Леди-кошка

Олег Рой
Леди-кошка

5
Алиса,
или И еще один непонятный сон

Сообщение, присланное из «ВКонтакте» о том, что Олег Волков хочет добавить ее в друзья, Алиса перечитала раза три, а затем открыла страничку и непонимающе уставилась на фото симпатичного, хотя и слишком хмурого, темноволосого парня из параллельного. С чего это он вдруг решил с ней подружиться? До сегодняшнего столкновения они, можно сказать, вообще не контактировали, а тут вот те раз!

Хотя… судя по количеству друзей – хорошо так под сотню – он, может, вообще всех добавляет. Есть люди, которые считают: чем больше друзей «ВКонтакте», тем круче ты кажешься. Тогда даже странно, что он добрался до нее только сейчас, фактически на излете совместного обучения в школе.

Алисин палец завис над клавишей мышки. Кажется, что может быть проще: щелкнуть по кнопке и подтвердить виртуальное и ни к чему не обязывающее знакомство, кстати, вовсе не предусматривающее факт дальнейшего общения… Но… она и сама не знала, откуда взялось это странное чувство нерешительности, словно от ее сегодняшнего выбора зависело нечто важное.

– Мяу! – Маркиза требовательно потерлась о ноги.

Алиса встряхнула головой. «Ерунда! – подумала она. – Лезут же в ум такие глупости!» – и решительно щелкнула по кнопке. В друзья – так в друзья!

Уже лежа в кровати, Алиса почему-то вспомнила об этом мальчике, Олеге Волкове. Должно быть, потому ей и приснился этот сон…

Стоял разгар лета. Яркое солнце било в глаза, рассыпаясь радужными бликами. Сладко пахло жасмином и разогретым асфальтом.

По дорожке шли двое – невысокий мужчина с усталым умным лицом и мальчишка лет шести, чуть приволакивающий левую ногу.

– Вон, посмотри, белка. Их нечасто увидишь теперь. Не то что в моем детстве… – задумчиво сказал мужчина, показывая рукой в сторону дерева.

– Где? – мальчик даже шею вытянул. – Вижу! Вижу!

На земле сидела белка – небольшая, коричнево-рыжая, с хвостом-метелочкой, не таким роскошным, как обычно рисуют в книжках с картинками, но все-таки удивительно милая.

– Хочешь покормить? – спросил отец и тут же извлек из кармана жилетки как будто специально приготовленный пакетик с орешками.

Мальчик, немного робея, взял орешки на ладошку и, присев, принялся звать:

– Белка! Белка!

Зверек настороженно повел носом и сначала едва не рванул к дереву, но, видно, почуял ореховый запах, потому что застыл в нерешительности, а потом осторожно, готовый бежать в любую секунду, приблизился к протянутой руке.

Вот орешек уже в цепких лапках, и белка грызет его крупными острыми зубами.

– Какая она красивая! – выдохнул мальчик.

Следующий орех белка унесла, чтобы спрятать.

И мальчик, запихав оставшийся орешек себе в рот, оглянулся на мужчину.

– Пап, а ты правда волшебник? Не бойся, я никому не скажу, – прошептал он.

– Почему это ты решил? – серьезно спросил его взрослый спутник.

– Ну… – мальчик замялся. – У тебя в карманах всегда есть все, что нужно. Вот, например, шоколадка…

– Хитрец! – отец потрепал сына по мягким темным волосам и, присев перед ним на корточки, жестом фокусника извлек из одного из многочисленных карманов жилетки шоколадное яйцо. – Вот держи тебе шоколадку.

– «Киндер-сюрприз»! – обрадовался тот. – Здорово! Обожаю «Киндер-сюрпризы»!

Он принялся разворачивать фольгу.

– А еще ты можешь все-все на свете, – продолжал мальчик, засовывая кусок угощения.

– Не все, – тот покачал головой. – Но довольно многое. И тебя научу, когда вырастешь. Хочешь?

– Спрашиваешь! – ребенок вытер рот испачканной в шоколаде ладошкой, и измазанная мордочка стала смотреться совсем потешно. – Я хочу быть таким, как ты!

– Нет, – отец вдруг резко поднялся. – Не надо… Ты будешь другим, и все у тебя сложится по-другому!

Он говорил, не глядя на сына, с какой-то жесткой решительностью, словно произносил слова заклинания.

Мальчик растерянно молчал, и овальная пластиковая коробочка, выпав из его руки, покатилась по асфальту.

– И помни, – отец, словно очнувшись, подхватил на руки сына и крепко прижал его к себе. – Помни, я очень тебя люблю и буду охранять, что бы ни случилось… Тебе потребуется защита, потому что ты – ключ…

– Я не ключ! – окончательно испуганный странными словами, мальчик заплакал.

– Ну не плачь, – отец бережно вытер слезки, бриллиантами блестевшие на ярком солнце. – Вырастешь – и все обязательно поймешь. А пока пойдем-ка на аттракционы…

Они прошли совсем рядом с ней, Алиса даже почувствовала движение воздуха у своей щеки, но не заметили девушку.

Весь мир вокруг был похож на старую открытку – черно-белую, со слегка потертыми краями и немного нечетким изображением. Кружилась карусель, медленно поднимались кабинки «Колеса обозрения», где-то визжали пассажиры мчащегося по крутым горкам коротенького поезда. Неподалеку от девушки продавал мороженое черно-белый серьезный клоун с привязанными к тележке черно-белыми шариками.

Небо тоже было черно-белым, вернее, серым, растушеванным.

Алиса взглянула на себя и поняла, что одета в любимый бело-рыжий джемпер, белую юбку и рыжие замшевые туфли. Она сама, единственная в этом мире, была цветной!

Мимо Алисы проходили черно-белые люди, и никто из них даже мельком не взглянул на девушку.

– Простите! – попыталась обратиться она к высокой худой женщине, сосредоточенно шагающей по аллее.

Та словно не слышала.

– Эй, девочки!.. – позвала Алиса двух увлеченно болтающих подружек, которые остановились у киоска с мороженым.

Но и они никак не отреагировали на ее слова.

«Наверное, я невидимая», – подумала девушка.

По дорожке, пыхтя от усердия, шагал очень потешный мужчина воистину необъятных размеров, облаченный в строгий черный (по крайней мере в этом мире он был черным) костюм. Толстяк казался таким надутым и торжественным, что Алиса не удержалась и скорчила ему рожу.

И опять ничего!

«Я сплю, – сказала себе девушка, – это мой сон, и как-то даже неприлично, что его персонажи меня игнорируют!»

Но тут она почувствовала на себе чей-то взгляд. Оглянулась.

На нее смотрел странный парень с яркими синими глазами. Он смотрел не куда-то в сторону, не сквозь нее, как другие герои сна, а прямо на девушку. Алиса даже немного растерялась от этого пристального взгляда.

На парне была белая футболка, синие джинсы, а на плече у него висела сине-красная сумка.

– Ты меня видишь? – спросила Алиса, решив, что нечего робеть перед тем, кого на самом деле вовсе не существует, и вдруг сообразила, что именно показалось ей странным: ПАРЕНЬ БЫЛ ЦВЕТНЫМ! Как и она сама!

Пока она стояла, потрясенная этим невероятным открытием, синеглазый незнакомец отвернулся и быстро двинулся прочь по черно-белой мостовой.

– Погоди! – закричала Алиса и бросилась за ним.

Но вот странно – она бежала, буквально выбиваясь из сил, а он шагал как будто совершенно спокойно и неторопливо, но дистанция между ними не сокращалась, а напротив, даже увеличивалась.

Алиса бежала, сначала огибая черно-белых людей, но, налетев на одного из них, вдруг не почувствовала сопротивления, словно он был призраком. Теперь, чтобы сэкономить время, она неслась напрямик, испытывая странные ощущения всякий раз, когда проходила сквозь призрачный народ, но и это не помогло. В какой-то момент парень просто скрылся из вида. В попытках отыскать его девушка забралась на высокую тумбу, но оступилась, упала и… проснулась.

В доме было тихо. Маркиза на этот раз мирно спала в ногах у хозяйки.

Алиса не стала шевелиться, чтобы не побеспокоить кошку. Все так же лежа на боку, она задумалась, вспоминая детали странного сна. Интересно, этот хромой мальчик – Олег Волков, о котором она думала, прежде чем заснуть? И кто тот синеглазый незнакомец, что смотрел на нее сквозь черно-белую пелену?

Почему все это ей снится?

Сердце тревожно колотилось в груди, словно предчувствуя неведомые опасности. Алиса и сама не понимала причины своего беспокойства – оно просто жило в ней, как в сердцевине румяного сочного яблока живет маленький червячок.

– Знать бы, откуда берутся эти сны и что они означают, – пробормотала девушка.

От подушки слабо пахло лавандой, этот успокаивающий запах навевал дремоту, и Алиса незаметно для себя заснула.

Правда, на этот раз сон был совершенно иным и, проснувшись, девушка едва могла его вспомнить. Кажется, ей снилось что-то про Владимира Ольгердовича, который пришел просить ее руки, но заблудился и попал в соседний подъезд.

* * *

Следующий день принес новые неприятности.

На одной из перемен Алиса вышла во двор, чтобы подышать немного сладким воздухом свободы. Она остановилась на крыльце, глядя на лежащие у ног опавшие листья, и вдруг подумала, что, сколько бы поэты и писатели ни описывали красоту и прозрачность ранней осени, ни одно из описаний не передает того, что видишь собственными глазами. Все самые красивые, самые возвышенные строчки бледнеют перед реальностью. Сегодня листья уже не казались ей символом увядания. Она вдруг увидела в них особенную красоту – хрупкую и невыносимо-прекрасную именно из-за ее недолговечности. Наверное, лист очень храбрый – срываясь с ветки, он летит, наслаждаясь полетом, веря, что перед ним целый мир, огромная вселенная, полная непонятных и оттого особенно притягательных загадок.

Алиса думала обо всем этом и вдруг заметила необычную темно-желтую кошку. Кошка сидела неподалеку от нее – красивая, с длинными породистыми ушами, она, казалось, сошла с египетской фрески.

Девушка хотела было позвать кошку, но дверь школы резко открылась, и прямо на Алису выскочила Лиза из параллельного. Ее лицо было красным, а глаза блестели.

– Я ненавижу тебя! Ненавижу! – закричала она Алисе, а затем вдруг бросилась к ней и полоснула рукой по щеке.

От неожиданности Алиса не успела уклониться. У Лизы оказались длинные ногти, и щеку, как огнем, опалило болью.

 

– Ты что, ненормальная? – Алиса отпрянула.

Но Лиза и не думала сдаваться. Растопырив крючьями пальцы, не замечая ничего вокруг, она пыталась вновь добраться до девушки.

Алиса впервые видела такую странную и страшную ярость и действительно испугалась не на шутку. К счастью, неподалеку стояли вернувшиеся с тайного перекура одноклассники. Они и оттащили разбушевавшуюся Лизу.

Вокруг девушек стала собираться толпа. Хорошо, никого из учителей не оказалось рядом.

– Что случилось? Из-за чего драка? – интересовались ребята.

Алиса лишь пожимала плечами и прижимала к расцарапанной щеке бумажный платочек.

Лиза, уже пришедшая в себя, тоже казалась растерянной, словно и сама не понимала, что это на нее вдруг нашло. Она опасливо косилась на Алису и нервно вздрагивала при каждом вопросе.

– Вот ненормальная! – покачала головой Алисина соседка по парте Оля. – Что это на нее нашло? Может, мальчика не поделили?

– Нет, не мальчика, – ответила Алиса, точно зная, о чем говорит. – Кстати, – вдруг вспомнила она, – а ты не видела, куда делась кошка?

– Какая кошка? – удивленно переспросила Ольга.

– Ну, желтая такая, красивая, но какая-то… не такая… ну, не знаю даже… – Алиса замялась, не понимая, как передать словами то, что она мимолетно почувствовала. – Она вон там сидела.

– Не было здесь никакой кошки! Ни желтой, ни белой, ни серо-буро-малиновой. – Оля сочувственно посмотрела на подругу. – Может, сегодня день такой, что всем крышу сносит?..

– Значит, кошки не было?.. – неизвестно зачем уточнила Алиса.

– Значит, не было! – Оля решительно покачала головой. – Сходи в медпункт, у тебя на щеке кровь. Пусть тебе царапины зеленкой смажут, а то мало ли чем можешь заразиться…

Алиса кивнула и правда направилась в медпункт, смутно надеясь, что ее не заставят делать уколы от бешенства, как это было в случае с покусавшей ее собакой.

Она шла по коридору и тут снова нос к носу столкнулась с Олегом Волковым.

На этот раз, для разнообразия, не в буквальном смысле. Просто получилось так, что они шли друг другу навстречу, и Олег, вместо того чтобы, как всегда, пройти мимо, вдруг сделал шаг, преграждая Алисе дорогу, и остановился.

– Привет! – поздоровался он совершенно неожиданно, беззастенчиво уставившись на пострадавшую в недавнем бою щеку девушки. – Тебя что, кошка поцарапала?

Упоминание кошки отчего-то вывело Алису из себя.

– При чем здесь кошка? – зло спросила она.

– Ну, не знаю… – Олег, кажется, немного растерялся и машинально переложил тросточку с серебряной рукоятью в виде головы какого-то чудовища из одной руки в другую. – Похоже на следы кошачьих когтей.

– Ага, – девушка хмыкнула. – На следы когтей одной бешеной двуногой кошки.

Волков не сводил с нее заинтересованного взгляда, ожидая продолжения, но Алиса не стала развивать свою мысль.

Они стояли посреди коридора, и Алиса никак не понимала, что нужно этому странному парню и почему он все не уходит, а смотрит на нее, словно ожидает чего-то.

– Я пойду, – наконец, сказала она.

И тут Олег брякнул такое, что Алиса не поняла, стоять ей или падать.

– А я сейчас на урок. Хочешь, пройдемся до четвертого этажа вместе?

– ЧТО? – переспросила девушка. Ей показалось, она ослышалась.

– Ну, я подумал, может, ты захочешь составить мне компанию, – как ни в чем не бывало произнес Волков, – у нас сейчас география…

Алиса побледнела, а потом отчаянно покраснела.

Ну конечно, как она могла забыть об этом дурацком стихотворении, превратившем ее в предмет для насмешек! Вот и Волков намекает на географа. Не хочет ли Алиса прогуляться с ним до кабинета географии! Шутник, однако!

– Так что?..

Сносить дальнейшие издевки Алиса не стала. Отвернувшись от Волкова, она бросилась бежать и, укрывшись в женском туалете, долго плакала от боли и обиды.

6
Олег,
или Стальной характер

Алиса была влюблена в него как кошка.

Именно так Олег и подумал, а потом удивился: что это кошки так и лезут ему в голову?! Но бог с ними, с кошками, надо что-то делать с чувствами несчастной Пановой. Она же просто сама не своя! Как покраснела, когда он предложил ей прогуляться до кабинета. Сразу видно: она относится к этому серьезно. Зря он, действительно, так. Надо было нормально позвать на свидание. Написать записку… ну, как там положено по правилам… Волков стал вспоминать, какие записки получал он сам, и только потом удивился, с чего это ему пришла в голову мысль приглашать Панову на свидание. Она же ему совершенно не нравится! Может быть, от жалости к ее чувствам? Но давно ли он стал испытывать к ней жалость?..

Мысль была такая странная, что Олег не стал ее развивать, а принялся вспоминать сегодняшний сон, от которого, к сожалению, сохранились лишь незначительные детали. Олегу снилось, что он маленький и вместе с отцом идет в Измайловский парк. Отец много работал, постоянно бывал занят, поэтому подобные вылазки случались нечасто, зато каждая из них становилась праздником. В этом сне к Олегу вернулось ощущение радости, бьющего в глаза солнца и сочного, яркого мира, который бывает только в детстве. Кажется, они шли с отцом по дорожке и о чем-то говорили. Олег помнил самое главное – само ощущение, то тепло, что пушистым котенком сворачивается в груди. Очень правильный сон, очень важный.

Вот только бы вспомнить, о чем же шел разговор?.. Олегу отчего-то казалось, что это важно. Парень подпер рукой подбородок и нахмурился, пытаясь сосредоточиться.

– Господин Волков, не соблаговолите ли повторить, что я сейчас сказал? – раздался над ухом холодный манерный голос.

Олег поднял взгляд и уткнулся в рыбьи глаза географа. Олега ужасно раздражал Владимир Ольгердович – прежде всего, своей манерностью и любовью к пустому выпендрежу. Все в нем было с приставкой «слишком» – слишком нарочито-безупречный вид и до отвращения наглаженный костюмчик, слишком мягкий, с легким прибалтийским акцентом голос, слишком холеное и даже как-то раздражающе красивое лицо с равнодушными льдистыми голубыми глазами. Не человек, а манекен. Ему самое место за стеклянной витриной на Кутузовском.

Учитель ждал.

Разумеется, Олег не слышал ни единого слова, но не собирался пасовать перед блондинчиком.

– Боюсь, что не воспроизведу ваши инто-она-ации, – ответил Олег, растягивая гласные в последнем слове. – Если хотите насладиться своими лекциями в повторе, лучше записывайте их на айфон, – посоветовал он.

Но вывести из себя Владимира Ольгердовича было совсем непросто.

У него даже бровь не дрогнула.

– Я вижу, вы, Волков, по-прежнему остроумны, – проговорил географ и оглянулся на класс. – Господа, мы помешали господину Волкову. Наверняка он мысленно пребывал в местах не столь прозаичных и скучных, как обычная общеобразовательная школа.

Лиза громко, немного нервно засмеялась. Олег скосил на нее взгляд и заметил, что волосы девушки растрепались, а на скулах пятнами выступил сухой лихорадочный румянец.

– Так вот, господин Волков, – продолжал тем временем Владимир Ольгердович, – у вас есть выбор: либо вести себя здесь согласно правилам учебного заведения и слушать урок, либо покинуть класс – я вас не держу.

Олег медленно поднялся из-за стола, при общем молчании одноклассников собрал в сумку тетради и ручки и, опираясь на тросточку, направился к двери. Пока он шел, ему так и казалось, что спина сейчас загорится, так ее прожигал взгляд обычно спокойных глаз.

Когда Олег, уже стоя в двери, обернулся, он снова встретился взглядом с географом. На этот раз Волкову показалось, что под толстой коркой льда, будто сковавшего радужку, на него глядит беспощадная ненависть.

«Кажется, я умудрился нажить еще одного врага. Меня можно поздравить», – подумал парень и вышел в коридор, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Географ уже рассказывал что-то своим спокойным мягким голосом.

«Какое воспоминание испортил! – с раздражением думал Олег, шагая по пустом школьному коридору. – Может быть, еще немного, и я бы понял…» Он еще раз попытался поймать кусочек сна, но это было словно ловить клочок тумана – как ни старайся, все равно уйдет, просочится сквозь пальцы.

И тут Олег вдруг увидел желтую кошку. Кажется, ту самую, с пустыря.

Кошка выскользнула из двери какого-то кабинета и скрылась на лестнице.

Олег бросился за ней, но, выскочив на площадку, столкнулся с завучем.

Высокая, с вечно растрепанным пучком тускло-серых волос, в очках с огромными диоптриями, завуч казалась типичной грымзой. И увы, не только казалась.

– Волков! – она приподняла очки, рассматривая ученика. – Куда это ты так несешься?

– Сюда вошла кошка. – Он, досадуя на неожиданную встречу, пытался понять, куда убежало животное. Может быть, наверх, на чердак? Или вниз по лестнице, на другие этажи?

– Не выдумывай! – одернула его Валентина Васильевна. – Нет здесь никакой кошки. В этой школе нет и, запомни, не будет никаких кошек, мышек или даже птичек.

– Только ослы и обезьяны, – буркнул себе под нос Олег.

– Что? – грымза высоко подняла тонко выщипанные брови. Двойной подбородок возмущенно дрогнул. – Ты что-то сказал?

– Ничего. – Волков и без того понял, что, пожалуй, хватит нарываться.

– Кстати, а почему ты бегаешь за воображаемыми кошками вместо того, чтобы присутствовать на уроке? Что у вас сейчас? Химия? Нет, география.

– Владимир Ольгердович отпустил меня, – Олегу даже не пришлось лгать.

Завуч с недоверием оглядела его, покачала головой.

– Что-то темнишь, Волков, – заявила она. – И что это у тебя за палка? Почему ты так ходишь по школе?

– У меня нога болит. Ухудшение состояния, – не моргнув, выдал Олег.

– Поэтому и носишься по коридору, как резвый конь!..

Она хотела сказать еще что-то, но вовремя прозвучавший звонок спас Олега Волкова, как третий крик петуха несчастного Хому Брута.

Валентина Васильевна, махнув на него рукой, поспешила куда-то по своим делам, а Олег все же поднялся к чердаку и, заглядывая через решетку, попытался разглядеть, нет ли там желтой кошки.

Ее не было видно.

– Ты собираешься стоять здесь до конца дня? Может, отойдешь, мне надо кое-что проверить, – послышался позади девичий голос.

Он обернулся и увидел чудовище!

7
Алиса,
или Двое и кошка

Наплакавшись вдосталь, Алиса наконец взглянула на часы и убедилась, что урок в самом разгаре и идти туда не имеет никакого смысла. Тем более что зеркало отразило покрасневший и опухший нос, а одна из линз задвинулась куда-то под веко, и теперь на Алису смотрело такое страшилище, что ни в одной сказке не встретишь.

Девушка, конечно, попыталась нащупать тонкую линзу, но безуспешно. Видимо, придется идти к врачу – извлекать потерю из глаза. А пока… В сумке нашлись солнечные очки. Алиса надела их, прекрасно понимая, что будет смотреться в школьном коридоре весьма странно, но в данный момент это показалось ей меньшим злом. Уж лучше странно, чем страшно. Без очков она, пожалуй, напугает младшеклашек и сорвет уроки.

«Кстати, об уроках, – подумала она, – перекантуюсь где-нибудь, пока идет химия, слишком подозрительно будет уходить прямо сейчас. А потом ускользну».

Сидеть в туалете было скучно, и вскоре Алиса высунула голову за дверь и, убедившись, что коридор пуст, пошла по нему, наслаждаясь непривычной тишиной.

Девушка спустилась на первый этаж, в крыло, где располагалась младшая школа: здесь ее вряд ли найдут. Она давно уже не бывала в этой части здания, и теперь воспоминания разом нахлынули на нее. Вот эта металлическая стойка с цветами была здесь, когда еще Алиса только-только пришла в первый класс. Где-то здесь она лупила портфелем Витьку Апрелева, мастера тупых шуток, обожающего, скажем, налить на стул клей или подложить кнопку… Вот здесь любила торчать на переменках, а вон на том стенде стояли когда-то ее собственные произведения искусства – четырехлапый пластилиновый цыпленок (ну не смогла она вспомнить, сколько у цыплят лап: две или четыре) и красивая картинка из цветного песка, которую они сделали вместе с мамой… Теперь на стенде пылились чьи-то чужие работы. Девушка, сдвинув солнечные очки на затылок, с умилением посмотрела на криворотую куклу, смешную аппликацию с машинкой, забавное синее существо, слегка напоминающее и человечка, и лягушонка, в смешных желтых шортах в горошек, с шариками-бубенчиками на длинных ушках…

Те, кто смастерили эти работы, пока еще верят, что весь мир состоит из веселых игр, и вряд ли задумываются о серьезных вещах, но уже совсем скоро, гораздо скорее, чем это им сейчас кажется, они повзрослеют. Станут умнее и жестче, растеряют беззаботную непосредственность и веру в чудеса… Как жаль, что все это нельзя взять с собой из детства! Как хотелось бы сохранить детские чувства и ощущения, как фотографии в старом альбоме, и иногда листать его, переживая заново нехитрые радости…

 

С этими мыслями девушка дошла до двери своего бывшего класса и замерла перед ней. «Интересно, а там все сильно изменилось?» Ей так захотелось взглянуть на старый класс хотя бы одним глазком!

Она стояла перед дверью, улыбаясь, словно в предчувствии чуда, но тут из класса послышались странные звуки: детский плач, а потом раздраженный громкий голос.

– Ты тупица! Дебил! Идиот! Из тебя никогда ничего не выйдет! Тебя надо отдать в школу для даунов!

Дверь была чуть приоткрыта, Алиса осторожно заглянула внутрь и не поверила собственным глазам. Вера Семеновна – пожилая и самая добрая учительница младших классов, когда-то Алиса сама у нее училась, – вся красная от гнева, трясла за шиворот сжавшегося в комок мальчишку.

– Тебя надо выпороть! Ремнем! Ты дебил, если не выучил умножение на три! Что же с тобой дальше будет!

Вера Семеновна, насколько помнила девушка, всегда отличалась терпением и никогда не повышала голос. Что же с ней за это время произошло? Когда она успела превратиться в монстра? Хотя, постойте, еще на прошлой неделе Алиса встречала ее в коридоре, и учительница была с ней очень мила, расспрашивала об успехах, передавала привет маме…

Пока девушка удивлялась этим неожиданным переменам и думала, стоит ли ей обнаружить свое присутствие и вмешаться, дверь сама собой еще чуть приоткрылась, и под ноги Алисе скользнула знакомая желтая кошка с высоко поднятыми ушами, гладким телом, сильными породистыми лапами и изогнутым длинным хвостом.

Не обращая на девушку никакого внимания, кошка прошла… нет, даже прошествовала – мимо нее и двинулась по коридору походкой вдовствующей королевы на приеме в Букингемском дворце.

Алиса вдруг вспомнила, что видела эту кошку во дворе, как раз когда вышла эта странная история с Лизой из параллельного.

Не теряя ни секунды, девушка побежала за кошкой. Та, почуяв преследование, оглянулась. На миг Алиса встретилась взглядом с желтыми глазами, в которых полыхала такая ярость, что девушка похолодела. Взгляд животного был совершенно осмысленным и откровенно страшным. А еще кошка уже казалась не совсем кошкой. Она была похожа на львицу, только совсем маленькую.

Животное предупреждающе зашипело и вдруг стрелой ринулось по коридору.

Девушка побежала следом. Она не понимала, что заставляет ее вести эту странную погоню. Ей было страшно, и в то же время Алиса не видела иного выхода, словно бежать за этой кошкой было самым правильным, самым естественным для нее делом. Может быть, даже предназначением.

Меж тем кошка выскочила на лестницу и понеслась вверх. Алиса за ней. Сократить дистанцию пока не удалось, зато и желтая негодница все еще оставалась в поле зрения.

Добежав до последнего этажа, кошка прошмыгнула в коридор. Алиса за ней и вдруг увидела, как из класса, опираясь на свою любимую тросточку, вышел странный парень Олег Волков, который так обидел ее сегодня.

Олег отреагировал на кошку примерно так же, как Алиса, – то есть кинулся бежать следом. Девушка, удивленная появлением неожиданного конкурента, даже приостановилась, и вовремя, потому что, пробежав коридор насквозь, ко второй лестнице, Волков выскочил на площадку и… судя по всему, столкнулся с грымзой.

– Волков! Куда это ты несешься? – услышала Алиса знакомый вечно раздраженный голос завуча. И вздохнула с облегчением: как хорошо, что на грымзу нарвалась не она, а этот чудик.

Осторожно выглянув из-за угла, девушка увидела, как желтый кошачий хвост мелькнул на верхней площадке – там, где располагался закрытый решеткой выход на чердак. Значит, кошка убежала наверх. Выходит, есть две новости, как всегда, хорошая и плохая. Плохая заключается в том, что преследовать прямо сейчас кошку нельзя – иначе встречи с грымзой не избежать. Хорошая – с чердака только один выход, так что еще есть шанс изловить это зловредное животное.

Алиса вспомнила яростный взгляд сверкающих желтых глаз и на миг усомнилась, стоит ли вообще догонять это существо и не лучше ли оставить все как есть… В конце концов, чем это ее заинтересовала кошка? Почти обыкновенная… если не всматриваться… Ну, цвет, конечно, необычный, но каких только расцветок не выводят!

«Я только посмотрю», – пообещала себе Алиса – совсем как ее знаменитая тезка в волшебной истории Льюиса Кэрролла.

Прозвенел звонок на перемену. Девушка вовремя успела отпрянуть и встать за угол, пропуская мимо себя сердито стучащую каблучками завучиху, и снова выглянула на лестничную площадку. Неугомонный Олег Волков поднимался наверх вслед за кошкой.

«И что он вечно путается под ногами?!» – с раздражением подумала девушка. Но упускать возможность проследить за ними обоими было нельзя, и она на цыпочках прокралась вверх.

Олег Волков прилип к решетке, вглядываясь в полумрак чердака, и, кажется, так и не собирался отлипать.

Наверное, целую минуту Алиса терпела. Но потом все же не выдержала. Терпение истончается даже у самых благопристойных, самых воспитанных девушек.

– Ты собираешься стоять здесь до конца дня? Может, отойдешь, мне надо кое-что проверить, – окликнула она парня.

Он повернулся к ней и вдруг, побледнев, вжался спиной в прутья решетки.

– Ты что? – удивилась девушка.

Волков не ответил, продолжая пялиться на нее так, словно увидел призрак.

– Совсем того? – Она хотела покрутить пальцем у виска, но задела пластиковую душку солнечных очков и только тут с ужасом вспомнила, что давным-давно сдвинула очки на затылок, а значит… значит, Олег видит ее глаз в настоящем его виде!

Парень молчал.

– А, – девушка попыталась натянуть на непослушные губы улыбку, – не бойся, это линза. Знаешь, такие в магазине продают. Готовлюсь к Хэллоуину. А ты повелся, да?!

Соврать было легче. Не станешь же объяснять этому чужому малознакомому парню, что линза как раз в нормальном глазу, не будешь рассказывать про мутацию и семейные случаи, да и станет ли он слушать?

Олег перевел дух с явным облегчением.

– Здорово! А я и вправду повелся! – он засмеялся. В отличие от нее – совершенно искренне.

Алиса даже почувствовала к этому парню проблеск симпатии: молодец, не стал выделываться и врать, как большинство мальчишек, остро реагирующих на слово «повелся».

– А ты что здесь делаешь? – вдруг спросил он подозрительно, и мелькнувшая было симпатия развеялась, как сон, как утренний туман.

– Ничего. Так, гуляю.

– Какое-то место для гуляния странное. – Волков не отходил от решетки, и сколько Алиса ни пыталась разглядеть, есть ли на чердаке кошка, так ничего и не увидела.

– А сам-то ты что здесь делаешь? – огрызнулась она в ответ.

Целую минуту, а может, даже и больше, они пялились друг на друга, а потом Олег криво усмехнулся.

– Вообще-то я уже ухожу.

– Я тоже ухожу.

Они, почти плечо к плечу, но не глядя друг на друга, спустились на этаж ниже. Здесь Олег повернул в коридор, а Алиса спустилась еще на половину лестничного пролета, дождалась, пока шаги ее странного соперника стихнут, поглощенные гамом школьного коридора, и побежала обратно наверх. Теперь, без Волкова, можно будет догнать эту кошку: все-таки некуда ей деваться с чердака!

Алиса опустила на глаза очки – мало ли кто встретится по дороге.

Девушка взбежала по лестнице и опять столкнулась с Олегом. Причем так сильно, что он едва удержался на ногах.

– Опять ты! Снова, наверное, гулять идешь! – выпалил он, и Алисе стало абсолютно ясно, что никуда Волков уходить не собирался и сыграл с ней в точно такую же игру, как и она с ним. А значит, его тоже может интересовать кошка! От этого соображения девушке стало неуютно и тревожно.

Отпираться дальше казалось бессмысленным. Алисе вдруг подумалось: а почему бы не превратить противника в союзника?

– Вообще-то я кое за кем следила… – произнесла она многозначительно.

На лестнице послышался топот. Похоже, наверх мчалось целое стадо разъяренных слонов, и Олег потянул Алису за рукав кофты. Они быстро поднялись к чердаку и прислушались: слоны пронеслись мимо. Алиса и сама не понимала, почему ей не хотелось, чтобы ее застукали здесь, да еще с Волковым. Не хотелось – вот и все тут!

– И за кем же ты следила? – спросил тем временем Олег. Голос у него был напряженный.

– За кошкой! – выдала девушка и, как всегда, слегка покраснела.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru