Все пути ведут в Рай

Ольга Коротаева
Все пути ведут в Рай

– Так и знал, что ты из этих, – зло проговорил он. – А с виду настоящий мужик! Так, выметайся. Больше, чем золотоискательниц, я ненавижу альфонсов! А в твоём случае… – Он гадливо покосился на пассажира и передёрнул плечами: – Брр…

Дэсвал пожал плечами и открыл дверцу. Кин тут же перегнулся через него и с силой потянул ручку на себя, пытаясь закрыть, но победить в этом маленьком спектакле ему было не по силам.

– Да что же ты обидчивый-то такой? – досадливо воскликнул он и, откинувшись на своё сиденье, вытер пот со лба. – Уж и пошутить нельзя.

– Мне всё равно, – ровно проговорил Дэсвал, – но если ты ещё раз скажешь нечто подобное, то придётся отказаться от твоих услуг и поискать кого-то… потише.

– Договорились, – словно сдаваясь, поднял руки Кин. – Прости, что назвал тебя альфонсом. Это же Рай! Тут найдётся по паре для каждой твари. – Вздрогнул и поспешно исправился: – Я хотел сказать даже для самого… взыскательного!

Дэсвал лишь вздохнул и терпеливо пояснил:

– Я отправлю тебя восвояси, если ты ещё раз нарушишь субординацию и попытаешься командовать коман… клиентом. Приказы здесь отдаю я, уяснил?

– Вполне, – миролюбиво улыбнулся Кин.

Дэсвал лишь покачал головой, поражаясь, каким непостоянным и недисциплинированным может быть человек. Кин молча поднял флаймоб и направил в сторону небоскрёбов, между которыми синел треугольник моря, а Дэсвал, наслаждаясь потрясающим видом, откинулся на спинку сидения. Несмотря на небольшие проблемы, возникшие вначале, отпуск всё же обещал быть вполне приятным.

Глава 2

Всю дорогу до отеля Кин болтал без умолку, Дэсвал слушал его вполуха, не слишком вникая в непростую историю непростого детства и бурного отрочества бомбилы. Для себя отметил лишь, что парень необычайно везуч, раз встретил такую чудесную женщину, как Хена. Не будь её, жизнь его прервалась бы ещё пару-тройку лет назад… причём, скорее всего, как раз от рук Дэсвала. Точнее, от его стилла…

Когда впереди возникла огромная сверкающая спираль, опоясывающая тонкий, едва заметный с такого расстояния стержень, Кин вскинул руку.

– А вот и он, Большой змей! Так «Рицше» называют местные. В трубке скоростные лифты. Чем выше номер, тем дороже. А в «голове» самый престижный и дорогущий пентхаус на всём побережье. Говорят, там фонтан из вина и унитазы золотые… Вот бы хоть глазком!

– В унитаз? – хмыкнул Дэсвал. – После фонтана вина туда и дорога.

Кин направил флаймоб вниз, неуверенно завис над свободным парковочным местом между двумя узнаваемо-дорогими марками мобов – чёрным, длинным, на капоте которого красовалась звезда, и золотистым, с открытым верхом и знаком Млечного пути.

– Окривевшая меня окольцуй! – воскликнул он и, нервно поглядывая в зеркала нижнего вида, прошипел: – Если я задену хоть один из них, то меня… э… будут любить очень долго. В тюрьме, чтоб она в космос улетела! Даже продай Хена старую типографию, мне не окупить бампер ни одного из этих мобов!

Дэсвал пристально посмотрел на бледные щёки пацана и подёргивающийся глаз, вздохнул и, нажав на кнопку автозависания, ухватил бомбилу за шиворот, одним рывком перетащив на заднее сиденье. Кин лишь пискнул и испуганно вытаращился на взбугрившиеся под серой невзрачной футболкой мышцы клиента. Дэсвал пересел на место водителя и, отключив зависание, легко и спокойно посадил флаймоб. К нему тут же подскочил красный как рак работник парковки.

– Извините, господин, – разъярённой гадюкой прошипел он. – Но эта парковка только для клиентов отеля «Рицше»! Для такси у нас есть внешняя площадка как раз за…

Дэсвал молча вытянул из кармана длинную серебристую полоску нанобраслета, который служил пропуском, ключом и отслеживающим устройством, а также средством для оплаты дополнительных услуг отеля, и нацепил его на запястье. Когда он протянул руку, парковщик растерянно поправил головной убор с эмблемой змеи и неловко поклонился:

– Извините, господин. – Он ещё раз осмотрел машину. Дэсвал заметил, как подрагивает верхняя губа мужчины, словно пахло чем-то гадким. – Уверяю, мы в мгновение ока подберём вам флаймоб получше.

– Не надо, – сухо осадил его Дэсвал. – Мне нравится этот. – Повернулся к Кину. – Бери багаж и следуй за мной.

Он вышел из флаймоба. Кин подхватил рюкзак и выбрался с ним наружу. Запрокинув голову, посмотрел вверх и присвистнул. Увидев его разноцветные дреды, парковщик сделал такое несчастное лицо, словно Дэсвал притащил с собой отряд ночных бабочек в рабочих костюмах.

– Кто этот… господин? – нервно икая, спросил он.

– Мой наёмный работник, – коротко ответил Дэсвал и, оставив парковщика в недоумении по поводу необычного гостя, нанимающего мелких жуликов, поспешил к высоким, помпезно украшенным дверям.

Кин догнал его и, обхватив обеими руками рюкзак, вытаращил чёрные глаза:

– Спасибо, дружище! – Оглядел огромный серебристый холл с прозрачными столбами, внутри которых в воде извивались живые змейки. – Кому расскажу, что был внутри Большого змея – не поверят!

От круглой стойки администратора к ним направилась умопомрачительная красотка. Кин восхищённо замер, не отрывая глаз от её ультрасмелого декольте серебристого, похожего на змеиную кожу, платья. Дэсвал же скользнул внимательным взглядом по гладко зачёсанным волосам, хищному макияжу и расслабленным кистям рук с такими длинными ногтями, что девушка могла пользоваться ими в качестве столовых приборов… или оружия. Конечно, от его взгляда не укрылось, что это не натуральные ногти, а весьма редкий и дорогостоящий нанотитан.

– Добро пожаловать, – мило улыбнулась девушка. Дэсвал напряжённо замер, заметив серебристые зубы. Целоваться с ней он не стал бы даже со стиллом у горла. Об остальном и подумать страшно. Наверняка бедняжке приходится питаться через вену и поддерживать во рту особую микрофлору, чтобы нанотитан не убил её саму. – Меня зовут Поуг. Вы гость отеля?

Он молча протянул руку с браслетом. Девушка сделала шаг в сторону и плавным движением показала на стойку.

– Да мы и так туда шли, – широко улыбнулся ей Кин.

Дэсвал не стал объяснять, что Поуг остановила их у незримого сканера, – уж он-то узнал знакомую, хоть и весьма облегчённую вибрацию. Теперь охране отеля известно всё, что они с собой привезли, вплоть до марки нижнего белья и состава краски на дредах бомбилы. А тот всё не унимался и, отчаянно подмигивая змеевидной красотке, трещал:

– Мы же не слепые, детка! А шикарно у вас тут всё… А ты когда заканчиваешь работу? Я знаю одно потрясающее местечко, уверен, тебе его ещё никто не показывал!

Поуг всё с той же любезной улыбкой посмотрела на Дэсвала и проговорила:

– Вынуждена вас предупредить, что в номере отеля нельзя содержать домашних животных.

– Он только поможет мне с багажом, – понимающе ответил Дэсвал.

Она в упор посмотрела на Кина и, надев на него тонкий браслет, произнесла с хищным оскалом:

– Для любимцев в «Рицше» предусмотрен отдельный блок, там прекрасно позаботятся о зверьке любой породы!

И ускорила шаг. Дэсвал усмехнулся, а Кин, вытаращив от возмущения глаза, хватал ртом воздух. Едва справившись с собой, он схватил Дэсвала за локоть:

– Эта, чтоб её трижды свернуло вокруг себя, что сейчас сказала?! Она меня собачкой обозвала? Или котиком?

– Ты себе льстишь, – приподнял брови Дэсвал. – Помнишь, чем кормят змей?

– Мышами, – машинально отозвался Кин и, догадавшись, с кем его сравнили, раздосадовано топнул ногой.

Дэсвал сочувствующе похлопал его по плечу:

– Помни об этом, когда ещё раз захочется с ней пофлиртовать. А лучше держись подальше. Пусть это войдёт в список твоих бесплатных советов.

И подошёл к стойке. Здесь не было привычного администратора, как в других отелях, лишь компьютерная проекция. Слегка прозрачная фигура миловидной девушки была неподвижна. Кин не сдержался и протянул руку. Его пальцы погрузились в голову.

– Я думал, живая, – зачарованно прошептал он.

Дэсвал молча пожал плечами. Он видел проекции и более правдоподобные, правда не в отеле, а в Цитадели, и служили они вовсе не для мирных целей. Протянул руку над серебристой полоской на стойке. Раздался приятный сигнал, девушка оживилась. Кин, хоть и знал уже, что это лишь проекция, всё равно испуганно отдёрнул руку.

– Добро пожаловать, господин Дэсвал! – Мелодичный голос ласкал слух. Девушка, казалось, смотрела прямо на офицера и улыбалась ему. – Меня зовут Лайя. Если возникнут вопросы, вы можете вызвать меня в любое время внутри отеля или на его территории. Буду рада сделать всё возможное, чтобы пребывание в «Рицше» было для вас наиболее комфортным. Номер вашего лифта – пять. Приятного отдыха!

Она снова замерла, и неугомонный Кин опять потянул к проекции свои пальцы. Дэсвал же нахмурился: почему нет ни номера этажа, ни номера… самого номера, где он будет жить? Повернулся и посмотрел на ряд серебристых дверей, которые периодически открывались, то впуская, то выпуская людей. Каждый гость прикладывал к полоске на двери свой браслет.

Решительно ухватил Кина за шиворот и потащил к лифтам. Номер пять нашёлся довольно быстро. Дэсвал, ощутив чей-то пристальный взгляд, искоса глянул на невысокого бородатого мужчину в шортах и светлой рубашке, безотрывно наблюдающего за ними, и прислонил браслет к серебристой полоске. Двери тут же открылись, и он втолкнул Кина. Следом за бомбилой попытался проскользнуть и подозрительный наблюдатель, но его тут же отбросило от лифта. Растянувшись на полу, он оглушённо мотал головой. Последнее, что увидел Дэсвал, пока двери не закрылись – консоль полыхнула ярко-алой проекцией. Возможно, звонок от администратора отеля… Похоже, гостя подвело простое любопытство.

– Видел? – прошептал притихший Рин. – Не хотел бы я… так.

– Значит, тебе не стоит лезть туда, куда нельзя, – спокойно проговорил Дэсвал и приложил браслет к такой же серебристой полоске, как и на дверях лифта.

 

Кин переступил с ноги на ногу и озадаченно спросил:

– А почему мы не движемся? Лифт сломался?

– Мы едем, – ответил Дэсвал, прислушиваясь к своим ощущениям. Изменения были минимальны. Кто-то постарался на славу, практически убрав негативное воздействие на человеческий организм при сверхскоростях, но всё же не до конца. – И очень быстро.

Тут же двери открылись, и они вышли на небольшую, – всего метра три, – круглую площадку. Кин осмотрелся, а Дэсвал, кривясь от дурного предчувствия, прислонил браслет к очередной полоске сканера. Тут же часть стены отъехала в сторону, открывая взору огромную комнату с панорамными окнами, и даже из коридора было видно, какой умопомрачительный вид из них открывался.

– Фонтан с вином! – вскрикнул Кин таким тоном, словно увидел обнажённую Снегурочку с мешком подарков в руках. Ткнув пальцем в сторону бордовых струй, посмотрел на Дэсвала огромными от изумления глазами: – Так номер… Это же голова змея! Гадский, хвост ему в рот, – пентхаус!

Уронил руку и, открыв рот, зачарованно пошёл к дверям, но наткнулся на руку, которую выставил Дэсвал.

– Ты же не хотел испытать то, что случилось с любопытным гостем, – напомнил он. – Неужели передумал? Захотелось острых ощущений?

Кин посмотрел на него глазами неделю голодающей мыши, у которой только что вытащили изо рта кусок с таким трудом добытого сыра, и безутешно взвыл:

– Чтоб меня налысо обрили! Да что же это за жизнь такая хреномудрая? Чтоб Хена все заначки мои обнаружила! За что мне это?

Пока он причитал, Дэсвал выдернул из его рук свой рюкзак и прошёл в холл. Бросил багаж на обтянутый золотой кожей изогнутый диван и, медленно осмотревшись, пробормотал:

– Видимо, кому-то очень понравилось, что я убил Кэлорра. – И помрачнел. – А вот мне это нравится всё меньше.

Посмотрел на резной прозрачный стол, изготовленный из цельного куска хрусталя с планеты Креит: на поверхности красовалась большая коробка ярко-розового цвета, украшенная пышным бантом с сердечками. Покачал головой:

– Ну конечно… Влор!

Откинул крышку: в коробке лежала новенькая блестящая наручная консоль. Прикреплённая к браслету записка гласила:

«Подарок от ревнивца Эопа. Желает, чтобы ты оставался на связи и в поле зрения. Не шали!

А ещё маленький подарок от меня. Три. Два. Один».

Коробка с глухим хлопком разлетелась на части, и вокруг Дэсвала, словно конфетти, закружились разноцветные квадратики презервативов. Дэсвал оглядел беспорядок и выругался. Друг не оставит его в покое, будет подкалывать до самого дня возвращения. Ожидаемо… Если победу одержала команда, а награждают лишь одного, так бывает. Знал бы Влор, как он сам хотел поменяться с другом местами! Раздался тонкий тоскливый вой:

– Брат!

Уронив руку, Дэсвал поднял лицо к потолку и вздохнул:

– Вот, уже и породнились. Судя по всему, к вечеру я стану его отцом. – Повернулся к выходу и громко спросил: – Что тебе, радужный мой?

Кин стоял на коленях и, прижав руки к груди, смотрел на фонтан глазами, полными неземной тоски:

– В горле пересохло! Дай попить, а?

Дэсвал понимающе усмехнулся, подхватил с подставки бокал и, зачерпнув вина, понёс его Кину. Присел на корточки и протянул угощение. Парень обхватил бокал обеими руками и поднёс к губам. Отхлебнул и, смакуя, медленно закрыл глаза: на лице бомбилы расцвела улыбка, даже уши дёрнулись от удовольствия. Зажмурившись, залпом выпил остальное и, взглянув на Дэсвала блестящими, как у любопытного крысёнка глазами, прошептал:

– Кто ты? – И сам же ответил: – Ты принц с какой-то далёкой планеты, который путешествует инкогнито! Правильно?

Дэсвал не смог сдержать улыбки. Поднявшись, обвёл рукой пентхаус:

– Это, по-твоему, инкогнито?!

Кин пожал плечами:

– Кто вас, принцев, знает?

Дэсвал не стал спорить, лишь покачал головой и произнёс:

– Можешь идти. – Подошёл к хрустальному столу и надел на левую руку консоль. – Если что-то понадобится, я тебе позвоню.

Кин испуганно оглянулся на лифт:

– А как же я выйду?

Дэсвал, сгребая презервативы в остатки коробки, кивнул на браслет:

– С помощью этого. Поуг ясно дала понять, что ты можешь беспрепятственно ходить по территории отеля, а вот в номер тебе нельзя.

Лукавую улыбку, которой при этих словах осветилось лицо бомбилы, он предпочёл не заметить. Пусть развлекается. Главное, чтобы не лез к змееподобной красотке с нанотитановыми зубами. Стоило Кину отойти к лифту, панель двери бесшумно закрылась и Дэсвал остался один. Собрав «подарочек» друга, сунул остатки коробки в утилизатор и, отряхнув руки, посмотрел в окно.

Кажется, это тот самый нос «змеи», потому как за панорамными стёклами тянулась широкая дорожка, заканчивающаяся круглой площадкой, которую «держал» раздвоенный язык. Возможно, персональная парковка для флаймоба. Надо будет уточнить у Лайи.

Вид за окном радовал, чего нельзя сказать о самом номере. Дэсвал привык отслеживать малейший отблеск, чтобы точно понимать, где враг и что у него за оружие. Поэтому сверкающее изобилие нервировало, и это, увы, реакция подсознания. Понимая, что здесь он расслабиться не сможет, Дэсвал обследовал номер, чтобы попытаться выбрать место для спокойного сна.

Три этажа, на каждом из которых по несколько спален… Да здесь можно разместить не только его отряд, но и всё подразделение Цитадели по борьбе с пиратами! Включая и тех, кто воюет не с оружием в космосе, а с ручкой и бумагой в кабинете. Нормальное место для сна нашлось на самом верху – очень уж приглянулась офицеру маленькая полутёмная комната с простой двуспальной кроватью. Как и то, что санблок как раз за дверью – не нужно бежать через весь холл. В крохотном помещении умещался лишь унитаз, просто белый, вразрез с ожиданиями Кина, да компактная джакузи. Судя по общей скромности обстановки, это было помещение для прислуги. Активировал узкую панель санблока и, указав температуру и режим массажа, нажал на кнопку набора воды.

Скинув одежду, залез в воду и, расслабленно развалившись, посмотрел в панорамное окно, которое имелось даже здесь. С удовольствием ощущая, как щекочущие пузырьки обволакивают тело, откинулся на опору и устремил взгляд в небо. Оно стало абсолютно чистым, ни единого облачка! Любуясь бирюзовой высотой, улыбнулся. Вот теперь он в отпуске…

* * *

Дэсвал был твёрдо убеждён, что чудес не существует. Да и как иначе, если каждый день сталкиваешься с самыми жестокими и страшными проявлениями человеческой натуры? Старший офицер спецподразделения по борьбе с пиратами давно привык рассчитывать только на себя и немного на команду, да и то с учётом человеческого фактора. Так что да, ждать подарков от судьбы глупо. Но непрошеное чудо поджидало его в Цитадели – командование решило наградить отличившегося офицера не орденом и не премией, а настоящим отпуском и путёвкой на планету Рай.

Ступая на борт космолёта, Дэсвал чувствовал примерно то же, что пришлось испытать маленькой девочке из старой детской сказки, Алисе, которой довелось посетить Зазеркалье. Жаль, что не удалось убедить Эопа отдать путёвку кому-нибудь другому…

– Проходите, пожалуйста!

Симпатичная стюардесса в жёлтой обтягивающей униформе тряхнула сияющим шёлком пшеничных волос и мило улыбнулась. Дэсвал, подавив зевок, оглядел довольно большое уютное помещение. Мягкие, послушные кондиционеру занавески бежевых тонов колыхались, множество удобных кресел пустовали, на зелёном ковре ни пылинки, на привинченном к полу столике красуется целый набор разнообразнейшего алкоголя в окружении сверкающих бокалов.

– И какое место моё? – уточнил Дэсвал.

Блондинка растерянно моргнула, но быстро справилась с секундным замешательством и доброжелательно ответила:

– Это салон первого класса, офицер, только для вас. Располагайтесь как удобно.

Поблагодарив её, снова осмотрелся. И зачем всё это для одного пассажира? Прошёл к столику и, бросив тяжёлый рюкзак на одно из кресел, устало опустился в соседнее. Дэсвал ещё никогда в жизни не летал первым классом. Должно быть те, кто обычно перемещается по вселенной подобным образом, не путешествуют в одиночку. Надо же, билет на целый салон! Сколько же это стоит? Впрочем, какая разница, если все расходы оплачивает Цитадель. Командование вдруг расщедрилось на райский тур и выделило ему неделю отпуска. Впервые за пять лет…

Привычным движением потёр чёрный рисунок на запястье – прощальный подарок Кэлорра. Ещё предстоит выяснить, что это… Доктор взял пробы на все виды яда, парни из наноотдела только почесали затылки.

Зевнул, посмотрел на батарею разномастных бутылок, плеснул янтарной жидкости из ближайшей и, пригубив, отставил бокал. Битва с пиратами в прошлом, а впереди, судя по рекламному ролику, ждала райская жизнь на самой прекрасной планете вселенной. Неделя, полная наслаждений!

– Хорошо, – прошептал он, устраиваясь поудобнее и закрывая глаза. – Наконец с наслаждением высплюсь!

Но поспать не дали. Консоль на левой руке издала раздражающий трезвон. Дэсвал удивлённо приподнял брови:

– Не прошло и суток. Уже что-то случилось? – Включил связь. – Офицер Дэсвал слушает!

– Чего так официально, Дэсвал?

Услышав вальяжный голос друга, поморщился и спросил:

– У тебя что-то срочное? Я, знаешь ли, в отпуске!

– Знаю ли я? – хохотнул Влор. – Да я позеленел уже от зависти! Тебе там всё: море, солнце, самочки всех мастей из всех волостей вселенной! А нам что? То расчехли стилл, то начисти рожу пирату, то полируй свой ствол…

Мимо прошла та самая миловидная стюардесса, что встретила Дэсвала, и при словах о полировке ствола белозубо улыбнулась:

– Я могу вам чем-нибудь помочь?

Влор, чтоб его в чёрную дыру засосало, услышал девичий голосок, да как заорёт:

– Помоги ему, детка! Парень без секса уже полгода как мается! Скоро сперма из ушей полезет…

Дэсвал, рыкнув, сорвал с руки консоль и метнул её в стену. Раздался грохот, на пол посыпались мелкие детали и микросхемы, стюардесса отшатнулась. Дэсвал виновато улыбнулся:

– Выскользнула из рук. Извините за беспорядок.

– Н-ничего, – робко отозвалась та. Выпрямилась и, расправив на тонкой талии форменный жилет, широко улыбнулась: – Я немедленно наведу здесь порядок, офицер…

– Просто Дэсвал, – едва заметно поморщился он. Всё-таки отпуск, можно несколько дней отдохнуть от слова «офицер».

– Дэсвал, – нежно произнесла девушка и протянула изящную руку: – А меня зовут Доша.

Он улыбнулся и слегка склонил голову, но руки не пожал. В другое время он бы ни за что не упустил столько намёков, но сейчас, после месяца выслеживания Кэлорра и недельного марш-броска по системам, жаждал только одного – спать!

Доша если и расстроилась его отстранённой вежливости, то виду не подала. Вынула из небольшого ящика в стене компактный пылесос на длинной ручке и пояснила:

– У нас автоуборщик барахлит, придётся убрать осколки вручную. Простите, я вам немного помешаю…

– Вы мне не мешаете, – великодушно ответил Дэсвал.

Мягкое приятное жужжание небольшого аппарата показалось прекраснее всех колыбельных в мире.

Доша медленно водила пылесосом по ковру и иногда резким движением откидывала на спину мешающие волосы. Дэсвал скользнул взглядом по изящному изгибу спины, аппетитной попке, кружевной полоске, выглядывающей из-под короткой юбочки. Стюардесса повернулась к нему раскрасневшимся лицом, и, лукаво опустив ресницы, пропылесосила чистый ковёр у его ног. Ворот её рубашки был расстёгнут, и Дэсвалу было прекрасно видно, что бюстгальтера она не носила.

Любуясь неожиданным и бесплатным стриптизом, Дэсвал подумал, что Влор бы себе палец отгрыз за возможность сидеть сейчас на его месте. Эта мысль была последней: тяжёлые от длительного недосыпа веки опустились. И снились ему пауки, они ползали по всему его телу, а добрая девушка Доша с диким хохотом возила по нему пылесосом…

* * *

Распахнул глаза и быстро огляделся: и как умудрился заснуть в ванне? За окном уже ярко мерцали звёзды. Дэсвал поспешно отвёл взгляд. Этого добра он насмотрелся вволю. Пошевелил слегка затёкшей шеей и усмехнулся. Счастье, что здесь всё автоматическое, и он не проснулся в остывшей воде. Как же расслабляет водный массаж! Он практически не ощущал своего тела. Посмотрел на ладонь – даже кожа сморщилась! Вздохнув, с усилием поднялся, кое-как вытерся и практически ползком добрался до кровати, да так голым рухнул на покрывало и уснул.

Ощутив прикосновение к плечу, мгновенно сгруппировался, схватил нападающего и, перевернув через себя, прижал коленом к кровати. И замер от удивления, глядя на милое девичье личико.

– Доброе утро, господин Дэсвал, – прощебетала она так радушно, словно прислуживала у обеденного стола джентльмену в строгом костюме, а не лежала, придавленная к кровати коленом обнажённого мужчины: – Ваш завтрак подан.

 

Дэсвал тут же отпрыгнул и быстро огляделся в поисках того, чем можно прикрыться. Девушка в змеиной форме тем временем тоже поднялась и добавила голосом, полным сожаления:

– Прошу прощения, что так поздно вас разбудила. Я не подумала, что вы выберете для отдыха комнату прис… при самой крыше. Простите, что прикоснулась к вам без разрешения. Я стучала в каждую комнату, и в эту тоже, но вы не отзывались. Извините, что увидела вас в…

– Хватит извиняться, – сухо сказал Дэсвал. Он наконец сообразил, что можно прикрыться покрывалом, которое тут же сорвал в кровати. Девушка низко поклонилась и, кажется, собралась извиняться за то, что много извинялась, поэтому он поспешно добавил: – Выйдите.

Она снова поклонилась и покинула комнату. Дэсвал шумно выдохнул и, плюхнувшись на кровать, пробормотал:

– Ну и ну…

Голова гудела, язык прилип к нёбу, перед глазами всё плыло, – он ощущал себя хуже, чем после резкой перегрузки. Хмыкнул. Так перегрузка и была! Оказывается, организм можно испортить отдыхом. Если девушка стучала во все двери и звала его прежде, чем открыть, а в эту комнату заглянула последней, то, скорее всего, уже обед. Плюс время в космолёте… Так долго он никогда не спал!

Привычно потёр «тату»: кожа порой немного зудела. Может, в его непривычной сонливости виноват последний подарок пирата? Нечто вроде замедленного яда, действие которого проявляется настолько постепенно, что это не фиксируют медицинские приборы? Надо будет посоветоваться с доктором по возвращении в Цитадель.

А сейчас стоит хотя бы одеться. Вернулся в санузел, но вещей своих не обнаружил. Чертыхнулся – рюкзак остался в холле с фонтаном! – и быстро принял ледяной душ, который смыл остатки липкой паутины сна и наполнил тело бодростью. Завернувшись в покрывало на манер тоги, вышел из комнаты. Увидев за дверью вытянувшуюся фигурку той же самой девушки, недовольно спросил:

– Что вы здесь делаете?

– Я жду вас, – тут же ответила она, – чтобы сопроводить на завтрак.

Дэсвал внимательно посмотрел на неё, отмечая едва заметно подрагивающие губы, розовые пятна на коже шеи. Девушка прекрасно держала себя в руках, умело скрывая свои чувства, но теперь, проснувшись, он видел, что она не столько смущена, сколько в отчаянии. Видимо, ей во что бы то ни стало нужно его накормить. Решил уточнить:

– А если я скажу, что не хочу есть?

Вид её не изменился, но Дэсвал едва ли не физически ощутил, как отхлынуло напряжение.

– Это ваше право. Если пожеланий от гостя не поступало, Лайя включает стандартный режим дня. Но вы можете изменить его в любое время.

Дэсвал кивнул:

– Или отменить. – Вздохнул и произнёс: – Спасибо, вы свободны.

Она поклонилась и повернулась к двери. Едва сдерживая улыбку, Дэсвал смотрел, как девушка изо всех сил старалась идти спокойно вместо того, чтобы поддаться чувствам и бежать из пентхауса со всех ног. Похоже, своим нестандартным поведением он устроил персоналу весёлое утро! Чтобы дать девушке время спуститься с третьего этажа и покинуть его номер, он подошёл к серебристой полосе и, прислонив браслет, позвал:

– Лайя.

У стены тут же возникла призрачная проекция величиной с ладонь.

– Слушаю вас, господин Дэсвал.

– Отменить режим дня.

– Вы можете выбрать режим «по требованию», господин Дэсвал.

– Выбираю режим «по требованию», – миролюбиво согласился он.

– Зафиксировано. Есть ещё пожелания или вопросы?

– Ах да, – вспомнил Дэсвал. – Площадка за смотровым окном – это моя личная парковка для флаймоба?

– Не рекомендуется оставлять на площадке флаймоб без присмотра. Вы можете вызвать моб с общей парковки, если не желаете пользоваться лифтом номер пять.

Дэсвал насторожился:

– Лифт номер пять ведёт только на пентхаус?

– Верное утверждение.

Дэсвал понимающе усмехнулся. Тот любопытный специально следил за лифтом, чтобы, как и Кин, увидеть фонтан и золотые унитазы? Решив, что времени девушке он дал достаточно, произнёс:

– Это всё.

– Приятного отдыха, мистер Дэсвал.

– И тебе не хворать, – проворчал он, когда проекция растаяла.

Запахнувшись в покрывало, быстро спустился по лестнице и, заметив на хрустальном столе не менее двух десятков наполненных тарелок, замер в безлюдном холле. В воздухе витали аппетитные запахи, желудок тут же отозвался ворчливым бурчанием. Забыв про одежду, Дэсвал подошёл к столу, провёл кончиками пальцев по яркому бугристому панцирю краба, величиной с человеческую голову, отправил в рот полосатое канапе с начинкой из красной рыбы и чего-то сочного с кислинкой. Схватил блюдо с раскрытыми створками устриц, – всё это он видел лишь на картинках в галанете! В космосе еда безвкусная… а часто просто концентрат через вену. Никакого тебе удовольствия – ни эстетического, ни гастрономического. Потянулся к следующей тарелке…

Через несколько минут, ощущая в теле сытую тяжесть, Дэсвал выпил стакан чистейшей воды со льдом и с сожалением посмотрел на практически нетронутые яства, но места в желудке, не привыкшем к подобным пиршествам, совсем не осталось. Впервые в жизни ему захотелось запечатлеть еду, как какому-нибудь подростку, и отправить проекцию ребятам. Останавливало лишь то, что ему потом житья не дадут. Дэсвал хмыкнул и всё же сохранил образ огромного краба, отправив его Влору. Маленькая месть за фейерверк из презервативов!

Тело стонало от переедания и требовало физической нагрузки. Дэсвал уже три дня не занимался по своей обычной программе и ощущал лёгкий дискомфорт в мышцах и заскорузлость в связках. Какого астероида? Он же на курорте! Склонился над рюкзаком, вдохнул резкий аромат смазки и средства для чистки стилла, которыми пропахли все его вещи, нашёл прикупленные для путешествия плавки, натянул и, подхватив чёрное полотенце, пошёл к выходу. У порога чертыхнулся и, вернувшись, затолкал полотенце с эмблемой спецподразделения Цитадели обратно в рюкзак. Так он всех отдыхающих распугает! Заглянул в огромный роскошный санузел и, цапнув первое попавшееся полотенце, вышел из номера.

Дэсвал ещё вчера отметил, что основная часть гостей отеля направлялась не к общему выходу и не к парковке, а к широкому светлому проёму за лифтами. Судя по крайне скудной одежде на посетителях, там был пляж. Или хотя бы бассейн. Прислонил браслет к полоске лифта, дождался, когда двери откроются, и уже внутри прижал руку к серебристой панели и позвал:

– Лайя!

– Слушаю вас, господин Дэсвал, – немедленно отозвалась проекция.

– У гостей пентхауса есть отдельное место отдыха на пляже или у бассейна? – спросил Дэсвал.

– Ответ на первый вопрос. У пляжного выхода номер пять, который вы можете открыть с помощью вашего ключа, индивидуальный выход к морю, – мелодично поведала Лайя. – Это двести метров пляжа, куда вы можете проводить гостей или отдыхать в одиночестве. Предупреждение! Не рекомендуется, находясь воде, отдаляться от берега далее чем на пятьсот метров, иначе вы можете подвергнуться воздействию защитного барьера. Но вы можете воспользоваться услугами нашего яхт-клуба.

Дэсвал довольно усмехнулся: у него в полном распоряжении естественный бассейн двести на пятьсот метров. Просто отличная новость! Лайя продолжала:

– Ответ на второй вопрос. Привилегий для гостя пентхауса в пользовании бассейнами «Рицше» нет, но вы можете воспользоваться индивидуальным бассейном на четвёртом этаже вашего номера.

Дэсвал присвистнул: там ещё и четвёртый этаж есть? Лайя проговорила:

– Есть ещё пожелания или вопросы?

– Нет, – отозвался Дэсвал. – Пока информации достаточно.

– Приятного отдыха, мистер Дэсвал.

Стоило проекции растаять, двери лифта раскрылись. Система конфиденциальности не выпустила его, пока он не завершил разговор с Лайей. Дэсвал вышел и, весело насвистывая, влился в поток гостей в пляжных костюмах, направляющихся в сторону светлого проёма, откуда доносился тихий равномерный гул, словно работали старые кондиционеры.

Стоило пройти короткий широкий коридор, как Дэсвал оказался в другом мире. Жаркое солнце тут же обрушило на него палящий душ, он почти оглох от шума – тот коридор явно снабжён мощными глушителями звуковых волн – и даже слегка растерялся от обилия ярких красок, множества бассейнов, водных аттракционов и скопления людей, муравьями снующих по этому огромному развлекательному городу. Дэсвал испытывал подобный шок лишь раз, когда в пятилетнем возрасте родители привезли его в крупный парк развлечений. С тех пор он не посещал подобные места. Сначала не стало родителей, потом попал в интернат Цитадели, где уже с семи лет его готовили стать офицером.

Рейтинг@Mail.ru