Выше уровня снега. 22 зимние истории, которые согревают

Ольга Савельева
Выше уровня снега. 22 зимние истории, которые согревают

Надежда Бурковская
Кармический брак

Крещение

Катя

– Раз в крещенский вечерок девушки гадали и бедного астролога вконец задолбали, – скаламбурила Катя, любуясь на добротные мешки под уставшими глазами.

Феномену «святочного завала» нет никакого разумного объяснения, но он стабилен, как петарды под окном в новогоднюю ночь. Астрология не зависит от традиции в определенный день бросать сапог за ворота или жечь волосы перед зеркалом. Или как там еще юные девы суженых зовут. Это наука, черт побери! И работает в любое время года. Сейчас бы на Мальдивы, но клиенты на первом месте.

– Зайчонок, присоединишься? – отвлек от размышлений Сашка, выглядывая из душевой кабинки.

– Все мои мысли только о кофе. – Катя послала мужу воздушный поцелуй и пошла на кухню.

«Какой же он у меня красивый, хотя любила бы и с пузиком, и с сединой, и с бородой», – думала она, с удовольствием истинного наркомана делая первый глоток.

– О чем замечталась? – прошептал муж, обнимая сзади.

– О любви и пивном животике, – честно сказала Катя.

– Не дай бог, то есть Будда, то есть космический разум или в кого мы сейчас верим? – фыркнул Сашка, игнорируя божественно пахнущий кофе и пытаясь развязать пояс на халате жены.

– Зая, верь в кого хочешь, я же ничего не навязываю. – Катя шлепнула по игривым рукам и пошла в душ.

Времени на нежности не было. Хорары укоризненно смотрели с экрана компьютера – крещенские морозы лихорадили клиентов вовсю. Катя не любила хорарную астрологию. Прогноз на год по натальной карте хоть и занимает около пятнадцати часов, но интересно же, тонкая работа, почти искусство. А хорары – это «важные» вопросы звездам по текущей ситуации. Например, «изменяет ли мне муж», «получу ли я повышение на этой неделе» или «куда я засунул обручальное кольцо».

«Как хорошо, что мне не надо беспокоиться о таких глупостях, – улыбнулась Катя, просматривая сообщения, – кстати, о кольцах, Сашка опять забыл надеть». Катя смахнула платиновый ободок в ящик и принялась за работу.

Саша

«На дворе январь, а кровь бурлит по-мартовски», – думал Саша, прогревая машину.

Темперамента ему отсыпали с горкой и даже больше. После знакомства они с Катей два месяца не вылезали из узкой кровати в университетской общаге. Взаимное притяжение с первой минуты. Позже Катя объяснила, что у них кармическая связь через прошлые жизни, столетия, или хрен его знает что. А кто он такой с провидением спорить? Классная же баба – и Камасутру заставит покраснеть. Чуть не отчислили их тогда за прогулы. Но повезло или нет, это как посмотреть.

Дипломы учителей за прошедшие десять лет не пригодились. Катя успешно занималась астрологией, а он – недвижимостью. Бизнес завертелся, хватало и на семью, и на родителей, и на невинные мужские радости. Жене бы расслабиться и работать меньше, но это не про Катю. Саша намекал, потом орал, что мужу требуется больше внимания, чем гороскопам, бесполезно. Даже поссорились, три дня не разговаривали, а потом он плюнул и извинился первым. Мужик как-никак. В семью вернулся мир, но жена все чаще засыпала на диванчике в кухне, уткнувшись веснушчатым носом в свои ректификации. Слово какое, блин. Ну там Луна в Деве, Уран в квадрате, а Юпитер в Нептуне. Черт рога сломит, но Катюхе в кайф, а значит, и ему тоже. Счастливая жена – залог семейного покоя.

В кофейне «Тройка» людно и шумно. Странно иметь дорогущую кофемашину и стоять в очереди за латте. Но у всех свои слабости, не судите – и будет вам счастье. «Жаль, что Таня на Бали до лета укатила, – Саша принял кофе из рук миловидной баристы и подмигнул, – интересно, измена любовнице считается изменой? Не жена ведь. А это кто у нас такой красивый?»

За угловым столиком сидела девушка лет двадцати. Свежее личико выгодно отличалось от примелькавшихся махровых ресниц и раздутых как после удара губ. А рядом с ней единственный на все заведение свободный стул. «Это судьба, карма, так сказать», – мысленно хохотнул Саша, попросил добавить к заказу пару пирожных и отправился покорять пусть не Эверест, но вполне приличные холмы, упакованные в синий свитер.

Лиля

Лучше кофе в постели только кофе после ночной смены. Лиле отчаянно хотелось под одеяло и кота сверху. Но неугомонные друзья, точнее латентные садисты, ждали ее для совместного низвержения в бездну, то есть в прорубь. Крещение, очищение, обливание, как повод выпить среди недели. Хотя все они медики и осведомлены о вреде алкоголя в такой ситуации, но успешно игнорируют эти знания.

Их теплая компания сложилась на втором курсе медицинского шесть лет назад. Дружба выдержала испытание разными ординатурами. Лиля стала педиатром, казалось бы, откуда ночные дежурства? Но сезонный грипп непредсказуем, как и настроение главврача. Лиля подавила зевок и перевернула страничку журнала.

– Разрешите присоединиться? – раздался приятный до мурашек мужской голос.

Высокий, спортивный, чуть смущенная улыбка, стильная стрижка. «Надо проверить гороскоп Тельца на сегодня», – подумала Лиля, выпрямляя усталую спину.

– Присаживайтесь, я уже заканчиваю.

– Неужели такая умная девушка верит в гороскопы? – улыбнулся незнакомец.

– Конечно, нет, – смутилась Лиля, закрывая журнал, – но может, я не так умна?

– Исключено, я психолог и отлично разбираюсь в людях. У вас редкое сочетание – умная и обворожительная. Александр, можно Саша.

– Лиля, – ответила девушка, пожимая протянутую руку без обручального кольца.

Друзья не дождались Лилю в тот день. Она с Сашей просидела в «Тройке» до вечера. Говорили обо всем на свете, смеялись и перебивали друг друга. Лиля забыла про недосып, Саша отменил текущие дела и игнорировал настырно жужжащий телефон. Ответил лишь на один звонок. «Катя» – высветилось на дисплее.

– Прости, это сестра, – извинился Саша и продолжил уже в трубку, – привет, солнце, все хорошо, сижу с очаровательной дамой. Позже наберу. Небеса посылают младших сестер в наказание, шучу, а у тебя большая семья?

«Неужели так бывает?» – думала Лиля перед сном, касаясь слегка опухших губ. Возможно, все слишком быстро, но с Сашей правила флирта казались глупыми. К черту игры в приличную девочку! Если очень хочется, то можно все.

День Святого Валентина

Катя

Чем занимается астролог накануне дня влюбленных? Конечно же, синастрией. Девушки почему-то считают анализ совместимости лучшим подарком любимому. Но мало кто готов к честному прогнозу. И летят гневные отзывы: «я вам заплатила, а вы мне праздник испортили», «вы ничего не понимаете», «наша любовь сильнее звезд», «а может, еще раз посмотрите». И прочие шедевры.

Засиделась Катя за полночь, но будильник поставила на 6:30, праздничный завтрак никто не отменял. Годовщина знакомства в день распродажи просроченного шоколада, как Саша называл 14 февраля. Для обоих супругов эта дата важнее свадьбы. Подумаешь, бумажку подписали, влюбились же гораздо раньше.

Бледное зимнее солнце пробилось в спальню. «Проспала?» – Катя панически потянулась за телефоном, но рука наткнулась на букет белых тюльпанов.

– Сашка, ты где?

– Я здесь, зайчонок, – в комнату вошел улыбающийся муж, – прости, отключил твой будильник. Сон важнее завтрака. Выспалась?

– Вроде да, с годовщиной, любимый.

– И тебя, посмотри, что под цветами.

Катя открыла простую черную коробочку и ахнула.

– Не нравится?

– Сашка, ты чокнулся, это же какие деньжищи. – Глаза Кати сияли ярче бриллиантового кулона.

– Алмаз – твой камень силы, верно? И мы наконец-то можем себе это позволить.

– Ты никогда не был более сексуальным. Дай мне минутку, только зубы почищу.

– Не могу ждать и секунды, – прошептал муж и отбросил одеяло в сторону.

Позавтракали они ближе к обеду, накинувшись на свежие булочки с аппетитом балерины на пенсии.

– Какие планы на день? – спросил Саша.

– Хотела поработать или устроим спонтанный выходной? – подмигнула Катя.

– Не могу, надо на пару часов уехать, все те же проблемы с офисным зданием.

– Позвони, если задержишься.

В их отношениях не было ревности и лишних вопросов. Ведь какая любовь без доверия? Саша пошел одеваться, а Катя решила проявить несвойственную ей заботу и почистить ботинки любимого. На полу в коридоре валялась бумажка. Развернув ее, Катя увидела чек из ювелирного магазина. Машинально пробежала глазами и внезапно ей стало нечем дышать.

Саша

Саша не парился распределением гендерных ролей в семье. Его воспитывали мама с бабушкой и, как ни странно, не избаловали парня, а приучили к самостоятельности. Приготовить завтрак, загрузить посудомойку, вымыть обувь – да раз плюнуть! Он ждал от жены многого, но чистые рубашки и трехразовое питание – в последнюю очередь. Не в них счастье.

Пацаны, хвастающие кулинарными талантами жен, вызывали усмешку. «Жлобы или домашние тираны, – думал Саша, – любящие руки не сравнятся с поварами ведущих ресторанов. Так в чем смысл?» Одежду стирали в химчистке, а Валечка – умелые ручки – два раза в неделю вылизывала квартиру. Маникюру Кати ничего не угрожало, и его это радовало.

Застав жену с обувной щеткой и чеком в руках, Саша проклял все финансовые марафоны на свете: «Храните чеки, записывайте расходы и будет вам счастье, фейспалм, блин».

– У нас появилась традиция лазить по карманам, а я не в курсе? – Как и его тезка Македонский, он предпочитал нападение.

– Еще чего! – возмутилась Катя. – На полу нашла. Что это?

– А это, зайчонок, испорченный сюрприз на 8 Марта, эх ты, Варвара любопытная.

– Кольцо с бриллиантом на женский день? Милый, ты меня пугаешь, – лицо Кати заметно расслабилось, – а я подумала…

– Постарайся это развидеть, ок? И начинай тренировать удивление. Уже опаздываю, пока, – перебил Саша.

 

«Придется разориться на еще один косарь зелени вне семейного бюджета, но так мне и надо». – Он пожал плечами и набрал номер, который почти месяц знал наизусть.

– Зайчонок, прости, задержался, уже лечу к тебе, светофоры мне в помощь.

– Не торопись, езжай осторожно, – ответила Лиля.

Это определенно лучшие вспомогательные отношения в его жизни. Мужчине необходимо разнообразие, адреналин, новизна, вдохновение. По-другому брак не сохранить, а Саша планировал состариться вместе с Катей. Но впереди еще лет двадцать веселья и зажигательных интрижек.

«Представляю ее реакцию, нет ничего лучше благодарной женщины». – Саша припарковался у дома Лили и, насвистывая, зашел в знакомый подъезд.

Лиля

Саша – в банальном имени сосредоточилась вся жизнь. Лиля и не подозревала, что отношения – это радость и легкость, а не драма, контроль и эгоизм. «Не тех мужчин я выбирала, хотя какая разница? Теперь знаю, кто моя судьба». – Лиля поглубже вдохнула, застегивая многочисленные крючки тугого кружевного корсета. Сюрприз для любимого готов.

Впервые хотелось быть дерзкой и смелой. Раньше секс казался чем-то приятным и совсем необязательным. Но права бабушка и романтические комедии – любовь меняет все. Она бредила его губами, прикосновениями, голосом.

– А ты посидишь в ванной, ревнивец, – пушистый Кеша в ответ лишь презрительно дернул хвостом.

Отношения кота и Саши не задались с первого дня. «Поэтому я и не остаюсь на ночь, – смеялся он, – загрызет и не поморщится. А закрывать животинку негуманно».

– Закончится у Саши ремонт, и как мы к нему переедем, если ты не успокоишься? Отправишься жить к маме, – пригрозила Лиля любимцу и пошла открывать дверь.

– Зайчонок, ты богиня, – холодный нос уткнулся в шею. Лиля вдохнула запах морозной свежести и Армани, обхватила сильные плечи и ясно поняла – именно тут ее место, в объятиях Саши.

– Нравится? Я рада, здесь тысяча крючков. Поможешь расстегнуть?

– Разве что парочку, слишком секси, чтобы полностью снимать. А это тебе. – Саша протянул букет красных роз.

– Спасибо. – Лиля поцеловала любимого, а жадные руки уже расстегивали ремень на джинсах.

– Ну ты даешь, – устало выдохнул Саша через час, – вот это я понимаю День святого Валентина.

– Ой, цветы надо в воду поставить, ты голодный? – Лиля подняла букет с пола и заметила атласную коробочку, прячущуюся между роз.

– Открывай, – улыбнулся Саша, откидываясь на подушки.

Щелкнул замочек, и Лиля почувствовала себя героиней мелодрамы. Кольцо идеально подошло, как будто создано для нее. «Оказывается, можно плакать от счастья». – Лиля вытерла слезы и вслух сказала:

– Ты просишь меня стать твоей женой? Любимый, я согласна.

8 Марта

Саша

Кольцо оказалось велико. «Совсем исхудала со своей работой, ничего, все равно в торговый центр едем, подгонят по размеру». – Саша поцеловал изящные пальчики. Катя не любила кольца и браслеты, даже обручальное редко надевала. Пожениться решила тоже она, никаких флешмобов, миллиона роз и коленопреклонения у жерла вулкана, как сейчас модно, от него не потребовалось. Из-за отсутствия опыта Саша так эпично и прокололся с Лилей. Предложение с бриллиантом – клише из сериала, не имеющее отношения к реальной жизни. А казалась такой умной девочкой.

Саша тогда отшутился, но начал потихоньку сворачивать роман. Жаль, что скоро, но сам дурак. Игрой отступления на заранее выбранные позиции Саша владел мастерски. Отношения не скатывались в драму, градус страсти плавно снижался от кипения до нулевой отметки. Уже к маю Лиля сама его бросит.

– Зая, не пропусти поворот. – Голос Кати вернул на землю, то есть в машину.

– Ты уверена, что хочешь перейти в офлайн? – наверное, в сотый раз спросил он.

Катя в ответ лишь вздохнула. Идея школы астрологии зрела у нее давно. И вот звезды сошлись – помещение, проект-менеджер, таргетолог. Сегодня она целый день просидит под оранжевым тентом с эмблемой школы, бесплатно консультируя посетителей торгового центра. А маркетолог с фотографом будут бегать вокруг, раздавать флаеры и снимать контент для социальных сетей.

– Сашка, не нагнетай, я и так волнуюсь, больше пяти лет между мной и клиентами стоял компьютер и тысячи гигабайтов.

– Все получится, иди сюда, победный поцелуй, я к ювелиру и обратно.

«Любит народ халяву, – усмехнулся Саша, вернувшись к палатке и взяв пачку флаеров, как примерный муж. Но тут в обувном магазине напротив мелькнул знакомый силуэт. – Да что ж за непруха такая?»

«Зайчонок, кольцо готово, работай спокойно, я по бутикам пройдусь», – набрал сообщение и поспешил скрыться в толпе. Спасибо вселенной за хитрую программу, делающую абонента вне зоны действия сети для отдельно выбранного номера.

Лиля

В толпе мелькнуло знакомое пальто, или показалось? «Абонент не может принять ваш звонок», – ответил механический голос опять. Лиля не возмущалась и не скандалила, у мужчины работа и своя жизнь, а бриллиант на пальце согревает в минуты сомнений. Ей тоже надо многое обдумать.

– Хотите узнать судьбу? Один из лучших астрологов готов поделиться советом звезд, бесплатно и с любовью, – улыбчивая девушка протянула оранжевый флаер.

– Почему бы и нет? – улыбнулась в ответ Лиля.

В палатке не было свечей, аромапалочек и прочей дешевой атрибутики. За ноутбуком сидела стильно одетая девушка с короткими рыжими волосами.

– Я вас слушаю.

– Понимаете, все сложно, – замялась Лиля.

– Для этого я здесь, у вас конкретный вопрос или хотите общий прогноз?

– Мы с парнем оба чайлдфри. Я медик и спокойно отношусь к абортам, а теперь не могу решиться, но и потерять любимого не хочу. И сказать ему боюсь, и не знаю, что делать.

– Предлагаю составить карту совместимости, давайте доверимся звездам, – тепло улыбнулась астролог. – Дата, время и место рождения?

И Лиля как-то сразу расслабилась. Она с детства увлекалась гороскопами, хотя и стеснялась этого.

– Оба родились в Питере, я в 23:45, 18 мая 1995 года, а он, минутку, такая рассеянная стала, – Лиля открыла телефон, – точно, 19 августа 1988, но выглядит моложе, а время я не знаю, вроде ночью. Вы меня слушаете? – спросила Лиля странно замершую девушку.

– Конечно, простите, загружаю. Давно встречаетесь?

– Два месяца, и, согласно УЗИ, я умудрилась забеременеть с первого раза. Семь недель, надо срочно что-то решать.

– Вот тебе и кармический брак, – прошептала астролог.

– Кармический? – переспросила Лиля.

– Да это я так. Ну что ж, Марс и южный узел в Раке ясно показывают, что ваш мужчина потенциально способен стать хорошим отцом. Вы совпадаете по многим пунктам и можете построить гармоничные отношения. Оставьте помощнику телефон, если хотите, пришлю более детальный разбор.

– Правда? – обрадовалась Лиля. – Я так и знала! Чувствовала всем сердцем, спасибо вам.

– Нет, это вам спасибо.

Катя

Лиля ушла. «Оказывается, именно так зовут мать ребенка моего будущего бывшего мужа. Красивое имя», – ни слез, ни боли, ни пустоты. Лишь легкое онемение сердца, любовь к Саше никуда не делась, просто перестала иметь значение.

– Юля, мне нужен короткий перерыв, – кивнула помощнице Катя, наплевав на макияж и массируя ноющие виски.

«Доработалась до галлюцинаций», – подумала она, когда на заставке чужого телефона мелькнуло родное лицо. А потом Лиля назвала дату рождения, и на экране появилась хорошо знакомая натальная карта. Сколько раз Катя ее изучала.

У них ведь особая связь – кармический брак. Души обречены находить друг друга вновь и вновь, в прошлой жизни и в будущей. Когда клиентки слышат подобное, то обычно радуются. Надо же, не просто замуж выскочила, а судьбу нашла. На самом деле все сложнее, карма не гарантирует счастье, лишь дает возможность его обрести. Только не все способны ею воспользоваться. И тащат груз ошибок в следующее перерождение, чтобы попробовать еще раз. И снова. И еще.

Катя могла простить мужу многое, нарциссизм, жажду внимания, флирт с подругами, даже короткую интрижку на стороне. Сапожник с сапогами, как говорится, знала с кем живет. Но беременная любовница – это какой-то запредельный сюр. Как в плохом фильме, когда с первых минут угадываешь безрадостный и банальный конец.

– Сколько жизней нам надо прожить, чтобы сдать экзамен на счастье? – спросила Катя, коснувшись экрана. Но ни одно созвездие не знало ответа.

Решение приняла быстро, как всегда. Детей нет, квартира – бабушкино наследство, а значит, съезжать ему, финансово оба стабильны. Делить нечего, разве что прожитые годы и взаимное разочарование. Она сосредоточится на школе, а он на сыне. Почему-то уверена, что будет мальчик.

– Юлечка, давай еще два часа и заканчиваем. У меня появилось срочное дело, надо упаковать пару чемоданов. А мысленно добавила: «До встречи в следующей жизни, Саша».


Анастасия Назарова
Гость

I

Для большинства людей одиночество под бой курантов – худшее, что может случиться на Новый год. Но если в семье царит не любовь, а насилие, то одиночество – лучший подарок, который вы можете получить на праздник. Варвару жизнь подарками не баловала. И делать их ей было некому. Мать умерла при родах, а отцу было не до семейной жизни родного ребенка. У него своя забурлила вовсю, когда он женился в четвертый раз. Молодая супруга и слышать не хотела о том, чтобы приютить на время побитую дочь. С какой стати?

– Тебя хоть раз на скорой с переломанными ребрами увозили? Тогда чего жалуешься? – возмущался отец Варвары. – Зарплату в дом приносит, налево не ходит. Образцовый муж! А ты что? Даже детей не смогла ему родить!

– Чтобы он их тоже лупил?

– Жаль он по голове тебя не бьет! А то, может, поумнела бы! – злорадствовала мачеха, годящаяся Варваре в дочери.


Так и жила Варвара до шестидесяти лет, боясь ослушаться отца и остаться одной, без крыши над головой. Хотя риск остаться без головы, был куда выше: с годами побои участились, квартира все больше походила на боксерский ринг, а их общение – на поединок, в котором был всего один атакующий.

В перерывах между поединками жилось тоже несладко. Как в тюрьме. Запрещено было все. Даже елка на Новый год.

– Это символ смерти! Им могильники украшали! – негодовал муж. – А знаешь, кого испокон веков между елками хоронили? Самоубийц!

За сорок лет брака Варвара так и не рискнула его переубедить. Зато, когда он умер, она посадила на могиле мужа карликовую ель. А за неделю до Нового года – купила елку. «Дерево смерти» заняло самое почетное место в гостиной. Там же, на журнальном столике, недалеко от символа мертвых, впервые появился и символ достатка по китайской традиции – мандарины. Муж запрещал даже приносить их в дом. И символика тут была ни при чем. На китайские традиции он плевал, как и на желания Варвары. Всему виной была аллергия на цитрусовые. Стоило Варваре замедлить шаг у прилавка с мандаринами, и муж начинал орать на весь рынок:

– Ну сколько раз тебе объяснять, что у меня от них тело чешется, сыпь на заднице и понос! ПО-НОС! Ты поняла?

После смерти мужа Варвара пообещала себе отметить Новый год так, как мечтала: с елкой и мандаринами. А главное, без дешевой водки, ворчания и подзатыльников. Мечтать о большем Варвара боялась. И зря. Незадолго до праздника ей подарили котенка по кличке Лучик. Оказавшись на новой территории, рыжий хулиган быстро почувствовал себя хозяином и начал наводить в доме кошачьи порядки. Любимое кресло покойного супруга превратилось в пункт для точки когтей, а накладка из волос, без который «образцовый муж» не выходил из дома, – в мочалку. Но злиться на Лучика у Варвары не получалось. Получалось только любить, а он и не возражал. После появления котенка Варваре начало казаться, что уже ничто не сможет испортить ей Новый год. Она ошибалась.

II

Варвара сидела на кухне и вырезала из газеты купоны на скидку в аптеку. В дверь позвонили. Она вздрогнула и машинально посмотрела на часы – стрелки показывали девять вечера. «Наверное, ошиблись дверью», – подумала Варвара и продолжила свое занятие. Но в дверь снова позвонили. На этот раз кнопку звонка не отпускали секунд пятнадцать. Рука Варвары дрогнула, и ножницы упали со звоном на пол. «Плохая примета, – подумала она. – Быть беде».

Варвара вышла в коридор. На площадке горел тусклый свет, воняло жаренным луком. Соседи готовили ужин. В голове всплыл образ покойного мужа: «Опять эти свиньи жрут свое хрючево! Открывай окна!» Но настойчивый звонок в дверь вырвал ее из воспоминаний. Она подкралась к двери и посмотрела в глазок. На площадке стоял коренастый мужчина в костюме Деда Мороза. Нижнюю часть лица скрывала накладная борода. В левой руке он держал деревянный посох, а в правой – мешок.

 

– Кто там? – спросила Варвара, стараясь звучать как можно решительнее.

– Я из благотворительного фонда «Осень жизни» – раздался наигранно раскатистый голос.

– Что вам надо?

В глазке появился крупный бугристый нос и кусок красной щеки.

– Я подарочек вам принес!

– В наше время подарков никто просто так не носит, – ответила Варвара с недоверием.

– Неужели вы не верите в чудеса? – Он продолжал играть с ней в Деда Мороза.

– А кто в них сегодня верит?

За дверью повисла тишина.

– Три года назад, – он заговорил совсем другим, вкрадчивым голосом, – когда вся страна уплетала салаты под бой курантов, умерла моя бабуля. Одна. На полу. Свернувшись калачиком. Пока я работал. И ради чего? Денег? Разве деньги мне ее вернут? Вот и хожу с тех пор по домам одиноких бабушек и помогаю им, чем могу. Только скажите, что сделать, и сделаю! Руки у меня на месте. Могу и гвоздь прибить, и засор устранить, и шкаф собрать. А подарки эти – фигня полная. Кому сегодня нужны подарочные сертификаты в аптеку? – Он сделал паузу, будто ждал ответа, но не дождавшись, продолжил: – А знаете, что самое обидное? Ворья и аферистов развелось столько, что в любом проявлении доброты люди только подвох видят. – Он умолк на мгновение и добавил: – Желаю вам здоровья и побольше веры в хороших людей. С Новым годом! – Он отошел от двери и вызвал лифт.

– Подождите! – крикнула Варвара, поворачивая защелку, и открыла дверь.

III

Из-под мохнатых бровей весело сверкнули черные глазки.

– Вкусно пахнет! – В животе у Деда Мороза заурчало. – Забыл представиться, Михаил! – Он стянул колпак и ватную бороду. Помятое лицо не смогла разгладить даже дружелюбная улыбка, а свежая ссадина на запотевшем лбу предупреждала: с ее обладателем лучше не спорить. – Пустите погреться? – Запах перегара заставил Варвару поморщиться. Отец ей не врал: Деда Мороза придумали. Для таких дур, как она.

Варвара попыталась закрыть дверь, но момент был упущен: Михаил уже просунул в щель свой грязный сапог.

– Пусти погреться, говорю! – сказал он вполголоса, надавил на дверь плечом и вошел в тамбур, заваленный соседским хламом.

Оглядевшись, он прошел мимо школьной парты, придвинутой плотно к стене, и коробки от телевизора, забитой старыми книгами. Из квартиры, где горел лук, доносились пьяные крики.

– Когда закончу с тобой, загляну к твоим соседям на ужин, – сказал Михаил вполголоса, – уж больно вкусно у них пахнет!

– Я… – все, что успела произнести Варвара, прежде чем острый посох уперся ей в подбородок.

– Хочешь пожить еще пару часов? Тогда не советую поднимать шум.

«Пару часов» – отдалось эхом в голове Варвары. Она взглянула на открытую дверь тамбура. «Бежать? Но куда? Запереть его в тамбуре?» Ее взгляд упал на защелку. «Один поворот и он откроет дверь. Лучик!»

Внутри у нее все задрожало. Тамбур начал медленно вытягиваться. А связка ключей в руке судорожно зазвенела, когда Михаил остановился возле ее двери. Он взглянул на старый ковер, что стоял в углу, и хозяйственную тележку в клетку и легонько нажал на ручку. Дверь оказалась открытой.

– Есть кто дома? – не получив ответа, он повернулся к Варваре. – Чего стоишь? Входи.

Варвара переступила порог и почувствовала, как тяжелая рука опустилась ей на плечо.

– А ключики давай сюда.

Он зашел за ней следом и, не разуваясь, направился в спальню.

– Чувствуй себя как дома, пока я немного похозяйничаю – послышалось из соседней комнаты. Секунду спустя заскрипели дверцы шкафа. Что-то упало и покатилось по полу. Послышался грохот выдвигаемых ящиков. Он искал деньги, которых у нее не было.

Варвара оглянулась, пытаясь найти Лучика, который в этот раз почему-то не встречал ее в коридоре.

– Пошел вон, крысеныш! – донеслось из спальни. В ответ послышались истошное мяуканье. Варвара бросилась своему питомцу на помощь.

– В малахитовой шкатулке на трюмо лежат серьги с рубинами, бриллиантовая брошь и золотая цепочка, – выпалила она, задыхаясь от волнения.

– Да видел я твою брошь! За такую фигню много не дадут. Лучше скажи, где деньги спрятала? Под матрасом?

Он сдернул покрывало и отшвырнул подушки.

– Зачем столько подушек? Горб вырастет!

Он приподнял матрас, но нашел лишь пояс с молитвой «Живый в помощи». Раздражение исказило его лицо.

– А теперь слушай сюда, старая дуреха! Если ты мне сейчас же не скажешь, где прячешь деньги, тебе уже ничего не поможет!

– Муж умер три месяца назад. На похороны все сбережения ушли.

– Знал бы, пришел на три месяца раньше! Но я пришел сейчас и с пустыми руками не уйду. Поняла?

– Все, что у меня есть, в этой квартире. Забирайте, что хотите и уходите! По-хорошему вас прошу!

– Забирайте и уходите? – повторил он за ней, передразнивая. – Да еще и по-хорошему! Я так не умею.

Он лег на кровать, вытянулся и закрыл глаза.

– Устал я, – сказал он и сделал театральную паузу, – убивать немощных старух. Удовольствия никакого, а возни! – Он высморкался в простыню и продолжил: – По сути, я вам одолжение делаю, а что в ответ получаю? Неблагодарность. Покойных мужей. Пустые ящики.

Его взгляд упал на бутылку «Столичной», что стояла на подоконнике. Через секунду она уже была у него в руке.

– Вот это совсем другое дело!

Он сделал глоток и тут же выплюнул содержимое.

– Что за хрень ты сюда намешала?

– Средство для чистки ковров, – с сожалением ответила Варвара.

– Ах ты! Ведьма старая! Сейчас я из твоего кота коврик сделаю! – прошипел Михаил, ища глазами котенка.

– В гостиной стоит бутылка коньяка, – стальным голосом произнесла Варвара.

IV

Через минуту Михаил уже сидел в гостиной, развалившись на зеленом велюровом диване, и вовсю командовал:

– Тащи коньяк! И без глупостей! А то на корм коту пущу, как твоих предшественниц. Поняла?

Варвара дернула с силой за ручку серванта и достала бутылку. Не успела она потянуться за бокалом, как за спиной послышалось:

– Тащи всю бутылку! Из бокалов пьют одни лохи!

«Так даже быстрее», – подумала Варвара.

– У тебя что, кот на диване мочится? – спросил Михаил, сделав первый глоток. – Даже в квартире у моей бабки так не воняло. А уж она та еще кошатница была! Всю пенсию на своего драного кота спускала и спала с ним в обнимку. Он ей дороже собственного внука был! Один раз этот гад мне в ботинок нассал. Я пнул его хорошенько, а старуха увидела! По спине палкой мне съездила. Три дня не кормила! А когда кот захворал, из дома меня, двадцатилетнего сироту, выгнала. – Он скривил лицо. – Гореть ей в аду вместе с котом своим драным! – Он сделал еще один глоток и потер левый глаз. – Ну что встала над душой? Иди, сядь вон в то кресло!

Не успела Варвара сесть, как он заговорил с ней снова:

– Что еще у тебя там стоит?

– Ничего интересного.

– Не дерзи, когда спрашивают! А то я у кота твоего спрошу.

– Рюмки, вазы, фотоальбом…

– Фотоальбом? – перебил он ее. – Тащи сюда!

Сделав еще один глоток из бутылки, он взглянул на первую фотографию.

– Ну и ряха! Твой муж? Рожа такая, будто просраться сто лет не может. Лично я бы с этим типом даже связываться не стал. – Он зевнул. – А чем он занимался?

– В университете работал. Экономику преподавал, – ответила Варвара.

– Да где ты видела, чтобы в университетах твоих кто-то работал? Туда ходят только, чтобы языками почесать. Вот врач людей лечит. Строитель дома строит. Пожарный пожары тушит. А муж твой какую пользу людям приносил?

– Учил студентов.

– И чему он их научил? Страну разворовывать?

– Вы, видимо, как раз у него и учились?

– А зачем мне учиться? Я и так все знаю!

– Действительно, зачем учиться? Проще вламываться в квартиры и отбирать у стариков деньги! – не сдержалась Варвара.

– Так у стариков их больше всего! Даже в банк не нужно ходить. Под матрас заглянул и готово! – сказал Михаил и потер шею. Комната подозрительно завращалась вокруг него.

– Я много таких, как ты, успела перевидать, когда медсестрой работала.

– Ты медсестрой? Хреновая же ты медсестра, если даже за здоровьем своего мужа не уследила!

– Здоровье у него было отменное.

– Тогда что он, – Михаил остановился, вспоминая нужное слово, – на кладбище дд…дделает?

– Меня поди проклинает.

– Не… по…понял… – Он потер глаза. Голова Варвары уже как секунд тридцать двоилась, а язык начал неметь.

– Я его отравила.

– От… тр… тр…травила? – выговорил Михаил с третьей попытки. Цвет его лица сравнялся со светлыми обоями, которыми была оклеена стена позади дивана.

– Устала побои терпеть. Некоторые просто не понимают, когда их просят уйти по-хорошему. Тебе ли об этом не знать.

– Че…чееем?

Рейтинг@Mail.ru