Академия оборотней: нестандартные. Книга 4

Ольга Коротаева
Академия оборотней: нестандартные. Книга 4

Глава 1

Свинцовое небо нависло над головой, бугристые облака то и дело пронзали ослепительно тонкие нити молний, но дождя так и не пролилось. Я опустила взгляд и обречённо посмотрела на невероятно красивого парня с чёрными как ночь глазами и длинными белоснежными волосами. Светлое одеяние оборотня трепал жестокий ветер, но даже он не смог сдвинуть с места единорога в человеческой ипостаси.

– Земко, – одними губами произнесла я.

Единорог словно услышал меня, повернул прекрасное утончённое лицо с правильными чертами, и взгляды наши столкнулись. Иначе и назвать нельзя. Я словно услышала звук удара. Дыхание перехватило, захотелось спрятаться. Предчувствие опасности пробрало до костей ледяным ознобом, словно меня вновь коснулся северный маг Рольер. Но это не было магией. Надеюсь.

– Найка.

Это шёпот единорога или шелест ветра? На бледном лице парня не шевельнулся ни один мускул, но я явственно слышала звук. И тут уголки тонких губ Земко дрогнули в жестокой усмешке. Подобную я видела, когда он собирался свергнуть отца и ради меня завладеть троном Белой горы. Волоски на теле встали дыбом, от ужаса похолодела спина. Я хотела развернуться и бежать от бывшего парня, но не смогла даже пошевелиться. Лишь смотрела, как Земко неотвратимо приближается. Ему даже не нужно было идти! Он летел будто привидение, и от этого тело сковало льдом страха так, что сердце почти остановилось. И снова шелест, похожий на слова:

– Ты будешь моей.

Я вскрикнула и, подскочив, со всей силы ударилась о притолоку. Взвыв от боли, прижала руку к растущей шишке и прокляла мизерные размеры домика на болоте, где мы с царевной-лягушкой коротали последние дни до начала занятий. Царья сонно потёрла веки и с восхищением прислушалась к моей тираде.

– Я тоже такой сон хочу, – тряхнула она рыжими кудряшками, когда ругательства мои иссякли.

– Побереги свою нежную лягушачью нервную систему, – мрачно буркнула я и вздохнула: – Увидишь – сразу лапки откинешь! Так… Понятно почему кошмар приснился – сегодня же в академию возвращаемся.

– Что, так страшно увидеться с Койелом? – ехидно спросила Царья.

– Ещё бы, – хмыкнула я и потянула её за веснушчатый нос. – Ревнивый вервульф наверняка зол за то, что предпочла тебя его серой морде. Не меньше, чем тич Душан, когда у него стащили все плакаты с расчленёнными оборотнями.

– Кстати о расчленении, – поднялась с постели Царья. – Слышала, что Душан возвращается из дворца, чтобы вновь занять место декана фоксфака?

Подруга потянула меня за руку, принуждая покинуть тёплую постельку. И, конечно, я снова встретилась лбом с проклятой балкой.

– Дэповы штаны! Не сидится лису в золотой клетке, – потирая двойную шишку, проворчала я. Невольно вспомнила особо пристальное внимание, которым меня щедро одаривал преподаватель анатомии оборотней и отец моего лучшего друга Вемуда в одной хитрой морде. Уныло добавила: – Хоть бы там Увон хвостом вильнул, чтобы тич Душан передумал возвращаться!

– Судя по тому, что я слышала от принца Шадра, свергнутый король верфоксов до сих пор в бегах, – заправляя постель, заметила Царья. Кивнула мне: – Иди умывайся, через час отходит поезд. Если опоздаем, – мечтательно закатила она зелёные глаза, – то придётся возвращаться вместе с Вемудом на его личном лимузине…

– Уже умылась! – подскочила я.

Ехать несколько часов, выдерживая перекрёстный огонь из страстных взглядов Царьи, направленных на принца верфоксов, и тоскливых взоров Вемуда, которыми лис будет осыпать меня, не улыбалось.

Так быстро я не собиралась никогда! Мало того, я помогла и подруге закинуть вещи в чемодан, и Царье пришлось расстаться с мечтой о том, чтобы прокатиться в машине наследного принца. Впрочем, теперь Вемуд был уже королём. Уже в поезде, глядя на пробегающие за окном деревья и дома, я задумалась о том, кто же будет управлять миром оборотней, если король доучивается в академии, а регент возвращается преподавателем.

Впрочем, мир так или иначе подождёт. Нам предстоял ещё один, последний, год обучения в академии оборотней.

* * *

Мало кто из студентов не переживает о том, что его ждёт за порогом академии. Разве только ленивец Ньяль. Думаю, мой добрый друг поймёт, что обучение подходит к концу, лишь после того как этот конец наступит. Например, через год, когда ленивца случайно найдут спящим под кроватью и попросят освободить комнату в общежитии. И дело не в том, что голубоглазый парнишка такой тугодум, просто я зла, что он, заместитель старосты факультета нестандартных оборотней, снова проспал заседание студсовета!

А я, глава профсоюза, сейчас стояла перед разъярённым вервульфом и сдерживала рвущегося мне на смену Дэпа. Второй ипостаси очень не терпелось причесать волка против шерсти вон той скамьёй. А так как противный и злой оборотень, что сейчас яростно сверкал оранжевыми глазами, мой парень, я не могла позволить Дэпу сровнять его с асфальтом.

– Я найду Ньяля и всё расскажу, – упрямо повторила я. – Дай мне список, я сама возьму подпись.

Но Койел не слушал. Председатель студсовета и староста вульффака навис надо мной огромной горой мышц, которых у вервульфа с каждым месяцем, казалось, становилось всё больше, и прорычал:

– Не положено по правилам.

– Ну так положи на эти правила, – начала раздражаться я. – Или напиши новые!

– И как я сам не догадался! – холодно ухмыльнулся Койел. – Сегодня же перепишу и добавлю пункт, по которому председатель профсоюза, если он вступился за опоздавшего студента, получает столько же штрафных баллов на серьгу Моргана, сколько и сам провинившийся.

– Это нечестно! – возмутилась я.

– Ты права, – хищно оскалился вервульф и под смешки своих сокурсников добавил: – Надо удвоить штраф для профсоюза! Может, тогда, вместо того чтобы вставлять палки в колёса студсовету, займёшься повышением успеваемости студентов!

– А это не в обязанности профсоюза, – возразила я и вынула из рюкзака приготовленные за каникулы документы. Конечно, я надеялась иначе преподнести изменения в правилах, но Койел сам напросился на жёсткий конфликт. – Мы отстаиваем права студентов. И вот я набросала некоторые нарушения со стороны студсовета…

– Нарушения? – нехорошо улыбнулся Койел и шагнул ко мне вплотную. Студентов вульффака при этом как ветром сдуло. Могучий черноволосый оборотень практически мне на ухо прорычал: – И что же это студсовет снова нарушил, по твоему мнению?

– Ну как же, – посмотрела на волка исподлобья и сунула ему листы под нос, – надо было уведомить о собрании как минимум за две недели.

– И как это сделать? – Вервульф отстранился и удивлённо приподнял тёмные брови.

– Разослать бегунки, – уверенно кивнула я.

– Магические послания – не поисковые артефакты, Найка, – язвительно склонился ко мне Койел. – Шарики покатятся по внедрённому заклинанием адресу. А студенты по большей части на каникулах отдыхают кому где вздумается, вместо того чтобы послушно сидеть в месте, указанном в анкете. Ты сама провела месяц не в своём селе с родителями, а на болоте Царьи!

– Потому и за две недели, – рассудительно ответила я, не позволяя себе отвести взгляда от горящих глаз вервульфа. И невольно улыбнулась: – Так и скажи, что не можешь простить, что я приняла приглашение царевны-лягушки погостить у неё, а не поехала с вашей стаей в поход.

– А меня это должно было обрадовать? – Койел уткнулся носом в мои волосы и с силой вдохнул, будто напиваясь моим запахом. Прошептал: – Знала бы ты, как я соскучился…

– И как? – улыбнулась я, обнимая вервульфа за талию. – Мне хотелось бы знать.

– Я лучше покажу, – потянулся он к моим губам.

Я вырвалась и, отскочив, показала Койелу язык. Помахала бумагами:

– Сначала о делах!

– Найка, – нахмурился парень. – Не боишься дёргать вервульфа за усы?

– А за что тебя ещё подёргать? За хвост? – приподняла я брови и, не дожидаясь ответа, тут же затараторила: – Пока председатель студсовета не разрешит вопрос с опоздавшим нестандартным оборотнем, я даже слушать не стану о том, насколько ты соскучился!

– Шантажистка, – буркнул Койел и, шагнув ближе, притянул к себе. Прижавшись лбом к моему, прошептал: – Ну хорошо, я не только не буду удваивать штраф для профсоюза, но и заранее отменяю минусовые баллы для его председателя.

– Немыслимая щедрость, – неискренне изумилась я, – отменить то, чего нет. А как же Ньяль?

– Его я должен наказать, – холодно отстранился Койел. – Если не сделаю этого сейчас для одного студента, завтра опоздавших будет десяток!

– Койел, – мягко протянула я и обняла вервульфа со спины. Прижалась к его каменному от непрерывных тренировок телу и прошептала: – Знал бы ты, как я соскучилась…

Он быстро развернулся и, сверкнув оранжевыми глазами, жадно спросил:

– И как?

– Ну даже не знаю, – хитро проговорила я, вырисовывая не футболке парня замысловатые завитушки. – Не помню как. Так расстроилась из-за Ньяля.

И тяжело вздохнула. Койел, рыкнув, прижал мою ладонь к мускулистой груди и недовольно заметил:

– Запрещённый приём!

– Кем запрещённый? – невинно уточнила я и похлопала ресницами, как это делала моя вторая подруга, волчица Воилья. – Разве это есть в правилах?

В её исполнении взмах ресничками гарантировал отсрочку зачёта и привлекал десяток парней, готовых на всё: от необходимости передвинуть мебель до предоставления собственного тела. В качестве груши для отработки приёмов преподавателя по самозащите, разумеется. Тич Ровьюр, вернувшийся из дворца верфоксов, рьяно принялся за обучение отстающих студентов.

Увы, мои успехи в науке кокетства могли подействовать лишь на Койела. Даже мой хитрый друг Вемуд, лис от кончиков когтей до усов, хохотал, когда я включала женское очарование. Говорил, чтобы я даже не мечтала о карьере придворной дамы, мол, меня сожрут вместе с котлом. Вот бы он и от навязчивой идеи сделать меня своей королевой так же легко отказался!

 

Я посмотрела на молчаливого Койела и порывисто прижалась к нему. Хитро прищурилась и проворковала:

– Я же не прошу Дэпа разобраться с проблемой.

– Если ты позовёшь Дэпа, я приглашу Чжоу, – с усмешкой парировал вервульф.

Я едва сдержалась, чтобы не выругаться. Ёжки-колченожки! Вот что называется запрещённым приёмом. Стоит моей второй ипостаси увидеть предмет воздыхания, он про это самое дыхание забудет. Рухнет под стройные ножки волчицы и будет лапками мускулистыми от восторга подёргивать, а Ньяль между тем обзаведётся штрафными баллами на свою серьгу. Парню и так непросто даётся обучение в академии оборотней. Не хватало дополнительных неприятностей.

Запрокинув голову, я оперлась подбородком о грудь вервульфа и улыбнулась так соблазнительно, как только могла. Койел весь подобрался, тело его будто окаменело. Да, парень! Зная меня не первый год, вервульф понимал, что подобный нежный оскал ничего хорошего не предвещает.

– На каждый штрафной балл Ньялю, – торжествующе прошептала я, – отправлю бегунок на Белую гору.

– Найка! – ревниво зарычал Койел, вжимая меня в своё тело. – Клянусь, я перехвачу все послания. А если этот белобрысый рогоносец попытается помешать, то и его загрызу!

– Какой ты грозный, – иронично восхитилась я. – Боюсь-боюсь. – И деловито уточнила: – Так что там со штрафом?

– Так и быть, – едва заставляя себя, прошипел Койел. – Отменю. – Он тут же наклонился ко мне и сверкнул волчьим взглядом. – Но только один раз, Найка! Поверь, второй раз со мной это не…

Я приподнялась на носочки и, потянувшись к вервульфу, прикоснулась своими губами к его. Замерла на миг и медленно, будто неохотно отстранилась. Посмотрела игриво:

– Что второй раз?

– Да, – выдохнул Койел и притянул меня к себе так сильно, что перехватило дыхание. – Второй раз просто необходим!

* * *

– Найка!

На меня налетел белый вихрь и, снеся с порога, припечатал к стене.

– Мелисана, ёжики пернатые, – простонала я, отковыривая от себя единорожку, а себя расплющенную от стены – ты сильно рискуешь. Если будешь и дальше любить меня с разбегу, боюсь, с тобой захочет тесно пообщаться Дэп.

– Буду рада увидеть своего мужа, – мечтательно улыбнулась Мели.

– Я уже не раз говорила, что брак, заключённый на Белой горе, здесь недействителен. Ты несовершеннолетняя по местным законам, так что хватит называть Дэпа мужем. – Мели упрямо поджала губки, а я покачала головой. – Ну подумай, зачем тебе проблемы с его ревнивой волчицей?

– Справлюсь, – беспечно отмахнулась эта хрупкая с виду девушка. – Один райн легко завалит десяток вервульфов.

Я хмыкнула:

– Но ты не чистокровный райн. Всё же силой лучше не злоупотреблять, Мелисана. Как председатель профсоюза, я буду защищать твои права, но знай, что за драку вне тренировочной площадки ты будешь получать штрафные баллы. Кстати, тебе уже вживили серьгу Моргана?

Мели отвела белоснежные локоны и кокетливо показала серебристую серьгу. Я кивнула:

– Отлично. Надеюсь, ты будешь копить там только баллы за отличную учёбу! Помни, что жена Дэпа не может учиться хуже него.

– Так жена или не жена? – мило улыбнулась девушка.

– Какая разница? – беспечно отмахнулась я и подхватила единорожку под локоть. – Зато ты моя подруга. Надеюсь, это намного лучше!

– Да, – часто-часто заморгала она и прижалась ко мне. – Но я так соскучилась по своему мужу!

Я лишь вздохнула. Да, Дэпу пришлось жениться на этой девушке. Увы, на Белой горе такие жуткие традиции, что в дрожь бросает. Но одну милую блондинку мы оттуда вытащили. Теперь оставалось вытащить из её головы эту ёжикову Белую гору! Если Мелисану растили с мыслью о том, что она станет примерной женой и на этом жизнь можно считать законченой, то сейчас, когда открылись беспредельные перспективы, Мели испугалась. Я была единственной, кому она доверяла. Не считая Дэпа, конечно. Но я – это он, только с другой стороны. Точнее, в другой ипостаси.

Испытывала ли я угрызения совести, оставив единорожку на время каникул жить с ведьмой? Нет! Маар, хоть и выглядит страшно с этой своей волшебной косой и в чёрной хламиде вместо одежды, на самом деле добрейшей души человек. Одно то, что она, рискуя местом преподавателя в академии, скрывала от лазутчиков Белой горы принцессу единорогов, говорило о многом. Ведь тича не только могла быть уволена, но и схлопотала бы серьёзное наказание, не возьми Росая вину за побег на себя.

Единороги обладают такой властью в мире, что впору удивляться, как эти белобрысые красавчики, сидя на своей горе за высокими стенами, умудряются исподволь править не только оборотнями, но и людьми. Впрочем, влияние их сильно покачнулось во время последней так называемой вульфимпиады. Ещё одна теневая сторона – вервульфы – наглядно показала, что имеет больше влияния на мир оборотней. Даже то, что единороги неожиданно решили открыто поспорить с волками, не помогло.

А тем временем верфоксы во всей своей яркой наглости красовались на вершине мира. Пока вервульфы и единороги грызлись за право называться серыми кардиналами, рыжие оборотни официально сажали представителей хитрой стаи на трон. И в этом году там уселся Вемуд.

Размышляя о том, как верфоксу удастся совмещать учёбу и правление, я шла на занятия. Мелисана, вцепившись в мою руку, болтала без умолку. Её можно понять: после скучного существования на Белой горе, где женщина лишь единица в гареме, она оказалась в мире, где даже не нужно спрашивать разрешения выйти из дома! Это уже шокировало единорожку… и страшно раздражало Маар. О старушке Мели сейчас мне и рассказывала:

– …объяснила ведьма!

– Тича, – машинально поправила я.

– Что? – растерялась девушка. – Она же ведьма.

– В академии она учитель, – терпеливо повторила я. – Здесь принято обращаться к Маар словом «тича», понимаешь?

– Не очень, – честно ответила Мелисана.

– Ну вот смотри, – я постаралась объяснить доступнее. – На Белой горе есть оборотни, которые трансформируются в носорогов. Кровь одного из них течёт в твоих жилах. Они убийцы, но ты же не будешь так обращаться к нашему другу Шо? Не будешь говорить о нём «убийца сказал то-то»? Ты скажешь «райн».

– Значит, Маар обидится, если её назовут ведьмой? – деловито уточнила Мелисана.

– Как думаешь, Шо обидится, если его назовут убийцей? – приподняла я брови.

– Нет, – покачала головой Мели, – но ему будет неприятно.

– Как-то так и с Маар, – неопределённо махнула я и потянула подругу к крыльцу. – Поспешим! Занятия скоро начнутся.

– А почему с тобой нет Шо? – догоняя меня, спросила Мелисана. – Он же поклялся, что его жизнь принадлежит тебе.

– Я объяснила ему, – улыбнулась я, с удовольствием вспомнив об этой маленькой победе, – что это не значит, что моя жизнь принадлежит ему. Поэтому я имею право на личное время.

– Он отказался от клятвы? – ужаснулась Мелисана. – Покинул благодетеля?

– Мне не нравится это слово, – недовольно поморщилась я. – Как и госпожа, и ещё там что-то… не помню. Я просила так меня не называть.

– Ты его жизнь спасла, – рассудительно отозвалась Мели. – Как же ещё райну назвать тебя?

– Мы сошлись на слове «друг», – улыбнулась я и втолкнула девушку в аудиторию. – Подожди меня там, хорошо?

– Хорошо, – кисло ответила Мели.

Конечно, она заметила Чжоу, которая стояла с подружками у окна. Девчонки смерили друг друга неприязненными взглядами, а я вздохнула: как же непросто жить, когда вторая ипостась – здоровый парень, который нравится сразу двум девушкам!

– Что? – я осторожно, бочком приблизилась к Чжоу.

Нет, я не боялась волчицу. Просто Дэп соскучился и может выскочить в любой момент, без обиняков задвинув меня в уголок сознания. Зачем мне потом проблемы с тичами и штрафные баллы на серьгу Моргана? В академии запрещено менять ипостась в местах для этого не предназначенных.

– Что у тебя с верфоксом? – угрожающе спросила Чжоу.

Я выдохнула с облегчением: Дэп обожает волчицу, но до ёжиков зелёных её боится. Наверняка забавно видеть, как здоровенный мускулистый парень трясётся осиновым листом перед стройной черноволосой девушкой. Благо я в это время уступаю мир второй ипостаси и не вижу этого позора.

Почему Дэп её боится? Да потому что Чжоу самая популярная девушка академии: красавица, умница, дочь ректора и сестра Койела. Сестра-близнец, если точно, что повергает меня в ужас, стоит задуматься о жестокой иронии судьбы, связавшей нас троих с половиной. Почему троих с половиной? Вервульфы, обращаясь в волков, становятся зверьми, но остаются собой, мы же с Дэпом как два в одном: словно близнецы с одним телом. Только тела у нас разные, а вот выгулять их мы можем лишь по очереди.

Неудивительно, что Дэп до копыт радужных боится, что Чжоу его бросит. Кому понравится, когда твой парень периодически… девушка?! Которая плюсом ко всему пара твоего собственного брата-близнеца. Ох, лучше об этом и не думать, а то сама себя запутала. Главное – Дэп не вылезет, пока Чжоу в ярости, так что штрафных баллов мне не светит. Второй вопрос – засветит ли мне в глаз Чжоу. Я подбоченилась, что не помогло: волчица и так была на голову выше меня, а за это лето, казалось, ещё подросла.

– С чего ты взяла, что у меня что-то с верфоксом? – Я постаралась вложить в голос как можно больше негодования. – Твой брат единственный, с кем я гуляю.

О каком верфоксе речь – и спрашивать нечего. Разумеется, Чжоу говорила о действующем короле и моём надоедливом поклоннике Вемуде. А вот спросить, с чего вдруг Чжоу решила, что между мной и наглым рыжехвостом что-то есть, очень хотелось. К нему даже сам Койел никогда серьёзно не ревновал.

– Вемуд был, есть и, надеюсь, останется моим лучшим другом, – спокойно добавила я. – И только.

– Жаль, – неожиданно сникла Чжоу.

Сказать, что я удивилась, – ничего не сказать. Меня словно северный маг Рольер коснулся и мгновенно заморозил: ни вдохнуть, ни слова произнести, ни даже распахнутый от изумления рот закрыть не удавалось. Чжоу усмехнулась:

– Выглядишь отвратительно. Жаль, Койел не видит, а то бы враз разлюбил. Одной проблемой стало бы меньше.

– Да что я тебе сделала-то? – наконец обрела я дар речи. – Мы же ладили… более-менее.

– Дело не в тебе, – отмахнулась волчица.

Я ощутила, как насторожился Дэп. Мы можем иногда подглядывать за жизнью друг друга. Только недолго. Тяжело это для обоих. И сейчас, кажется, парень даже тихонечко завыл, предчувствуя, что близнецы нас бросают всем комплектом. Я постаралась успокоить страдающую ипостась, ведь ещё ничего не произошло. Спросила лишь:

– А в ком тогда дело?

Чжоу воровато оглянулась, и это короткое движение напугало меня больше всех слов. Чтобы смелая волчица, которая и своему брату-близнецу могла замысловатую фигуру из трёх пальцев показать при всех, чего-то опасалась?

– Чжоу, я уже достаточно испугалась, – умоляюще протянула я. – Может, расскажешь, в чём дело?

Тут мимо нас прошли студенты с фоксфака, и волчица захохотала так громко, что один из них испуганно отпрыгнул. Так, на всякий случай. Девушка больно дёрнула меня за руки и кивнула на ошарашенных её безумным хохотом лисов. Я тоже была слегка в шоке, но послушно сказала:

– Ха-ха. – Чжоу зыркнула на меня оранжевыми глазами, и я поспешно добавила: – Ха-ха-ха!

Парень, покрутив пальцем у виска, присоединился к сокурсникам, а я прижалась к уху волчицы.

– Что, ёжики свежемороженые, происходит?!

– Я слышала, что верфокс твой возвращается в академию не просто так, – шёпотом ответила Чжоу.

– Да ты что? – вытаращила я глаза и заунывным голосом продолжила: – Это катастрофа века: Вемуд хочет учиться! Всем срочно ложиться в гробики и прикрываться плакатами тича Душана, пока не настиг рыжий лисец!

– Не кривляйся, – сухо обрубила Чжоу. – Если Койел узнает, что я тебе сказала об этом, зароет нас обеих.

Вот теперь я прислушивалась к каждому её слову. Это что же там такое связанное с верфоксами, из-за чего волк попытается прикопать двух самых любимых девушек в мире… Ну, если верить его словам, разумеется.

– Папа просил его поговорить с тобой об этом, – скороговоркой продолжила Чжоу.

Любопытство моё подскочило, как Царья за мухой. Ректор просил сына поговорить со мной? А сам подойти постеснялся, что ли?

– Принц… – Девушка осеклась и тихо выругалась. – То есть уже король Вемуд с отцом возвращаются в академию, чтобы…

Она вздрогнула и, побелев как мел, посмотрела мимо меня.

– Тича Хекья, – непослушными губами пролепетала волчица. – Вы тихая как кошка!

– Я и есть кошка. – Смеясь, учительница истории оборотней тряхнула золотистыми волосами и кивнула на пустой коридор: – И то не прогуливаю занятия. Которые, кстати, уже начались. Не хотите ли присоединиться к лекции? Или предпочитаете по штрафному на серьгу Моргана?

 

– Уже идём. – Я потянула мрачную Чжоу к аудитории.

Внутри мы оказались под перекрёстными огнями взглядов. Койел посмотрел на нас так мрачно, что я пожалела, что не откупилась штрафным. Кажется, информация Чжоу действительно того стоит. Мелисана, надув губы, ревниво косилась на волчицу, а Царья точно так же смотрела на меня. Я лишь вздохнула: и почему оборотни не могут жить дружно?

Всю лекцию я просидела как на иголках, нетерпеливо посматривая на Чжоу. Койел с каждым моим взглядом мрачнел всё сильнее, а его сестра виновато вжимала голову в плечи. Я уже готова была взвыть сиреной, когда наконец урок закончился. Кажется, это была первая лекция тичи Хекьи, которую я даже не записывала. А ведь учительница лучше всех рассказывает об истории развития оборотней: и забавно, и поучительно. Но сегодня меня интересовало, что же Койел так сильно не хотел мне поведать.

Я бросилась к вервульфам с намерением вытряхнуть всё самой, как вдруг раздались странные звуки. Студенты, крича, облепили окна. Царья будто из-под земли выскочила и схватила меня за руку.

– Там Вемуд приехал! Побежали встречать!

В другую руку молча вцепилась Мели, которая тоже яростно желала оттащить меня подальше от опасной и прекрасной соперницы. Этим двоим мог противостоять только Дэп, но ему сейчас появляться нельзя. Умоляюще глянув на Чжоу, я позволила подругам утащить меня к выходу. И очень мне не понравилось, как довольно ухмыльнулся при этом Койел.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru