Обыкновенный говорящий кот Мяун

Ольга Станиславовна Назарова
Обыкновенный говорящий кот Мяун

Глава 1. Говорящий кот

Ноябрь, это, пожалуй, самый тёмный и тоскливый месяц в году! Всё темное, тоскливое, дождливое и слякотное.

– Фууу, океан какой-то! – перелезть через разлившуюся у подъезда лужу без потерь не было никакой возможности. – Ааа, где наша не пропадала! – Аня отважно шагнула в поблескивающую при свете фонарей лужу и тут же ощутила, что как минимум половина этого океана оказалась у неё в ботинках. – А я-то всё думала, что мне для счастья-то не хватало! Точно! Чтоб в ботинках хлюпало и чавкало.

Стараясь держаться непринужденно и элегантно, Аня ковыляла по ступенькам к подъездной двери, – Ещё немного, ещё чуть-чуть! Последний бой, он трудный самый! – подбадривала себя она. И тут справа от крыльца что-то тоскливо и едва слышно мяукнуло. – Нет! Я ничего не слышу! И не вижу. И домой ползу! – Аня взялась за ручку двери. Вот ещё чуть-чуть и она дома! Можно закрыть дверь и забыть, ну, или попытаться забыть о том, что на работе устала до потери пульса, а Миша, вместо обещанного ужина, прислал смс о том, он сегодня встречается с друзьями. – Я ничего не слышу! – Аня сказала это вслух, и тут же темнота справа разразилась таким пронзительным и жалобным мявом, что и более жесткое сердце дрогнула бы!

– Ааа, да пропади всё пропадом! – ругаясь на собственную глупость, мокрые ботинки, ноябрь, начальство и жениха, Анна полезла в кусты. Сильно надеясь, что коту ничего от неё не надо, и он просто так орал! Счас!!! Что-то истошно мокрое, тощее, чрезвычайно грязное и худое метнулось ей на руки, стоило только один раз сказать кис-кис. – Ой, мамочки, какой ты… Ну, куртку после тебя всё равно стирать. Уже всё равно! – Аня решительно перехватила грязную кошачью шкурку, в которой явственно прощупывалась каждая косточка, прижала к себе и вылезла из кустов.

– И чей-то ты там шаришь, а Нюрка? – раздалось из форточки прямо над головой.

– Точно! Как я забыла-то. Вот и вишенка на торте! Если вам кажется, что это дно, снизу непременно постучат! – подумала Анна, ненавидящая это вот «Нюрка»! Из форточки любознательно выглядывала Мила Ивановна. Аню она знала с детства. Та частенько приезжала в гости к своей двоюродной бабушке, которая и оставила ей в наследство квартиру, в которой Аня сейчас живёт. Мила Ивановна пророчила, что теперь-то девка начнёт водить кавалеров, пить, купить и будет у них притон! И вот уже три года не оставляла надежду, что что-то такое ещё случится! А теперь вот эта девка чего-то у неё под окнами шарит.

– Да я кота нашла! – Анна предъявила висящего как мокрая тряпка кота, который выглядел даже грязнее, чем она себе могла представить. Чем вообще можно было себе представить. С него прямо текли грязевые потоки. Грязевой сель, можно сказать.

– А! Вот хоть какая-то с тебя польза! Я счас тебе мешок дам, завяжи! Коробку ещё можно, но ведь продерет, скотина! – заторопилась Мила Ивановна.

– Зачем мешок? – не поняла Анна, инстинктивно прижимая грязного кота к себе.

– Прально! Держи, держи покрепче! Как зачем мешок? Его если так выкинуть, он же вернётся! И опять орать у меня под окнами будет! А так выкинуть его подальше в парке, да и всего делов-то! Или можно до речки донести. Ты до набережной донесешь? – торопливо уточнила соседка.

Аня смотрела на довольное лицо в окне и чувствовала, что её сейчас вытошнит! – Это она, что, решила, что я его достала, чтобы убить, что ли?? – ей хотелось закричать в лицо мерзкой тётки, то, что крутилось на языке, но кот слабо мявкнул, и Аня решила, что все потом, а сначала она его хоть высушить да накормить!

– Не надо мне мешок, и выкидывать я его не буду! – она не стала смотреть, как соседка воспримет её слова, а просто шмыгнула мимо её двери и рванула по лестнице вверх, даже лифт ждать не стала, а думала, что сил нет, и она до дома не дойдёт! Как бы не так! Вихрем взлетела!

Кот настолько обессилел и оголодал, что даже не сопротивлялся, пока она его мыла, он, вроде даже бока подставлял по тёплые струи душа, а когда Аня его вытерла, да завернула в пушистое полотенце, закрыл глаза и замурлыкал.

– Не-не-не, погоди, этак ты меня сейчас усыпишь, и будем мы на пару голодные и мокрые в коридоре спать. – Аня, устроила кота в картонной коробке у батареи, и поставила греть куриный бульон. – Ладно уж, я тебе и грудки куриной кусок пожертвую. Тебе нужнее, по-моему. И чего я тобой разговариваю? Наверное, от стресса. Я, знаешь ли, почти в депрессии. На работе завал, потому что у нас две сотрудницы ушли в декрет, а одна уволилась, Миша в командировку уехал, а когда приехал, оказался занят с друзьями, родители в отпуске на море. Им-то там хорошо, а я тут одна… – тут Аня чихнула, сказались и мокрые ботинки и общая усталость и расстройство.

– Будь здорова! – отчетливо прозвучало в кухне за спиной. Анна замерла. Ощущение полной нереальности поднялось холодной волной у неё за спиной и обрушилось на голову.

– Ссспасибо… – выдавила она. И резко обернулась. Никого! Аня метнулась по квартире, включая свет в комнатах, в коридоре, в ванной и в туалете, даже в маленькой кладовке в конце коридоре. – Так. Уже глюки пошли! Сейчас покормлю кота и спать! Срочно спать! Переработала! И простыла!

Кот ел так, словно еду увидел первый раз лет за пять. Ел, и даже глаза закрывал от приятности.

– Хватит пока. Не торопись, как бы плохо не было, – Аня отодвинула миску и погладила подобранца. – А ты, оказывается, рыжий. Я-то думала серый или бурый. Ну, отдыхай. А! тебе же ещё туалет надо устроить!

Она подумала, вытащила низкий контейнер для мелочей, сняла с него крышку, выложила оттуда нитки и спицы и порвала немного туалетной бумаги. Предъявила коту и отволокла лоток в туалет.

– Написаешь не на место – отдам соседке! – пригрозила она рыжему, и дойдя по постели, рухнула на подушку. – Какое счастье, что завтра суббота! – подумалось уже почти во сне. – Может и Миша приедет, и вдруг ему кот понравится? – но додумать не вышло, и она уснула.

Кот немного подождал, выпутался из полотенца, встряхнулся, перебрался поближе к батарее и некоторое время грелся и сушил шёрстку, а потом, отправился обследовать территорию.

Внимательно осмотрел и обнюхал комнаты, снисходительно покачал головой над спящей Анной, презрительно обнюхал вещи Михаила в прихожей. Навестил туалет и отправился спать.

Утром Аня смогла внимательно рассмотреть кота. Ярко-рыжий, пушистый, с зелеными глазами, очень худой, но с большим чувством собственного достоинства. Он уселся на подоконник и рассматривал двор.

– Что? Досталось тебе? Да? Наголодался и замёрз? – Аня выставила коту миску с едой и начала думать, куда бы его пристроить. Заводить животных она пока не планировала. Тем более, что Миша кошек не любил. И, как только появился на пороге, тут же это и продемонстрировал.

– Что это? Откуда ты взяла эту гадость и зачем принесла домой? – Миша обнаружил кота прямо у себя перед носом, когда снимал ботинки.

– Миш, он немного только поживёт. Я его пристрою! – засуетилась Аня.

– Чего? Нет! Не хватало ещё! Убирай его немедленно! – Михаил гневно выпрямился и даже ногой притопнул. – Что ещё за новости! Кошек вонючих в мой дом притаскивать! Ты почему у меня не спросила? Ты же знаешь, что я их не переношу!

– Это не кошка, а кот, – машинально поправила Аня.

– Да плевать мне, кто это! Избавься от него немедленно! Иначе я сам это сделаю! – Михаил сделал шаг к коту. Тот презрительно дёрнул усами.

– Миш, я тебя прошу. Пусть он немного поживет. Я очень тебя прошу, пожалуйста…

– Я тебе что сказал? Немедленно выкинь его! Не поняла? Хорошо, я сам займусь! – Михаил нагнулся было за котом, но обнаружил, что его нет, словно в пространстве растворился. – Куда делась эта тварь? Аня! Найди его и немедленно вышвырни из моего дома! Иначе… Иначе, я ещё подумаю, стоит ли нам дальше вместе жить! – он продолжал что-то кричать, и его голос периодически срывался чуть не на визг.

И тут Аня, ошеломлённая и шокированная поведением человека, с которым собиралась жить долго и счастливо, словно со стороны посмотрела на себя и Михаила. – Почему он кричит? Разве это какая-то невозможная и страшная вещь? Бомба? Тираннозавр по кличке Рекс? Нильский крокодил? Террорист? Это же просто кот. И я его прошу. Умоляю. И на время. Неужели нельзя немножко потерпеть? Я же вроде как его любимая девушка. Вроде. И, потом, это ведь не его дом, на секундочку, а мой. Он мне не муж, да и не жених, если уж строго подходить к вопросу. Он просто снизошел до того, чтоб быть со мной. Вот спасибо, хорошо, положите на комод! Откуда взялся этот комод? А, да! Операция Ы! Вот и у меня операция Ы получается. Думала у меня есть любимый человек, а тут стоит и кричит на меня кто-то… Словно даже не очень знакомый.

– Миш, погоди. Ты так не кричи, пожалуйста. Кота я не выкину. Я тебя прошу немножко потерпеть.

– Чтоооо? Тебе эта скотина дороже моих желаний? – Миша не привык, чтобы ему перечили. Тем более не ожидал этого от Аньки. Она подходила по всем параметрам! Москвичка, собственная трехкомнатная квартира в хорошем районе, да тачки нет, но, ладно, это можно пережить. Сама… Ну, нет, не модель, конечно! Но, терпимо. Сойдёт. Готовит, опять же, хорошо. И, главное, очень покладистая! Вот вчера решил он её в ресторан не вести, чего деньги-то тратить, и не повёл! Написал, что с друзьями встречается. А сам домой поехал, к маме. Там-то и вкусно и приятно. И вот, на тебе! Притащила какого-то блохастого урода, и ещё спорит? Нет уж, это надо сразу пресекать! А то ещё начнутся всякие самовольства!

Михаил вдохнул побольше воздуха и начал громко вещать о том, что ей, Ане, вообще-то сильно повезло, и она должна осознавать это! И слушать, что ей мужчина говорит, а то, можно и без мужчины остаться… Он говорил, говорил и не обращал внимания на то, что Аня признаков раскаяния не проявляет. А наоборот вовсе даже. – Ты понимаешь, что я тебе говорю? В моём доме котов не будет никогда! Или я, или кот! – наконец, заявил он.

 

– Хорошо. Я поняла, что в твоём доме котов не будет! – кивнула Анна. И почему-то ушла в комнату. Стоять и вещать без зрителей в пустом коридоре было глупо, поэтому Михаил отправился было за ней и застыл в дверях.

– Что ты делаешь? – ошеломлённо спросил Михаил, увидев, как девушка ловко складывает в огромные черные пакеты его вещи.

– Ну, как что? Собираю твои вещи. Понесёшь в твой дом, где котов не будет.

– Да ты!!! Да ты… Ты дура! Ты что? Одна хочешь остаться? Старой девой? С котом своим? – Миша аж заикаться начал от возмущения.

– Нет, не хочу, и мне всего двадцать четыре. И до старой девы мне как-то далековато. – Аня вручила Мише пакет и выдвинула его в коридор. – Ты немножко отступи, а то места для твоих вещей не хватает. Их почему-то больше даже, чем моих.

– Я! Я! Я тут жить хотел! Я хотел тебя замуж взять! А тыыы!!! Ноги моей тут больше не будет!! – Михаил был глубоко оскорблён! Он так осчастливил эту идиотку собой, а она даже не поняла! – Да я в тысячу раз лучше тебя найду!

– Вот и отлично! Что же тебе со мной страдать-то, если есть в тысячу раз лучше? – Аня деловито выставляла пакеты с вещами Миши на лестничную клетку. – Вот! Бритва и зубная щетка в этом пакете! – она ткнула пальцем в один из них.

– Да ты!!! – Михаил никак не мог осознать, что она это всерьёз, и его удобная, размеренная и во всех отношениях приятная жизнь, теперь не так удобна и размерена. Придётся вызывать такси, везти всё это домой. Раскладывать опять же. Хотя нет, это не его забота, мама разложит. Но, вот где найти девушку? На работе девиц хватало, и поначалу на него заинтересованно косились. Но, он человек разумный и экономный. Тратить деньги на корыстных любительниц за счёт мужчины выпить кофе, он не любил. На свиданиях водил избранницу по бульварам, щедро показывая ей достопримечательности и старательно избегая всяких ресторанов и кафе. Почему-то на второе свидание никто не соглашался. Миша сделал вывод о том, что современные девушки поголовно хищницы и стараются поживиться за его счёт, но не унывал! И наконец, в гостях у приятелей он встретил Анну. Она безропотно оплатила половину счёта в кафе, куда их загнал проливной дождь. И была неохотно принята его мамой. Исключительно потому, что у неё есть своя квартира.

– Дааа, и лицом так себе, и фигура… Ну, не так чтобы… И молода слишком. Но, Мишенька, квартирка-то! Аж трехкомнатная и её, то есть будет ваша!!!

И вот теперь Мишенька стоит перед закрытой дверью трехкомнатной квартирки в полном недоумении! А за дверью своёй квартиры стояла Аня и осознавала то, что она сделала!

– Выгнала! С ума сойти! Как же я? Что же я наделала… Погоди-ка… А что, собственного в нём хорошего-то было? Скупой страшно, ни разу даже хлеба не купил. Помочь ни разу не помог. Никуда не ходили. Разве что по парку пройтись, для моциона, как Миша говорил. Мама у него… – Аня вспомнила, как матушка Миши придирчиво обошла все комнаты, спросила метраж, а потом кривилась от её жаркого, словно Аня туда стирального порошка вместо приправы положила. – И потом! Если мы ещё не женаты были, а он уже распоряжается, кого мне отсюда выкинуть, дальше-то что будет? А? Кот? Как ты думаешь, что было бы? – Аня в глубокой задумчивости и не заметила, что говорила вслух.

–А ничего хорошего и не было бы… – вздохнув, ответил её рыжий гость.

Аня медленно повернула голову на звук голоса кота. – Что?

– Ой, ну что такое-то? Сама спросила, сама испугалась… Да не бледней ты и в обморок не падай. Я умею говорить! – кот неодобрительно смотрел на Аню.

– Понятно! Я от стресса сошла с ума! – обреченно сказала Ана.

– Ни в коем случае! Ты в своём уме, а сегодня даже полностью в здравом рассудке, раз этого никчемушника выгнала! Вот ты сама посуди: ты работаешь, деньги зарабатываешь, продукты покупаешь, стираешь, убираешь, гладишь… А этот вот что делал? Я вчера всё обошел, обнюхал… Им же больше всего пахнет у телевизора и у компьютера. А! И ещё в кухне самый удобный стул. Всё. Больше он и лапу ни к чему не прикладывал! – кот подобрался поближе и сочувственно смотрел Ане в лицо.

– Ну, это да… Он дрейфовал между кухней, креслом, компом и кроватью. Ну, так же все живут! Наверное… – странное ощущение полной нереальности происходящего Анну как ни удивительно это звучит, успокоило. Она словно во сне, а во сне и с котом поговорить можно. – Только лучше-то где взять?

– Что значит, где взять? А ты искала? Ты же приняла этого мммм… Ну, ты поняла. И всё! Радости-то привалило! Он тебя осчастливил собою. Знаешь, не переношу мужчин, которые заместо котов в доме живут, только мышей не ловят и не мурлычат. Зато едят, частенько гадят, и создают ощущение присутствия.

– Нда… Миша заместо кота, это сильно! – Аня покивала головой и повернулась к шкафам. – Надо же, сколько места освободилось!

– Вот именно, он его занимал и в доме и в твоей жизни. Не бойся, мы тебе нового найдём.

– Мы, это кто? – Аня полностью уверилась, что спит, или дремлет.

– Мы, это ты и я. Меня, кстати, Мяун зовут. Мама так пошутила.

– Почему пошутила? – удивилась Аня.

– Видишь ли… Мой отец – говорящий кот. И его дети, как правило, тоже умеют говорить по-человечески. А мама мне дала такое имя, словно я только мяукать могу. Пошутила так.

Анна смотрела на рыжего тощего кота во все глаза. – Твой отец – говорящий кот? Так не бывает.

– Я вот перед тобой. – Мяун демонстративно потянулся. – Или ты самой себе не веришь?

– Ну, это вопрос, конечно… Или я сплю, или я сошла с ума и мне всё мерещится, или ты действительно со мной говоришь. – Аня пожала плечами. Почему-то после того, как она Мишку прогнала, в третье предположение верилось легче всего.

– Не спишь. Хочешь, укушу, чтобы ты поверила? С ума ты не сошла, наоборот, вернулась в рассудок – вон, от паразита избавилась. Так что очень приятно познакомиться. Да, кстати, ты там что-то такое вкусное готовила… – Мяун глянул в сторону кухни и смешно сморщил нос. – И да, лоток можешь убрать, я умею унитазом пользоваться. Просто решил тебя вчера не пугать объяснениями.

Глава 2. Соседи и говорящий кот

Мяун внимательно разглядывал себя в зеркале. – Нет, ну хорош! Уже почти что идеален. Немного ещё осталось до кота-всем-на загляденье!

Аня уходила на работу, и Мяуну было скучно. Нет, пультом от телевизора он прекрасно пользовался, но программы-то идут человеческие, а это даже не все люди выносят, а коты тем более.

– Скучно… Скучно.... Скукота. Скукотища у кота! – проворчал Мяун и вдруг насторожил уши. Он досконально изучил все уголки и закоулочки Аниной квартиры и выяснил, что если прыгнуть на шкаф в самой дальней комнате, и по шкафу подобраться к определенной точке на стене, то можно отлично слышать то, что происходит у соседей. – Ааа, очередная серия! Это гораздо, гораздо интереснее, чем телевизор ваш.

Мяун рассчитывал услышать чьи-то разговоры, ибо любопытство котиков признано и разрешено даже при королевских дворах, а уж в повседневной-то жизни, это и вовсе само собой разумеется. Из предыдущих серий, то есть подслушиваний, Мяун убедился в том, что за стеной жила исключительно визгливая и говорливая особа. Мужчина там тоже имелся, но он-то как раз больше помалкивал.

– Странно, с кем это она там… – Мяун насторожил уши.

– Да! Представляешь? Он мне и говорит, что работу, видите ли, менять не будет! Инженер он, на заводе… Идиот он! Даже кому сказать, неудобно прямо! Я ему говорю, увольняйся, и иди в менеджеры! Или бизнесом занимайся, а он всё со своими самолётами! И в отпуск не на ГОА, а в Турцию повёз. Дешевка! И собака эта его проклятая! Пшел вон, тварь!

Собаками Мяун не сильно интересовался, но пронзительный жалобный визг его разозлил.

– Нда… Противная какая особа там проживает! – если бы ему хотелось есть или спать, то эта история приняла бы совсем другой оборот, но Мяуну было попросту скучно и он остался подслушивать, и чем больше он слушал болтовню в соседней квартире, тем больше напоминал кота у норки с мышью.

Мяун даже специально открыл лапой форточку, вылез на балкон Аниной квартиры, перескочил на соседский и заглянул в окно.

– Уууу, как всё запущено! – пробормотал он, увидев девицу, говорящую по телефону. Потом перевёл взгляд на фотографию той же девицы на юге, фыркнул, и вдруг насторожился.

– А это уже очень даже интересно! – пробормотал он себе в усы, глядя на вполне симпатичного молодого мужчину стоящего на фото рядом с противной особой.

– Нет, ты представляешь? Он с этим псом шелудивым разговаривает больше, чем со мной! – продолжала возмущаться ярко накрашенная деваха. – Я решила, что как только он свалит в командировку, я его выкину! Ну, как-как, отвезу подальше и выкину. Думаешь, вернётся? А! Знаю! В парке оставлю! Вот что я сделаю!

Если бы Ксюша посмотрела в окно, она бы завизжала от ужаса. – Там светились яростным светом прищуренные хищные глаза.

– Ах, вот оно как! Ну, это мы ещё посмотрим! – Мяун разговоры про «выбросить» ненавидел всеми фибрами души, поэтому решил взять дело в свои лапы!

– Для начала надо познакомиться с собакой. – решил он. Сделать это было не просто, а очень просто! Мерзкая девица частенько выставляла пса на балкон, чтобы под ногами не мешался.

– Крупноват на мой взгляд. – оценил Мяун большого черного пса. – Мне бы что помельче. Хотя, и большую собаку можно использовать с пользой в хозяйстве! – решил он.

– Эй! Ты! На балконе! – окликнул он пса. Тот устало поднял голову. Красивый чёрный кобель немецкой овчарки мрачно осмотрел крупного рыжего кота и отвернулся.

– Куда морду воротишь! А ну, внимание на меня! – Мяун махнул правой лапой, привлекая внимание.

– Чего тебе? – глухо вздохнул овчар.

– Смотрю, с хозяйкой тебе не свезло. – Мяун выгнул спину и фыркнул презрительно. – Такая мрякость!

– Она не хозяйка. У меня только хозяин. А это… Это его подруга… – невесело проговорил овчар.

– Отлично! – Мяун сел на перила балкона и внимательно оглядел овчара.

– Чего тебе отлично?

– Ну, всё гораздо проще, чем я думал! Не смей ко мне хвостом поворачиваться! Ишь ты! Разговаривать он не хочет! Лучше эту дуру слушать? Как она тебя хочет вывести и в парке привязать? Планы строит…

– Чего тебе от меня надо? – пёс поднялся на ноги и хмуро воззрился на рыжего нахала.

– Мне? Мне надо, что бы эта самая Ксюша не мешала мне отдыхать! – соврал кот. – Не поверишь, голос даже сквозь стену пробивает. А у меня слух! Так что ты поможешь мне избавиться от этой визгухи, и заодно избавишься от опасности, что тебя выкинут!

– Нет, я не могу. Хозяин её любит! – вздохнул пёс.

– Ты даже дурнее, чем кажешься на первый взгляд! – констатировал Мяун. – Как это можно любить? Ты окажешь хозяину большую услугу, если эта… Ну, ты понял кто, свалит куда-нибудь подальше!

– Ну, не знаю… – засомневался пёс.

– Я зато знаю! У тебя хозяин разговаривает? А то я его почти и не слышу.

– Да, конечно! Он со мной всё время говорит! – оживился пёс, заблестели глаза, насторожились острые уши, зашуршал по балконной плитке хвост.

– Вот именно! А с ней? – Мяун вздохнул. Он сам уже бы раз десять понял, к чему этот разговор, а эта громада черной шерсти и неуместной верности, всё чего-то пытается сообразить. – С ней он молчит как рыба об лёд!

– Точно! – осенило пса.

– Ну, наконец-то! Дошло! – выдохнул Мяун.

– Так, а почему же он её не выгонит сам? – вдруг спросил пёс.

– Да потому что есть такие люди. Порядочные! – последнее слово Мяун выговорил нежно-снисходительным тоном. – Они к такому не приспособлены. Вот у меня хозяйка, сама бы нипочём не выгнала своего крысака! И твой эту крысь терпит. А может, не знает как выгнать!

– И я не знаю, – снова запечалился пёс.

– Да что ж такое-то? – чуть не взвыл Мяун. Он-то надеялся, что этот представитель собачьего рода сумел догадаться до сути вопроса, но нет!

– Ну, тогда надо спросить, как это делается у того, кто знает как! Кто уже выгонял… – Мяун с надеждой воззрился на пса.

– А у кого? – наивно заинтересовался пёс.

– Слушай, сколько тебе лет? – Мяун хмуро осматривал собеседника.

– Целый год. Почти! – с гордостью ответил пёс.

– Ааа, тогда понятно! Это ещё щенок. Размером с верблюда, зубы как у тигра, а мозгов еще не нажил, – утешился Мяун, который уже прожил больше тридцати лет, и считал себя вполне молодым котиком. Так у них в роду было заведено.

– Так, тогда слушай умного кота! Держись меня, не пропадёшь! – скомандовал Мяун. – Первое, что тебе надо сделать, это узнать, когда и на сколько уходит ваша крысень.

– А второе? -пёс сел ровненько, ушки насторожил и приготовился слушать команды!

– Второе? Не дёргаться, когда я прыгну на ваш балкон. Понятно? Да, и как тебя звать-то?

– Дик! – представился пёс.

– И Дик был вид его, но молода душа! – провозгласил Мяун и легко перелетел на балкон к овчару.

 

Как только Мяун выяснил, что Дик ещё практически ребёнок, ну, пусть и собачий, он начал им снисходительно помыкать и использовать его для сбора информации. И это дало бы свои плоды, если бы не срочная командировка Олега. Именно так звали хозяина Дика. Он пришел с работы, быстро собрал сумку, погладил Дика, попрощался с Ксюшей и торопливо удалился, недоумевая, как же так вышло, что он из собственного дома рад уехать, только Дика жалко. Мог бы, с собой бы забрал!

– Ох и не вовремя… – Мяун нервничал. Он надеялся, что соседская крыса не решит осуществить свой план в этот раз. Но, надежды оказали тщетны! Разражено дёргая Дика за поводок, Ксюша волокла его в глубь парка, выйдя гулять значительно позже, чем обычно.

Мяун застыл на подоконнике, напряженно вглядываясь в людей, идущих к подъезду.

– Вот она! Одна! – Мяун гневно взвыл.

– Мяуш, ты что? – Аня ни разу не видела кота в таком состоянии.

– Беда случилась. Нет, не у нас. Ты меня просто послушайся. Одевайся, пойдём искать!

– Кого? Ночь на дворе и холодно. Мороз сегодня будет! – Аня недоуменно смотрела на распушившегося Мяуна.

– Собаку мы идём искать! Да не смотри ты на меня так! Я не сошел с ума! Пошли по дороге расскажу.

Ну, понятное же дело! Про пошли было сказано весьма условно, и Мяун с комфортом ехал у Ани на плече, периодически сползая на руки, когда подмерзал.

– Где же эта тварь его бросила? – шипел Мяун, и вдруг принюхался. – Туда давай! Налево!

– Не могу поверить! Я же Олега знаю. Я маленькая была, а он мне мячик из котлована достал! – бормотала себе под нос Аня. – Неужели же действительно его девушка так сделала?

– Сделала, сделала, не сомневайся! И это не девушка, а зараза натуральная! – Мяун прыгнул с её плеча вперёд на снег и уверенно побежал в заросли. – Сюда иди! Аня, ну где ты там!?

Аня сама себе удивляясь, полезла за котом в кусты под ясенями. – Ой, мамочки! – она до конца не могла поверить в историю рассказанную Мяуном. В последнее время с ней это бывало частенько. Но, увидев накрепко привязанного к дереву молодого крупного черного пса в туго затянутом наморднике, отбросила все сомнения.

– Бедный ты мой! Да как же это? Да разве так бывает? – Аня теребила поводок, насмерть завязанный на сто узлов и так высоко, что собака даже лечь не могла. – Не могу отвязать. А, да и ладно! – она попросту отстегнула поводок от ошейника и обняла обмякшего и измученного пса. Намордник сняла тут же и кинула под дерево, где сиротливо болтался карабин поводка.

– Хороший мой! – длинная черная морда улеглась в ладони. И пёс поскуливая и повизгивая начал что-то объяснять. – Я не понимаю, что ты мне говоришь! – Аня гладила голову и шею пса, а тот прижимался и всё пытался высказать что-то важное.

– Ты не понимаешь, зато я прекрасно понимаю, что он говорит! – Мяун почуял, что лапки у него начали замерзать и торопливо полез к Ане на руки. – Отпусти ты его, он никуда не убежит. Нам надо быстренько домой. Главное, что бы соседка твоя замечательная не увидела, что ты с Диком идёшь. Да, его зовут Дик. Дик, а это моя хозяйка Аня.

Выполнив, таким образом, официальную часть знакомства, Мяун раздал указания поторапливаться, а, не доходя до подъезда, велел спустить его на землю и немного подождать. Вернулся довольно скоро.

– Вот, теперь пошли. Я давно собирался это сделать, да всё лапы не доходили! – Мяун был весьма собой доволен.

– Да что ты сделал? – Аня была уверена, что сейчас раздастся противный голос Милы Ивановны, которая обожала быть в курсе того, кто и во сколько куда идёт. – И куда Мила Иванна делась?

– Иди, иди, главное не пугайся, – Мяун самодовольно улыбался так, что его Чеширский коллега усы бы от зависти себе выдрал.

Визг Милы Ивановны настиг дружную компанию на ступеньках, ведущих к подъездной двери.

В визг были вложены силы, чувства и масса нерастраченной энергии.

– Хорошо пошла! – Мяун слушал душераздирающие звуки как музыку.

– Кто пошла? – Аня испугалась сама, и Дика на всякий случай придержала за ошейник, а то ещё рванёт от такой какофонии куда подальше.

– Кто? Крыса пошла. Первая. У вас в подвале несколько семейств крыс проживает. Я и намекнул, что буду очень против их визита к этой даме. И что у неё отродясь ни собак, ни кошек нет. Никто так сказать, их тесному сотрудничеству с Милиным имуществом, не помешает. Пусть наслаждаются!

Аня пропустила в квартиру Мяуна, Дика, прошла сама и заперла дверь на все замки. От визга, сотрясающего весь подъезд это не спасало, конечно, но как-то спокойнее стало. А потом повернулась к Дику.

– Ты не переживай. Мы дождёмся твоего хозяина, и ты вернёшься домой!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru