Путь одного агентства. Правдивый бизнес-роман про то, как один Олег агентство недвижимости открывал

Олег Торбосов
Путь одного агентства. Правдивый бизнес-роман про то, как один Олег агентство недвижимости открывал

Глава 17. Запуск

– Вёрстка г-готова, – ответил Лёха и попросил у Андрея ноутбук, чтобы показать тестовую версию нашего сайта.

В нашем офисе программисты сидели в отдельной комнате, расположенной в самой дальней от входа части. Когда я подходил на рабочее место Лёхи, оно напоминало мне диспетчерскую пункта управления космическими полётами.

К его большому мощному компьютеру было подключено сразу три монитора, которые создавали вокруг его головы своеобразную полусферу с кучей каких-то разноцветных строк кода, бегущих на чёрных матовых экранах.

В помещении, где велась разработка, стоял специфический запах несвежих программистов, которые могли неделями ходить в одной и той же одежде, сидеть на продавленных креслах за своими мониторами по несколько дней с грязной головой, без желания сходить в душ, ритмично попивая из алюминиевых банок ядрёные энергетики.

Минут по десять я мог незаметно стоять за спиной программиста и с наслаждением наблюдать за его работой. Из-за надетых на голову больших наушников с орущим оттуда тяжёлым роком они почти никогда не слышали, как я подходил.

Смотрел на эти бегущие строчки кода и так же незаметно уходил, не вмешиваясь в хрупкое творческое царство программирования. Понимал, что именно в этой среде и рождается сложный код наших сайтов и CRM-систем, повышающий стоимость моих компаний.

Любые вмешательства в эту бережно обустроенную программистами комфортную им атмосферу могли погубить их экосистему, подобно человеку, разворошившему птичье гнездо и оставившему там свой запах и следы.

Собственного портативного компьютера у Лёхи не было, поэтому он старательно вбивал адрес нашего первого сайта на ноутбуке Андрея.

– Вот, – сказал он, торжественно повернув экран ноутбука в нашу сторону.

Секунд десять я медленно скроллил сайт, проверяя, как работают элементы, нажимая на кнопки и щёлкая разными стрелочками. Дизайн страницы и все тексты на нём делал я, поэтому каких-либо вопросов к части эстетики у меня не было.

– Слушай, а неплохо получилось, – ответил я, при этом отметив несколько неточностей в вёрстке, которые легко было поправить. – А можно посмотреть, как будет выглядеть с мобильного?

– Мы не успели сделать моб-бильную версию, – сказал Лёха. – Закончим её на следующей н-неделе.

– Хорошо, – радостно подытожил я. – Тогда скиньте мне, плиз, ссылку на этот сайт и на таблицы с рекламными кампаниями. Я перешлю всё это Луизе, а она отправит на согласование застройщикам. Получим обратную связь и, если потребуется, скорректируем и запускаемся.

Так мы и сделали. Примерно через три недели Луиза переслала мне от застройщиков список правок по сайтам, которые касались текстов, цифр и формулировок. За два дня мы устранили все замечания и ушли на ещё один цикл согласований.

В ожидании окончательного одобрения от застройщиков прошёл февраль и часть марта. К тому моменту Луиза уже вышла в «Грейстоун», закончив все свои дела в агентстве «Сэр Джон». В конце марта мы дождались от обоих застройщиков финального «ОК» и получили от Луизы сто тысяч рублей для пополнения баланса на рекламу.

– У нас всё готово, завтра с утра запускаемся, – отрапортовал я Луизе во время вечернего созвона перед стартом.

– Отлично, у меня на низком старте сидят два брокера, которые ждут клиентов с вашей рекламы. Они будут работать только по новостройкам, – ответила она.

– А брокер – это то же, что и риелтор? – уточнил я, услышав новое для себя слово.

– Вообще, в Америке брокером называют агента по недвижимости с большим опытом и высоким уровнем квалификации. Там нужно минимум два года отработать обычным агентом, сдать экзамены, прежде чем ты можешь стать брокером. В России таких жёстких стандартов нет, и обычно это просто опытный эксперт по недвижимости, – спокойно объяснила мне Луиза.

– Понял, – удовлетворённо ответил я. – Завтра запускаемся.

И мы запустились.

Глава 18. Бизнес-ассистент

В этот вечер долго не мог уснуть. Находясь в предвкушении завтрашнего запуска рекламы, я ворочался в кровати, прокручивая в голове разные сценарии и возможные подводные камни, которые мы могли не учесть. Как вскоре выяснилось, не учли мы многое.

– Олег, рекламные кампании запущены, – отчитался мне с утра Андрей.

– Кайф, – довольно ответил я. – Вечером отправьте мне инфу, сколько заявок придёт за день и какой будет расход.

– Без проблем. Есть ещё одна просьба…

– Давай.

– Мне нужно прослушивать звонки брокеров, чтобы понимать качество заявок и, исходя из этого, корректировать рекламу, отключать или добавлять группы объявлений. Я настроил нашу облачную телефонию, и она будет записывать все входящие звонки, но для записи исходящих нам нужно, чтобы брокеры «Грейстоун» звонили через нашу программу. Ну или нужно выдать всем специальные сим-карты, которые будут записывать разговоры и отправлять к нам в сирээм. Спроси у ребят в агентстве – может, они дадут нам доступ к своей телефонии, или их брокеры пускай пользуются нашими решениями.

– Без проблем, узнаю.

Мы попрощались с Андрюхой, и я сел за подготовку презентаций к двум выступлениям, которые планировались в конце недели в Москве.

Начал я с дополнения своей лекции про упаковку компаний, которую собирался читать в рамках программы «ЦЕХ» в «Бизнес Молодости».

Термином «упаковка» мы называли всё, что люди могли увидеть или узнать о компании. «Упаковаться» значило сделать красивый и понятный сайт, наполненную глубокими смыслами презентацию, ёмкое видео о компании, фотосессию команды, основателя и ещё много чего.

Я подсвечивал точки контакта в компаниях и показывал, каким образом те или иные вещи сделаны у меня. Мы изучали, как «без воды» описывать продукт, делать правильные офферы, рассказывать о выполненных контрактах и кейсах, о сотрудниках и имеющемся у них опыте.

Вторая презентация, над которой я планировал поработать в течение дня, была о найме и оценке сотрудников. После запуска «Эйчарсканера» меня стали часто приглашать на разные круглые столы и конференции по теме персонала.

Я даже придумал сделать совместный курс «Бизнес Молодости» и «Хедхантер.ру» для предпринимателей, которые хотели бы лучше разобраться в найме сотрудников и управлении ими.

Мы с Дашкиевым провели встречу с представителями «Хедхантера», на которой обсудили формат мероприятия и состав спикеров, но потом каждый забуксовал в своей операционке, и проект так и не запустился.

Раньше на создание одной презентации у меня могло уйти пять-шесть часов. Мне нужно было подобрать и купить на стоках картинки или заказать у дизайнеров иллюстрации, найти статьи по теме и выбрать оттуда интересные факты, цифры, кейсы, цитаты и точки зрения, а потом сверстать всё это в многостраничный pdf-файл.

Но весь последний год операционную суету и разные технические задачи брал на себя мой личный бизнес-ассистент.

Идея нанять личного помощника – лучшее, что происходило со мной в области повышения собственной эффективности.

Моим первым бизнес-ассистентом был Денчик. Тогда я написал у себя на стене в «ВКонтакте» пост о поиске помощника и среди нескольких десятков откликов выбрал самого толкового.

Мы проработали с Деном почти год, и мне нравилось, как он справлялся с задачами. Но в этот период один за другим закрылись мои московские проекты, я практически не выступал, жил в основном в Питере, и задач для ассистента стало мало.

Я посчитал честным сказать об этом Денису, потому что тот сидел без дела, а я не хотел высасывать задания из пальца. Он отнёсся к нашему расставанию с пониманием и быстро нашёл другую работу.

После ухода Дена я три месяца сам занимался микроменеджментом и всякой операционной вознёй. Потом снова взял бизнес-ассистента и снова с ним расстался. Теперь же, когда мы запустили проект по недвижимости, а у меня появился букет новых задач, я отчётливо понял, что работать без личного помощника снова не могу.

Глава 19. Правильная вакансия

За окном был уже поздний вечер, когда я закончил верстать последний слайд презентации. Мысль об ассистенте не выходила из головы.

«Хватит откладывать, – уговаривал я сам себя. – Опубликуй уже вакансию в своих соцсетях, и через неделю будет у тебя классный ассистент».

Покопавшись в заметках, я нашёл текст, который писал в прошлом году, когда только начинал искать помощника. Пробежавшись глазами по вакансии, решил дополнить её новыми задачами, которые раньше не замечал или не мог сформулировать.

«Тебе нужно будет выбирать и бронировать отели; покупать удобные билеты на „Сапсан“ и на самолёт; записывать меня на стрижку и к стоматологу; заполнять длинные анкеты на визы и на участие в конференциях; продлевать страховку и организовывать мойку машины, замену резины и масла; через тестовые задания отбирать дизайнеров, иллюстраторов и других исполнителей», – пальцы быстро бегали по клавиатуре, превращая мысли в строчки.

Я старался так написать текст вакансии, чтобы он чётко передавал мою идеальную картину и отпугивал неподходящих кандидатов, которые считают, что быть ассистентом – это только и делать, что ходить со мной на деловые встречи с известными бизнесменами в дорогие рестораны и греть уши, слушая наши беседы.

Я не боялся, что текст вакансии получится длинным. Пусть на неё откликнется всего один кандидат, но это будет тот, кого я ищу, – понимающий все задачи и трудности системный человек.

Вакансия готова. Я перечитал её и смачно добавил к задачам ассистента ещё одну строчку: «организация бизнес-ужинов».

На проведение первого бизнес-ужина меня вдохновили подписчики. Они каждую неделю писали мне в директ сообщения с просьбой посмотреть сайт, разобрать текст вакансии, подсказать решение проблемы с персоналом или посоветовать какого-нибудь специалиста.

 

В большинстве своём это были действующие предприниматели, побывавшие на моих выступлениях и решившие, что я именно тот, кто сможет им помочь.

Долгое время я отвечал отказом на предложения встретиться, ссылаясь на загруженность. Но потом всё же провёл несколько встреч за ужином со знакомыми ребятами и понял, что сам неплохо прокачиваюсь, погружаясь в возникающие в этих компаниях ситуации и генерируя решения.

Да, это требовало моего времени, но предприниматели были готовы платить за такие консультации. Поэтому я придумал формат, который назвал «бизнес-ужин».

Мы садились в ресторане, я выслушивал историю, задавал вопросы и озвучивал свои рекомендации, опираясь на свой жизненный и предпринимательский опыт. Вся встреча длилась час-полтора.

Сколько брать за такой формат, я поначалу не понимал, поэтому решил сделать небольшую игру: каждый следующий ужин стоимость поднималась на 1000 рублей, пока я не дошёл до 48 000 рублей – на этом рост цены остановил, считая её окончательной и справедливой.

В первые же две недели после запуска этого формата я провёл семь ужинов: четыре в Москве и три в Питере.

Под каждую встречу нужно было согласовать удобное обеим сторонам время, забронировать столик в ресторане, отправить реквизиты и проконтролировать оплату. Я не любил такой микроменеджмент, поэтому решил, что эти задачи будет решать мой новый ассистент.

Довольный написанной вакансией, я разместил её у себя на стене «ВКонтакте» и запостил в «Инстаграм». В чат «Отдел персонала» написал, что буду скидывать им данные кандидатов, которые необходимо прогнать через «Эйчарсканер», проверяя личностные качества тестом «Тулс», а продуктивность – опросником «Резалт». С финалистами на следующей неделе буду готов провести собеседования.

Я захлопнул ноутбук, допил воду из стоявшей на столе бутылки «Эвиана» и вышел из кабинета в главный зал.

Сотрудники уже закончили рабочий день и разъехались по домам, выключив компьютеры и общее освещение. Офис до утра погрузился в полумрак и тишину. Из мансардного окна на мраморный каминный портал падал рассеянный жёлтый ночной свет питерских фонарей. На камине размеренно тикали пузатые бронзовые антикварные часы. Стрелки показывали 21:15.

«Ох, ни фига себе заработался», – подумал я и сделал несколько шагов к выходу из офиса, как вдруг заметил под дверью отдела маркетинга тонкую полоску света.


Глава 20. Первые лиды

– Андрюх, ты чего ещё на работе? – удивлённо спросил я, когда, открыв дверь кабинета, увидел задумчиво сидящего перед своим большим монитором маркетолога.

– Да вот разбираюсь с недвижкой, – безрадостным голосом ответил он. – За сегодня потратили десять тысяч рублей на рекламу, но звонков и заявок не было.

– Блин, – вырвалось у меня. – Ты понимаешь, в чём дело?

– Пока нет. Показы, клики и переходы на сайт есть, но люди смотрят, читают и выходят. Конкуренция большая в аукционах, ставки высокие. Корректирую объявления, тестирую офферы.

– Ладно, не отвлекаю. Держи в курсе.

Я вышел из офиса. На улице был такой приятный весенний питерский вечер, что до дома решил прогуляться пешком. Идти от Думской до Марата было примерно полчаса, поэтому я включил в наушниках музыку и неспешно побрёл по Невскому.

На секунду музыка стала тише, уведомляя, что пришло новое сообщение. Я посмотрел на экран.

Луиза: Олег, привет. Как дела? Запустили сегодня рекламу?

Олег: Привет. Да, запустили, но за сегодня звонков и заявок не было. Разбираемся.

Я убрал телефон в карман и побрёл дальше по Невскому в направлении дома.

Следующее офисное утро началось у меня с чтения статей о вовлечённости персонала. Мы с командой «Эйчарсканера» работали над новым продуктом «Регард», который позволит замерять вовлечённость сотрудников в компании.

Дверь в кабинет приоткрылась, и в проёме показалась улыбающаяся голова Тёмы.

– У нас первая заявка пришла по недвижке, – довольно сказал он.

– Ка-айф, – ответил я, отодвинув ноутбук и вставая из-за стола.

Вместе с Артёмом мы зашли в отдел маркетинга, где перед монитором сидел довольный Андрюха. На экране была открыта «Эксель» – таблица с единственной строчкой текста.

– Клиент Павел, – прочитал я вслух, пробегая глазами по таблице. Помимо имени, был ещё номер телефона и комментарий, – квартира в «ВТБ Арена парк».

– Первая пошла, – улыбнувшись, сказал Андрей.

Я дал ему пять.

Всего за эту неделю мы получили семь заявок и один входящий звонок, потратив половину выделенного нам на рекламу бюджета.

Андрей жаловался, что брокеры «Грейстоуна» не звонят по заявкам сразу, а мотаются по своим делам и связываются с клиентами только вечером или даже на следующий день.

В конце недели я набрал Луизе, чтобы обсудить с ней положение дел.

– Привет, – начал я. – У нас ситуация тревожная наблюдается по обработке заявок.

– Привет, а что не так? – нарочито холодным тоном спросила Луиза.

– Брокеры не перезванивают клиентам сразу, а связываются с ними только на следующий день, – пожаловался я. – А последняя заявка вообще два дня висит необработанная. Мы так сольём всех клиентов и упустим сделки.

– Ребята не сидят без дела, ездят по показам. У них работа такая, – недовольно ответила она. – Без показа не продашь недвижимость, а значит, и денег не заработаешь.

– Они ездят по показам с нашими клиентами или со своими?

– Пока со своими, – резко сказала она. – Среди тех восьми заявок, которые приходили от вас за эту неделю, всего три клиента реальные. С ними можно работать, и все комментарии ребята внесли в таблицу. Остальные заявки невалидные или с бюджетом в пять миллионов. У нас нет квартир за эти деньги.

– Понимаю, – ответил я, слегка расстроившись. – Три живых клиента за первую неделю тоже неплохо. Попроси, пожалуйста, брокеров, чтобы следили за поступающими заявками и связывались по ним как можно быстрее.

– Хорошо.

На этом мы попрощались.

В рабочей суете наступил апрель. Андрей докрутил рекламные кампании, и мы стали стабильно давать в «Грейстоун» каждую неделю 10–15 лидов на московские новостройки. После нашего разговора с Луизой брокеры стали обрабатывать новые заявки быстрее и даже назначили по нашим клиентам первые показы.

Я расслабился, переключил внимание с недвижимости на дела в других своих компаниях и не заметил, как на горизонте нашего с «Грейстоун» проекта начали формироваться грозовые тучи.

Глава 21. Ростик

На вакансию ассистента в моих соцсетях откликнулись тридцать человек. Часть кандидатов я отсеял сразу на основе беглого анализа их страничек. Остальных перевёл на отдел персонала.

После прохождения тестирования рекрутёры записали ко мне на встречу десять финалистов. Собеседования я решил провести за один день и попросил пригласить всех кандидатов в среду на следующей неделе.

Разбирая в один из дней входящие сообщения «ВКонтакте», я наткнулся на очередной запрос на работу личным помощником. Писал парнишка по имени Ростислав, который, как и другие соискатели, хотел попробовать себя в роли моего ассистента.

Я пробежался по тексту глазами:

«Привет, Олег, не знаю, ответишь ты или нет, но я всё же попытаю удачу. Меня зовут Ростислав, много чем занимался в жизни и на данный момент нашёл себя в сфере разработки сайтов и упаковки. Проходил обучение наБМ, где узнал о тебе и о других предпринимателях, действиями и мыслями которых теперь вдохновляюсь. Хочу учиться и развиваться, у меня много идей, а вот подходящих единомышленников нет, как будто я иду вперёд, а моё окружение осталось на месте. Друзья на выходных хотят лишь покурить кальян, поиграть в компьютерные игры, а не обучаться, обсуждать идеи или делиться умными мыслями. Им бывает даже лень думать, и это меня расстраивает. Я хочу пообщаться с тобой, и если я тот человек, которого ты искал, то буду рад стать твоим ассистентом».

Закончив читать его сообщение, я сразу ответил ему:

«Ростислав, не обвиняй людей вокруг. Ты сам их выбрал. Сорри, но я не беру в помощники ребят, которые начинают с того, что не могут изменить своё окружение».

Через 10 минут от Ростислава пришло новое сообщение:

«Я их не обвиняю, видимо, не так выразился. Я хотел бы двигаться с ними дальше, но они сами не хотят. У нас теперь слишком разные интересы. Менять их я не планирую, да и не имею права. Каждый должен оставаться собой, поэтому я и ищу новое окружение. Я знаю, что у тебя уже назначены собеседования на следующей неделе с кандидатами в ассистенты, а также знаю, что у тебя есть формат „бизнес-ужин“. Мы можем поступить так: я заплачу 10 000 рублей за час твоего времени и хотел бы назначить встречу на понедельник или вторник до дня собеседования. Если мне не удастся тебя впечатлить, ну что ж, буду двигаться дальше сам, а если удастся, то ты можешь начать работать со мной. Согласен?»

Интересный поворот. Парень готов инвестировать деньги в возможность получить работу и планирует заплатить за ужин с потенциальным руководителем. Такой подход вызывал у меня уважение.

Написал ему «окей» и отправил номер карты. В любом случае я ничего не теряю.

Ростислав пропал на несколько дней, так что я и забыл о нём. Но потом объявился и скинул скриншот с подтверждением оплаты. Позже он признался, что на тот момент у него не было десяти тысяч и он занимал их у родственников.

Мы встретились во вторник в кафе «Искра» на территории завода «Флакон» за полтора часа до моего выступления на «БМ».

Ростик оказался приятным в общении, сообразительным парнем. Какое-то время он учился и жил в Америке, знал английский, имел права, не курил, разбирался в программировании и «Фотошопе».

Я был впечатлён встречей, решил не тратить больше время и взять именно его, отменив все назначенные на следующий день собеседования. Ростик взломал систему, ещё на старте обойдя остальных кандидатов.

– А что по деньгам хочешь? – спросил я у него в конце нашей беседы.

– Сколько считаешь правильным, столько и плати, – ответил он и посмотрел на меня своими умными серо-голубыми глазами. – Я с тобой не ради денег начинаю работать.

– Понял, – ответил я, отсчитывая несколько купюр официанту на чай. – Если тридцать тысяч в месяц фикс сделаем, поработаем какое-то время, а потом уже придумаем бонусы от задач и новых проектов, так идёт?

– Да, – сразу согласился Ростик.

– Окей. Погнали, у меня выступление на «БМ» через двадцать минут начнётся, – сказал я и протянул ему руку, добавив: – Работаем?

– Работаем, – ответил он и широко улыбнулся.


Глава 22. Тони

Ростик сразу уверенно влился в рабочий ритм и принял на себя весь поток моей бизнес-рутины.

Мы плотно работали над новым тестом «Регард», и мне нужно было пропустить через себя тонну информации, найти для сравнения существующие на рынке тесты и методики оценки. Я снял с себя все задачи по поиску материалов и статей, переключив их на Ростика. Он справлялся со своей работой безупречно, оперативно выдавая мне необходимые всё новые порции ссылок и подборок.

Тем временем я собирал вещи в первую в своей жизни поездку в Англию. Главной целью моего визита в Лондон был четырёхдневный тренинг Тони Роббинса.

Я осторожно отношусь ко всяким программам личностного роста, где надо обниматься, прыгать, кричать и ставить цели. Люблю трижды всё проверить и убедиться, что это не навредит моему разуму и душевному здоровью. Однако друзья рассказывали о мероприятии Тони так воодушевлённо и эмоционально, что любопытство пересилило моего внутреннего скептика, и я купил билет.

К тому же побывать в Лондоне было моей давней мечтой, поэтому я решил прилететь туда за несколько дней до начала тренинга.

Мы с друзьями сняли на Airbnb большую квартиру на восемь человек, днём гуляли по городу, ходили на экскурсии, а по вечерам собирались всей компанией за большим столом в гостиной или шли в уютный английский паб.

Сам тренинг прошёл ожидаемо круто: мы кричали, прыгали, обнимались, плакали и даже ходили босиком по углям.

Я не стесняюсь себя и своих эмоций, поэтому добросовестно выполнял все задания Тони. Стоит отметить, что он был на сцене только в первый и последний день, а в остальное время мы смотрели видео на большом экране и слушали выступления его учеников.

Все четыре дня нам активно продавали. Продавали другие дорогие программы, записи лекций и даже какие-то специальные витамины и масла. Продавали красиво, и я видел, как люди доставали свои банковские карты и покупали. Я со своими деньгами расставаться не спешил и спокойно наблюдал за происходящим.

 

Людям, у которых в жизни не хватает эмоций, уверенности, а голова наполнена страхами и ограничивающими убеждениями, эти четыре дня действительно приносят пользу.

Ты радуешься, прыгаешь, кричишь, обнимаешься, и твои проблемы на время отступают. Уходят на второй план. Но это действует как горячая ванна.

Общаясь с теми, кто ездит на такие тренинги из года в год, я понял, что из этого праздника жизни человек возвращается обратно в свою привычную среду, к той же выносящей мозг жене и вечно недовольной им маме, в компанию выпивающих по пятницам приятелей и кричащего босса, в тесную компромиссную квартиру в каком-нибудь спальном районе. Рутина незаметным серым кардиналом аккуратно подрезает выросшие на тренинге крылья. Ты остываешь и начинаешь снова мечтать о поездке на подзарядку, чтобы поднять свой эмоциональный тон.

Один раз принятая горячая тренинговая ванна не помогает кардинально изменить жизнь, не решает проблем. Человеку нужна свеча под жопой, которая горит постоянно и не даёт сидеть на месте, – вдохновляющее окружение, мотивирующие цели на работе и в бизнесе, система личностных ценностей и убеждений.

Вместе с восемью тысячами человек я прыгал под громкую заводную музыку, заплатив за это больше 100 000 рублей. Тони зарядил меня уверенностью. На эмоциях я даже организовал на яхте в Лондоне встречу подписчиков, на которую пришло 28 человек. По просьбе ребят я прочитал часовую лекцию о найме сотрудников, а после мы всей компанией отправились в ресторан, где увлечённо болтали до поздней ночи.

Ещё пару дней я гулял по Англии и вернулся в Питер заряженным и влюблённым в эстетский Лондон. Для себя решил, что вернусь сюда снова, но уже в роли предпринимателя с каким-нибудь своим проектом.

С самого утра в первый же рабочий день я собрал всю команду в переговорке, чтобы обсудить, как идут дела в нашем проекте по недвижимости. По хмурому настроению ребят было понятно – грозовые тучи уже висели над самой головой.

– Олег, не стали тебя тревожить во время поездки на тренинг, но у нас возникли сложности с «Грейстоун», которые без тебя не получается решить, – начал сидящий с обеспокоенным видом Тёма.


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31 
Рейтинг@Mail.ru