Чужое отражение

Майя Кладова
Чужое отражение

Глава 5

Придя на следующий день в офис, я удивилась необыкновенной чистоте и тишине в приемной. Секретарь Сима стояла в строгой черной юбке и белоснежной блузке возле кофемашины и аккуратно раскладывала на тарелке печенье.

В нашем кабинете девушки тоже сидели с серьезными лицами и внимательно изучали что-то на мониторах.

– Всем доброго утра, – подала я голос.

Сотрудницы ответили и снова устремили взгляды в компьютеры.

Зашла Сима.

– Коллеги, через пятнадцать минут совещание с вице-президентом в зале совещаний. Затем в тринадцать часов со всеми сотрудниками будет обед в ресторане «Эрмитаж».

Я тут же поняла, в чем дело. Приехало руководство. Буду сидеть в кабинете и не высовываться.

Подумав, что вообще-то хорошо бы мне было пойти погулять, я взглянула в окно. Солнце, ни ветерка. В прогнозе погоды с утра обещали плюс тридцать градусов. Я откинулась в кресле и поняла, что немного завидую брату. Судя по его сообщению, он сейчас находится на вокзале и скоро отправится в Зеленогорск. Конечно, он там будет не отдыхать, а проходить практику на военном полигоне, и все же, как должно быть приятно ехать в электричке и смотреть в окно на зеленый лес…

«После обеда начинаю работать на рок-фестивале, буду там до выходных, звонки могу не слышать, пиши мне сообщения», – написала я брату, вспомнив планы на ближайшую неделю.

Брат прислал мне «ок» и, видимо, пошел садиться в поезд.

Я заскучала и подумала, что обедать мне, наверное, придется сегодня одной: для всех сотрудников был организован банкет в ближайшем ресторане в честь визита вице-президента.

Но оказалось, что про меня коллеги не забыли: место в ресторане нашлось и для меня, причем почти рядом с руководством.

Мне сразу вспомнились нелестные отзывы сотрудников о Верхове. Я покопалась в своей памяти, чтобы определить свое личное отношение к папиному другу, занявшему его должность, но не смогла вспомнить ничего значащего. Во время встреч семьями папа и Верхов говорили в основном о работе. Со мной дядя Игорь никогда не заговаривал, только здоровался в ответ на мое детское старательное «Здравствуйте!».

Я посмотрела на дядю Игоря. Темноволосый, с небольшой бородкой, в очках, светлый костюм сидит на нем отлично. Тут он глянул на меня, и я засмущалась, что так пристально его разглядываю. Наверное, он меня не помнит: последние пять лет, живя в разных городах, наши семьи не проводили вместе время, а я девяти лет все же немного изменилась.

Но мне показалось, что он меня узнал. Тут же его отвлекли какими-то документами, и я поспешила задвинуться за сотрудницу, которая сидела со мной рядом.

Стены ресторана блестели золотом и зеркалами, скатерти сияли белизной. За нашими спинами выстроились официанты, готовые броситься к столу по первому требованию. От всей этой роскоши мне было неуютно: казалось, что я выгляжу очень неуместно в своем не очень деловом платье и кедах.

Я попыталась уговорить саму себя что-нибудь съесть и стала разрезать мясо на мелкие кусочки.

Дядя Игорь, он же вице-президент Верхов Игорь Валерьевич снова скользнул по мне взглядом и, немного нахмурившись, повернулся к Лене:

– Елена, у нас есть в офисе рабочий ноутбук? – густым баритоном спросил он, отставляя от себя тарелку и доставая мобильный телефон. – Завтра в офис приедут наши финские коллеги, после совещания им нужно будет поработать.

Лена ненадолго задумалась, потом вспомнила:

– Конечно, Игорь Валерьевич, есть! Есть ноутбук Ирины Марковны!

Игорь Валерьевич поморщился:

– В каком смысле? Она же уволена.

– Так это рабочий ноутбук, ей выдали его для работы, когда у нее сломался компьютер, а потом она так к нему привыкла, что на нем только и работала. К тому же он мощнее, там лучше идут программы…

Я вдруг заметила, как Игорь Валерьевич побледнел. Несколько секунд он сидел в каком-то ступоре, затем, как будто что-то вспомнил, взял мобильный и стал вставать из-за стола.

– Мне пора ехать. Ноутбук не трогайте, я сам с утра приеду, проверю его работоспособность и отдам коллегам. Проследите, чтобы его никто не брал.

– Хорошо, – растерянно пробормотала Лена, удивленная такой переменой в поведении руководителя.

Начальник филиала, все это время наблюдавший за общением своей подчиненной и руководителя из Москвы, тоже встал и побежал за Игорем Валерьевичем.

– Ну вот, наконец-то можно спокойно поесть, – пробормотала Лена. – А то сидишь и боишься что-нибудь уронить или случайно чавкнуть.

Тетя Марина сидела, опустив голову, с полуулыбкой на губах и катала шарики из салфетки.

Я ковыряла вилкой десерт. Есть под пристальным взглядом стоящих за спинами официантов не особо хотелось: что с руководством, что без.

«Куплю хот-дог по дороге на фестиваль», – решила я.

– Марина Анатольевна, вы тоже будете работать на фестивале? – спросила я, вставая.

Тетя Марина помотала головой.

– Нет, у меня дела в офисе. Там будет Лена и нанятые промоутеры. Вечером я за тобой зайду, и вместе поедем домой.

Я согласно кивнула, попрощалась и пошла в туалетную комнату, почти такую же шикарную, как и сам ресторан. В кабинке я обнаружила, что на моих колготках пошла стрелка. Вздохнув, я принялась развязывать кеды, снимать колготки, надевать кеды обратно.

Вдруг я услышала, как дверь туалета отворилась и зашли, смеясь, две моих сотрудницы.

– Да, не шибко он рад видеть свою жену, – сказала одна из них.

– Так она, видимо, тоже не пылает к нему особой любовью, – ответила другая.

– Конечно, он ее до психушки довел.

– Ну а что делать, если старая жена мешает делать то, что он хочет. Влада-то навещала Марину в клинике и сказала, что та абсолютно нормальная. Это он постарался, она же не хотела сына отдавать в частную школу в Москву. Да еще и новая жена, молодая, маячит на горизонте.

– Да не, на ЭТОЙ он не женится, ты что…

Я стояла в кабинке, сжав в руках свои порванные колготки.

«Вот еще не хватало, слушать сплетни про тетю Марину. И как теперь выходить, они же поймут, что я слышала, – размышляла я. – Хотя почему мне должно быть стыдно, что я это слышала, пусть им будет стыдно за свои сплетни».

Уже собравшись распахнуть дверь кабинки и посмотреть убийственным взглядом на своих сотрудниц, я услышала, как дверь снова хлопнула: они вышли.

Вздохнув, я тоже покинула туалетную комнату и направилась к выходу из ресторана.

***

День выдался жарким, и отсутствие на мне колготок оказалось как нельзя кстати.

На площадке рок-фестиваля, развернувшейся недалеко от нашего офиса, только начинали собираться люди. Я нашла палатку нашей фирмы и заявила о своей готовности работать, не покладая рук и ног. Однако оказалось, что для работы на фестивале наша фирма наняла вполне толковых промоутеров, и я быстро почувствовала себя лишней.

«Ну вот, а хотела здесь провести неделю, всем хвасталась: Димке, бабушке, мол, отвечать на звонки не смогу…», – разочарованно подумала я.

Лена, руководившая промоутерами, старалась придумать мне задание, чтобы я не расстраивалась из-за своей ненужности, а потом предложила мне поехать домой или погулять, раз «сегодня такая прекрасная погода».

Немного побродив по расположенному поблизости парку, я купила мороженое и устроилась у фонтана. Я смотрела, как на каменных бортиках скопились голуби. Одни пили воду, другие просто сидели, подставив головы брызгам воды, и наслаждались этим оазисом в центре жаркого города. Вдруг рядом стал кричать маленький мальчик.

– Нет, не пойду домой, хочу купаааться! – плакал малыш лет трех.

Мама тянула его за руку к остановке, уговаривая поехать домой и обещая дома полную ванну с пеной и игрушками.

– Хочу в фонтааан! – с новой силой заголосил мальчик, упал и стал колотить кулачками по земле.

Место вокруг этого неожиданно источника шума постепенно расчищалось, люди расходились в сторону. Я тоже, вздохнув, взяла сумку и направилась к Невскому проспекту. Слушать детскую истерику не было никакого желания, а помочь маме мальчика я все равно ничем не смогу. Я бы и сама не отказалась сейчас искупаться в фонтане.

Голос кричащего ребенка все стоял у меня в ушах, и мне вдруг стало стыдно за свое равнодушие. Я бы могла отвлечь мальчика, что-то ему рассказать. А мы, отдыхающие у фонтана, разбежались, оставляя довольно молодую худенькую женщину разбираться со своим отпрыском.

Мне вдруг вспомнился разговор в туалете двух своих сотрудниц. Они обсуждали тетю Марину и ее мужа, ставшего вице-президентом компании, это мне было понятно. Непонятно, что могло довести тетю Марину до того, чтобы она лечилась в клинике для душевнобольных. Она производила впечатление очень вдумчивого, спокойного и рассудительного человека.

Слабину она давала только со мной и Димкой: начинала с нами сюсюкать, пытаться накормить, выяснить, что нас беспокоит. Но ведь мы были детьми ее лучшей подруги. Пропавшей подруги. И еще она очень менялась, когда говорила о своем сыне. Муж отправил его учиться в частную школу в Москве. Было видно, что соседке это не по душе и что она отчаянно скучает по сыну. Я вдруг прониклась нежностью и жалостью к своей сотруднице.

«Нужно самой зайти за ней в офис, раз я ушла с фестиваля, – решила я. – Заодно захвачу новые материалы для перевода и оттуда мы вместе поедем домой».

Времени было уже больше шести, тетя Марина обещала зайти за мной в половину восьмого, значит, из офиса она собиралась уйти около семи, время у меня есть.

Глава 6

Я вошла в прохладный холл офисного здания, и сразу стало легче дышать. В офисе уже никого не было, рабочий день закончился. Только из кабинета тети Марины доносился звук щелкающей клавиатуры. Я решила сперва забрать документы для перевода со своего стола. Зайдя в душный кабинет, я быстро нашла бумаги, сняла с плеч сумку и принялась аккуратно их укладывать.

 

Тут я услышала, как открылась входная дверь, и чьи-то шаги направились вглубь офиса.

«Вроде бы мужчина, – замерев, подумала я. Все девчонки, кроме меня, сегодня на каблуках. Начальник собирался встречать финнов и вести их в ресторан, вряд ли он бы стал возвращаться. Кто это может быть? Дядя Игорь? Зачем ему приходить, при его должности ему что угодно привезут в гостиницу в любое время».

Я на цыпочках вышла в коридор и осторожно пошла туда, где слышала шаги. Вдруг я вздрогнула, услышав четкий голос тети Марины.

– Вернулся замести следы? – ее голос доносился оттуда, куда проследовал человек.

Я поняла, что она стоит на пороге кабинета бухгалтерии. Значит, она обращается не ко мне. Мне сразу стало неловко. Нужно было дать понять, что я есть в офисе. Не хватало еще стать свидетелем офисной или даже семейной разборки.

– Марина? Что ты здесь делаешь? – услышала я голос дяди Игоря.

– Я работаю. А ты что здесь делаешь? Пришел за ноутбуком Ирины Марковны? Испугался, что там остался компромат на тебя? – усмехнулась тетя Марина.

– Что за бред ты несешь, – раздраженно ответил дядя Игорь.

– Учти, я все скопировала на флешку и спрятала ее в надежном месте. Как только президент компании выйдет из отпуска, я все отправлю ему. Или даже приеду в московский офис прямо к нему.

– Что ты городишь? Что ты скопировала? – с деланным вздохом, как разговаривают с капризным ребенком, произнес дядя Игорь, и его шаги я услышала почти рядом с собой.

– Все, что было. Всю информацию, которую собрала Ирина Марковна о твоих махинациях. Отчеты, в которых даже мне, не бухгалтеру, видны серьезные нестыковки. Список людей, покинувших Петербург по странным обстоятельствам. Документы с подделанной подписью президента компании. Он, конечно, не в курсе о твоих проделках. Думаю, ему будет интересно на это посмотреть. Жаль, я не нашла этого всего раньше.

– Зачем тебе все эти выдумки, чего ты хочешь?– раздраженно произнес Игорь Вячеславович.

– Верни детям маму, Игорь. Верни Настю, – тихо ответила тетя Марина.

Я почувствовала, как мое сердце заколотилось в груди.

«Что она такое говорит?» – пронеслось в моей голове. Я взялась рукой за дверную ручку, чтобы не упасть, потому что мои ноги вмиг ослабли.

– Что ты городишь, Марина, ты в своем уме? – тихо, но с угрозой в голосе ответил Игорь. – Настя погибла, разбилась в горах вместе с Романом. У тебя опять приступ, тебе нужно в клинику.

– Не смей! – тетя Марина перешла на крик. – Не смей выдавать меня за душевнобольную. Ты насильно уложил меня в клинику осенью, чтобы я не мешала тебе забрать у меня сына! У тебя везде подельники. Этот твой друг, психиатр, подделал заключение, чтобы упечь меня в клинику. А я здорова!

– Я отправил сына учиться в самую лучшую школу столицы, чтобы он сам добивался успехов в карьере, чтобы не ждал подачек! – зло прошипел Игорь, а я вздрогнула и еще больше вжалась в стену.

– Это ты себя имеешь в виду? – уточнила у мужа тетя Марина. – Это тебя, бедного оскорбляли подачками в карьере? Твой друг Роман тянул тебя за собой всю жизнь, даже устроил тебя на повышение в Москву. А ты его убил!

Я зажала рот рукой и схватилась за стену. По щекам потекли слезы. Я сползла по стене на корточки.

– Следи за своими словами, Марина, – вкрадчиво произнес дядя Игорь. – Пожалуй, тебе снова пора на лечение. Будешь потом только улыбаться и мычать.

– Я тебя не боюсь, – голос тети Марины стал тише, – мне уже нечего терять. Сына ты у меня отнял: убедил его, что ему будет лучше в другом городе, купил его дорогими подарками. Его мне уже не вернуть, пока он сам не поймет, что главное в этой жизни – не последний «айфон». У меня больше ничего не осталось. Верни хотя бы другим детям их маму.

– Артур, поднимись, – вдруг сказал дядя Игорь, и я поняла, что сказал он это в телефон.

«Значит, сейчас сюда придет этот жуткий Артур», – поняла я и тихо поднялась, держась за стену.

«Нужно взять себя в руки», – твердила я себе.

Вдруг раздался грохот, как будто что-то упало, и из-за угла показалась голова тети Марины и ее руки, обхватившие ноутбук. В следующий момент снова послышался шум, тетя Марина упала, удерживая ноутбук, и стала удаляться обратно за угол, как будто ее кто-то тянул за ноги.

Слабо осознавая, что я делаю, я шагнула из-за угла.

– Майя, беги! – крикнула тетя Марина и толкнула ко мне ноутбук, – беги!

Я схватила с пола ноутбук, видя, что дядя Игорь подался вперед.

– Беги! – повторила тетя Марина, вцепившись в его ноги. Между ними началась борьба.

«Сейчас придет Артур, – стучало в голове, – и я уже не убегу».

Я резко развернулась и в дверях столкнулась с Артуром, который от неожиданности пропустил меня вперед. Я бросилась к лифту. Когда его двери закрывались, я увидела, что Артур уже бежит ко мне. Прижавшись к стене лифта, я обхватила руками ноутбук. Лифт поехал вниз.

«Нужно помочь тете Марине, куда я еду»? – метались мои мысли.

«Ты ей ничем сейчас не поможешь, сейчас нужно спасти ноутбук, – твердил мне внутренний голос. – В нем – что-то, что связано с исчезновением родителей. То, что хочет скрыть и уничтожить Верхов».

Через несколько секунд двери лифта распахнулись, и я ринулась вперед. Холл был пустой, недалеко от входа, за турникетом, стоял охранник и поправлял что-то на рекламной стойке. Я пробежала турникет и интуитивно кинулась к охраннику, но тут услышала голос Артура за спиной, обращенный к нему:

– Держи ее, она украла ноутбук!

Охранник метнулся ко мне, а я от него отпрянула, поняв, что он мне не помощник. Выбежав за стеклянную дверь, я бросилась вперед по улице.

Глава 7

Я бежала и больше не оглядывалась. Странно, но жары я не чувствовала. Меня бил озноб, но я приказала себе не останавливаться.

«Куда бежать, что делать»? – стучало в висках, но я не останавливалась и запрещала себе оборачиваться.

Добежав до метро, я поняла, что моя сумка осталась в офисе. Вместе с кошельком и телефоном. Опустив руку в карман платья, я нащупала ключи от квартиры и еще что-то металлическое.

«Жетон!» – воскликнула я от радости и устремилась в спасительную прохладу вестибюля.

В вагоне метро я опустилась на сиденье. Перед глазами все плыло. Я попыталась хоть немного выровнять дыхание. Огляделась по сторонам. Пассажиры сидели, уткнувшись в телефоны. Напротив стоял парень и пил воду.

Я судорожно сглотнула.

«Что такого в этом ноутбуке? – я посмотрела на свою ношу. – Может, я зря с ним бегаю?.. может, это просто больное воображение тети Марины?… и она все придумала? Тогда почему Артур так гнался за мной?..»

Мне снова вспомнились глаза тети Марины и ее крик: «Беги!»

Хорошо, что в кармане оказались ключи от квартиры: утром я опаздывала, и на ходу сунула их туда, а не в сумку. Я поняла, что мне одна дорога: домой. Там нужно быстро взять деньги и бежать на вокзал. Или позвонить и вызвать такси и отправиться прямо к бабушке и деду. Вместе с ноутбуком. И там уже разбираться, читать, искать, ехать в полицию к знакомым деда. Найти тетю Марину, если Верхов выполнит свое обещание и куда-то ее спрячет. Понять, что на самом деле произошло год назад. Понять, при чем здесь Верхов… и… что с моей мамой…

Как сказала тетя Марина? – «Это ты убил Романа»?

Бедный дед, бедная бабушка… снова погрузиться в воспоминания, в свое горе.

Но… мы действительно можем найти маму? Как такое возможно? Может, тетя Марина что-то перепутала?..

Мелькнула мысль «А может, прямо сейчас в полицию?». Тут же вспомнился крик Артура охраннику «Держи ее, она украла ноутбук!»

А ведь правда, я его украла. Это собственность фирмы. Получается, что я – воровка. Мне не только нельзя в полицию, мне нельзя даже попадаться на глаза ее представителям. Как быстро меня с ворованным ноутбуком начнет искать полиция? Если у дяди Игоря есть там связи, то могут уже искать. Прямо в эту минуту на факсы участков может приходить мое фото и размещаться на стендах.

«Мне бы только доехать домой, к деду, он со всеми и во всем разберется. Он сотрет этого дядю… да какой он мне дядя… этого убийцу моего папы дед сотрет в порошок. Только бы доехать».

Я вышла из метро, стараясь не поворачиваться лицом к стоящему у входа полицейскому. Пройдя несколько метров и завернув за угол, я снова побежала. Возле подъезда никого не было, я вбежала и, переступая через ступеньку, забежала на свой этаж.

Тут же меня окатило жаром. У двери стоял Верхов. Дядя Игорь. Человек, из-за которого я потеряла своих родителей, если верить словам тети Марины.

Между нами было ровно десять ступеней.

– Майя, – тихо и вкрадчиво сказал Верхов, – отдай мне ноутбук. Или просто положи его на пол и иди, куда хочешь. Не верь ты этой ненормальной. Она все выдумала.

Я помотала головой, еще крепче прижав ноутбук к груди.

– Подумай сама, я же был другом твоему папе. Ну что ты веришь в эту чушь. Поднимайся, отдай ноутбук, мы попьем чаю и обо всем с тобой поговорим.

Верхов улыбнулся и протянул мне руку. Закатное солнце заглянуло в окно пролета и осветило его. Он выглядел как полная добродетель в своем светлом костюме, под лучами солнца и с протянутой рукой. Взявшись за перила, он стал спускаться, а я начала пятиться назад. Когда он подошел почти вплотную, я ударила его коленом в пах, развернулась и побежала вниз по лестнице.

Сквозь стоны и проклятия в свой адрес я услышала: «Артур, держи ее!»

Этот крик до меня дошел тогда, когда я уже добежала до небольшого закутка внизу, где жильцы оставляли велосипеды и коляски. Впереди от входной двери ко мне приближался Артур, глумливо ухмыляясь.

«Все, я в ловушке», – поняла я.

Тут же я увидела справа свой велосипед. В корзине спереди лежали мои покупки из магазина косметики: вчера я настолько устала после прогулки с братом, что забыла их взять. В одно мгновение я схватила из корзинки баллончик с лаком для волос, и со всей силы нажала на кнопку, направив поток лака прямо в глаза приблизившемуся ко мне Артуру.

Артур схватился за глаза, покрывая меня ругательствами, а я уже проверенным движением ударила его коленом в пах и толкнула прямо на соседскую детскую коляску. Артур оступился и упал назад, немного проехав вместе с коляской.

Я выбежала из подъезда и понеслась к калитке.

«Что же я такая дура, – думала я на бегу. – Конечно, у Верхова есть ключ от двора и от подъезда, у него же здесь живет жена… я прибежала прямо в ловушку».

Оглянувшись, я увидела в нескольких десятках метров от себя бегущего Артура. Его лицо было перекошено от ярости. Добежав до проспекта, я заметила, что у остановки стоит автобус, и запрыгнула в него. Двери закрылись, автобус поехал.

Я выдохнула.

– Оплачиваем проезд! – Услышала я голос кондуктора.

Я запустила руку в карман и извлекла все, что там было. Зажав под мышкой ноутбук, я отсчитала пятьдесят рублей и насыпала в ладонь кондуктору.

У меня осталось ровно три рубля.

«Да, на билет на электричку не хватит, – с досадой подумала я. – Может, под турникетом пролезть? За это могут задержать и отвести в полицию. А там меня как раз, наверное, уже ждут».

Глянув в заднее окно автобуса, я похолодела. Прямо на меня через переднее стекло автомобиля смотрели два лица: Верхова и Артура. На крыше их автомобиля переливалась светом «мигалка».

«Как? Откуда у них это? – попыталась понять я, и тут же вспомнила, что человек, способный на убийство, способен и «мигалку» незаконно поставить на автомобиль. Были бы деньги и связи с такими же преступниками в любом из ведомств, имеющих особые права. Вот почему они так быстро доехали от офиса до моего дома.

Я вдруг снова ощутила себя в ловушке. Получается, что мне от них никуда не скрыться? Даже если кругом люди, меня могут схватить и сделать все, что угодно?

Допустим, им не я нужна, им нужно забрать ноутбук. Потому что в этом самом ноутбуке какой-то серьезный компромат на Верхова. Но если я отдам ноутбук, то никогда не докажу, что это он виноват в смерти моих родителей. Стоп. Не «родителей». Как говорила тетя Марина: «Отдай детям мать, она ведь жива»? Меня прошиб пот.

«Мама жива?.. это возможно? Это правда? Тогда где она?»

На глаза навернулись слезы. Нужно расспросить тетю Марину. Почему она молчала? Она боится Верхова?

«Конечно, боится, – ответила я себе. – Потому что ее муж упечет ее в психушку, и она уже точно никогда не увидит сына. Скорее всего, она уже там или по пути туда. После того, что она ему наговорила, он не оставит все так, как было прежде. Кто-то упоминал, что у него знакомый врач в психдиспансере».

У меня закружилась голова от духоты и от страха.

Я снова посмотрела в окно. Машина Верхова не отставала.

«Нужно выходить и бежать дальше», – поняла я.

 

На остановке я вышла из автобуса и увидела через дорогу какой-то сад. Светофор как раз горел зеленым, и я за несколько секунд оказалась на другой стороне, устремившись вглубь сада.

«Сколько у меня времени? – пыталась понять я. Им нужно сейчас припарковаться, а это непросто в центре города. Хотя, Артур ведь может выбежать из машины, а Верхов ехать дальше…».

Рейтинг@Mail.ru