Супруги поневоле

Ольга Айк
Супруги поневоле

Глава 4

 Август

– Позвольте представиться – Ксения Ивановна Шульцева,– Стася протянула маленькую ручку, обтянутую белой перчаткой и, слегка кивнув, вежливо улыбнулась своему отражению в зеркале в полный рост. Именно так, как её и учили.

Она любовалась своим новым атласным платьем в коричневую и серую полоску, выгодно подчёркивающим фигуру. Неудобство от туго затянутого корсета несколько сковывали движения, но за два месяца, проведённых в особняке Беляева, она успела привыкнуть к ношению этого обязательного предмета женского гардероба. Анфиса, её личная горничная, которую ей предоставил Беляев, уложила ей волосы в причёску, какую носят дамы высшего света, и теперь стояла позади госпожи с коричневой шляпкой в руках.

Тихий стук прервал её самолюбование, она взволновано посмотрела на дверь. Анфиса поспешила отворить ей. На пороге стоял Беляев. Он обвёл девушку хищным взглядом и, удовлетворившись её видом, улыбнулся.

– Вы готовы?– спросил он. Стася в ответ кивнула.– Выглядите, как дама высшего света. Просто восхитительно, впрочем, как и всегда.

– Спасибо,– девушка скромно улыбнулась, демонстрируя правила хорошего тона. И когда она успела так преобразиться? Ещё пару месяцев назад, она бы просто фыркнула и закатила глаза. Но теперь…

– Идёмте. Карета уже ждёт нас,– мужчина предложил ей взять его под руку.

Стася позволила служанке надеть на себя шляпку и, приняв помощь Беляева, вышла с ним из комнаты. Анфиса тенью последовала за ними.

Они спустились по лестнице в гостиную, где их ожидал Матвей. При виде подруги, он застыл на месте. Перед ним стояла настоящая светская дама, увидь он её при других обстоятельствах, вряд ли признал бы в ней ту Стасю, с которой они вместе обворовывали знатных господ.

– Стася,– только и смог выдохнуть он, восхищённо рассматривая подругу.

– Вы ошиблись,– она мило улыбнулась.– Меня зовут Ксения. Ксения Ивановна Шульцева.

– Вижу, вы хорошо усвоили правила игры, Ксения Ивановна,– отозвался Беляев, после чего обратился к Матвею, всё ещё не сводящего глаз со Стаси:– Берите пример с вашей дражайшей сестры, Максим Иванович.

– Виноват,– Матвей кивнул.– Впредь я буду внимательней.

– Я на это надеюсь,– Беляев повёл девушку на улицу.

Проходя мимо Матвея, Стася не удержалась и скорчила ему рожицу. Усмехнувшись, он поспешил за ними. Анфиса придержала тяжёлую дверь и пропустила Матвея вперёд, после чего вышла следом.

– Итак,– заняв места в карете, Беляев обвёл молодых людей взглядом, остановившись на молчаливой служанке.– Свою роль ты знаешь – выполняй свою непосредственную работу да помалкивай. Не сближайся с хозяйскими слугами и сплетничай с ними. За это тебе и платят.

Анфиса промолчала, потупив глаза.

– Надеюсь, вы меня не подведёте,– подытожил мужчина, обратившись к Стасе и Матвею.– Не для того я потратил на вас кучу средств и времени. Едем на площадь.

Он высунул руку в окошко и похлопал по крыше экипажа. Карета тронулась с места.

Стася, отодвинув шторку, выглянула из окошка, кинув последний раз взгляд на особняк, в котором провела два месяца. Она почувствовала нарастающее волнение. Ну, вот и всё. Её обучение и превращение из работницы трактира в барышню были закончены. Кожа на её руках стала мягкой и гладкой, мозоли исчезли, ногти подросли, приняв изящную форму. Чтобы хоть как-то унять беспокойство, она принялась вспоминать все уроки, которые ей пришлось выучить за время, проведённое у Беляева: правила этикета, речь, правописание, танцы. Нелегко было избавиться от старых привычек и ругательств, которые иногда всё же непроизвольно выскакивали, но она изо всех сил старалась держать себя в руках. Игру на пианино она так и не смогла осилить, но поняла, что неплохо поёт. Хотя в душе, надеялась, что пение ей не пригодиться, впрочем, как и танцы. «Ксения,– напомнила она себе.– Теперь меня зовут Ксения».

– Вот мы и приехали,– прервал её размышления радостный голос Беляева.

Он первым выбрался из экипажа и подал руку девушке, помогая ей выйти из кареты. За ней последовал Матвей. Анфиса осталась дожидаться внутри, её присутствие не требовалось.

– Ваш выход, сударыня,– Беляев театрально отвесил поклон.– Надеюсь, свою роль вы сыграете с блеском. Удачи.

Стася не успела ничего ответить, как мужчина занял своё место в карете и, улыбнувшись напоследок, закрыл дверцу экипажа.

Девушка проводила взглядом удаляющийся экипаж и повернулась к Матвею.

– И где мы будем искать этого Раевского?– спросила она.

– Понятия не имею,– отозвался Матвей, всматриваясь в толпу на площади.– Думаю, нам стоит пойти туда,– он указал в самую гущу людей.– Попробуем начать от туда.

Стася не стала возражать. Она взяла друга под руку, и они направились на площадь.

– Какой он?– нарушила молчание девушка и уточнила:– Раевский. Ты ведь видел его. Опиши мне его.

– Ничего особенного,– небрежно пожал плечами тот.– Обычный щёголь, мальчишка, привыкший к роскоши. Скоро сама его увидишь.

– Это не ответ,– Настасья легонько толкнула Матвея локтем в бок.– Должна же я знать, как выглядит мой будущий муж.– Она почувствовала, как при слове «муж» её друг напрягся, но не придала этому значения.– Скажи, он привлекательный?

– Я не ценитель мужской красоты,– резко бросил он.– И вообще, мне не нравиться, что ты выйдешь замуж за незнакомого тебе человека. Не уверен, что он достоин тебя.

– Ты же знаешь, это не по-настоящему. Как только я отыщу документы, я исчезну из его жизни навсегда. Он не сможет найти меня, ведь Ксении Шульцевой не существует, и никогда не существовало.

– Знаю,– пробубнил себе под нос Матвей.

Он дошли до площади, откуда доносились смех, крики и аплодисменты. Люди столпились вокруг приезжих циркачей, выступающих сегодня здесь.

– Я хочу посмотреть,– у Стаси загорелись глаза, ей редко предоставлялась возможность насладиться представлением. Обычно во время выступлений она протискивалась между людьми и обчищала карманы особо зазевавшихся господ.

– Не думаю, что это хорошая идея,– запротестовал Матвей.

– Тебе всё равно нужно отыскать Раевского. Пять минут ничего не решат. Не встретим его сегодня, подождём завтра.

– Хорошо,– слишком быстро сдался молодой человек.– Пойдём. Только следи за своим ридикюлем и остерегайся воришек. Сейчас для них самое лучшее время для охоты на зевак.

– Мне ли этого не знать,– усмехнулась девушка,– не так давно я была на их месте.

Стася отвернулась и, прижав к себе сумочку, не переставая извиняться, пробралась сквозь толпу ближе к центру. Матвей фыркнул и последовал за ней. Догнав подругу, он подхватил её под локоть.

– Идём туда, там меньше народа,– сказал мужчина и потянул её в сторону, обходя несколько возмущающихся людей.

Её взору открылась площадка, где на натянутом канате выступали жонглёры. Пытаясь сохранить равновесие на слегка покачивающемся канате, они уверенно перекидывали друг другу блестящие булавы.

– Кажется, я его нашёл,– шепнул Матвей ей на ухо, но девушка не обернулась, полностью погрузившись в просмотр выступления артистов.– Жди здесь, я скоро буду,– пообещал он и скрылся в толпе быстрее, чем Настасья успела возразить.

Закончив выступление, жонглёры поклонились, и толпа разразилась громкими аплодисментами. После них на площадку вышел фокусник, показавший несколько карточных трюков, так хорошо знакомых Стасе, что она немного заскучала. Матвею, одному из лучших картёжных шулеров, не составит труда повторить все эти фокусы. Но когда иллюзионист закончил с картами и стал вытаскивать из маленького чёрного ящика кроликов, голубей, а затем девушку в блестящем платье и до не приличия узким, она восхищённо захлопала в ладоши.

Стася зачаровано смотрела представление, когда почувствовала, что кто-то тянет её ридикюль. Она опустила голову и увидела мальчика, не старше Кузи.

– Ты собираешься меня обворовать?– спросила она строгим тоном, зная ответ.

– Нет, простите,– принялся оправдываться мальчишка. Он выглядел таким напуганным, что девушке стало жаль его. Воспоминание о её недалёком прошлом, когда она вот также протискивалась между людьми, попутно срезая кошельки и мешочки с деньгами, давали о себе знать.

– Как давно ты не ел?– воришка промолчал и насупился. Стася открыла ридикюль, достала несколько монет и протянула ему.– Вот, возьми. Купи себе что-нибудь.

Мальчик отрицательно замотал головой и попятился, не сводя глаз с денег. Стася в ожидании смотрела на него, в раскрытой ладони соблазнительно поблёскивали монеты.

– Бери. Больше дать не могу, но этого тебе хватит, чтобы сегодня сытно поесть.

– Спасибо,– мальчишка сгрёб деньги и быстро затерялся в толпе.

Девушка, всё ещё выискивая его взглядом, лишь усмехнулась.

– Это было не разумно с вашей стороны,– услышала она позади себя мужской голос.

– Почему же?– она обернулась на собеседника. Перед ней стоял юноша не старше двадцати лет, одетый по последней моде. Поля его шляпы не скрывали чёрной густой шевелюры. Он слегка улыбнулся и кивнул.

– Теперь он от вас не отстанет и дружкам своим расскажет о вашей щедрости. Потом они вас либо ограбят, либо…

– Спасибо за заботу, но я сумею защитить свою сестру от беспризорников,– прервал их подошедший Матвей. Он взял девушку под локоть и слегка сжал.– Ксюшенька, нам пора.

– Но,– попыталась возразить Стася и, поняв, что друг настроен увести её как можно скорей, перестала сопротивляться. Ей захотелось пнуть его по ноге, но, вспомнив, что они не одни, сдержалась.– До свидания,– она скромно улыбнулась незнакомцу.

Юноша попрощался в ответ, поклонившись и коснувшись рукой полей шляпы.

– К чему такая спешка?– оказавшись на почтительном расстоянии от толпы, осмелилась спросить Стася.

– Зачем ты дала мальчишке денег?– пропустил её вопрос Матвей, чем ввёл девушку в замешательство.– Я заплатил ему достаточно, чтобы привлечь к тебе внимание Раевского.

 

– То есть, это и был Раевский?– девушка невольно оглянулась, но юноша уже затерялся в толпе.

– Совершенно верно,– невозмутимо ответил Матвей.

– Так это всё было подстроено?– вскипела она, вырвав свою руку из-под его руки и не желая идти дальше.

– А как я, по-твоему, должен был поступить?– в свою очередь повысил голос мужчина.– Подойти к Раевскому, представиться и спросить: не желает ли он жениться на тебе?

 Стася некоторое время сверлила друга глазами. С одной стороны он был прав, но с другой…

– Мог бы предупредить,– обиженным тоном отозвалась она.

– Беляев сказал, только таким способом можно было достичь от тебя естественности.

– Беляев,– фыркнула девушка, забыв о приличиях. Но с Матвеем ей ни к чему притворяться.– Так это его идея? И почему я не удивлена?

Матвей не ответил, да Стася его и не ждала.

– Есть ещё сюрпризы, о которых я должна знать?

– Нет, остальное всё по плану.

– Хорошо, не люблю сюрпризы,– она взяла друга под руку и потянула на другую сторону улицы, где в нескольких кварталах находилась гостиница, в которой Беляев забронировал для них номер.

Матвей открыл перед ней дверь гостиницы, пропуская внутрь. Девушка с восхищением осмотрела огромный холл с высоким потолком и колоннами. Ей не приходилось бывать в дорогих гостиницах, и теперь она не могла налюбоваться красотой и роскошью этого здания.

Мужчина мягко подтолкнул её к регистрационной стойке, за которой находилась молодая женщина в форменном платье работницы гостиницы.

– Добрый день,– вежливо улыбнулась она, окидывая оценивающим взглядом посетителей.– Вам нужна комната?

– Да, мы вчера забронировали два номера на фамилию Шульцевых,– ответил Матвей.

– Одну минутку,– женщина полистала гостевую книгу.– Максим Иванович и Ксения Ивановна?– Матвей кивнул. Работница сняла с настенной доски ключи и подала мужчине.– Ваши комнаты 214 и 216. Второй этаж, по правую сторону от лестницы. Ваш багаж пришёл сегодня утром, я отправила его в 214.

– Спасибо,– Матвей взял ключи, и вместе с Настасьей пошёл к лестнице.

Комната 214 оказалась просторной и светлой в бледно-голубых тонах. В дальнем конце по обе стороны от окна по углам стояли две кровати. По правую сторону к стене прилегал шкаф из светлого дерева. По левую – небольшой стол с четырьмя стульями, и чуть поодаль двухместная банкетка с резными ножками, обтянутая белым бархатом.

– А здесь мило,– заметила девушка, присев на банкетку.– И что теперь?

– Будем ждать,– отозвался Матвей.– Ты здесь, я в холле. Раевский не должен тебя увидеть раньше времени.

– Что я буду делать тут одна?– возмутилась Стася, ей не понравилась перспектива остаться в одиночестве в незнакомом месте.

– Почитай что-нибудь. Анфиса наверняка захватила пару книг или газет. Поищи в саквояже.

– А кстати, где она сама?

Матвей неопределённо пожал плечами и вышел из комнаты.

Глава 5

Матвей вернулся в комнату, когда за окном уже стемнело. Как только он вошёл, Стася оторвала взгляд от книги, которую нашла в саквояже, и в ожидании подняла на него глаза.

– Неужели ты решил почтить меня своим присутствием, братик,– съехидничала она.

– Не совсем,– отозвался мужчина.– Я пришёл за тобой, свою часть работы я выполнил, настала твоя очередь.

Девушка так резко вскочила с банкетки, что книга выпала из её рук и с глухим стуком упала на пол.

– Но… Я не готова,– волна паники накатила на неё. Горло сдавило и ей стало трудно дышать. Воспоминания о старике из трактира, прижимавшего её к кровати своим телом, поглотили её. Ей показалось, что она до сих пор чувствует его дыхание, наполненное перегаром, на своей щеке.

– Не волнуйся,– Матвей подошёл к подруге, наклонился и поднял книгу. Бросив её на банкетку, он положил руку девушке на плечо,– я позаботился обо всём. Для этого мне пришлось познакомиться с твоим женишком и угостить его выпивкой в знак благодарности за заботу о моей дражайшей сестрице.

– Ты напоил его?

– Совсем чуть-чуть. Похоже, Раевский не любитель алкогольных напитков. Он слишком быстро захмелел. Пришлось проводить его до комнаты. Только вместо 218, я довёл его до 216. А теперь собирайся и иди к нему, он в комнате напротив.

– Мне нужно переодеться,– сказала она, выпроваживая Матвея за дверь.

– Конечно, а я пока занесу сумку с твоими вещами в 216-ю,– он поднял саквояж с одеждой Стаси и направился к выходу.– Буду ждать тебя в коридоре.

Когда дверь за ним захлопнулась, девушка подошла к умывальнику и ополоснула лицо холодной водой, в надежде придать себе сил. Она с трудом стянула с себя платье, нижние юбки и турнюр, пожалев, что рядом нет Анфисы. Поняв, что не сможет без помощи расшнуровать корсет, она приоткрыла дверь и выглянула в коридор.

Матвей стоял у комнаты, прислонившись к стене, и о чём-то размышлял, разглядывая потолок.

– Матвей,– шёпотом позвала Стася.– Мне нужно, чтобы ты развязал мне шнуровку. Она находится на спине, и я не могу сделать это сама,– краснея от стыда, сказала она, впустив друга в комнату.

Мужчина прошёл внутрь. Стася, прикрываясь спереди платьем, повернулась к нему спиной. Она почувствовала дрожь в его пальцах, когда он неловко развязывал узел и расслаблял шнуровку. Он наклонился к её шее, и затылок обдало его жарким прерывистым дыханием.

– Давай сбежим,– прошептал он ей на ухо.– Заберём деньги, которые нам оставил Беляев, и сбежим.

– Ты втравил меня в это дело, а теперь предлагаешь сбежать?– девушка слегка повернула голову в его сторону. Ей стало неловко в его присутствии.– Слишком поздно. Мы заключили сделку.

– Разве нас это когда-нибудь останавливало? Мы не обязаны выполнять все условия договора,– Матвей не удержался и прикоснулся губами к её обнажённому плечу.

– Достаточно,– Настасья резко отстранилась от него на шаг вперёд, и повернулась лицом,– дальше я справлюсь сама. Покинь комнату.

– Прости,– выдавил он и, покраснев, выскочил из номера.

Как только дверь за ним захлопнулась, Стася опустилась на кровать, продолжая прижимать платье к груди. Ей потребовалось некоторое время, чтобы привести мысли в порядок. Наконец она уговорила себя подняться и, переодев нижнюю сорочку на ночную рубашку, она накинула халат. Плотно запахнув его, девушка вышла в коридор. Матвей стоял у двери, прислонившись спиной к стене.

– Ты мой брат, не забыл?– проходя мимо него, бросила Стася.– И впредь, держи себя в рамках приличия.

Не дожидаясь ответа, она тихо открыла дверь комнаты напротив и проскользнула внутрь. Так же тихо она закрыла дверь и прижалась к ней спиной. Когда глаза привыкли к темноте, девушка, стараясь не шуметь, прокралась к широкой кровати в углу комнаты. Большую её часть занимал спящий на боку человек, укрывшись одеялом до самой головы, но свободного края ей было вполне достаточно.

Стася глубоко вздохнула, скинула халат, бережно повесив на спинку стула, придвинутого к кровати, и нырнула под одеяло. Стараясь не касаться тела Раевского, она легла на спину. Уснуть она не пыталась, сверля глазами белый потолок. Сердце её колотилось в груди, в висках стучала кровь, тело пылало огнём то ли от стыда, то ли от присутствия спящего рядом мужчины.

Спустя пару часов сон всё же сморил её. Проснулась девушка от удушливой жары. В окно сквозь плотно закрытые шторы пробивался солнечный свет, освещая комнату. Стася хотела скинуть одеяло, но поняла, что не может пошевелиться. Она повернула голову и заметила, что зажата в мужских объятиях. Раевский во сне перевернулся на другой бок и, обхватив её одной рукой, прижал к своей груди.

Стасю охватила паника, ей стало трудно дышать. Хватая ртом воздух, она попыталась освободиться, осторожно отводя руку Раевского в сторону, чем разбудила его. Его веки затрепетали, и девушка решила притвориться спящей. Кровь стучала в висках, мешая сосредоточиться.

– Что вы здесь делаете?– прозвучал над ней его голос.– Вы кто?

Стася, восстановив дыхание, медленно перевернулась на спину и только потом открыла глаза. Над ней, сидя в постели, с озадаченным видом нависал юноша. Запустив пальцы в и без того взъерошенные чёрные волосы, он не сводил с девушки синих глаз, в которых читалось неподдельное удивление.

– Простите?– девушка изобразила изумление.

– Как вы здесь оказались?– повторил Раевский, изучая ей лицо.

– Хотела бы задать вам тот же вопрос,– она театрально осмотрела комнату, натягивая на себя одеяло до самого подбородка.– Вы находитесь в моём номере и моей постели.

– Ошибаетесь. Это моя комната,– юноша попытался вырвать у неё одеяло, чтобы прикрыться.

– Да как вы смеете?– гневно воскликнула Стася, крепко вцепившись в край одеяла.– Вы ворвались в мою комнату посреди ночи, улеглись в кровать, где, к вашему сведению, спала я. Да кто вы вообще такой, чтобы обвинять меня во лжи?

Стася подумала, что с краю лежит она, а значит, он ни как не мог ночью перелезть через неё и занять место у стены. Но юноша, кажется, на это не обратил внимания.

– Забыл представиться – Евгений Павлович Раевский,– он улыбнулся.

– Какое мне дело до того как вас зовут,– вскипела Стася.– Похоже, вы вчера изрядно выпили и перепутали номера.

– Я не мог этого сделать,– неуверенно ответил юноша, нахмурившись и оглядывая комнату.– Обычно я не пью.

– Значит, вчера был не обычный день.

Раевский посмотрел на неё, и лицо его озарилось улыбкой.

– Вы та девушка,– он понял, почему её лицо показалось ему знакомым.– Я видел вас вчера на площади. Вы дали деньги мальчишке-беспризорнику.

Чёрная прядь упала ему на лоб, и Стася невольно залюбовалась юношей.

– Пожалуйста, покиньте мою комнату, пока вас не застал мой брат,– прошептала она.

– Конечно, простите меня,– Евгений вскочил с кровати и, схватив брюки, принялся лихорадочно натягивать их.

В этот момент дверь распахнулась, и на пороге показался Матвей с полотенцем в руках.

– Ксюшенька,– при виде юноши в одной сорочке и нижних штанах и с брюками в руках, он выронил полотенце. Выражение его лица поменялось со спокойного на изумлённое. Стася с усилием подавила смешок, она и не представляла, что Матвей сможет так сыграть.– Вы? Что вы делаете в комнате моей сестры?– он перевёл взгляд с застывшего в одних кальсонах и рубашке Евгения на Стасю.– Ксения, потрудитесь объясниться, что здесь происходит.

– Я и сама ничего не понимаю,– выдавила девушка, смущённо опуская глаза.– Я проснулась, а тут он.

– Вы собирались ограбить мою сестру?

– Ограбить?– удивился юноша.– Нет, как вы могли такое подумать. Я всего лишь спал с вашей сестрой в одной кровати.

– Что вы делали с моей сестрой? Спали?– воскликнул Матвей, и Евгений понял, как недвусмысленно прозвучали его слова. Стася подавила смешок, прикрыв ладошкой рот.

– Это не то, о чём вы подумали,– попытался оправдаться Евгений, покраснев от смущения.

– Вчера вы мне сказали, что не знакомы с моей сестрой и на площади увидели её впервые. Я поверил вам, даже поблагодарил за заботу, а сегодня я застаю вас обоих в одной постели. Выходит, вы мне солгали.

– Нет, я действительно не знаком с вашей сестрой.

– Сначала вы обесчестили её, а теперь пытаетесь избежать ответственности? Как низко с вашей стороны отрицать очевидное.

– Обесчестил?– Евгений выглядел таким обескураженным и беззащитным, что Стася, как бы ни забавляла её эта ситуация, невольно пожалела его.– Нет. У меня и в мыслях такого не было.

– А что же было в ваших мыслях? Поделитесь со мной.– Раевский растерянно смотрел на Матвея, не находя слов.– Я не позволю вам вот так опозорить мою сестру и сбежать,– Матвей подошёл вплотную к юноше.– У вас есть два выхода из столь щепетильной ситуации.

– И что вы мне предлагаете?– насторожился Евгений, всё ещё продолжая сжимать в руках брюки.

– Либо я вызываю полицию и обвиняю вас в обесчещивании моей сестры. Либо вы сегодня же женитесь на ней.

– Что?– хором произнесли Стася и Евгений, переглянувшись друг с другом. Встретив его взгляд, она вспыхнула и натянула одеяло до подбородка.

– Вы же не хотите скандала с вашим именем, верно?– невозмутимо спросил Матвей, не сводя глаз с озадаченного юноши.– Впрочем, как и я. Моя сестра не заслужила такого позора.

– Понимаю, вы увидели то, что можно истолковать совсем не так, как было на самом деле,– голос Евгения дрожал.– И как человек чести, я обязан спасти репутацию вашей сестры. Я женюсь на ней. Тем самым надеюсь обрести в вашем лице друга, а не врага.

Стася удивилась от того, насколько быстро сдался Евгений. Это оказалось гораздо легче, чем она думала.

– Вот и славно,– хищно улыбнулся Матвей.– Напомните мне ваше имя.

– Евгений Павлович Раевский,– потухшим голосом ответил молодой человек, устало опускаясь на банкетку.

 

– Максим, где ты найдёшь священника так скоро?– вмешалась Стася впервые за всё время разговора.

– Не волнуйся за это, моя дорогая. Эти заботы я возьму на себя и всё организую. Деньги творят чудеса.

– Не всё в мире решается деньгами, Максим.

– Конечно,– согласился лже-брат, растянув губы в улыбке.– Всё зависит от их количества. Оставлю вас ненадолго, у меня появились непредвиденные дела.– Он посмотрел на Евгения.– Я, конечно, верю в вашу честность и не сомневаюсь, что по возвращению застану вас здесь, но всё же запру комнату на ключ.

Матвей вышел из комнаты, но прежде чем закрыть дверь, обернулся.

– И приведите себя в порядок. Как только я вернусь, нам троим предстоит поездка в церковь.

– Но вся моя одежда осталось в моём номере,– возразил Евгений.

– Оденете то, в чём были вчера,– Матвей начал закрывать дверь.

Вновь остаться наедине с малознакомым мужчиной, к тому же без одежды, Стася не рассчитывала.

– У меня нет платья для венчания,– выпалила она, надеясь, что Матвей позволит ей пойти с ним.

– Я достану тебе подходящее платье, дорогая.

– А если мне понадобиться выйти по нужде?– в отчаянии спросила она.

– Придётся потерпеть, Ксюшенька.

Девушка разозлилась и запустила в Матвея подушкой, но тот уже закрыл дверь и повернул в замке ключ. Подушка, пролетев через всю комнату, стукнулась о косяк двери и упала на пол. Она грубо выругалась и, заметив удивлённый взгляд Евгения, смутилась.

– У меня два брата,– попыталась оправдаться Стася, чувствуя, как щёки заливает румянцем.

– У вас есть ещё один брат?

– Да,– спохватилась девушка, поняв, что сказала лишнее,– младший.

– И где он сейчас?– Евгений принялся натягивать брюки.

– С тётей,– призналась девушка, решив, что очередная ложь может её только запутать. Она демонстративно отвернулась.– А у вас есть братья или сёстры?

– Нет,– юноша надел брюки и поднялся, потянувшись за рубашкой.– У меня никого нет. Меня взял на попечение друг отца, когда мои родители погибли.

– Я осталась без родителей, когда мне исполнилось тринадцать,– Стася опустила голову, вспоминая отца, который после смерти мачехи бросил её и мальчиков на произвол судьбы. Искажать правду было гораздо проще, чем выдумывать ложь, и поэтому она предпочла не врать.

– Вас вырастил брат?

– Да, Максиму уже было двадцать три, и он имел полное право взять нас на попечение.

Евгений уже оделся, подошёл к окну и, отодвинув штору, выглянул на улицу.

– Вам бы не тоже мешало одеться,– заметил он, открывая окно и переваливаясь через подоконник. В комнату ворвался свежий воздух улицы.

– Я не могу.

– Почему?– Евгений обернулся.

– Мне нужна помощь, чтобы справиться с корсетом,– краснея, призналась она.

Юноша что-то невнятно пробормотал, уставившись на девушку. Стасе стало неловко. Евгений некоторое время не сводил с неё глаз, после чего предложил:

– Думаю, я в состоянии справиться с парой шнурков.

– Отвернитесь, я попрошу помощи, когда она мне понадобиться.

Евгений кивнул и отвернулся к окну. Девушка выскользнула из постели и, обмотавшись одеялом, прошла к шкафу, где стоял саквояж с одеждой. Она достала первую попавшуюся нижнюю юбку и кинула её на кровать. Покопавшись, выудила нательную сорочку, чулки и камисоль и, скинув одеяло на пол, оглянулась.

Евгений всё так же стоял у окна, выглядывая на улицу. Стася второпях натянула панталоны и чулки и, быстро стянув с себя ночную сорочку, надела ту, что предназначалась под корсет. После она достала корсет. Девушка надела его и повернулась лицом к шкафу, отвернувшись спиной от окна.

– Помогите мне,– сгорая от стыда, тихо произнесла она, перекинув копну вьющихся каштановых волос через плечо.

Она услышала приближающиеся шаги Евгения и напряглась. Ощутив прикосновения его рук к спине, прикрытой тонкой тканью сорочки, она вздрогнула, её бросило в жар, а по коже побежали мурашки. Стася затаила дыхание, ей казалось, что она слышит стук собственного сердца, ритмично бьющегося в груди.

– Не сильно туго?– спросил юноша хриплым голосом.

– Нет,– не ожидая вопроса, Стася встрепенулась.

Завязав узел, Евгений поспешил отвернуться и отойти к окну. Девушка почувствовала непонятное разочарование. Она скромно поблагодарила его и, поняв, что оставила турнюр в комнате Матвея, закуталась в халат.

– Что вы задумали?– спросила она, подойдя к высунувшемуся через подоконник Евгению.

– А на что это похоже?– юноша посмотрел на Стасю.

– Мы на втором этаже,– девушка невольно выглянула из окна на тротуарную дорожку.– Не будите же вы прыгать из окна.

– Я думал спуститься,– небрежно пожал он плечами.– Я дал слово, и не собираюсь сбегать, как последний трус, но вы не обязаны сидеть тут со мной взаперти. Я хочу попросить второй комплект ключей и открыть вам дверь.

– Я не позволю вам разбиться,– запротестовала она.– Только не на моих глазах.

– А что вы предлагаете? Сидеть и ждать вашего брата?

Стася неуверенно кивнула. Евгений тяжело вздохнул и, сдавшись, опустился на банкетку.

Рейтинг@Mail.ru