потихоньку начал отползать в сторону от столь эмоционального гостя.

– Погоди, погоди, то есть у тебя с первого раза получилось Арысь-поле позвать? И они проснулись? И туман ушел???? – он требовательно смотрел на Катерину.

– Ну, да, вроде… – Катя растерялась.

– Тогда скорее!! Прошу тебя, скорее!!! – он кинулся к Кате, схватил ее за руку и практически сдернув ее со стула, повернулся к выходу, волоча за собой Катерину.

– И куда же это ты собрался, Сокол ты наш ясный? – Баюн вырос на глазах раза в три. Он и так много пережил за один день, на Ягу зол был невероятно, а тут еще и родственничек Яги такие же фортели пытается устроить. До Яги Кот пока добраться не мог, и увидев Финиста, был уверен, что он пришел он нее с извинениями, а тут эта птичка то же самое сотворить хочет!!! – Оставь ребенка в покое и лети туда, откуда прибыл, а то я за себя не ручаюсь!

Рядом с дверью каким-то образом оказался Волк, тоже не очень дружелюбно настроенный. Оскаленный, шерсть дыбом, очень страшный.

Финист их как-то и не заметил. То есть видел препятствие, но внимания не обратил, он понял только, что Катя пытается руку у него из ладони выдернуть.

– Катюша, я тебя очень прошу! Умоляю! Я так виноват перед ними! Меня не было, а их окружала эта гадость, каждый день все ближе, медленно и неотвратимо. Они маленькие, плачут! А меня не было. – Финист сам выглядел так, как будто сейчас заплачет.

Сивка первым уяснил что Финист насильно Катю никуда тащить не собирается, а таким образом просит. – Сокол, погоди! Ночь на дворе! Куда ты ее поволочешь-то? Она сама ребенок. И ей сегодня досталось больше всех. Охолони! – Сивка дружелюбно подтолкнул мордой Финиста обратно к столу, и копытом вернул сбежавший предмет мебели на место. Стул неохотно пододвинулся.

– А вы чего? Не видите что ли, что он не в себе? – укорил он Волка и Баюна.

– А? Ну, да! Ночь же почти! – медленно соображал Финист. – А вы чего это? – оглянулся он на уже немного успокоившихся Волка и Кота-Баюна.

– А, это они тебя чуть не съели.. – поскойно проговорила молчавшая до сих пор Жаруся. – Катю отпусти. И руками её не хватай. И не маши ими, пока это не крылья, а руки. У нас тут сегодня нервы на пределе, не рискуй.

– Да вы что! Я же прошу! Я умоляю! – взвыл Финист, сообразивший, наконец, что его не так поняли, и чуть не приняли меры.

– Умоляй тише и на приличествующем моменту расстоянии! – посоветовал Кот, усаживаясь обратно за стол. – Ты, это, лети домой, к жене и дочкам. Завтра решим. Катя подумает опять же…

– Я уже подумала. Я очень постараюсь… Только, я не уверена, что смогу. Я же сегодня только от ужаса что-то сообразила. И в туман пошла от ужаса.

– Катюша, тут будет попроще. – заторопился Финист. – Мы же соседей знаем. Ты должна будешь подойти к туману, то есть просто к нашему забору, он, гад зеленый, уже там, – тут Финиста передернуло, – И соседскую сказку рассказать. Сказка про Ивана, богатырского коня и про сварливую царевну. А у отца в окружении две сказки: купеческого сына и живую воду и про жадного мельника. Пожалуйста, Катюша!!!

– А точно про купеческого сына? – засомневался Кот. – Про него, вроде южнее сказка живет.

– Не, южнее, это про купеческого сына и хрустальную гору. Там же гора эта как раз и обретается. – начал убеждать Кота Финист. Спорили они долго, достали карту. Кот приволок огромную красную книгу, которую Катерина уже видела на столе, он что-то показывал Финисту, и чуть не продрал в запале карту когтями, пытаясь увязать карту проживания сказочных миров и книгу. Катерина доела все, что было в тарелке, и поняла, что сейчас там же и уснет. И, наверное, практически уснула, потому что она видела купеческого сына на богатырском коне в Хрустальной горе, и там почему-то сидела Курочка Ряба на плече жадного мельника, который голосом Финиста обещал прийти завтра, и желал всем спокойных снов.

– Кот, она спит уже, прямо за столом. Кот, а Кот! – Сивка дернул задумавшегося Кота зубами за кончик хвоста. – Ей спать давно пора! Замучали ребенка совсем!

Катерина еще пыталась возразить, что она вовсе не ребенок, но поняла, что ее стул быстро перебирая резными крепкими ножками, несет ее в ее светлицу. Катя боком сползла с него прямо в пышную постель, которая сама откинула одеяло, при приближении Кати на стуле. Последней мыслью было, что нужно снять сарафан, потому как Жаруся ее завтра заклюет, но сарафан сам видоизменился в ночную сорочку, а туфельки свалились с ее ног уже мягкими тапочками. Все. Спать!

– Ты ж смотри! Как Катерина Дубу понравилась! – Радовался Сивка, доедая морковку у себя на блюде. – Стул с ней прямо ускакал!

– А как же! Мы с Дубом сразу поняли, какая она умница! – Кот довольно оглядывал свое жилище.

– Ладно-ладно, ты и сам себя похвалишь, и со всех остальных комплименты когтями выцарапаешь! – рассмеялся Волк. – Меня вот что тревожить начало… Желающих избавиться от тумана у нас в Лукоморье пруд пруди. А Катя одна. Яга лебедей послала, этот Финист вон ее чуть в охапку не схватил, а ну как остальные прознают, что есть сказочница-девочка и начнут ее так тягать. – Волк сурово прищурился. – Загрызу любого….

– Да уж, надо что-то придумать что ли… – задумался Баюн.

– Чего тут думать? Спрячем ее. – спокойно сказал Сивка

– Куда? – взвился Кот

– Туда, куда никто не сможет пройти – так же спокойно ответил Сивка – Ну, что вы так смотрите? Вот слетаем завтра, отвезем Катю к Финисту, ладно уж. А дальше надо её домой на день-два отправить. Пока разберемся, кто и где находится. Опять ее позовем. А то мы ее разыскивать у желающих дольше будем и отбивать. Сами-то не отдадут, опять же драка, ребенка напугаем, а она, если кто не заметил, за нас переживает. Потом, сказки разные есть, вам ли не знать. Я вот краем уха уловил уже у Дуба, что у мужичка с ноготок, борода с локоток тоже вокруг туман. Он уже озверел, а он и так-то не очень приятный персонаж. – при этих словах Волк скривился.

– Это ты неправильно выражаешься, дружище. – заметил он. – Он такой эээ…. как бы это помягче, – Волк напряженно пытался найти определение помягче, не нашел, и продолжил, – Помягче нет, посему замнем его название. Короче, если этот про Катю узнает, то постарается ее себе заполучить, и не отпускать это точно! Я его убью, конечно, но Катя, как ты, Сивка, правильно сказал, перепугается. Так ее надо в Лукоморье только для дела и на небольшое время и охранять как зеницу ока!

 

– Не узнаю я вас! Совсем! – возмущался Кот. – Что это с Вами приключилось? Да неужто мы Катю не защитим? Что она о нас подумает-то? Сивка, ты ж богатырский конь! А про тебя Волк я даже не знаю, что и сказать. Значит, выкрасть Жар-Птицу, златогривого коня и девицу-красавицу было можно? Причем у разных царей! И все охранялось так, что и не дыши рядом! А вот одну девочку защитить ты уже не можешь? – Баюн чувствовал себя ответственным за Катины впечатления от Лукоморья, и никак не мог себе представить, как он ей будет объяснять, что ей в сказке сильно не безопасно. – К тому же, что скажут Катины родители? Они ведь могу её потом и не отпускать к нам.

– Конечно! Как я сразу не догадался… Лучше пусть её выкрадут, как сегодня показали простейшие лебеди, кстати, даже почему-то одни, без гусей, и мы не можем Катерину оградить от таких приключений. Так это о ней еще практически никто не знает, а когда узнают, даже страшно представить, что будет. – мрачно заявил Волк. – Как хотите, а после деревни Финиста, я сам Катерине все объясню, и провожу к воротам. Если её родители не пустят больше, или она сама решит не приходить, значит, так тому и быть, но ею я рисковать не позволю!

Кот презрительно пофыркал, но решил не спорить на ночь глядя.

Грохот, раздавшийся у окон горницы можно было сравнить со взрывом тысячи петард и ракет. Катерину прямо снесло с пуховой перины. Она кинулась к окну, и увидела Горыныча, который, видимо, не очень удачно приземлился, а проще говоря, грохнулся на пузо около Дуба. Пробегая мимо зеркала в резной дубовой раме, Катерина успела удивиться тому, что ее ночная сорочка уже стала сарафаном, похожим на вчерашний, но голубого цвета с серебром. В горницу она выскочила уже в приличном виде.

– А, Катюша уже проснулась! Доброе утро, дружок! – радушно поприветствовал ее Баюн.

На секунду Катерина решила, что Змей ей приснился. Но, краем глаза, она заметила в окне Горыныча, который тоскливо слонялся вокруг дуба.

– Доброе утро! – поприветствовала она Баюна и Сивку, которые были в горнице. – А это… А Змей, он что, нас не видит? – растерявшись, она спросила первое, что пришло в голову.

Кот лениво повернул круглую голову к окну, мимо которого в очередной раз проплывала унылая физиономия Горыныча.

– Неа, не видит, и зайти не может. Я его сюда не звал. Сюда можно зайти, только если я позову. – важно заявил он. – А его я пока не зову!

– А, почему? – удивилась Катя, машинально поглаживая спинку стула, который дружелюбно пододвинулся к Катерине, предлагая присесть.

– Видишь ли, ты для всего Лукоморья великая ценность. А некоторые несознательные ящеры, да и не только, могут захотеть тебя заполучить для собственных низменных целей. Вот у этого экземпляра, явно нору затянуло туманом, и он в печали.

– Коооот, Кот, открывай дуб! Открывай, кому говорят! А то я его спалю сейчас! – вдруг хрипло заорал Горыныч. – У меня нора вся в тумане, я туда залететь не могу, и угодья мои все тоже! Кот, мне Катя нужна!

– Вооот, что и требовалось доказать. – Баюн спокойно смотрел на огромную змеевую голову, мелькавшую в окнах. – Орет, мельтешит, требует. Фу, какой невоспитанный.

–Котик, а вдруг он и правда как плюнет огнем, Дуб-то он же дерево… – поёжилась Катерина.

– Нет, плюнуть-то он может, конечно, но вот пожалеет об этом сам. Дуб, Катюша, он сказочный. Против любого супостата выстоит. Хоть с огнем, хоть с мечом, хоть с чем. Поэтому он только бегает и орет, а действовать боится.

– А он же, вроде, нам нужен был. Мы его уговаривали в Лукоморье прилететь, а вдруг он обидится и улетит куда-нибудь далеко-далеко? – робко уточнила Катя.

– Не волнуйся, не улетит. Ему и лететь-то некуда. Нору туманом затянуло. – Кот внимательно разглядывал когти. Он обдумывал, как быть с Катериной, с учетом вчерашних событий и решимости Сивки и Волка возвращать Катю домой, а Змей думать мешал. – Катя, а ты вчера прямо очень-очень сильно испугалась? – Кот, наконец, решился поговорить с Катериной напрямую, пока не вмешались остальные. Сивке он скорчил такую рожу, что тот решил пока промолчать.

– Да, если честно, очень! – Катя невольно наблюдала за прыжками Змея под дубом. – Странно, мне вчера казалось, что ветви очень низко, а сейчас Змей до них не достает. – заметила она

– А, это он ветви поднял, Дуб, в смысле, а то сломает еще этот ящер-переросток. – рассеянно глянул в окошко Кот.

– Кать, тут такое дело… Сивка и Волк вчера решили тебя домой отправлять. Ну, как-бы дома тебя прятать, а то ещё кто-нибудь, как Яга, решит уволочь для личных целей. Ты как к этому относишься? – Катерина внимательно посмотрела на Кота. Вид у него был растерянный и смущенный.

– Котик, я не знаю, а как лучше? – Баюн растерялся. Знать бы как лучше!

Грохот и истошный визг, раздавшийся снаружи, лишили Кота возможности ответить хоть что-либо.

Змей, потерявший всякое терпение, попытался проломиться в Дуб. Дерево резко опустило ветви, а несколько корней, упруго изогнувшись, вылезли на поверхность, Горыныч, не достигнув ствола, сначала споткнулся о корни, а потом получил изрядный удар прочнейшими дубовыми ветвями. Слева из зарослей вылетел Волк и ошалело уставился на Горыныча, лапы и хвост которого были плотно прижаты к земле дубовыми корнями, а по голове, спине и крыльям с силой били тяжеленные ветви. Змей вопил и попытался было выдохнуть огонь, но морду, опустившуюся к земле под градом ударов, моментально оплело корнем. Кот важно вышел из дуба, и покачивая головой заявил:

– Ты, Змей мой драгоценный, что, совсем ума лишился? Напал на Дуб, хотел поджечь, вопил чего-то тут непотребное, Катю напугал. Волк, закрой пасть, муха влетит. – Кот строго посмотрел на Волка. Потом, развернулся обратно к Змею и продолжил – Помешал важной беседе. Что ты себе позволяешь?

Змей мычал и пытался помотать головой, но корни держали крепко. Кот осмотрел Горыныча, вздохнул и продолжил:

– Вот чего ты добиваешься? Тебе Катя нужна? – змеиное мычание стало утвердительным. – Так она всем нужна. Очень! Мы вот сейчас к Финисту летим, а потом, наверное, Катю домой отправим. Подальше от таких как ты желающих. А дальше уж как её отпустят. А ведь могут и не отпустить… – Кот тяжело вздохнул и хитро покосился на Змея. Тот взвыл совершенно жалобно.

– Дуб, ты ему пасть развяжи пока, может чего умное произнесет. – скомандовал Кот.

– Да как жеж это! А я же как жеж??? А норочка моя? А это, как его, а Лукоморье??? – Змей был в отчаянии от такой перспективы. Еще бы! Нора в тумане, вместе с сокровищами, а в тумане всякая пакость нездешняя свободно лазит, а ну как заберутся и все покрадут! А его сувениры, которые он так берег и нес с самого Байкала! Они совсем плохо спрятаны, украсть может вообще любой негодяй, да и туман этот может закрыть и то место, где они запрятаны, а дальше он туда и не попадет, а пакость нездешняя запросто!

– Не, умное не говорит, завязывай обратно! – важно скомандовал Кот. – Вот если бы он чего полезно сделать предложил бы. – Кот с надеждой покосился на Змея. Тот не догадывался и шустро крутил мордой, уворачиваясь от дубовых корней. – Например, предложил бы Катю охранять и беречь как зеницу ока! – Кот уже прямо сказал этому недогаде, что он него требовалось.

– Аааа, дак это жеж мы запросто! Да я любому это, того, этого. Скручу и того… Огнем его! – обрадовался Змей. – Я ж за норку свою, все, что только можно, со всем своим удовольсмммм. – корни все-таки достали Змеиную морду и крепко ее оплели, лишив Горыныча возможности и дальше высказывать, что именно он может за свою норку.

– Дуб, отпускай, он вроде уже умное говорит! – скомандовал очень довольный Баюн. – А вот знаешь ли ты, друг мой, что Яга вчера попыталась Катю украсть? И лишить нас всех и тебя тоже, сказочницы?

Змей замотал головой, нет, не знал и не ведал он о таком коварстве!

– А вот что ты будешь делать, если Катю захочет украсть, например, мужичок с ноготок, борода с локоток? Стой! В ту сторону показывай! – Кот замахал лапой в небо, подальше от Дуба и замершего на месте Волка.

Змей со свистом втянул в себя воздух и выдал такой огненный поток, которому бы позавидовал небольшой вулкан. Катя, наблюдавшая это представление из окна невольно отшатнулась. Дуб замахал на Горыныча ветвями, отгоняя кольца дыма. Волк, зажмурился и тоскливо вздохнул. Он понял замысел Баюна сразу и был уверен, что ничего толкового из этой идеи не выйдет.

Кот лоснился от удовольствия. Вон, какое дело провернул! Змей пока улетел, сувениры свои перепрятывать, но обещался в скором времени заступить на охрану Кати, и Катю можно никуда не отправлять! Только вот Волк очень сердит, но это ему, Баюну, не интересно вот ни сколечко!

– Кот, что ты творишь! Мы же решили! – Бурый был мрачен.

– Это ты решил! И очень глупо! Катя остается, и ей ничего не грозит! Горыныч любого в котлету превратит за норку свою.

– Вот именно, что за норку. Как только Катерина туман ему уберет, от Горыныча пользы не будет совсем.

– Да, понятно это! Но, туман-то она ему не сразу прогонит. Сегодня мы к Финисту, завтра к отцу Финиста, а дальше еще куда-то. А уж потом норку…. – хитро ухмыльнулся Кот.

Волк только вздохнул, пошел к Кате и устроился рядом, решив, что в любом случае, теперь он от нее не отойдет ни на шаг.

Катерина только начала завтракать, как в дверь постучал взволнованный Финист. Он очень переживал, что что-то случилась, так как издалека увидел столб пламени около Дуба.

– И тебе доброго утра! – важно отозвался Баюн на его вопрос. – Ничегошеньки не случилось, просто Горыныч показал, что собирается сделать с тем, кто попытается сказочницу похитить. Позавтракаешь с нами?

– Нет, спасибо! Марьюшка пирогов напекла с утра. Очень нас ждет. Катюша, ты не передумала? – с тревогой спросил Катерину Финист.

– Нет, что вы! Я готова. Только расскажите мне, что же это за уснувшая сказка о Иване и богатырском коне и сварливой царевне? Я ее у себя не нашла.

– Да, скорее всего ее в вашем мире и не записывали. Пока бабушки знали и рассказывали, сказка была жива и здорова, а потом…. Ну да ладно, еще не все потеряно. Вот она, почитай. – с этими словами Кот махнул лапой и тяжеленная книга в красном переплете прилетела к Кате и раскрылась перед ней       на нужной странице. Катерина читала книгу, закрывала глаза и запоминала то, что прочитала, и читала дальше. Потом, с разрешения Кота, сфотографировала книжные листы с этой сказкой, на всякий случай. Все это время Финист ходил по горнице и сильно раздражал этим Кота.

– Чего ты мечешься-то и мельтешишь тут перед глазами? – наконец не выдержал Баюн.

– Да волнуюсь я так. – отозвался Финист.

– Волнуйся спокойнее, тише и незаметнее, – проворчал Кот, который и сам волновался, но ни за что бы не признался в этом.

Катерина, которая наконец-то выучила сказку, сохранила фотографии страниц в планшете и набралась смелости, заявила:

– Мне кажется, что я могу уже рассказать сказку, ну, или прочитать, на худой конец.

– Тогда скорее вперед! – Финист сорвался с места и тут же резко затормозил, чуть не столкнувшись с Сивкой.

– Не так быстро! – заявил Сивка. – Сначала решаем кто как добирается. Я считаю, что Катя едет на мне, вместе с Баюном для охраны. Волк и Жаруся по бокам, ты сверху и чуть впереди. Горыныч сзади, надеюсь, его предупредили не чихать, не фыркать, и прочего такого не делать, то есть держать пасть закрытой плотно? Я его огневую мощь с тыла не переношу.

– Эээ, а где он кстати? – осведомилась Жаруся. – Что-то в нашей местности никаких драконов вообще не видно.

Кот явно нервничал все сильнее, в конце концов, он был автором этой идеи с Горынычем, и этим пытался переубедить Волка и Сивку, а мерзавец чешуйчатый опаздывает на такое важное мероприятие!

– Да вон же он летит! – Катя смотрела в окно на стремительно приближающегося Горыныча и понимала, почему при виде этого сказочного персонажа все прочие действующие лица, кроме особо смелых богатырей, разбегались в панике кто куда. Горыныч опаздывал, знал это и торопился изо всех сил. Кроме этого он опять волок свой узелок в лапах. Узелок угрожающе раскачивался, и Змея периодически заносило в сторону.

– Этот что, с нами летит? Это не шутка? – Финист очень не обрадовался появлению Горыныча. – И что он опять с сувенирами своими таскается?

– А, небось, место надежное не нашел.– Кот вернул свой самоуверенный вид, как только увидел Змея. – Сейчас будет просить под Дубом спрятать. У нас как в банке, все надежно! – он самодовольно оглядел свои владения.

 

– Кот, я тебя очень прошу, не нужно его брать с собой! Он же перепугает всех до смерти! Ты ж знаешь его репутацию! Пусть подождет где-нибудь. – Финист уговаривал Баюна очень старательно, но дело решила Жаруся.

– Баюн, Горыныч личность увлекающаяся и очень крупная, а там люди, дети, скот, опять же. А ну как начнет эта бестолочь опять коров гонять. Было же уже так. Криков, мычания, воя всякого было! Да ты помнишь! В суматохе никто и внимания не обратил, что Змей никого не сожрал, а так развлекался. Зато потом его половиной царства ловили! Вот оно нам надо?

Жаруся была убедительна, картина, ею описанная тоже никому не понравилась, Финист вообще стоял насмерть. И Баюн сдался:

– Вот сами теперь и несите ответственность за Катину охрану. Я сделал что мог, а вам все не нравится!

– Баюн, речь ведь не об этой поездке шла, а вообще! И Змей как охранник, это очень сомнительная затея. – Волк покачал головой и подтолкнул Баюна к выходу, улаживать вопрос с Горынычем.

После долгих препирательств и уговоров сошлись на том, что Горыныч оставляет узелок неподалеку, так как около Дуба туман не появится, и ждет вызова. Если он нужен, он прилетает, если нет, может пока заниматься своими делами.

– Наконец-то вылетели! – ворчал разобиженный Баюн у Катерины за спиной. – Вот с Горынычем было бы надежнее.

– Котик, не обижайся, но он все-таки очень уж внушительный! – пыталась утешить его Катерина.

Они летели на большой высоте, кое-где были островки живых сказок, всем известных и любимых, но, гораздо больше пространства было затянуто туманом. Наконец Финист протяжно крикнув, начал снижаться и грянулся о землю во дворе крепкого, красивого и богатого терема, окруженного высоким забором, через который у ворот повис край зеленоватого тумана.

– Финист! – из терема выбежала молодая и красивая женщина. – Финист, он уже перебирается во двор!

– Марьюшка, не волнуйся, милая! Вот наша сказочница новая, сейчас она все исправит! – Финист обнял жену и начал махать рукой Сивке, чтобы тот стал скорее спускаться.

– Ага, простой такой, легко ему так говорить… Сейчас она все исправит! – подумала Катерина, – Ещё бы так легко все получилось!

Она поискала глазами, куда бы стать, чтобы не свалиться с Сивки, но Финист быстро подошел и снял ее с конской спины. Баюн уже сидел на земле, неодобрительно поглядывая на свисающий с забора язык тумана.

Катерина поздоровалась с перепуганной Марьюшкой, краем глаза уловила в окнах дома личики двух маленьких девочек, которые во все глаза на нее смотрели, и начала рассказывать сказку. Она говорила те слова, которые были в книге, но ничего не происходило, туманный язык и не подумал уменьшиться, или побледнеть. Катерина поняла, что произошло то, что она боялась, ничего у нее не получалось и ее слова не действовали!

– Кот! Я не понимаю! – Финист шагнул к Катерине. – Катюша, может, ты как-то по-другому что-то делала?

И тут до Катерины дошло. Конечно же, по-другому! Она была рядом с героями сказки! Она переживала их историю, она была ей увлечена! Мало просто пробубнить слова, даже пусть с выражением! Этого недостаточно! Она должна опять идти в туман! Катерина подняла голову и посмотрела на своих друзей, до них, похоже, так же дошло, что происходит!

– Я должна идти туда! – Кате почему-то было еще страшнее, чем первый раз. Тогда она побежала спасать Волка и страх ушел, а сейчас, двор казался безопасным островком, а выйти за ворота –безумием!

– Нет! Нельзя туда! – вырвалось у Марьюшки.

– Я пойду с тобой! – Волк упрямо пошел к воротам.

– Нет уж! Мне одного раза хватило! Когда ты заснул, это было так страшно! – Катерина совершенно упустила из вида то, что Волк будет стремиться идти с ней. Она заметила, что Жаруся переместилась в воздухе и зависла над Волком, ей стало спокойнее. Кроме того, она вспомнила слова Жаруси о том, что ее главный враг в тумане, это страх.

– Финист, расскажи, где можно искать героев сказки? – Катерина решительно пошла к воротам.

– Их дом крайний у леса на соседней улице. – Финист принялся рисовать палочкой на земле, указывая Кате, как добраться. Волк внимательно смотрел на рисунок, запоминая.

– Ладно, я пошла! – Катерина шагнула к воротам над которыми туман стал еще плотнее и, кажется все больше переваливался через край ворот. – Единственное, если открыть ворота, он не проникнет во двор? – засомневалась Катерина, стараясь не смотреть на Волка и Сивку. Обоим было очень не по себе.

– Не надо ничего открывать, я тебя отнесу и ты мягко опустишься. – спокойно сказала Жаруся. Она подлетела к Кате, зацепилась коготками за ее одежду и Катерина увидела как из-под ее ног исчезает двор терема, рядом оказался Волк, упорно не отстающий от Жар-Птицы.

– Волчок, я тебя очень прошу, вернись! Не смей лезть в туман! – Катерина даже не попросила, а потребовала. Волк молчал. – Я плакать буду! И ничего сделать не смогу! – волчья морда сморщилась. В конце концов, после увещеваний Жаруси, Волк согласился.

– Я буду сверху! Если что-то тебя испугает, позови! Хорошо? – Катерина закивала головой, подумав про себя, что, даже увидев монстра какого-нибудь, заткнет себе рот и будет молчать как рыба!

Жаруся снизилась над нужным двором, и разжала коготки, Катерина плавно и медленно начала опускаться вниз, в туман.

Двор, заросший мягкой травой, крепкий, хорошо срубленный дом, у ворот застыл молодой мужчина с хмурым лицом, а на крылечке стоит другой, помладше. Одежда попроще, босой и растрепанный. Но, видно, что приветливый и добродушный. Кому-то улыбается. Кого-то, видимо, увидел за воротами, когда еще не было тумана. Катерина пошла к воротам, обогнув хмурого старшего брата. За невысоким, не то, что у Финиста, забором, на улице, в тумане, стоит старичок, и а поводу у него жеребенок. Ой, какой заморенный, облезлый хвост и гривка, как моль поела. Весь в струпьях каких-то, да худой! Да. Точно! Ошибки нет, это та самая сказка.

Катерина подошла к жеребенку, погладила его, и начала рассказывать:

Когда-то давным-давно жил да был старик, и было у него два сына. Старший, Андрей, умный да хитрый, а младший, Иван, простоватый да добрый. Пришел как-то раз к их двору старичок один. Одежонка на нем худая, лапти изношены, сума пуста. А ведет тот старик жеребенка худого, заморенного, грязного да в коросте! Пришел и просит:

– Дайте люди добрые мне поесть чего-нибудь, добром отплачу.

А старший брат и говорит:

– Иди себе дед подальше, у нас самих добра только на нас и хватает, лишнего нет, чужим раздавать. Да и что ты дать можешь? Разве что полудохлого жеребенка? Иди себе, ищи дураков дальше! – сказал, да и пошел в поле.

Иван же старику поклонился, во двор его завел, баню растопил, одежонку вымыл, да починил, деда напарил, а потом и накормил и с собой дал еды. И за жеребенком поухаживал. И погладил и почистил и покормил-напоил. И, говорит:

– Дедушка, ты на брата моего не серчай, он у нас умный, а я дурак.

– Иной дурак умнее умного, – отвечает дед Ивану, – За доброту твою, отдам я тебе этого жеребенка, ты его корми, пои, да води на зорьке утренней на речку, пусть он в росе у реки купается, а водой речной на заре умывается. Как в силу войдет конек, да вырастет, будет у тебя не просто конь-красавец, а богатырский конь, верный друг твой и помощник!

Поблагодарил Иван старика, и стал за жеребенком ухаживать, как старик велел. Старший брат ругается да насмехается, а жеребенок-то каждый день растет и красивее становится, да сильнее.

Прошло время, и все как старик говорил, так и вышло! Вырос конь-красавец белый как снег, грива шелковая, бока крутые, копыта золотые! Силы немерянной, да неслыханной, а с Иваном ласков да покорен. Стали к Ивану люди приходить, предлагать коня купить, да никому он коня своего не продает! Однажды хотел большой барин купить. Да к брату Ивана пришел, так мол и так, продай коня! Брат Ивана в конюшню сам зашел, да не сам вылетел, не дался ему конь в руки, знать, один у него хозяин! А тут царь дочь свою меньшую и любимую решил замуж выдать. Созвал женихов видных да знатных, да ни один царевне не приглянулся. Говорит она отцу:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru