Моя мачеха – иномирянка

Ольга Коротаева
Моя мачеха – иномирянка

Глава 1

– А сейчас мы объявим победителя! – раздался громовой голос, и зал, обсуждающий второе и третье места, притих.

Наташа вцепилась в мою руку и, зажмурившись, что-то прошептала. Я же глянула на телефон, на экране которого было восемь пропущенных звонков с одного номера. Неизвестного. В груди неприятно кольнуло – наверняка опять коллекторы.

Каждый раз звонят с нового номера, напоминают о сумме и сроке выплаты и запугивают, обещая сумасшедшие кары. Мне иногда кажется, что мой «менеджер» подрабатывает сценаристом фильмов ужасов, – очень уж богатая фантазия. Каждый раз ему удаётся удивить меня новыми кошмарами.

Но меня не пугали сулимые пытки – жизнь способна ужалить гораздо больнее. И порой, даже если внешне человек оставался здоровым, внутри у него была одна сплошная рана. Например, если предал самый близкий и любимый человек, которому верил больше, чем себе…

– Первое место и главный приз выставки получает Констанция Благозенко! Её скульптура «Возрождение дракона» не только покорила сердца наших судий, но и получила наивысшую оценку в народном голосовании…

– Стуся!

Меня дёрнули за руку так, будто собирались оторвать. Глаза подруги округлились, когда я непонимающе посмотрела на неё.

– Ты победила, – дрожащим голосом проговорила Наташа.

– Кого победила? – растерялась я.

– Ты! – потрясла она меня. – Твоя статуя заняла первое место!

Медленно возвращаясь из болезненных воспоминаний и переживаний о непомерном долге, который мне приходится выплачивать, я моргнула. А потом на меня обрушилось понимание. Оно оглушило меня аплодисментами, ослепило софитами, лишило почвы под ногами…

Кто-то помог мне подняться и потянул вперёд. По щекам покатились слёзы, я говорила что-то и сама не слышала своих слов. Мне жали ладонь, улыбались, а я пыталась совладать со счастьем, которое нежданно настигло меня.

– Не верю, что всё происходит на самом деле, – потрясённо выдохнула я в микрофон, когда, всучив огромный букет, меня вытолкнули на сцену…

* * *

– Не верю, что всё происходит на самом деле, – пролепетала я немеющими губами, глядя на меч, приставленный к моему горлу.

Металл холодил кожу, но сильнее леденела спина – от ужаса и нежелания признавать жуткую реальность. Я ощущала, как по коже стекает горячая капля, и понимала: это моя кровь!

– Ведьма! – выплюнул мужчина в странных одеждах и сделал движение, после которого у меня наверняка голова отделится от тела. – Умри!

Я вскрикнула и зажмурилась…

– Стой, Рэнд.

Негромкий хрипловатый голос прозвучал как гром среди ясного неба. Люди, окружившие меня, вмиг расступились, и я увидела высокого статного мужчину с колким взглядом тёмных глаз.

– Она появилась из ниоткуда, соэр. – Опустившись на колено, мой несостоявшийся палач покорно склонил голову. – Эта ведьма собиралась испортить праздник и помешать вашему обручению с сейрой Лонси.

– Она призналась?

Брюнет вошёл в круг, образованный людьми в одеждах, будто взятых напрокат в историческом музее, и, склонившись, ухватил меня за подбородок. Наши взгляды встретились, и я прошептала в последней надежде:

– Спасите меня! Я ни в чём не виновата. Простите, если испортила праздник. Не знаю чем… Не понимаю, как оказалась здесь!

Мужчина прищурился и провёл большим пальцем по моей щеке, будто погладил. Успокоил? Или попрощался? Он начал выпрямляться, и я, понимая, что только этот человек не даст перерезать мне горло, вцепилась в его рукав.

– Умоляю, сэр! Я только что была на новогодней вечеринке, где мы с друзьями отмечали мою победу. Моя скульптура получила наивысший приз… Возрождение дракона!

Я говорила и говорила. О празднике, с которого меня вызвал адвокат, о странном наследстве, о кулоне… Будто исповедовалась! Но что я ещё могла в этой ситуации? Про себя молилась всем возможным богам, чтобы этот мужчина поверил, сжалился и приказал меня отпустить.

Мужчина мазнул взглядом по открытому декольте моего новогоднего наряда и задержался на единственном украшении, которое было на мне. Губы незнакомца превратились в тонкую линию, и я умоляюще сложила ладони.

– Прошу…

– Как ваше имя?

При звуке его вибрирующего голоса я замерла и с надеждой встрепенулась.

– Я Стуся… Констанция Благозенко.

– Хотите жить, Констанция Благозенко? – сурово поинтересовался брюнет.

– Будто кто-то скажет «не хочу»! – воскликнула я.

– Вашу руку. – Он протянул свою, и я мгновенно, как утопающий за соломинку, ухватилась за его широкую мужскую ладонь. – Соглашайтесь со всем, что я скажу, и тогда сохраните голову на плечах. Возможно…

Последнее слово он произнёс одними губами, но я услышала и почти повисла на руке спасителя.

– В сторону, – тихо приказал он, и окружившие меня воины отступили.

Мужчина помог мне подняться и провёл по живому коридору. Я едва волочила вмиг ставшие ватными ноги и, прижимаясь к единственному человеку, который желал мне помочь, с ужасом осматривалась.

Огромный зал был битком набит людьми: женщины в длинных платьях, на их спутниках облегающие брюки и удлинённые пиджаки… Фраки? Сюртуки? Пахло сладкими духами, пудрой и гарью от многочисленных свечей. Тяжёлые кованые канделябры украшали каждое из высоких узких окон. Каблуки моих новых туфель издавали громкий звук при каждом шаге по каменному полу. Похоже на закрытый бал в каком-нибудь английском замке.

Я хорошо знаю английский, иногда даже думаю на нём. Неудивительно, что я не сразу поняла, что ко мне обращаются не на русском… Это точно Великобритания!

Может, меня чем-то опоили на новогодней вечеринке, посадили в самолёт, а очнулась я уже здесь? Но кто меня привёз из аэропорта? Может, это костюмированная вечеринка? Очень хотелось поверить в то, что это чей-то дурацкий розыгрыш, но ноющая рана на шее и кровь на кружевах платья не давали сделать это.

Вдруг это одна из сект, внутри которых царили жестокие порядки? Если эти чокнутые прирежут меня, то даже местная полиция не станет искать невезучую туристку. Слышала, они не вмешиваются в дела таких «семейств». Государство в государстве!

Мужчина остановился, и я с опаской посмотрела на невероятно эффектную женщину в роскошных одеждах. Она была похожа на королеву! Утончённые черты, высокомерный взгляд карих глаз, вздёрнутый носик и маленькие губки, которые сейчас были сжаты в тонкую линию. Рядом с красавицей стоял седовласый мужчина, стать которого, как и меч в ножнах, выдавала воина или рыцаря.

– Почему вы не позволили Рэнду убить ведьму? – сжимая рукоять меча, с явным вызовом воскликнул он.

– Потому что эта женщина не ведьма, – спокойно ответил мой сопровождающий и перевёл взгляд на красавицу. – Сожалею, сейра Лонси, но я не могу исполнить обязательства, возложенные на меня Его Величеством.

– Что всё это значит, соэр Кендан? – вкрадчиво спросил невысокий худощавый мужчина в длинном белоснежном одеянии, поверх которого был накинут бархатный чёрный плащ. – Вы отказываетесь исполнить волю короля?

– Вы сами настояли на древнем ритуале, Ваше Святейшество. Неужели вы забыли, что он значит? Или вам напомнить, из какого я рода? Сколько лет прошло с тех пор, как вы в последний раз венчали наследника крови Древнейших?

Я услышала в его низком голосе нечто похожее на издёвку, а в уголках губ заметила тщательно скрываемую улыбку торжества. Кажется, этот мужчина не был рад предстоящему браку и моё появление сыграло ему на руку. Зато «Святейшество» был готов изрыгать молнии, если бы мог. Мужчина побледнел и, сцепив пальцы в кулаки, очень медленно произнёс:

– На что вы намекаете?

– Никаких намёков, – холодно возразил Кендан. – Вы поднесли дары к алтарю Древнейших и задали сакраментальный вопрос…

– Это же ерунда, Кендан! – неожиданно перебила его несостоявшаяся невеста. Голос у неё оказался неприятно высоким, почти визгливым. Возможно, девушка была на грани истерики, как я только что. – На каждой брачной церемонии приносят жертву драконьему камню и спрашивают, кто против этого брака. Так принято! И ни на одной из свадеб с неба не валились странные девицы!

– Вы слишком молоды, сейра Лонси, – мягко ответил ей мой спаситель, – чтобы присутствовать на подобном обряде. Впрочем, признаю, даже в то время такое случалось редко. Потому что никто не указывал потомкам драконов, на ком им жениться.

Эти слова породили тишину, которой невозможно было бы ожидать при таком скоплении народа. Кажется, гости даже дышать боялись. Да и я прижалась к Кендану, стараясь не обращать внимания, что многие мужчины вокруг нас схватились за мечи. Напряжение нарастало, и казалось, вот-вот разразится гроза…

Услышав тихий шуршащий смех, я даже не сразу поверила. Но Его Святейшество смеялся, и это разрядило обстановку. Казалось, окружающие выдохнули с облегчением. Я предположила, что главные здесь – Кендан и человек в чёрно-белом. И между ними скрытая битва, а остальные только для декораций…

Лишь я выбивалась из общей картины.

И как меня угораздило попасть сюда? Может, это похищение? Стукнули по голове и перевезли в ящике. А тут…

– Раз мой призыв сработал и вы обрели свою истинную пару, – вкрадчиво продолжил Его Святейшество, – то продолжим наш ритуал. Подведите невесту!

Мой спаситель подтолкнул меня, и я изумлённо оглянулась.

– Эй, вы что?..

Но Кендан приложил палец к губам, а затем выразительно провёл им по своей шее. По моей спине пробежался холодок, и я прикусила губу.

– Па-па! – плаксиво вскрикнула Лонси, и личико её некрасиво исказилось. – Сделай что-нибудь!

– Если бы я мог, – нервно сжимая рукоять меча, процедил седовласый воин.

– Ваше имя, сейра!

Потребовалось несколько секунд, прежде чем я поняла, что этот вопрос был задан мне. Но ответить не успела – за меня это сделал «жених».

 

– Сейра Стенси.

– Согласны ли вы… – Слова священника пробивались ко мне будто сквозь вату. – Взять в мужья соэра Кендана Драко, быть с ним в болезни и здравии, в горе и в радости, любить и уважать его, пока смерть не разлучит вас?

В голове звенело, и хотелось верить, что всё это – фарс. Я посмотрела на своего спасителя и подумала, что он меня использует, чтобы избежать брака с этой визгливой красоткой. А значит, я ему тоже не нужна. После церемонии разойдёмся, как в море корабли. Не знаю, что это за место, но я выберусь из этой передряги! А брак… Наверняка он не имеет законной силы в моей стране.

Обдумав всё это, я решительно кивнула.

– Согласна.

Блестящее кольцо без каких-либо камней и украшений село на мой безымянный палец как влитое. Я надела такое же, но крупнее, своему мужу.

– Перед богами и людьми, – торжественно произнёс священник, – объявляю вас мужем и женой.

Лонси в сердцах топнула и, подхватив юбки, убежала в слезах. Гости расступались, пропуская её, некоторые даже посмеивались вслед. И мне очень не понравился тяжёлый взгляд, которым наградил нас её отец. Будто обещание. Чёрная метка. Смертельная обида. С этого дня моему спасителю лучше не ходить в одиночестве тёмными переулками…

А мне бы убраться отсюда как можно быстрее.

Я машинально оглянулась на Кендана и заметила, как дёрнулся уголок его чётко очерченных губ, а глаза сверкнули торжеством. По шее поползли мурашки. Ему всё это нравится?! Впрочем, меня дела секты не касаются. Я едва сдерживалась, чтобы не побежать, когда мы с новоявленным мужем шли по живому коридору и слушали пожелания гостей.

Но, стоило нам выйти из замка, я повернулась к Кендану.

– Спасибо вам. Можно попросить ваш телефон? Если его у вас нет… э-э, по идеологическим причинам, подскажите, где я могу позвонить. Мне нужно связаться с моими друзьями, чтобы выслали мне денег… – Я сжала ладонями гудящую голову. – Ох, я и предположить не могла, что превращусь в героя «Иронии судьбы»! Кстати, а сюда можно вызвать такси?

– Следуй за мной, жена, – холодно повелел мужчина и начал быстро спускаться по длинной веренице ступенек.

Внизу стояла карета, запряжённая четвёркой потрясающих гнедых. Явно дорогих и породистых. Точно, эти люди наверняка отказались от благ цивилизации. Желая жить ближе к природе, катаются на лошадях и не пользуются сотовой связью.

– Может, он сразу до аэропорта меня подвезёт? – шепнула я и поспешила следом за «мужем».

– В мой замок, – приказал Кендан вознице и открыл мне дверцу. – Садись.

Вздрогнув, я отступила и быстро огляделась.

– Но…

Перед замком, где нас только что поженили, раскинулись поля, за которыми темнел лес. Единственная дорога не была заасфальтирована, а по линии горизонта, как ни приглядывалась, я не заметила очертаний города. Значит, цивилизация очень далеко.

Идти пешком – не вариант. Отправиться в замок к «мужу» – тоже. Лучше уточнить у людей, которые работают на этих чудиков, как они добираются. А для этого мне нужно остаться.

Я осторожно спросила:

– Всё позади. Вас не заставляют жениться, мне никто не угрожает… Разве вы не отпустите меня?

– Разумеется, нет, – жёстко проговорил Кендан и, подхватив меня на руки, нетерпеливо засунул в карету. Уселся рядом и захлопнул дверцу. – Ты теперь моя жена. Трогай!

Глава 2

Ещё сутки назад я и подумать не могла, что снова стану чьей-то женой. Тогда я стояла на сцене, перед глазами мелькали цветные пятна – ничего невозможно было разглядеть от слёз счастья.

– Спасибо моим дорогим друзьям…

Мой голос звучал так громко, что звенело в ушах, – то ли колонки были близко, то ли я действительно была оглушена неожиданной победой. После годичного перерыва в творчестве я могла рассчитывать лишь на приз зрительских симпатий, и то потому, что наступал год дракона.

Но скульптура была создана вовсе не к этому событию.

Я начала работу над ней ровно через год после дня, когда рухнула моя жизнь. Распался брак, исчез человек, который был для меня целым миром. Счастье рассыпалось разноцветным конфетти. Всё, чего я достигла, потеряло свою ценность. Как в сказке, золото в руках превратилось в черепки…

Я думала, что не выстою. Боль от утраченных иллюзий и бесконечные преследования коллекторами измотали меня. В тот день, год назад, я была готова сдаться. Но в минуту отчаяния, когда я плакала на улице у новогодней ёлки, кто-то подарил мне печенье с предсказанием.

«Твою жизнь изменит дракон».

Прочитав строчку, я едва не впала в истерику. Мою жизнь уже растоптал дракон. Бывший муж был им по гороскопу. Может, предсказание о том, что он вернётся и исправит причинённое мне зло? Нет, ему на меня плевать. Это я за фиктивным браком увидела чувства. Романтичную дурочку использовали и бросили умирать…

И тут что-то изменилось.

Ёлка оставалась такой же зелёной, украшающие её шары – блестящими, снег – колким, но мир стал как будто светлее. Когда все поднимали бокалы под бой курантов, я взяла в руки инструмент, к которому год не прикасалась.

Названа скульптура была не просто так.

Этот дракон стал моим возрождением. Он олицетворял меня. И в минуту триумфа будто ожил, расправил свои крылья. Под бурные аплодисменты мне вручили сверкающую хрустальными гранями статуэтку и золотистый конверт.

Чек на сумму, которая могла меня спасти.

Предсказание сбылось ровно через год.

Мою жизнь действительно изменил дракон!

Я спустилась по ступенькам со сцены и попала в объятия Наташи.

– Ты молодец, – шепнула подруга. – Семён Михайлович гордился бы тобой! Декан всем тебя ставил в пример, и вдруг ты всё бросила… Я так за тебя счастлива!

Затем меня стиснул в кольце рук её парень.

– Не задирай нос, Стуся, – пророкотал он насмешливо. – В следующем году приз возьмёт моя Наташка, и мы поедем отдыхать на острова!

– Кто тебя с работы отпустит? – шутливо фыркнула я и высвободилась. – Пациентов-то скоро прибавится. Мне теперь работать незачем!

– Ты не уволишься, – добродушно хохотнул Вадик. – По своим девочкам скучать будешь…

И тут на нас надвинулась людская лавина, мне сунули в лицо микрофон, хорошо поставленный голос быстро произнёс:

– Констанция, это правда, что основная ваша работа не связана с творчеством?

– Правда, – приобняв меня за плечи, ответил мой коллега. – Благозенко – незаменимый специалист в своей области. Она лучший массажист в детском реабилитационном центре. Уверен, все её маленькие пациенты прилипли к телику и визжат на всю палату, узнав свою любимицу…

– Хотите что-нибудь сказать вашим подопечным, Констанция? – перебили его, микрофон почти коснулся моих губ.

Я не видела собеседника из-за слепящего прожектора, но это было не важно. Посмотрела в направлении, где, по моему мнению, должна быть камера, и улыбнулась.

– Два года назад мне пришлось продать мастерскую. Но год назад я вернулась к творчеству. Днём работала, а после дежурства возвращалась к дракону…

«Чтобы не ощущать себя одинокой неудачницей, которую обманули и бросили».

– …Как бы ни устала, я бралась за стек и работала до тех пор, пока не засыпала с инструментом в руке.

– Вам было тяжело? – скороговоркой выпалил репортёр. – Почему вы не сдались?

– Из-за моих пациентов… – Губы мои задрожали. – Эти дети борются с болезнью и не отступают, даже если очень тяжело или больно. У них я научилась быть стойкой.

«Научилась заново жить».

– Эту награду… – Я подняла статуэтку. – Я передам в центр реабилитации, как и самого дракона…

– Но только после праздника, – перебили меня. Оттеснили в сторону, слух уловил быстрые чёткие слова: – Скульптура, которая получила гран-при, будет украшать банкетный зал крупнейшего торгового центра столицы. В праздничную ночь планируется торжественный банкет, куда приглашены самые…

Толпой нас отнесло от камер ещё дальше, и голос потонул в шуме.

– Кстати, ты пойдёшь на банкет? – с горящими глазами спросила Наташа. – Говорят, там будет только элита! Постарайся завести полезные знакомства, ведь теперь ты признанный скульптор!

– Ты же знаешь, я этого не умею и учиться не собираюсь, – пожала я плечами, и, когда она возмущённо топнула, продолжила: – Может, ты мне поможешь?

И, положив в сумочку статуэтку и конверт, медленно вынула три плотные карточки с золотистыми вензелями. Увидев приглашения, Наташа завизжала и бросилась меня обнимать.

– Вадик, подгони машину! – крикнула она своему парню. – Мы едем по магазинам… Зафеячим из нашей Золушки принцессу?

Я с улыбкой убрала приглашения обратно, заодно мельком глянув на телефон. Тринадцать пропущенных…

– Твоя тыква заедет кое-куда по дороге? – с мольбой посмотрела на друзей. – Мне совершенно необходимо оставить все беды в уходящем году!

– Запросто, – согласилась Наташа и, вцепившись в мою руку, нетерпеливо потянула меня к выходу. – Но сначала тратим деньги! Салон, бутики… Бриллианты!

– Всё ещё хочешь, чтобы она выиграла? – усаживаясь в машину, строго спросила я Вадика.

– Всё меньше и меньше, – серьёзно признался он.

– Эй! – возмутилась девушка, и мы, не выдержав, рассмеялись.

Улицы вечернего города были залиты светом так, что казалось, сейчас день. Витрины многочисленных магазинов сверкали праздничной иллюминацией, будто порталы в другие миры. Улицы казались живыми реками от невероятного скопления людей. Каждый спешил подготовиться к самой яркой ночи в году, чтобы шагнуть в лучшее будущее, наполненное желаниями и ожиданием счастья…

Я набрала номер, с которого получила уже двадцать один звонок.

– Я готова передать деньги, – перешла к делу сразу, как только с той стороны ответили на вызов. – Куда подъехать?

– Констанция Благозенко? – услышала мужской голос и дёрнула уголком рта. Будто сами не знают, кого мучают уже два года! – Я адвокат Зули Блягозенко, вашей двоюродной тёти. Вас оказалось непросто найти из-за изменённой буквы в фамилии рода. Но мне удалось. Правда, времени у меня осталось мало. Вы не отвечали на звонки… Скоро мой самолёт.

– Двоюродная тётя? – Я удивлённо переглянулась с притихшими друзьями. – Я не знала о ней. А в чём дело?

– Вы указаны в завещании, – коротко сообщил он. – Можете подъехать прямо сейчас, чтобы принять наследство? Это не займёт много времени.

Глава 3

– Во Стуське повалило! – Цепляясь за Вадика, Наташа с восторгом оглядывалась в огромном холле лучшей гостиницы столицы. – Сначала приз, теперь наследство…

– Завидуешь? – сузил глаза её парень.

– Дурак, я радуюсь, – шутливо стукнув его в плечо, надулась девушка.

– Да я знаю, – подмигнул он.

– Стуся, твой сослуживец опять надо мной издевается, – капризно пожаловалась подруга.

– Что тебе мешает ответить? – машинально отшутилась я и нажала на кнопку лифта.

Влюблённые обменивались шуточками всё время, пока мы не добрались до нужного номера. Я же перебирала в памяти всех родственников, гадая, не ошибся ли адвокат. Мои сомнения озвучила Наташа:

– Вы уверены, что нашли правильного человека? Хоть на одну букву, но фамилии всё же разные.

– Я искал не столько по фамилии, – пожав мне руку, улыбнулся невысокий полноватый мужчина и забавно наморщил свой короткий нос, – сколько по полученным от Зули данным вашего рода. Если вас смущает фамилия, вот копия заявления на изменение фамилии. – Он хитро прищурился. – Видимо, с буквой «я» фамилия казалась не столь благозвучной… А между тем она происходит от адыгейского слова блэгъожъ, которое означает «дракон».

Вздрогнув, я выронила ручку, которую мне вручили для подписи.

Дракон?!

Адвокат подал другую и, когда формальности остались позади, вручил мне обувную коробку. Наташа прыснула:

– Тётя оставила тебе свои любимые тапочки?

– В виде драконов, – поддакнул развеселившийся Вадик.

– Вам так весело, что кто-то ушёл из жизни? – Я строго посмотрела на них.

– Прости, – тут же повинилась Наташа. – Просто я ожидала несколько другого.

«Да я тоже».

Не показывая разочарования, я решила всё-таки открыть подарок от неизвестной родственницы. Она наняла людей разыскать меня, значит, то, что лежит в коробке, очень важно… Во всяком случае для неё. Хотелось отдать дань памяти этой женщине.

Приоткрыв крышку, я заглянула внутрь и заметила скромный бархатный мешочек. Подхватив его, развязала тонкие шнурки. На ладонь мне скользнул небольшой тяжёлый кулон без оправы. Я удержала его за шнурок, на котором тот был подвешен, и показала друзьям.

– И всё? – Наташа перевернула коробку. – Может, ты не заметила банковскую карту или ключ от ячейки хранения?

Она даже потрясла её, но там было пусто.

– Что же, моя работа закончена, – собирая документы, заявил адвокат. – Позвольте попрощаться. Я всё ещё надеюсь успеть на самолёт и попасть на семейное торжество!

 

– Счастливого пути, – пробормотала я, рассматривая сверкающие золотистые полосы на тёмном камне. – И… Спасибо!

– Что это за камень? – наклонилась Наташа. – На полудраг не похож. Поделочный? Никогда такого не видела.

– Жаль, что наследство такое незначительное, – подал голос Вадик и подбодрил: – Зато ты выиграла приз, и нас ждёт очумительная вечеринка!

– Точно! – подхватила Наташа и потянула меня к выходу. – У нас мало времени, Золушка. Принцы туфельками не сбиты, мыши не запряжены!

Поразмыслив, я надела кулон и, позволив камню скользнуть в декольте, поспешила за друзьями. Они правы – надо смотреть вперёд и радоваться тому, что есть. А у меня в руках – свобода!

Убедившись, что звонили мне не коллекторы, я сделала так, как собиралась с самого начала. Заехав в банк, оформила блиц-перевод, как и предыдущие, только на всю сумму долга. А потом были магазины, салоны и моя неугомонная подруга…

– Мы выжили! – Вадик перехватил бокал у официанта и вручил мне. – И даже не опоздали на вечеринку. Есть что отметить!

– Опять твои шуточки, – пихнула его Наташа и, кивнув на мою скульптуру, провозгласила: – За твою победу! Стуська, я так рада, что и тебе прилетел кусочек счастья. Чтоб Виктору икалось сейчас… Нет! Пусть он подавится чёрной икрой, которую этот гад наверняка ест столовыми ложками с тех пор, как бросил на тебя сумасшедшие долги. Он змей, а не дракон! Как ты вообще согласилась оформить на себя его сомнительную организацию?!

– Я не спрашивал, что именно тогда произошло, – осторожно вмешался Вадик. – Не хотел бередить рану. Но сейчас, когда всё позади, можете рассказать?

– Констанция вышла замуж за нашего сокурсника, чтобы спасти его от банкротства, – пояснила Наташа. – А тот исчез, бросив её на растерзание коллекторам…

Пока она рассказывала, мне пришло сообщение о погашении долга. Я показала его друзьям и объявила:

– С этой минуты я официально свободный человек!

– Ур-ра! – запрыгала от радости Наташа и, схватив меня за руку, показала на часы. – Осталось пять минут. Надо быстро сделать наш ритуал!

– Точно! – вспомнила я о традиции, которую мы соблюдали с самого первого курса. – Ритуал!

– Кого ловить? – деловито уточнил Вадик. – Младенцев не обещаю, но девственницу, возможно, найду! Во, вижу одну!

– Снегурочку? – прыснула его девушка. – Боюсь тебя разочаровать, но это актёр. Переодетый парень!

– Да ладно?! – изумился он и показал на Деда Мороза. – А это – женщина?

– Судя по груди, которую даже борода скрыть не в силах, да, – рассмеялась подруга и поторопила меня: – Быстро, доставай бумажку.

– Какую? – удивился Вадик.

– Не важно, – отмахнулась Наташа. – Хоть купюру! Надо назначить её бедами, сжечь и пепел сдунуть на ёлку. Самое главное – успеть до боя курантов. Стуся, поторопись!

Я открыла крохотный клатч, в котором лежал лишь кошелёк. Купюр в последнем не обнаружилось. Вздохнула:

– Я всё потратила! А всё ты виновата… Платье подороже, туфли без скидки!

– Зато на тебя не оглядываются лишь старики с шейным остеохондрозом! – обиженно отозвалась подруга. – Оно того стоило!

– Может, у тебя есть деньги? – поинтересовалась я.

– Нет, – покачнула она головой и сверкнула белозубой улыбкой. – Ведь я тоже красивая! Вадик?

– Я портмоне в машине оставил, – виновато оскалился тот.

– Что же делать? – глядя на большие настенные часы, в отчаянии простонала Наташа.

И тут я вспомнила о предсказании, которое носила в кошельке весь год. Выудив тонкую полоску, кивнула подруге, и она облегчённо выдохнула. Щёлкнула зажигалка, и мы втроём дунули на пепел, но внезапный порыв ветра распахнул окно, и сероватые хлопья коснулись моей скульптуры.

Раздался первый удар из двенадцати, и я зажмурилась. Быстро проговаривая про себя заветные желания, считала: пять… восемь… двенадцать!

Камень на моей груди внезапно стал горячим, и я распахнула глаза.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru