По ту сторону сказки. Дорога в туман

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Дорога в туман

Глава 1. Дуб

Катя переступила высокую траву, росшую с той стороны сказки, и первая шагнула в Лукоморье. За ней вошли все сказочные герои, и ворота закрылись, закрывая привычный мир, они исчезли, растаяли, как будто их и не было, как только Катя решительно шагнула на тропу, начинающуюся у ворот и прошла несколько шагов. Над головой метрах в пяти от земли завис Змей-Горыныч и очень мешал. Ветер от его крыльев почти сбивал с ног, а драгоценный узелок угрожающе раскачивался в лапах. Слева, настороженно принюхиваясь, крался Волк. Кот двигался впереди, он чувствовал себя абсолютно уверенно, что-то держал в правой лапе и внимательно это рассматривал. Конек-Горбунок трусил ровно за Катериной, периодически наступая ей на пятки, а Сивка бухал копытами в густой траве, в стороне от тропы. Изба шла очень медленно, приноравливаясь к шагу маленького отряда. На коньке избы раздраженно чистил левое крыло Сокол, а Жаруся зависла в потоке воздуха у Горыныча над головой. Яга, высунулась практически по пояс из окна, приставила ладонь ко лбу, защищая глаза от солнца, и сосредоточенно всматривалась в деревья, росшие на краю поляны.

– Кот, а Кот, ну как? – не выдержала Яга.

– Что как? – осведомился Баюн.

– Не раздражай меня! Прекрасно ты знаешь, о чем я спрашиваю! Туман есть рядом? – Яга спрашивала таким тоном, что было понятно, если не будет ответа, следом за вопросом прилетит горшок с кактусом.

– Нет, нигде рядом тумана пока нет. Не нервничай! Рядом с Дубом его и быть не может. Мой Дуб и меня вспоминают ежесекундно и все кому не лень! – Голос Кота прозвучал удивительно самодовольно. Пальцы Яги нашарили горшок с кактусом, а Баюн, уловив это движение, проворно отступил за Катю.

– Нам надо решить, что будем делать дальше. Где расположить Катерину? – спросил Волк.

– Как где? У меня, конечно! – Кот даже удивился такому глупому вопросу. – Катерина, ты, Сивка и Жаруся могут спокойно жить у меня. Конек собирался к себе наведаться, но ему там ничего не грозит, сказка известная, тумана нет. Финист, ясное дело, к семье полетит. Горыныч, в нору, пустячки свои прятать. А Яга…

– Я уж как-нибудь без пустомели хвостатого решу куда мне и зачем надо. – Яга подняла кактус и задумчиво взвесила его в руке. Потом все-таки решив не тратить зря редкий в Лукоморье цветок, достала метлу и уже собралась швырнуть ее в Кота, как изба дернулась, резко присев, Ягу снесло куда-то вглубь избы, Финист слетел с крыши и спикировал практически в траву, потому что Горыныч, утомленный разговорами, ринулся вперед, скорее прятать узелок.

– А куда этого унесло? – Финист с трудом вывернулся из-под воздушного потока от крыльев Змея, и грянулся об землю несколько сильнее, чем хотел бы и теперь его ощутимо пошатывало.

– Как куда? Золото прятать… Это же дракон все-таки. – флегматично отозвался Кот, сползая со спины Сивки.

– Ты ж смотри, а! Да когда же ты успел-то на спину ко мне запрыгнуть? Да еще опять поцарапал! – фыркал Сивка.

– Не ворчи, подумаешь, прыгнул… Меня туда так занесло. – оправдывался Баюн, отмахиваясь от Горбунка, уже зависшего над его ушами.

Пока они пререкались, небольшой отряд добрался до первых деревьев, окружавших поляну. Катерина оглянулась назад. Никаких следов ворот, только примятая трава там, где они вышли из реального мира и попали в сказочный. А впереди молодые деревца, высокая трава между ними, и никаких признаков тропы между деревьями.

– Баюша, а куда дальше идти? – решилась спросить Катерина.

– Как куда? Вперед! Сейчас тропку расстелю. – буднично отозвался Баюн. Он шагнул к зарослям и махнул правой лапой между деревцами. Трава моментально раздвинулась, примялась и образовала вполне приемлемую тропу. – Да тут недалеко. Вот через лесочек, и Дуб мой будет.

Оказалось действительно недалеко. Катерина не успела даже устать, она внимательно осматривала лес, пытаясь найти хоть что-то необычное, сказочное. Но нет, лесок как лесок. Правда, почему-то никаких комаров нет. Вообще ни одного. Это Катерину сильно обрадовало. И тут тропка вывела их еще на одну поляну, побольше первой, а на ней рос Дуб. Нет, не так. На поляне РОС ДУБ!!! Он, кажется, полностью занимал всю поляну, и места ему было маловато. Огромный, высоченный, но ветки начинаются низко. По стволу змеится толстенная золотая цепь. На ней сидеть можно, как на качелях.

– Дубочек! – Кот раскинув лапы, одним гигантским прыжком оказался около ствола Дуба, и приник к нему. Дуб радостно зашелестел. Посыпались прошлогодние желуди. Крупные, золотистые, почти в Катину ладонь величиной. Катя не успела подумать, что будет, если такой стукнет ей по голове, как ее подхватил Волк и моментально доставил прямо к стволу Дуба. Кот, наобнимавшись вволю, радушно улыбался рядом.

– Вот, Катюша, это мой Дуб! Дуб – это Катерина, наша сказочница.

Дуб опять зашумел. Катерина непроизвольно подняла руки, защищаясь от желудей. Из ее сумки вылез Дубок и прыгнул к родному дереву.

– Вот, и этот домой вернулся – фыркнула Яга, выглядывая из окна избы. Вот уж кому все нипочем, так это избе! И желуди ей не страшны, и дороги не чувствуются, все-таки передвижная избушка, очень полезная штука!

Дубок легко перебирая лапками, забрался куда-то вверх и канул в листве. Катя проводила его глазами и порадовалась, что карандаши и ручку она с собой прихватила на всякий случай.

– Нет, не думай, он вернется. Он просто поболтать побежал. – Кот уже свесился с толстой ветки прямо над ухом Катерины и улыбался в усы.

– Ты опять мысли подслушиваешь? – Катерина строго посмотрела на Баюна.

– Ну, не сердись, пожалуйста, я же не часто так могу. – Кот перебрался с ветки на цепь и пошел направо, что-то мурлыча себе под нос.

Катя пошла за ним, но немного отстала, перебираясь через толстенные корни, к тому же, обнаружилось, что кроссовки начали натирать ноги. Она все шла и шла вокруг, а неохватный Дуб шумел над головой, и вдруг Катерина сообразила, что Дуб она уже обошла кругом, вот же то место, куда ее поставил Волк. А Кот-то где? Она обернулась к сказочной компании. Яга что-то с грохотом передвигала в избе. Финист сидел на огромном дубовом корне, отряхивая рукав от пушинок, оставшихся в швах кафтана. Сивка пощипывал траву неподалеку. Конек шуршал в ветвях, и периодически оттуда сыпались жёлуди и показывался край хвоста. Жаруся прихорашивалась на ближайшей ветке. Волка тоже не было видно. Катерина посмотрела вверх. Может быть, Кот залез на Дуб? Крона была густая, ничего разглядеть толком не удалось. И вот интересно, а куда это «к себе» Кот их приглашал жить? На дерево что ли? А как туда полезут Волк и Сивка? Да и сама Катя не очень себе представляла жизнь на дубовых ветках.

– Катерина! Ты чего отстала? – Кот возник прямо перед ней.

– А, ты куда делся? Я весь Дуб обошла, а тебя нет. – растерялась Катерина.

– Да вокруг него годами хороводы водить можно, и вход не найти. – довольно потянулся Кот. – Пошли, Волк уже внутри. А вам, чего особое приглашение надо? – Кот осмотрел всех находящихся на поляне перед дубом сказочных героев. – Яга, вылазь из избы и пошли, поболтаем. Финист, Сивка, Жаруся, а, где Горбунок?

– Соскучился? – Конек свалился с ветки практически на Кота, отчего тот отпрыгнул в сторону, но сердиться на этот раз не стал, а поманив Катю лапой, повел за собой. Он шел по цепи, Катерина не отставая, за ним, по земле и тут она увидела древесный выступ, а в нем дверь, покрытую дубовой корой, с деревянной ручкой в виде сука. Как же так, она же только что обошла весь Дуб, и ничего подобного не видела точно!

– А, увидела? Этот вход открывается только, если я сам кого-то приведу и приглашу. – Кот лоснился от удовольствия, видя Катино удивление. – Заходите уже, давайте, чего там отстали? – Подгонял он всех остальных.

Катя только коснулась дверной ручки, и дверь сама приветливо распахнулась перед ней. За дверью две широкие ступени вверх и просторная горница. Светлая, чистая, пахнет очень приятно, немного терпко, а, точно, так пахнет дубовая кора, ее бабушка как-то заваривала Кате, полоскать горло. Стены не прямые, ну правильно, они же в дереве! На полу чистые половички, вдоль стен сундуки и лавки, деревянный стол, на нем большая книга в красном переплете с металлическими уголками и застежками, подсвечник и пять свечей, тяжелые стулья. Огромная печка, как в дереве может быть печь? Два больших окна, на окнах кружевные занавески. Нет, а окна-то куда могут выходить? Катерина недоверчиво глянула в окно. Там дубовые ветви и видна изба, которая опять копается в земле.

– Попадет ей от Яги! – машинально подумала Катя, и все-таки не выдержала.

– Котик, а как такое может быть? Окна мы же должны были видеть снаружи … И печка, в дереве???

Кот выглядел очень довольным. – Ах, это такие пустяки, право же. Это же волшебный Дуб. Он и не то может. Вот например… – Кот подошел к стене и открыл совершенно невидимую ранее дверь. За дверью была светлая и просторная комната с удобной кроватью, шкафом и сундуком в углу.

– А вот еще. И еще.. – Кот показывал совершенно ошалевшей Катерине комнаты, которых в принципе быть не могло. Площадь этих комнат была значительно больше самого Дуба, какой бы он не был огромный, да и не могло же дерево быть совсем полым.

– Да заканчивай уже хвастаться! – Волк шел за Катериной и пытался остановить радушного хозяина.

– Катюша, не пугайся, это же Лукоморье, сказка. Помнишь, историю про три царства, которые в клубок или в шар скатывались?

Катерина с усилием оторвалась от попыток вычислить площадь комнат и площадь Дуба, помотала головой, и да, вспомнила сказку о которой говорил Волк.

– Да, было же такое! – закивала она.

– Вот и тут законы пространства работают особенным образом. Так, как захочет хозяин, то есть Кот. Вон, видишь, он сейчас просто лопнет от гордости.

– Да ладно тебе… – скромничал довольный Кот. – Не только как я захочу, а еще как Дуб захочет, мы с ним вместе делаем.

 

– Чудненько, но может ты нас все-таки устроишь? Раз уж ты такой гостеприимный. – подтолкнул его носом Волк в сторону самой большой горницы.

– Сейчас-сейчас все устроим и покушаем и отдохнем. – заторопился Кот

– Вот когда он только успел проголодаться и устать? – тихо на ухо Катерине проворчал Волк. – Мы же только недавно вышли из-за стола в тереме.

Катерина усмехнулась и пошла за Котом. В большой горнице Яга и Финист уже сидели за столом и о чем-то спорили. Сивка выглядывал в окно. Конек устроился на сундуке и выбивал на нем копытцами звонкую дробь. Жаруся сидела на спинке стула и развлекалась тем, что на расстоянии зажигала и гасила свечи в подсвечнике. Кот метнулся к сундуку, смахнул с него Конька, и, открыв крышку, залез внутрь. Катерина уже такое видела. Через секунду откуда-то из глубины вылетела скатерть и перелетела к столу. Финист легко поднял толстенную книгу и подсвечник, не прекращая жаркий спор с Ягой о каком-то царе Авдее. Скатерть сама разложилась, выровнялась. Из сундука вылез Кот, подошел к столу, забрал у Финиста книгу и кинул ее сторону открытой крышки. Сундук сам закрылся, книга устроилась на сундуке, подсвечник порхнул в центр стола. Катя не заметила, как стол оказался уставлен множеством блюд, чаш, тарелок и блюдечек. Да, скатерть-самобранку Катя уже видела, но эта скатерть была, видимо, праздничной и угощала по-царски.

Кот сел во главе стола, в его лапе оказалась чаша, которая сама наполнилась сливками, Катерину за стол доставил стул, практически сбивший ее с ног и подхвативший в последний момент. Ее тарелка наполнилась какими-то невероятными блюдами, часть она даже не знала, как называется. Вот это что, например? В форме маленького поросеночка, размером с яблоко, причем явно не мясо и не пирог. Пока Катерина думала над тарелкой, все расселись за столом и Кот, подняв кубок со сливками продекламировал:

– У Лукоморья дуб зеленый

Златая цепь на дубе том:

И днём и ночью кот учёный

Всё ходит по цепи кругом;

Идет направо – песнь заводит,

Налево сказку говорит.

Там чудеса, там…

– И так каждый раз – Катерине на ухо произнес Финист, который любовался своим отражением в собственной чаше, наполненной явно не сливками. – Мы Пушкина наизусть все знаем, но Кот не может про себя не напомнить.

– Я все слышу. – строго произнес Кот. – Если кто забыл, напоминаю, что у меня традиция такая. Попрошу уважать.

– Уважаем, уважаем. Кот, ты давай не стихи про себя любимого рассказывай, а излагай план. У тебя же есть план? – уточнил Финист. – Я вот жду исключительно тебя, а так давно бы домой улетел. Сейчас там бы уже был.

– План им… – заворчал Кот. – Есть у меня, конечно, план. А как же! – он громко полакал из чаши сливки, тщательно облизал усы. – Я предлагаю пока познакомить Катерину с Лукоморьем не затянутым туманом, чтобы она немного освоилась. Мы тут все-таки своеобразные все. А потом начать с лесной окраины. Там посмотрим как пойдет.

– Да, это, наверное, самое правильное! – покивал головой Волк. – Сразу девочку в туман нельзя! Тем более, что мы туда с ней идти не можем.

– А почему? – решилась спросить Катя.

– Мы в этом тумане засыпаем быстро, так же как и те сказки, которые там забыты. Так что в тумане ты можешь действовать только одна, а это очень опасно! – печально сказал Волк.

– Да, это опасно! – подхватили и Сивка и Жаруся.

Горбунок просто кивал, так как слишком увлекся каким-то замысловатым фруктовым пирогом.

Яга задумчиво молчала. Потом оглядела всех и спросила у Кота.

– А в зеркальце ты туман где видел?

– Да какая разница! – тут же зафырчал Кот.

– Большая, и ты сам прекрасно об этом знаешь! Экскурсии устраивать, знакомить с Лукоморьем, осваиваться, это все очень замечательно, но если туман уже рядом, делать это просто некогда, пора Катерине сказки будить.

– И не думай даже! Я без подготовки девочку в туман не пущу! – взвыл Кот.

Катерина только успевала головой крутить, пытаясь уследить за разговором. Ей страсть как не хотелось лезть в страшный туман, который её и дома пугал, а там еще монстры всякие могут быть. Катя поежилась. Даже думать об этом страшно. Она просто трусиха. Куда ей в туман. Ей бы обувь сменить для начала, а то уже хоть скидывай замучившие её кроссовки потихоньку под столом.

– Я тебя и спрашивать не буду! – вопила в это время Яга на Баюна. – Что значит «не пустит он»!!!! Кто ты такой? Кот всея Лукоморья! Повелитель сказочный нашелся! – Яга выскочила из-за стола, попыталась пнуть стул, который вовремя успел отскочить, швырнула на скатерть чашу, и вылетела за дверь, громко хлопнув ею на прощание. Через секунду на поляне затопали огромные куриные ноги и изба, забавно подпрыгивая, скрылась в лесу.

Кот, который во время разговора пришел в ярость, распушился и выпустил когти, очень напоминая разъяренного манула, медленно приходил в себя. Вздыбленная шерсть опадала, глаза перестали сверкать яростным огнем, втянулись когтищи. – Вот вредная баба! До чего довела! Столько времени не был дома, и то ухитрилась настроение испортить! – ворчал Баюн.

– Чего ты завелся? Ты ж ее знаешь. Манера у нее такая. – успокаивал его Сивка.

– Ладно, раз план понятен, а тетушка моя драгоценная с грохотом удалилась, полетел я домой, там меня семья ждет. – поднялся из-за стола Финист.

– Катюша, буду ждать встречи! – церемонно отвесил он поклон Катерине, махнул всем остальным, и вышел из горницы.

– И мне пора, до встречи, до встречи… – проскакал по горнице Горбунок. Изобразил что-то лихое за спиной Кота, отчего Баюна передернуло от раздражения, на долю секунды коснулся мягким шелковым носом Катиной щеки, пролетая мимо, и нырнул в окно, которое бесшумно закрылось за шустрым Коньком.

– Фух, даже дышать легче стало без этой мухи. – махнул хвостом Кот, подходя к окну и пытаясь понять, в какую сторону улетел Конек.

– Я что, не прав? – грозно спросил он у оставшейся компании.

– Прав, прав, конечно. – поддержал Баюна Сивка. – Не волнуйся. Завтра же мы начнем готовить Катерину. Показывать ей Лукоморье. А с Яги что взять? Поперечная натура.

Катерина сидела молча, в разговор не встревала, ела потихоньку пирог с капустой и все думала про туман.

– Катюша, что ты тельное не ешь? Это вкусно! – Кот указал лапой на поросеночка, которой так удивил Катю.

– Котик, извини, я не очень поняла, что это, а спросить не удобно как-то. – смутилась Катя.

– Это рыбка, очень вкусная рыбка, перетертая и запеченная в особой форме. Тельное называется. Правда, вкусно? – облизнулся лакомка Баюн.

Катя покивала головой. Вкусно. И это, и многое другое, но вот только не шли у нее из головы слова Яги. Ее друзья успели к ней привязаться, и не хотят подвергать ее опасности. Но Катерина была уверена, что Финист, который летит сейчас домой и видит захваченные туманом сказки, думает так же, как и Яга, и Конек-Горбунок тоже…

– Можно я немного похожу вокруг Дуба? – спросила Катя у Кота.

– Да, иди, конечно. Только не выходи за край ветвей, захочешь обратно, дверь найдешь, как только пойдешь по цепи направо. Я тебя Дубу показал, он сразу пустит. – и Кот углубился в какое-то хитрое заливное.

– Катюша, с тобой пойти? – поднял голову Волк.

– Нет, спасибо, я тут рядышком посижу на корне. – сказала Катя, подхватила сумку и вышла из горницы, две ступени вниз, и перед ней открылась дубовая дверь. Катя сумку взяла для того, чтобы наконец-то сменить обувь. Присела на дубовый корень прямо у двери, стянула кроссовки, осмотрела стертые места, нашла пластырь, заклеила, нашла другую пару, старую и удобную, и только успела одеть, как рядом с Дубом, спотыкаясь о корни, с шумом приземлился лебедь. Большой лебедь, белоснежный, правда, неуклюжий немного и какой-то взъерошенный. Катерина удивилась, вроде воды рядом нет. Чего его под Дуб занесло? Вон, чуть лапы не переломал. Она пожала плечами, кто их знает, может в Лукоморье так принято, убрала в сумку набедокурившие кроссовки, перекинула ремень сумки через голову и плечо, и собралась вставать. Но тут лебедь отряхнулся, проковылял к Катерине, внимательно ее осмотрел, а потом заорал, громко и немелодично. Тут же из леса стремительно вылетели еще несколько лебедей, и в следующий момент Катерина осознала себя сидящей на спине одной из вылетевших из лесу птиц. Тут уж закричала Катерина. От неожиданности и ужаса. Она невольно схватилась за птицу, пытаясь не упасть. И поняла, что лебедь стремительно уносит её от Дуба. Увидела, как выскочили из двери ее друзья, как Волк одним прыжком взвился в воздух и рванул в погоню за птицами, следом Жаруся и Сивка, на которого успел вспрыгнуть Кот. Катерина начала надеяться на то, что ее смогут у лебедей забрать, и желательно поскорее, но птицы летели очень быстро, гораздо быстрее чем настоящие лебеди, и, увидев погоню лебедь летевший первым крикнул, от стаи отделилось несколько крупных птиц, которые налетели на Волка и Сивку. Щипали, били крыльями. На земле у них не было бы никаких шансов, но в небе они серьезно мешали Катиным друзьям. Жарусю они тронуть не посмели, ее крылья угрожающе вспыхивали язычками пламени, и Жар-Птица кружила над стаей, не собираясь отставать. Она явно рассчитывала Катерину подхватить, если представится такой случай. Волк и Сивка, отчаянно отбивающиеся от лебедей, начали отставать. Со спины Сивки доносились хриплые вопли Баюна, который сражался с лебедями, старающимися его стянуть, и Катя, обернувшись, крикнула Жарусе:

– Спасай Баюна, его сейчас скинут! – и вовремя, потому что у двух особенно крупных птиц получилось подхватить Кота за загривок и за заднюю лапу и сбросить его со спины Сивки-Бурки. Баюн с воплем полетел вниз, и был пойман Жарусей практически у земли. Она бережно опустила перепуганного и местами прилично ощипанного Кота на землю, рядом тяжело приземлился Сивка и кубарем перекатился через голову Волк. Вся лебединая стая, кроме вожака и лебедя, несущего Катерину, с криками вилась над их головами, не давая взлететь.

– Я ее уничтожу!! Я ее порву, зацарапаю насмерть!! – выл Баюн, кидаясь на ближайшие деревья и когтя их так, что только щепки летели. Сивка вскидывал передние копыта, и пытался достать гогочущих лебедей, Жаруся мрачно смотрела вслед паре, уносящей Катю. Волк с трудом встал, встряхнулся и бурой тенью кинулся вслед лебедям по земле. Его тут же догнала Жаруся и крикнула ему в ухо:

– С ума сошел, там в лесу уже давно лежит туман! Можно только поверху! Сейчас эти уберутся и полетим! – Волк как будто ее не слышал, и продолжал бежать прямо в лес. Тогда Птица прихватила его когтями за загривок и легко подняла над землей, невысоко, так, чтобы лапы не доставали до земли. Волк пытался извернуться, но Жаруся держала крепко.

– Угомонись! Так ей не поможешь, только сам сгинешь! Ты же знаешь, что мы недолго можем в этом тумане двигаться, сами засыпаем. Да не рвись ты! – Птица тряхнула Волка, потом разжала когти, и взмахнув крыльями, поднялась прямо в стаю лебедей. Волк, приземлился на лапы и озадаченно следил за Жарусей.

– Что, птички Ягусины, выполнили приказ? Довольны? – мрачно спросила Жаруся. – Ну, хорошо же! Тогда заслужили награду! – она повисла в воздухе и всплеснула крыльями, так, что они соприкоснулись, тут же на каждом перышке Жаруси вспыхнул огонек, язычки пламени набирали силу, и вот уже крылья стали огромными факелами.

– Куда понесли девочку? – Жаруся спросила тихо, но так, что ее услышали все перепуганные лебеди. Те в ответ что-то хрипло загоготали.

– Мне все равно, что она с вами сделает! – обычно мелодичный и тихий голос Жар-Птицы напоминал теперь грозный рев. Она опять вскинула крылья, потоки пламени с них плеснули прямо на стаю. Несколько наименее удачливых птиц, стремительно кинулись тушить свои перья в ближайшем болотце. Остальные, как привязанные, висели рядом с Жарусей в воздухе, несмотря на отчаянные взмахи белых огромных крыльев.

– Я еще раз спрашиваю, куда Яга приказала отнести девочку? – Жар-Птица сверкала так, что смотреть на нее было страшно. В этот раз лебеди не решились спорить и послушно загоготали куда. Жаруся смахнула пламя с крыльев в особенно старательных преследователей Волка и Сивки, и пока лебеди спасались от огня, пачкаясь в ряске и тине болота, опустилась рядом с Баюном на землю.

– Давно меня так никто из себя не выводил! – заметила она, потряхивая крыльями. – Яга велела отнести Катю к своей средней сестре. Та уже давно в тумане, вот Яга и решила и сказочницу испытать и сестре помочь. А эти – она мрачно кивнула головой на лебедей, – И рады служить, да еще чего-то про родственников своих гомонили, я не разобрала.

– Уауоу!!!! – вой Баюна перекрыл гоготание лебедей, переживавших за опаленные перья. – Вот мерзавка какая! Да как же ребенок там управится! Куда тебя опять понесло! Стой Бурый! Да стой же! – Баюн прыжком перелетел через Волка и загородил ему дорогу.

 

– Я должен их догнать! Я Катерине обещал! Я всем им обещал и я ее подвел! – на Волка было страшно смотреть.

– Да мы все обещали и не бросим ее, но надо помочь, а не сгубить. Стой Бурый! Жаруся, да придержи ты его! Сейчас вместе полетим и все исправим! Эти вон уже нам не помешают! – Кот презрительно кивнул в сторону перепачканных, закопченных лебедей, гуськом выбирающихся на противоположный от друзей берег болотца.

Вдруг лебединые крики опять раздались в воздухе, Кот отпрянул за Волка, а лебеди радостно загоготали, ожидая подкрепление, вместо этого, из-за деревьев показались те два лебедя, которые несли Катю. Они метались в явной растерянности.

– Чего они гомонят? – спросил Сивка, который не очень понимал лебединое наречие.

– Она упала! – прислушавшись, медленно, с усилием выговорила Жаруся. – Она упала в лес.

Мимо пролетела бурая тень, Волк, которого никто не успел остановить, кинулся в туман…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru