Чужое отражение

Майя Кладова
Чужое отражение

Глава 8

Я бежала, чувствуя, что сил у меня становится все меньше и меньше. Несмотря на то, что уже было, наверное, около десяти часов вечера, на улице ходили люди. Петербург баловал горожан и туристов белыми ночами.

Сад закончился, я увидела стоящий на противоположной стороне дороги туристический автобус. От него гуськом вслед за экскурсоводом шли китайские туристы. Водитель стоял сбоку и пил воду из пластиковой бутылки. Я перебежала дорогу и шмыгнула в заднюю дверь автобуса. Устроившись между сиденьями на полу, я перевела дух. Сил больше не было.

«Только бы никто меня не видел», – молилась я.

Двери автобуса закрылись, а по моей спине прошел холод. Я замерла, приготовившись к самому худшему.

Секунда, другая, третья. Тишина.

Я осторожно выглянула из-за сиденья. Автобус был пустой, водителя в кабине тоже не было.

«Неужели я оторвалась?» – ликовало мое сознание.

На смену радости пришло сильное чувство жажды.

В заднем кармане сиденья я увидела недопитую бутылку с водой. Рука потянулась к ней. Тут же вспомнились репортажи их новостных программ про разные страшные вирусы, уносящие жизни. Рука сама одернулась.

«Нужно поискать неоткрытую бутылку», – подсказало мне мое наглое подсознание, которое уже не чувствовало стыда: только дикую жажду.

Закрытую бутылку с водой я увидела на противоположной стороне салона автобуса. Ползком я переместилась в том направлении, и уже через несколько секунд жадно пила чужую воду.

«Ну вот, теперь я и вправду воровка», – поздравила я себя.

Напившись воды, я блаженно закрыла глаза.

«Ноутбук, – вспомнила я о своей ноше, – нужно посмотреть, что там такое, вдруг все же его отберут, может, я что-то запомню».

Рука потянулась к крышке и тут же одернулась.

«А ведь на нем может стоять звуковая заставка. Подниму крышку, а снаружи кто-нибудь услышит аудиологотип фирмы-производителя. И все…»

Я вздохнула.

«Нужно продумать план дальнейших действий», – сказала я себе, но мои глаза постепенно стали закрываться: сказывался недолгий сон прошлой ночью и моя сегодняшняя усталость. Во сне я чувствовала, что автобус куда-то едет, и меня это еще больше убаюкивало.

Проснулась я от громкой китайской речи: в автобус заходили туристы. Не сразу поняв, что я делаю здесь, на полу автобуса, я, покачиваясь, встала, взяла ноутбук и пошла к выходу. На меня брезгливо смотрели несколько китайцев и переговаривались между собой.

– Простите, я перепутала автобус, – пробормотала я по-английски.

Вслед мне слышалась недовольная китайская речь.

Я прошла в парк и села на скамейку. Оставалось надеяться, что туристы не вызовут полицию. Небо уже светлело: наверное, было около четырех утра. Туристы нагулялись, посмотрели на развод мостов и сейчас поедут спать в теплую гостиницу. Мне вдруг почти равнодушно подумалось, что если бы сейчас здесь оказался Артур, он бы спокойно взял из моих рук ноутбук, и я бы даже слова не сказала «против». После непродолжительного сна я чувствовала слабость и холод.

«Нужно двигаться, – сказала я себе, – а то совсем замерзну. Куда теперь?»

Мне подумалось, что нужно позвонить деду, и он что-нибудь придумает. Телефона у меня не было. Нужно попросить у прохожих и позвонить… только номер я не помню. Хоть убейте, не помню.

Родители мне рассказывали, что когда не было мобильных телефонов, номера всех родственников и друзей знали наизусть. С появлением мобильников отпала необходимость их запоминать. Длинный номер вбивался в память телефона, добавлялся контакт, и все. Готово. Вот такие блага цивилизации.

Позвонить я не могу. Доехать тоже не могу. Денег нет. Знакомых в этом городе у меня нет.

Я стала вспоминать. Допустим, есть первая учительница в школе, куда я ходила с первого по третий класс, пока мы не переехали в Москву. Есть какие-то девочки из того класса, которые меня не помнят и которых не помню я. И все они живут за несколько километров, и школа летом не работает. Есть тетя Марина. Или нет?..

Взяв с коленей ноутбук и привычно обхватив его руками, я побрела к проспекту. На обочине была припаркована полицейская машина. Сердце вновь заколотилось, я взяла ноутбук под правую руку, которую не было видно из машины. Сделав уверенное лицо, я посмотрела куда-то вдаль, улыбнулась и помахала кому-то невидимому на другой стороне улицы. Загорелся зеленый и я, улыбаясь, перешла дорогу, как будто меня на той стороне кто-то ждал.

«Так и до паранойи недалеко, – отметила я. – Нужно во что-то завернуть ноутбук».

Тут я увидела вывеску известного интернет-магазина. Возле таких из урн часто торчат ненужные полиэтиленовые мешки.

Я поспешила к урне, и тут же меня кто-то оттолкнул.

– Куда прешь, это моя территория! – громко проскрипел чей-то голос.

От неожиданности я оступилась и чуть не упала.

Возле урны стоял… стояла… кто-то неопределенный, завернутый в потрепанную облезлую меховую жилетку на три размера больше. Она или он… оно покопалось в урне, извлекло оттуда три жестяных банки, сунуло в рваный пакет и пошло дальше по проспекту.

Я, почувствовав, что залилась краской, подождала полминуты и все же подошла к урне, вытащив оттуда большой белый пакет.

Завернув в арку, я положила в пакет ноутбук, завязала ручки в два узла и надела пакет на спину, просунув руки в сделанные лямки. «Рюкзак» получился, конечно, не особо симпатичный, но я вздохнула с облегчением, опустила голову вниз и потрясла руками. Спина нещадно болела, руки немели. Несколько часов, проведенные в обнимку с ноутбуком, не прошли даром.

Когда я вышла на Невский проспект, уже вовсю светило солнце, обещая очередной жаркий июльский день. Ночные толпы туристов с рюкзаками сменились толпами офисных работников, спешащих на работу.

Дойдя до метро, я встала за толпой школьников, видимо, приехавших на каникулы в Петербург. Дети галдели, кричали, показывали друг другу фото на телефонах. Я стала ждать. Тетя Марина приезжала на работу раньше всех. Уличные часы показывали восемь утра. Мы обычно выходили из метро в восемь пятнадцать.

Я простояла около тридцати минут, все время перемещаясь туда, где замечала скопление людей, но тетю Марину так и не увидела.

«Все понятно, – резюмировала я, – Верхов сдержал свое обещание».

Есть еще девушки с работы. Но возле офиса появляться нельзя. Я вспомнила, что Виола перед работой заходит в кафе на Малой Садовой и покупает кофе. На работу она всегда опаздывает, приходит почти к десяти, нисколько этого не стесняясь.

Глава 9

Дойдя до Малой Садовой и устроившись на пороге одного из магазинов, я прижалась спиной к двери и поджала ноги.

«Сбоку меня не должно быть видно», – удовлетворенно подумала я.

Я с завистью смотрела на детей, прижимающих ладони к фонтану в виде каменного шара. Хотелось подойти и обнять целиком этот шар с живительной влагой.

«Нельзя, – строго приказала я себе. – Сиди и жди».

Так я просидела около сорока минут, пока не увидела Виолу. Она была, как всегда, прекрасна: короткое белое платье-футляр, туфли на высоких каблуках цвета индиго. Единственное, что выбивалось из образа деловой женщины – ярко-синие волосы. Но они сегодня были уложены на макушке в аккуратный пучок и повязаны белой лентой.

– Виола! – кинулась я к своей сотруднице.

Виола удивленно остановилась и посмотрела на меня. Ее накрашенный рот открылся в изумлении.

– Майя?.. ты как?.. ты что здесь делаешь?! – смотря то на меня, то по сторонам, удивленно восклицала сотрудница.

– Виола, послушай, мне нужна помощь, – стала я говорить скороговоркой, тоже все время оглядываясь. – Понимаешь, Игорь Верхов – преступник. Мне срочно нужно связаться со своими. Если ты мне не поможешь, то все пропало.

Я говорила заготовленную речь какими-то нелогичными кусками, мой голос дрожал, я путалась в словах и видела, что Виола смотрит на меня, вытаращив свои ярко-голубые глаза.

– Подожди, Майя, подожди, – она взяла меня за руку, – успокойся, все хорошо. Пойдем.

Я выдернула руку.

– Нет, мне нельзя туда, понимаешь?

Я стала было думать, что нужно уходить, потому что на нас начали оглядываться прохожие. Наверное, рядом смотрелись мы странно: высокая ухоженная красавица и взъерошенная девочка в мятом платье и с безумными глазами.

– Подожди, мы зайдем к кафе, там все и расскажешь, – предложила Виола.

Я обрадовалась такой здравой идее, мы вошли в кафе, поднялись на второй этаж и сели за столик. Тут же официант принес нам меню.

– Расскажи по порядку, в чем дело, не волнуйся, я тебя внимательно слушаю, – сказала, улыбаясь, Виола.

– Понимаешь, мне нужно срочно уехать домой, но у меня совсем нет денег, – теперь я решила быть краткой и не нагружать сотрудницу лишней информацией, – и еще я оставила в офисе телефон. Я не помню ни одного номера своих близких и не могу им позвонить. Но так получилось, что мне совсем нельзя в офис, я сильно поссорилась с руководством, понимаешь?.. и домой не могу пойти. Ты можешь мне дать денег взаймы на дорогу? Я обязательно отдам!

Я почувствовала, что покраснела до корней своих волос. Просить денег взаймы мне еще ни разу не приходилось, да еще у малознакомых людей.

– Успокойся, Майя, конечно, я дам тебе деньги, – сказала Виола и ласково положила свою руку на мою.

– Правда? Спасибо тебе, я обязательно отдам, завтра же! – обрадовано заверила я.

– Ты тогда меня здесь подожди, я пойду к метро и сниму в банкомате, – добавила Виола, успокаивающе улыбаясь.

– Здесь… подождать? – растерянно пробормотала я, – но я не могу здесь.

– А я не могу их дать прямо сейчас, у меня же банковская карта, – пояснила Виола. – Не волнуйся, я ровно через десять минут принесу тебе деньги. Я сниму для тебя пару тысяч, вернешь, когда сможешь. Ты пока закажи здесь чего-нибудь, хорошо?

Мой желудок громко заурчал. Я смущенно обхватила живот руками.

 

– Не переживай, Майя, ну что ты! – погладила меня по плечу Виола, – с кем ни бывает! Я тоже пару раз ссорилась с руководством, ничего страшного. Руководство у нас отходчивое. А ты пока съездишь к своим, отдохнешь. Подожди меня здесь. И обязательно закажи блинчики с творогом и клубникой, они здесь просто потрясающие! Я тебя угощаю. Все, жди, скоро буду.

Виола еще раз улыбнулась, похлопала меня по плечу и зацокала каблуками к выходу.

Тут же возле стола показался официант:

– Что будете заказывать?

Я заказала блинчики, как советовала Виола и стала ждать. Тут я поймала на себе недоуменные взгляды с соседнего стола. Я опустила голову и оглядела себя. Испачканное платье, пыльные кеды. И в зеркало я давно не смотрелась. Страшно представить, что сейчас с моим лицом после беготни по жаре. Да и в туалете я давно не была. Кусты для удовлетворения естественных потребностей меня совсем не устраивали.

Встав из-за стола, я спустилась на нижний уровень кафе и прошла в туалет.

Выйдя из кабинки, я умыла лицо с мылом, удалив расплывшиеся следы от туши, затем над раковиной помыла подмышки, расстегнув верхние пуговицы, и застирала подол платья.

Застегнувшись, я обрадовалась, что успела проделать эти не несимпатичные действия до того, как в туалет вошли две девушки.

Одна из них достала расческу, а другая принялась красить губы.

– Как покрасила волосы в черный, постоянно приходится следить, чтобы на мне не было черного волоса, – говорила девушка с расческой, убирая пальчиком с аккуратным маникюром волос с белой рубашки. – Наверное, обратно перекрашусь в светлый. Светлые волосы не так видно на одежде.

Я открыла дверь, чтобы выйти из туалета, и тут меня словно ударило током.

Волос на одежде. Перед моими глазами возникла картинка: Верхов стоит на лестнице в моем подъезде, уговаривая меня отдать ему ноутбук. А на его светлом пиджаке волос. Синий волос.

Вспомнился разговор сотрудниц о том, что «новый вице-президент уже нашел старой жене замену помоложе».

В какой ситуации на мужском пиджаке может остаться синий волос? Например, если он обнимал кого-то с синими волосами…

Я глубоко вдохнула и немного приоткрыла дверь. Зал нижнего этажа кафе был пустой. Виола сказала мне ждать ее на верхнем этаже. Я, прижимаясь к стене, прошла до лестницы на улицу и побежала вниз.

– Стой! Держите ее! Это воровка! – послышался мне голос Артура со второго этажа. – Вошедшие посетители от неожиданности расступились и не вняли крикам Артура. Я, обогнув их, отрыла дверь и выбежала на улицу.

В десятке метров от меня был подземный переход, туда я и припустила. Перед лестницей, выходящей на другую сторону Невского проспекта, я оглянулась. Артур бежал вниз по лестнице, где я была несколько секунд назад.

Выбежав из перехода, я помчалась через сад с огромным памятником посередине. «Екатерина Вторая, вокруг – ее фавориты», – пронеслось в моей голове.

Удивившись, что на бегу я могу вспоминать информацию из учебников по истории, я вдруг как будто посмотрела на происходящее со стороны.

Бежит девочка с объемным пакетом за спиной, за ней – странный тип. Там – подметает дворник, там – кучка ранних туристов, там – дорога. По дороге едут машины. И никому нет дела, куда и почему бежит девочка, почему ее преследуют. Как будто это обычное явление для утра в центре Петербурга…

Я обернулась еще раз и еще быстрее припустила вперед. Подбегая к памятнику, машинально посмотрела наверх. Императрица Екатерина Вторая смотрела величественно и строго. Мне даже показалось, осуждающе.

«Хоть кто-то за меня переживает, – подумала я.

«Помоги мне, Екатерина», – прошептали мои потрескавшиеся сухие губы как будто сами по себе и отдельно от меня.

Глава 10

После того, как я пробежала здание театра, я оказалась на узкой улочке, затем выбежала на набережную Фонтанки и заметила мост с башенными надстройками. Добежав до середины моста, я укрылась за колонной и осторожно выглянула. Артура не было видно. Я прислонилась к прохладному каменному ограждению и попыталась хоть немного выровнять дыхание. Получалось так себе.

«Значит, Виола с ними заодно, – думала я, смотря, как по водной глади реки прыгают солнечные блики, – я чуть не попалась. Она не пошла к банкомату, как обещала, а сразу позвонила Артуру, чтобы он пришел и отнял ноутбук. Она и есть новая возлюбленная Верхова. Как же я плохо разбираюсь в людях…»

Мои мысли прервались. На набережной я снова увидела его, Артура. Самое страшное, что и он теперь меня видел. Убежище оказалось не таким уж надежным, но зато я немного передохнула.

Я снова побежала по мосту. Загорелся зеленый, я перебежала дорогу, и опять припустила по набережной. Я бежала и понимала, что если я не окажусь в ближайшие секунды в тени, то просто потеряю сознание. Увидев поворот, я свернула в тенистый переулок.

Через пару десятков метров я чуть не упала назад, уткнувшись лицом во что-то красное и мягкое. Подняв голову, я увидела лицо с густой бородой.

– Девочка, аккуратнее, – полный мужчина в русском народном костюме придержал меня за локоть. Я поняла, что лицом уперлась в его живот в красной рубахе. Тут же я услышала за спиной многоголосную английскую речь, мужчина меня отстранил и устремился к туристам. А я шмыгнула в какую-то дверь. Меня окружили люди, громко говорившие по-английски. Почувствовав запахи еды, я чуть не потеряла сознание, снова ощутив, насколько я голодна.

Меня толкнули в спину и тут же извинились по-английски. Я сняла со спины пакет с ноутбуком и обхватила его руками.

Дальше был зал, оформленный в русском народном стиле. Я уже поняла, что попала в ресторан. Попятившись, чтобы быть как можно менее заметной, я выглянула в окно и увидела Артура. Он стоял на углу и оборачивался по сторонам.

«Скоро он поймет, что я здесь», – пронеслось в моей голове.

Я повернулась, толкнула какую-то дверь и оказалась в коридоре. Наверху виднелась лестница. Я поднялась, открыла следующую дверь. Пройдя по еще одному коридору в поисках хотя бы женского туалета, где можно спрятаться, я столкнулась с молодым человеком.

– Здравствуйте, – сказал он, оглядывая меня, – я чем-то могу вам помочь?

– Здравствуйте, – сказала я максимально спокойным голосом. – Я курьер, что-то я заблудилась, не могу найти выход.

Я зачем-то показала молодому человеку свой пакет, развернулась и пошла в обратном направлении в надежде, что он не станет меня провожать.

– Подождите, вам лучше выйти с этой стороны, а то уже приехали две группы туристов, – молодой человек открыл какую-то дверь сбоку.

Я поблагодарила, вышла и оказалась на прохладной лестнице с высоким потолком, какие бывают только в старых жилых петербургских домах.

Осторожно спустившись вниз, я поняла, что дверь выходит не на ту улицу, с которой вошла.

«Интересно здесь все устроено. В питерских старых дворах много сюрпризов», – подумала я.

Открыв дверь, я выглянула. Артура нигде не было.

«Поймет ли он, где я вышла?» – стучало в моей голове.

Я пошла по тротуару, все время оглядываясь. На углу был продуктовый магазин, я зашла туда и встала возле стеклянных дверей. Через минуту я увидела Артура. Он стоял на том месте, где недавно была я, и ловил машину. Перед ним остановился красный автомобиль, Артур сел на переднее сиденье. Машина медленно поехала.

«Устал бегать», – удовлетворенно подумала я.

Я постояла еще немного, пока не начала замечать на себе недовольные взгляды кассирш магазина.

Выйдя, я пошла в обратную сторону. У меня было немного времени в запасе. Я шла и понимала, что в любой момент могу упасть. Перейдя дорогу, я оказалась в тени. В нескольких десятках метров я заметила вывеску кафе, где однажды обедала с сотрудницами. Мне вспомнилось, что здесь есть ящик для пожертвований для бездомных.

Я зашла в прохладный зал и направилась к стойке.

– Извините, – сказала я слабым голосом. – Можно попросить у вас воды?

Девушка – администратор посмотрела на меня, кивнула и протянула мне стакан.

Я стала пить, стараясь максимально вдыхать в себя живительную влагу.

Поставив стакан, я поблагодарила и пошла к выходу, стараясь не обращать внимания на запахи еды.

На улице бородатый официант убирал со столиков остатки чьего-то завтрака (или обеда?). На подносе стояла плетеная корзинка с хлебом.

Я смотрела на хлеб, ощущая борьбу чувства голода с чувством гордости. Подняв глаза, полные слез, на официанта, я увидела его улыбку. Он протянул мне корзинку, я взяла большой кусок белого хлеба.

– Спасибо, – сказала я, чувствуя, что слезы уже вовсю текут по моим щекам.

Официант вошел в зал, я поспешила скорее уйти подальше и откусить кусочек.

«Могла ли я подумать, что скоро буду просить кусок хлеба, когда распределяла миллионы, вырученные за драгоценности? – грустно усмехаясь, думала я, жуя вкуснейший свежеиспеченный хлеб. – Как быстро может все поменяться в жизни…».

Я дошла до фонтана на площади, помыла руки, брызнула на лицо, и почувствовала, что мне стало немного лучше.

Вдалеке я увидела место, где развернулся городской рок-фестиваль.

«А ведь там работают мои недавние сотрудники, – пронеслось в голове. – Не могут же все быть такими, как Виола…».

Когда я дошла до места фестиваля, я увидела полицейского и резко затормозила, тут же отругав себя за это.

Полицейский задержал на мне взгляд, что-то сказал в рацию, а я не выдержала и побежала вперед.

Поняв, что я выдала себя и остановиться уже не могу, я бежала все быстрее. Боковым зрением я увидела, что из «кармана» начинает ехать полицейская машина с «мигалкой».

«Ну вот, – зло сказала я себе. – Могла бы просто пройти мимо, может, не обратил бы на меня внимание».

На удивление, злость прибавила мне сил. Я побежала еще быстрее.

За последние сутки бег стал моим обычным способом передвижения, и я уже не представляла, что можно двигаться как-то по-другому.

Счет времени я уже потеряла. Я просто бежала. Дороги, мосты, тротуары, переходы… внезапно дорога закончилась, и я оказалась на берегу. Похоже, это была пристань.

Сбоку я увидела скамейку. Слабыми шагами я дошла до нее, опустилась и сразу провалилась то ли в сон, то ли в обморок.

Глава 11

Мне снились военные корабли, сражения на воде, взрывы и грохот пушек. Волны вздымались над моим лицом. Мне казалось, что я даже чувствую их запах.

Я вдохнула и открыла глаза. Над собой я увидела лицо.

«Петр Первый», – узнала я. Темные волосы вокруг лица, небольшие усики, царский кафтан, пристальные карие глаза. Именно такого императора я видела на портретах в музеях и на картинках в учебниках.

– Здравствуйте, – сказала я хрипло.

– Здравствуйте, – вежливо ответил мне Петр.

«Я умерла, – поняла я. – Петр же давно умер, значит, я тоже».

Стало немного грустно.

«Бабушка расстроится, да и дед. И Димка», – пролетело в моей голове.

Если верить традиционной для моей страны религии, я должна быть либо в аду, либо в раю.

– Простите, мы в аду или в раю? – спросила я Петра.

– А вам куда нужно? – поинтересовался тот.

– Хотелось бы в рай, конечно. В аду ведь горячо…

– А вдруг в раю слишком холодно?

Я задумалась и поняла, что в таком предположении есть логика. Рай же на небесах, а в небесах холодно. Но ведь умершие не ощущают холод…

Тут я почувствовала, что замерзла и поежилась.

Петр кинул мне голубой плед, а я села и оглянулась вокруг. По бокам –широкие панорамные окна, внизу пол. Надо головой – низкий потолок. В окна видно, как плещется вода. Тут я поняла, что меня немного качает.

«Я на корабле или на катере», – поняла я.

Петр протянул мне горячий стакан. Я стала жадно пить сладкий чай, обжигая губы и язык.

– Я не умерла? – вслух догадалась я и улыбнулась.

– Вроде жива, – кивнул Петр.

– А…

– Ты давай, пей – перебил меня Петр. – Еды у меня нет, уж извини.

– Вы не настоящий? – спросила я и тут же поняла, что выгляжу полнейшей дурой.

Я смутилась и, наконец, пришла в себя. Тут же я вспомнила про свою драгоценную ношу, вскочила, чуть не упав, и стала в панике оглядываться по сторонам.

– Ноут там, – Петр указал на сиденье в конце возле двери.

Я кинулась в ту сторону, взяла ноутбук и обхватила его руками.

– Украла, что ли? – спросил Петр, показав головой на мою ношу.

Я замотала головой.

– Нет, честное слово. То есть да. Но так получилось. А вы кто? – я, наконец, задала разумный вопрос и поздравила себя с тем, что снова начинаю мыслить здраво.

– Ты мне лучше скажи, что от тебя надо Циклопу. – Петр взял с руки стакан, налил в него кипятка из банки и стал пить.

– Циклопу? – я растерялась.

 

Циклоп – это уже совсем из другой оперы. Это древнегреческая мифология. Вроде какое-то одноглазое злое существо. Я попыталась вспомнить, при каких обстоятельствах я могла пересекаться с подобным персонажем. И тут меня осенило:

– Артур? Ты говоришь про него?

Действительно, у Артура один глаз был карий, а другой – светло-голубой, настолько прозрачный, будто его вообще не было в глазнице.

Тут снаружи послышался какой-то стук. Я посмотрела на Петра расширенными от ужаса глазами. Он приложил палец к губам и показал мне на пустое место за сидениями. Я поспешила туда, схватив ноутбук, а Петр накрыл сверху меня пледом.

– Ден, ты здесь? – услышала я мальчишеский ломающийся голос.

– Да, здорОво, Юрец. Ну что, все купил?

– Вот, все, как ты говорил. Смартфон вполне даже ничего. Тут еще дезодорант, шампунь, фигня вся эта девчоночья, витамины, яблоки.

– Сдачи не осталось? – строго спросил голос Петра, то есть, как оказалось, Дена.

– Не, ты что, я даже свои десять рублей добавил!

– Хорошо, верну потом.

– Да ладно, что ты, можешь не возвращать.

Я услышала шорох пакетов.

– Ты, кстати, слышал, Циклоп какую-то девку с ноутом ищет, – услышала я снова голос мальчишки, – обещает за нее или за этот ноут пол-лимона, прикинь?

– Так уж и пол-лимона? – с сомнением спросил Ден.

– Да, пацаны сказали! Не знаю, может, этот ноут такой дорогой, или девка сильно жизнь подпортила Циклопу. Тебе, кстати, не встречалась такая? Говорят, худая, в зеленом платье, волосы светлые до лопаток.

Я замерла, сердце забилось в груди.

– Не, не встречал. Делать мне больше нечего, на девок смотреть, – ответил Ден, а я тихо вздохнула с облегчением.

– А пацаны все теперь ищут такую. Ходят по городу, вглядываются. И на вокзалах тоже. Я сам уже даже сомневаюсь, ехать ли мне в Петергоф. Вдруг мне попадется, разбогатею, тогда и работать не надо.

– Работа у тебя, конечно, тяжелая, – со смешком ответил Ден.

– А ты как думал? Ловкость рук должна быть, знаешь какая! Я потому и еду в Петергоф. Пацаны говорят, там проще по карманам шарить. Все такие расслабленные после прогулки на природе. Фонтаны, белочки, все дела… или не ехать и девку эту поискать, вдруг мне повезет?..

– Да ее нашли уже, наверное, – равнодушно ответил Ден.

– Да? Откуда ты знаешь? – насторожился Юрец.

– Ну если Циклоп ищет, значит, нашел или вот-вот найдет.

– Ну тебя же он не нашел…

– Это ты к чему? – голос Дена стал жестким и грубым.

– Да успокойся, Ден, я же просто так сказал, – испуганно заговорил Юрец. – Что я, урод совсем? Ты ж мне жизнь спас, я же помню.

– Помни еще то, что за меня Циклоп денег не даст. А если выдашь, я потом к тебе приду. Только ты знаешь, что я здесь, так что я сразу пойму, кто меня сдал.

– Ден, ну ты че, я – могила! Никому и никогда! Я тогда пойду, да? Мне же твоей Ксюхе еще надо все отнести, а потом пацаны в Петергофе ждут. Тут из центра города прямо в Петергоф «метеор» идет, прикинь! Но я-то пока на электричке… вот подзаработаю, и когда-нибудь покатаюсь…

– Давай. Не забудь все отдать, я потом проверю.

Дверь закрылась. Ден подождал около минуты и прокашлялся.

– Это что же ты такого натворила, что за тебя пол-лимона обещают? Или ноутбук такой дорогой?

Я поняла, что он обращается ко мне.

Убрав с головы плед и сперва осторожно выглянув, я разогнулась и почувствовала, как затекли руки и ноги от неудобного положения.

По-прежнему обнимая ноутбук, я опустилась на сиденье. И тут до меня дошло, что радоваться мне рано. Юрец-то ушел, а Ден, может, сам хочет сдать меня Артуру и получить обещанное вознаграждение.

Я заволновалась.

– Здесь что-то такое, из-за чего меня ищут, понимаешь? – я показала на ноутбук. – Сам он, мне кажется, не очень дорогой… слушай, у меня есть немного денег. Конечно, не пол-лимона, но я могу работать, я подрабатывала переводчиком. Я могу работать и все отдавать тебе. Только не сдавай меня, пожалуйста…

Последняя фраза получилась совсем жалобной.

Ден взял большой нож и какую-то деревяшку. Я заворожено следила за его руками. Обхватив нож почти за лезвие, он стал обтесывать кусок дерева.

Я ждала его ответ и продолжала смотреть на его руки. Присмотревшись, я разглядела фигурку зайца, которой еще предстояло придать более отчетливую форму.

– Пожалуйста, – повторила я.

Ден отложил в сторону нож и свою поделку.

– Ну и что ты собираешься делать дальше? – поинтересовался он, смотря в окно.

– Я.. пойду… можно?..

– Ну, можешь идти. Только далеко вряд ли уйдешь. Слышала, тебя ищут?

– Слышала, – охрипшим голосом сказала я. Уходить мне не хотелось. Но провести на этом судне остаток дней – тоже не выход.

– А как я здесь оказалась? – вдруг спросила я то, что меня занимало последний час.

– Я тебя нашел на берегу и принес сюда. О том, что тебя ищут, слышал. Жалко тебя стало. Худющая, как моя сеструха. Видно, что не бомжуешь, а что-то случилось у тебя. Да и с Циклопом у меня давние счеты, – выражение лица у Дена стало жестким и даже злым.

– А ты… здесь живешь? – несмело спросила я.

– Пока здесь, – кивнул Ден и замолчал, смотря на меня.

Я поняла, что о себе говорить он не желает.

– Мне нужно попасть домой… я подумала, может, мне вызвать такси?.. на вокзале, да и в метро меня сразу поймают…

– Далеко ехать?

Я назвала адрес, а Ден присвистнул.

– Ну, если у тебя есть пара тысяч рублей, то можешь рискнуть с такси. Только у Циклопа и в таксопарках есть свои связи. Но может, и повезет.

– У меня нет денег. Но я могу сначала доехать, а потом вынести их таксисту из дома.

Ден усмехнулся:

– Ну и какой дурак повезет в такую даль малолетку, не проверив, есть ли у нее деньги?

Я потупилась.

– А можешь поехать со мной?.. я потом отдам деньги, и тебе дам.

Ден снова усмехнулся.

– Слушай, я тебя вижу первый раз в жизни. У тебя грязное платье, безумные глаза и ворованный ноут. Причем ты несовершеннолетняя. Ты серьезно считаешь, что я сейчас плюну на свою работу, пойду вызову такси, брошусь убеждать таксиста, что мы ему заплатим, сам будучи в этом не уверен, и поеду черти куда?

Я молчала. Он прав, что тут говорить.

– А можешь тогда мне дать деньги взаймы? Я обязательно отдам!

Говоря, я понимала, что звучит это глупо.

– Денег у меня нет, – Ден развел руками. – Сам влез в долги. Теперь нужно отдавать.

– А.. не знаешь, где можно заработать?

Я ожидала очередную усмешку Дена, но он задумался.

– Жди здесь, – сказал он. – Сядь на пол, чтобы тебя никто не видел. Это судно не мое, как ты понимаешь. Хозяин разрешил мне здесь пожить месяц, пока его нет в городе. Естественно, не бесплатно. Как только тебя увидит сторож, он затребует платить и за тебя. Я приду через полчаса.

Не дожидаясь моего ответа, Ден открыл дверь, нагнул голову и вышел.

Я села на пол и впервые попыталась подробно осмотреть мое убежище. Похоже, что я находилась на туристическом речном трамвайчике. С двух сторон – сиденья, по три штуки. Снаружи – открытая палуба, тоже с сиденьями. Мне стало интересно, как на этих сиденьях спит Ден, рост которого, как мне показалось, был больше двух метров..

«Как у настоящего Петра Первого», – вспомнила я.

Похоже, что это и есть работа Дена. На каждом углу в центре города стоят такие персонажи в исторических костюмах, предлагающие туристам с ними сфотографироваться. Естественно, за деньги.

Рейтинг@Mail.ru