Тень ангела. Книга 1

Нил Алмазов
Тень ангела. Книга 1

Пролог

Он смотрел в глаза бездне.

Бездна смотрела в его душу.

Это последний шанс.

Один-единственный.

Ибо никто и никогда не выбирался из этого тягучего пространства.

Упругие, словно струны, невидимые барьеры сковывали движения одинокой души. Одинокой, но столь сильной, что сама вселенная была не в силах совладать с непоколебимой волей к жизни. И душа продолжала трепыхаться в бесчисленном количестве попыток.

Один раз.

Второй.

Третий.

Он изо всех сил старался покинуть это мрачное место навсегда – лимб, куда он попал случайно. Но была ли тут хоть раз душа, способная разорвать барьеры и освободиться, миновать отбывание до распределения в рай или ад? Он не хотел ни в одно из этих мест.

Всё ближе и ближе становились силуэты. Ближе – врата бесконечности. Ближе – руны, символы, штрихи.

Он заметался. Осталось немного – и его заберут. Заберут… Ангелы или демоны? Все они тянули к нему руки из зеркально-прозрачных, словно оживших стен. Слева – кровавые когти. Справа – нежные пальцы.

Ещё чуть-чуть. Совсем чуть-чуть.

Цепкая хватка с одной стороны – и кусок души оторван. Плавное поглаживание с другой – и снова ушёл кусок в никуда. Почему? За что его душу рвут и те, и другие?

Собрав всю волю, всю оставшуюся жизненную силу, он закричал. Но голос его утонул в пространстве. Или голоса и вовсе не было? Лишь попытки ослабевшей души сопротивляться до последнего.

И вновь кто-то схватил его, отодрав очередной кусок души. Он бросил взгляд в ту сторону: над ним возвышался ангел, взмахивая огромными серыми крыльями. Ангел пристально, словно пронизывая насквозь, смотрел на него. И будто что-то хотел сказать. Но губы ангела застыли как каменное изваяние.

Его одинокая душа в который раз попыталась покинуть лимб. И казалось, что сил уже нет. И казалось, что всё потеряно.

Он сделал ещё рывок.

Лимб исчез.

И появился мир под ногами. Чёрное небо над головой.

Глава 1

По крупицам собиралось новое тело. По крупицам росла новая кожа. И по крупицам ткалась внутри местами изорванная душа. И обрёл его дух всё то, что когда-то было потеряно. Но обрёл не просто – теперь это улучшенная версия его прошлого.

Он с изумлением глядел на то, как крупицы частиц бегут по рукам, как они создают всё заново. Вот от локтя пробежала волна. Потом ещё одна. И завершилось всё на кончиках пальцев – отныне он цел. Цел и невредим. Физически. Рваную душу восстановить так и не удалось. Но зато он покинул то ужасное место, в котором побывал. Место, в котором, как ему тогда казалось, невозможно сохранить рассудок.

Ещё не до конца осознав, что же случилось, он лишь моментом позже понял: ночь, льёт сильный дождь. И всё бы ничего, если б не один факт – оказаться голым посреди улицы не лучший способ возродиться.

Грянул выстрел. Где-то за углом. И ещё выстрел. Ещё. Ещё.

Он прижался к стене и опустился на корточки, пытаясь сообразить, что делать дальше. Там, за углом, явно что-то происходило.

Послышался звук бегущих ног, бьющих по лужам. Бегущий приближался.

Он оглянулся: в узком проулке негде было спрятаться. Идти с голыми руками на вооружённых людей – верная смерть. В его случае – так вообще полностью голым.

Из-за угла выскочила троица и побежала прямо в его сторону. Он приготовился к чему угодно. Может быть, не тронут? Хотя его могут посчитать за свидетеля… И убрать. Но несмотря на явный перевес, он даст отпор – сдаваться не намерен.

Эти трое очень спешили – пронеслись мимо и даже не заметили его.

Что делать дальше? Куда он попал? И кто он? В памяти лишь незначительные обрывки из прошлой жизни.

Любопытство взяло верх: он поднялся и пошёл вдоль стены – выглянуть за угол и посмотреть, что случилось.

Там лежало тело, обильно заливаемое дождём. Судя по всему, тело мёртвое. Мертвецу уже ни к чему одежда.

Внимательно оглядевшись, он убедился, что никого в проулке нет, никто ничего не видит, и быстрым шагом направился к телу.

На вид погибшему было лет двадцать пять, не больше. Неподалёку валялся пистолет. Очевидно, оружие мертвеца.

Первым делом он начал снимать куртку, но едва коснулся молнии, как глаза мертвеца вдруг раскрылись. От неожиданности он тут же отскочил.

Незнакомец, которого он посчитал мёртвым, был ещё жив, но явно ненадолго. С трудом, подрагивая всем телом, умирающий приподнял руку и показал жестом приблизиться.

– Подойди… – прохрипел он. – Ты мне нужен…

Было бы опрометчиво отзываться на просьбу незнакомца, даже такого, который одной ногой на том свете. Именно поэтому он сначала взял пистолет и лишь потом подошёл.

– Ближе… У меня… мало… сил… Не могу… громко говорить…

Тогда он опустился на корточки и сказал:

– Скорую я не смогу вызвать. Да и шансов у тебя почти никаких.

– Всё… верно… – Незнакомец кое-как вынул из кармана монету и протянул дрожащей рукой. – Возьми это… теперь твоё. Ты… здесь не… случайно. И я… не случайно.

Он принял монету, хотя сомнения были, и спросил:

– Что это за монета? О чём ты говоришь?

– Ты… сам… поймёшь… потом… – медленно проговорил умирающий. – А… мне уже… пора…

– Объясни хоть что-то, хотя бы намёк какой-то, – спохватился он. – Я ничего не понимаю, я вообще тут впервые!

Но ответа не последовало. Казавшийся до этого мёртвым теперь стал таковым точно – пульса не было.

Сунув монету в карман незнакомца и отложив пистолет в сторону, он быстро стянул с мертвеца куртку, джинсы и кроссовки. Оделся – стало немного лучше, несмотря на то что одежда мокрая. Подобрал пистолет, подумал, куда его лучше сунуть, и заправил в джинсы за спину. Во всяком случае, так меньше шансов, что кто-то увидит оружие. Благо, в этом проулке, на первый взгляд, камер не было.

Не успел оказаться в неизвестном месте, как уже что-то случилось. Впрочем, теперь у него есть хотя бы одежда. Вспомнить бы ещё, кто он и откуда? Будто бы вырвали вместе с душой всю память. Однако по пути из проулка на улицу он начал кое-что вспоминать.

Первое – это имя. Он был уверен, что его зовут Денис. Он определённо русский – это чувствовал особенно хорошо. И лишь при этой мысли вдруг осознал, что говорил на английском как на родном. И с незнакомцем они друг друга понимали. Выходит, оказался точно не в России. Вопрос – где? А ещё: откуда знания этого языка как родного? Возможно, это благодаря возрождению.

Прошлая жизнь вспоминалась обрывками. Детство, юношество, переезд.

Переезд!

Точно!

Он вспомнил, что они переехали с семьёй в Мексику. Его отец объяснял, что у него там нашлась высокооплачиваемая работа, что так будет лучше для всей семьи. Но если он оказался здесь, совершенно один, действительно ли лучше?

Из последних смутных воспоминаний осталось немного: толпа латиносов, ворвавшихся в дом, поездка непонятно куда с завязанным глазами, много крови и тел, звук бензопилы и дикая, невыносимая боль. Кажется, именно так и закончилась его прошлая жизнь… Но что случилось с отцом, матерью, сестрой? Этого он не помнил вообще. Просто ничего.

Могли ли и они тут оказаться, как он? Может, есть хоть какой-то шанс найти родных? Или всё совсем не так, как кажется? Он ведь даже фамилию не смог вспомнить. Только имя.

– Смотри куда прёшь! – прикрикнул кто-то, когда он в задумчивости столкнулся с ним плечом.

– Извините, – бросил в ответ Денис и продолжил идти по большой, ярко освещённой и шумной улице.

Этот город жил активно и в ночное время.

Отбросив на время мысли, он шёл и внимательно разглядывал всё, что видит. Не сказать, что здесь вокруг много высоких зданий. Однако людно. Также он обратил внимание на пальмы. Юг. Определённо юг. А когда увидел название улицы – Уолл-стрит, посетовал на себя, что сразу не сделал этого. Увы, трудно вести себя логично и последовательно, когда в буквальном смысле слова вернулся с того света. Причём вернулся в новом теле. А тот ли он внешне, кем был раньше? Пока это не столь важно. Важнее понять, где он. Была бы карта…

Пошарив по карманам, что стоило бы сделать сразу, нашёл мобильный. Отлично. Встал под вывеску магазина и открыл меню. Никакой блокировки в смартфоне не было, будто бы специально подготовлено для него.

– Что? – невольно произнёс он вслух, когда увидел дату. – Двадцать первое октября две тысячи тридцать третьего года…

Десять лет после его смерти… Неужели столько прошло, пока он пытался выбраться из лимба? И если родители и сестра всё-таки остались в живых, они все изменились за это время.

Он открыл карты. Как хорошо, что доступ в интернет был.

Денис действительно оказался на юге, в Лос-Анджелесе. Город Ангелов.

Больше в мобильном ничего интересного не было, и он, убрав смартфон, побрёл дальше, выискивая глазами место, где можно было бы согреться. Немного денег, оставшихся от мертвеца, наверняка хватит, чтобы чего-то выпить и подумать, что же делать дальше. Так ведь и пропасть недолго, одному-то, в незнакомом городе. Без документов. Если ещё и полиция заинтересуется, а у него при себе чужой пистолет, на который ни разрешения, ни документов…

Дождь, как назло, прекратился как раз в тот момент, когда он выбрал подходящее место – небольшой бар.

Хотя в баре заседало достаточно народу, места у барной стойки имелись. Не обращая внимания на посетителей, он двинулся вперёд и сел на свободный табурет по соседству с женщиной. Неприветливый бармен уставился на него презрительным взглядом и спросил:

– Чего тебе?

Память услужливо подкинула нужную информацию, и он ответил:

– Виски.

– Паспорт покажи. Сомневаюсь, что тебе уже двадцать один год. – Бармен выглянул за его плечо, с кем-то встретился взглядом и кивнул. – Ладно, не надо. Сделаю исключение, но только на первый раз. Тебе со льдом?

 

– Без. Мне просто согреться.

Сидящая рядом женщина повернулась к нему вполоборота и элегантно поинтересовалась:

– Прощу прощения, вы здесь впервые? Я вас раньше не видела.

Он быстро оценил её внешний вид: брюнетка, возраст лет тридцать или старше, одета вполне типично для американцев.

– Да, всё верно, – покачал он головой и повернулся к бармену. Тот уже поставил стакан виски, ожидая оплаты, которую получил незамедлительно.

– А откуда вы? – продолжила женщина.

– Какое это имеет значение? – ответил он и пригубил виски, приятно согревший изнутри. – Вы даже имя моё не знаете.

– Мне просто было любопытно. – Она отвернулась, делая вид, что больше его не потревожит. Но не смогла остановиться. – Меня зовут Джессика.

– Денис.

– Дениз? – Женщина произнесла имя иначе, с ударением на первый слог. – Но это женское имя, – улыбнулась она.

– Де-нис, – пояснил он по слогам. – Это другое имя, мужское. Вы его не знаете, наверное. Я не из Америки.

– Так откуда всё-таки?

– Россия, – пожал он плечами и сделал ещё один глоток, куда больший, чем прежде.

– Это шутка такая? У вас отличный американский акцент, вы не можете быть из России.

– Ну, не могу так не могу, – безразлично бросил он и допил виски.

Только Денис собрался покинуть бар, как перед ним встали двое мужчин. Один лысый, другой с бородой. Оба широкие в плечах. Чем-то похожи на обычных металистов.

– Джесс, это что за хрен? – спросил женщину бородатый. – И о чём ты с ним трепалась только что? И ещё, парень: ты занял моё место.

Назревал конфликт. К удивлению, его это нисколько не беспокоило. Он был как никогда уверен в своих силах. Будто что-то внутри подсказывало, что он уделает обоих, что умеет драться в этом новом теле. Словно это тело совершенное, в отличие от его прошлого.

– Это… – начала было женщина, но Денис опередил её:

– Тут не написано, что это твоё место. И я уже ухожу, дай пройти, здоровяк.

Бородатый не на шутку удивился. Поначалу. Потом удивление сменилось агрессией. От него разило сильным перегаром: наверняка он искал повод подраться.

– Таких борзых сопляков я ещё не встречал, – самодовольно улыбнулся мужик.

– Только не здесь! – громко сказал бармен. – На улице разбирайтесь!

Пока бородатый выжидающе смотрел, словно давая ему шанс, Денис быстро оценил ситуацию. Помимо этих двоих, за их спинами на него заинтересованно смотрели ещё двое: они сидели за столиком, потягивали пиво и не спускали с него глаз. Их внешний вид ничем не походил на металистов. Совершенно другие ребята, явно моложе, примерно его возраста.

– Дай пройти, – громче, почти приказным тоном произнёс он и сделал шаг вперёд.

– Проходи, всегда пожалуйста. – Бородатый насмешливо развёл руки в стороны, изображая объятие, и снова улыбнулся.

Это был отвлекающий манёвр, он это ощущал. Ощущал всем телом. С каждой секундой по телу, где-то глубоко внутри, усиливалось тепло. Энергия, которая подсказывала, как двигаться, кого бить и что делать дальше. Это особое, ни с чем не сравнимое чувство придало ещё большую уверенность. Он, конечно же, не хотел конфликта на пустом месте, чего не скажешь о бородатом и его друге.

– Давай по-плохому, если так хочется. – Он шагнул вперёд и толкнул бородатого кулаком в грудь.

– Вот это да! – хохотнул тот. – А мне нравится твой напор!

– Я вызову полицию! – крикнул бармен. Наверное, охраны в этом баре не было.

Впрочем, бармена уже никто не слушал.

Бородатый замахнулся, готовый попасть точно в голову. И даже оказался быстр для своих пропорций. Но не успел.

Слушая тело и потоки энергии, Денис уклонился. Сразу же шагнул левой ногой вперёд и ушёл под руку бородатого. Обхватил руками его тело, ловко разогнулся и швырнул здоровяка прямо через барную стойку, словно тот весил не больше ребёнка.

Раздался грохот, звон бьющегося стекла. Понеслись неразборчивые ругательства бармена.

Лысый оказался умнее и попятился. Но Денис уже не мог остановиться. И внутренняя энергия подсказала, как лучше справиться со вторым.

– Стой-стой, парень, я тебе ничего не сделал, – пытался его отговорить лысый.

– Уже и не сделаешь.

Он в мгновение ока завёл правую ногу под ноги лысого. Тот пятился и даже не заметил этого. И споткнулся. И в этот самый момент он придал ему ускорение ударом в голову, дабы обеспечить встречу с полом. Лысый припечатался затылком и тут же потерял сознание.

– Иди сюда, ублюдок! – донеслось из-за барной стойки.

Бородатый, разъярённый, расцарапанный стеклом, весь в крови, перелезал через стойку. Под ногами послышался металлический звон. Но Денису уже было не до этого. Он решил не давать здоровяку шансов. Сделал буквально два-три широких шага, крутанулся – и врезал с ноги в челюсть. Та даже хрустнула.

– Вы мне заплатите за каждую бутылку, за мебель, за всё! – не успокаивался бармен. – И тебя полиция найдёт! – добавил он, видя, как один из главных участников конфликта уходит.

О полиции Денису и думать не хотелось, и он перешёл на бег. Весело, однако, началась его новая жизнь в Лос-Анджелесе будущего.

Покинув бар, быстро огляделся – на случай, если полиция уже подоспевает – и побежал направо.

– Эй, парень, постой! – вслед донёсся голос.

Не останавливаясь, он обернулся: за ним бежали те двое, которые просто следили. Что им надо?

Он продолжил бег.

– Да подожди ты! Мы хотим поговорить! Нам нужен такой, как ты! Без шуток!

А что они ему сделают? И с ними справится при желании.

Он остановился, дожидаясь их.

Они догнали его, немного отдышались, и тогда один из них произнёс:

– Ну ты и бегун, конечно. Спортсмен, наверное?

– Не, это адреналин, – ответил он.

– Если коротко: мы хотим предложить тебе работу, – сказал второй. – Высокооплачиваемую работу.

– Хорошее предложение среди ночи-то, – покивал он и поджал губы. – Что за работа? И скажу сразу: у меня нет никаких документов, я не американец.

– Не проблема, – махнул рукой один из них. – Беженец?

– Не совсем, – покачал он головой, ещё не придумав себе легенду. – Я из России.

– Русский? – не на шутку удивились они. – Ты не очень похож… Но если ты не врёшь, то мы даже готовы пригласить тебя в нашу семью. Нам нужны такие ребята, как ты. Ну так что, хочешь обсудить работу, которую мы предлагаем? Имей в виду, обычно мы никого не берём с улицы. Это твой шанс. Да и без документов ходить, знаешь, не стоит. Тобой рано или поздно займётся полиция.

– Вы можете сделать мне документы, я правильно понимаю?

Они кивнули почти синхронно.

– Настоящие? Не липовые?

– В точку. Ну так что?

С одной стороны, это всё слишком подозрительно, а с другой – варианта получше у него просто нет. Может, они и правда не врут и могут помочь. И даже если они имеют прямое отношение к криминальному бизнесу, это только сыграет на руку – такие люди могут многое. Однако Денис твёрдо решил: быть начеку каждую секунду.

– Хорошо, давайте обсудим, что у вас за работа, – согласился он наконец.

– Ну вот, я ж говорил, что он не откажется, – заулыбался один из них. – Вызывай такси, едем домой.

Глава 2

Беспилотное такси не заставило себя долго ждать.

Ожидая, Денис вслушивался в отвлечённый разговор парней, хотя в их беседе не услышал ничего странного. Также он отметил, что они очень похожи друг на друга, и предположил – это братья. На них была самая обычная повседневная одежда вроде той, которую он снял с незнакомца. Лица не выражали никакой угрозы, совсем напротив – выглядели в какой-то мере дружелюбными. Денис мог бы сравнить их с кем-то из актёров старых молодёжных комедий, разве что во внешности эти парней было ещё что-то, отличное от типичных американцев. Он не мог сказать, что именно. С другой стороны, темноволосых и кареглазых людей довольно много по всему миру. А может быть, всё из-за необычного овала лица… Денис не стал гадать.

Когда они сели в такси, один из них поинтересовался:

– Как тебя зовут? Всё в такой суматохе произошло, что мы и познакомиться забыли.

– Денис.

– Это такое русское имя?

– Да.

– Я Джейкоб, – представился парень и протянул руку. После рукопожатия представил второго: – А это мой брат – Мэйсон.

– Будем знакомы, – кивнул Денис и пожал руку Мэйсону, который предпочёл сидеть на переднем сиденье.

– А как твоя фамилия? – продолжил разговор Джейкоб.

– Не важно, – холодно ответил Денис, разглядывая сквозь окно всё новые и более облагороженные улицы Лос-Анджелеса. Наверняка едут в совершенно другой район. Даже здесь вид изменился: всё меньше простых вывесок и всё больше голограмм. Или Город Ангелов изменился за десять лет, или он таким и был. Денису не доводилось в прошлой жизни здесь бывать.

– Не в обиду, но я всегда знал, что русские недоверчивые и скрытные люди. Хотя в нашей работе это очень хорошие качества. Фамилия нужна для документов.

– А я могу взять новую? – спросил Денис, поудобнее устроившись в сиденье. И тут он кое-что почувствовал. Точнее, не почувствовал.

– Да, конечно. Я бы тебе порекомендовал и имя изменить. Так будет лучше. Например, Дэн. Почти как у вас Денис.

– Да, эти имена похожи. – Пока он это говорил, рукой полез проверить, действительно ли потерял пистолет. И не нащупал ничего, кроме собственной поясницы.

– Не это ищешь? – Джейкоб весело улыбнулся и достал тот самый пистолет из внутреннего кармана куртки. – Кстати, этот кольт – то ещё старьё. Но если он тебе так дорог, то держи.

– Спасибо. – Денис принял оружие и, проверив, есть ли в куртке внутренний карман, положил пистолет туда. Да, достать в случае чего будет сложнее, но если Джейкоб сам отдал пистолет, то это можно воспринимать как жест доверия.

– Ты его потерял, когда бил морды тем бухим придуркам, – пояснил Мэйсон, поглядев в зеркало заднего вида.

– Да, я так и понял, – коротко сказал Денис, вспомнив металлический звон, на который не стал обращать внимания.

– Ещё немного – и мы дома, – произнёс Джейкоб, после чего оставшуюся дорогу они проехали молча.

И действительно, ехали недолго. Денис, не теряя времени даром, проверил, в каком направлении их везёт такси. Как оказалось, в Беверли-Хиллз. Если они тут и остановятся, то у Дениса появится вопрос: почему эти ребята, живя в одном из престижных мест округа Лос-Анджелеса, сидели в самом обычном баре? И стоило ли ради этого ехать почти двадцать километров? Наверняка в самом Беверли-Хиллз полным-полно мест получше.

Беспилотное такси остановилось на специальной парковке, прилегающей к большой территории с невысоким забором, за которым высился роскошный, современный особняк в несколько этажей. У входа стояли охранники. Двое. Будто вкопанные в землю, они почти не показывали никаких эмоций или движений.

– Так вы здесь живёте? – осторожно поинтересовался Денис, выбираясь из салона автомобиля.

– Да, – легко и непринуждённо ответил Джейкоб, уже идя рядом с братом ко входу. Он, как уже отметил Денис, более общительный, нежели Мэйсон. – Тебя что-то смущает?

– Это немного неожиданно, – признался Денис. Ему бы стоило придумать себе легенду, но увиденный особняк с невероятно огромной территорией, которую не получится окинуть взглядом и при желании, вызвал в нём смешанные эмоции. Он не боялся, нет. Он сомневался, стоит ли туда заходить вместе с ними. Но быстро вернулся к той мысли, что лучшего варианта у него просто нет.

– Не все люди одинаковы, – произнёс Мэйсон, когда они проходили мимо охраны. – А ты думал, что у нас обязательно должен быть личный водитель, причём у каждого свой? Мы должны ходить всегда в деловых костюмах? А ещё, наверное, нам не стоило сидеть в неприглядном районе в каком-то зачуханном баре? Об этом ты подумал, верно?

Мэйсон оказался если не проницательным, то достаточно умным и рассудительным. Он попал в самую точку – всё то, о чём Денис и думал.

– Были такие мысли, – коротко ответил он, оглядывая территорию, на которой располагался не только особняк, но и множество других домов, сейчас красиво освещённых по контуру фонарями и голограммой. Также здесь росли повсюду пальмы, нашли место ухоженные клумбы. Отдельно стояли беседки рядом с фонтанами и бассейнами. В ночное время трудно разглядеть всё и сразу, но и первого взгляда вполне хватило, чтобы понять: это не просто богатые люди, это очень богатые люди. Не всякий сможет себе позволить подобное, и уж тем более всё это обслуживать.

– В таком случае, – оживлённо и немного весело продолжил беседу Джейкоб, – ты ещё очень многому удивишься, тем более если ты действительно из России.

– Да, возможно, – тихо произнёс Денис.

Пока они шли по аккуратно сделанной тропе прямо к особняку, Денис задумался о легенде. Эти двое много вопросов не задавали, но позже придётся познакомиться со всей семьёй. И вот тогда обязательно захотят узнать, кто он и откуда взялся.

 

На создание легенды ушло немного времени – Денис решил использовать часть правды и часть выдумки. А верить или нет – это уж решать людям. Они всё равно не смогут проверить, потому что его никогда не было в этом времени, а значит и никакой информации о нём не найти.

Ко входным дверям особняка вели несколько ступенек и небольшая площадка. Миновав их, Денис шёл следом за братьями. Мэйсон первым приблизился к двери, коснулся её, и та услужливо отъехала в сторону.

Войдя внутрь, Денис бегло оглядел огромный и высокий холл, напоминающий небольшой атриум. Здесь всё было исполнено в современном стиле, без излишеств, ближе к минимализму. Преобладали серый и чёрный цвета, как в мебели, так и во всём остальном. Этот холл трудно было назвать уютным. Скорее строгий и холодный.

– Пока посиди вон там. – Джейкоб указал на кресла и диваны. – А мы сейчас вернёмся. Нужно представить тебя отцу.

Молча кивнув, Денис прошёл к креслу и сел.

Когда братья исчезли из вида, скрывшись за одной из дверей, он достал монетку, которую не успел разглядеть. По внешнему виду это даже не цент. С одной стороны на монете изображена заглавная «А», а с другой – парящий ангел, тянущий руки к небу. Несмотря на размер монеты, можно без труда вглядеться в каждую деталь изображения. И когда Денис дошёл до лица ангела, то увидел, как глаза того ожили, пристально глядя прямо из монеты. Затем они моргнули пару раз, и Денис от неожиданности выронил монету.

Раздался металлический звон, пронёсшийся по всему холлу. Денис, оглядываясь по сторонам, быстро поднял монету и ещё раз посмотрел на неё, теперь уже с опаской – странное событие могло его не то чтобы напугать, но заставить осторожничать, быть ещё бдительнее. Однако глаза больше не были живыми. Может, просто показалось?

Издалека донёсся глухой звон каблуков мужских туфель. Денис сразу убрал монетку и встал с кресла. И правильно сделал – к нему шли братья с отцом.

Невооружённым взглядом можно было легко заметить, что их отец немного выше сыновей, одет в классический костюм. Он и внешне от них особо не отличался – сильные гены, раз дети так похожи на отца. Походка его полна уверенности, взгляд строгий и серьёзный. Ему даже не нужно было приближаться больше чем на метр, чтоб Денис почувствовал, насколько силён и харизматичен этот человек.

– Здравствуй, – произнёс он, остановившись в метре от Дениса. Он смотрел так, словно видел насквозь.

– Здравствуйте.

– Меня зовут Александр Хилл. Мои сыновья порекомендовали тебя. – Он говорил чётко, с отменной дикцией и правильно поставленной речью. – Ты знаешь почему?

Денис не ожидал этого вопроса, поэтому вышла небольшая заминка.

– Полагаю, что это после увиденного в баре.

– Верно. Но не совсем. У тебя есть и другие качества, я это вижу. Расскажи о себе в нескольких словах.

Непростую задачу дал ему Александр Хилл, учитывая, что Денис о себе мало что помнил.

– Денис. Я из России. О своём прошлом почти ничего не помню. Даже не могу сказать, как оказался в Лос-Анджелесе. Хотелось бы ещё узнать, что за качества вы видите?

– Пока вопросы задаю я, – спокойно ответил Хилл и продолжил: – Биография не блещет интересными фактами. Но лично ты нам всё равно интересен. Ты готов выполнять порученную тебе работу и жить по нашим правилам?

Последние слова про правила насторожили. Не иначе как криминал. Но это лучше, чем скитаться по улицам Лос-Анджелеса.

– Да, готов. Мне нужна работа, чтобы я смог начать нормальную жизнь.

– Нормальную жизнь? – Хилл едва заметно улыбнулся. – Едва ли это получится в Лос-Анджелесе. – Затем он вскинул руку и посмотрел на часы. После глянул на Мэйсона. – Через час будет работа для вас. Небольшая. Вдвоём справитесь.

– Минималка? Такая же точка, как в последний раз была? – уточнил Джейкоб.

– Да, почти, – кивнул его отец. – Можете даже не одеваться.

– Мы тогда пойдём подготовимся, – сказал Мэйсон. – Не забудь выслать координаты.

– Хорошо, идите.

Александр Хилл вновь обратил взор на Дениса. Помолчал немного, наверняка о чём-то раздумывая, и только тогда произнёс:

– Тебе уже говорили, что лучше сменить имя на аналогичное? Насколько я знаю, у тебя нет документов.

– Говорили. Я согласен.

– Отлично. Итак, теперь тобой займётся Линда. Она всё покажет, расскажет и объяснит. Но первым делом – помойся и переоденься. Потом я вызову тебя на небольшую беседу. Обсудим планы на завтра и твоё ближайшее будущее. И не глупи. У тебя впереди большие перспективы. Если будешь стараться, разумеется. Жди Линду здесь.

Не дожидаясь хоть какого-то ответа от Дениса, Александр Хилл развернулся и зашагал вглубь холла, после чего скрылся за одной из дверей.

Рой мыслей, в которых смешивалось множество предположений, к кому он попал и почему выбрали именно его, длился недолго, поскольку та самая Линда пришла гораздо быстрее, чем Денис ожидал.

Линда была служанкой в особняке. Учитывая размер особняка, скорее всего, одной из служанок. На ней был надет, что одновременно удивительно и приятно, самый что ни на есть обычный наряд горничной – чёрное платье и белый фартук. Во внешности Линды ничего выдающегося, кроме стройных ног, Денис не приметил. Нет, серой мышкой её нельзя назвать, но и на уровень симпатичной она никак не тянула. Бледноватая кожа, каштановые волосы, хитро собранные на голове, серые глаза, тонкие губы и острый подбородок. Совершенно не тот типаж, который мог бы заинтересовать Дениса. Хотя в той ситуации, в которой он оказался, думать о девушках стоит в последнюю очередь. Для начала бы разобраться во всём, что с ним происходит. Будто бы кто-то ведёт его туда, куда нужно.

– Добрый вечер, мистер, – поздоровалась Линда, сияя нарочито-скромной улыбкой. Голос, как ни странно, звучал мягко и приятно, словно бы и не ей принадлежал. – Мистер Хилл поручил мне проводить вас в апартаменты, выдать одежду и всё показать. Вы готовы?

– Добрый, мисс… – Денис замялся, не зная, как к ней стоит обращаться – мисс или миссис.

– Линда. Зовите меня просто Линда, – не переставая улыбаться, сказала она.

– Да, хорошо. Тогда вы зовите меня Дэн. – Он постарался в ответ улыбнуться, но улыбка, видимо, вышла дурацкой. Может, даже глуповатой. Трудно русскому человеку улыбаться всем подряд. – Я готов.

– Прошу, следуйте за мной.

Линда пошла вперёд. Денис держался чуть сзади.

Она повела его на второй этаж, повернула налево. Пройдя ещё метров пятьдесят, остановилась у одной из дверей.

– Нам сюда.

В отличие от входной, здесь дверь была простая, с ручкой и без электронных замков.

Денис представлял себе более скромные апартаменты, но то, что он увидел, удивило, причём очень сильно удивило. Это ж по размерам чуть ли не целый дом. Если эту огромную комнату, в которой было буквально всё, поделить на несколько комнат поменьше, то это точно будет дом.

– Здесь вы будете жить, – продолжила Линда. Она подошла к одному из шкафов, открыла его и показала Денису на множество рубашек, пиджаков, брюк и туфель. – Я думаю, среди всего этого точно найдётся что-то по вашему размеру.

– Мне тоже так кажется.

– Идёмте далее. – Она встала у другого шкафа и распахнула дверцы. – Тут есть всё, что нужно для водных процедур. – Линда окинула взором вещи и полотенца. – Так, вот это, я думаю, подойдёт.

– Мистер Хилл говорил, чтобы я сразу помылся… – начал было Денис.

– Именно этим мы сейчас и займёмся, – вновь заулыбалась Линда. – Идёмте.

Она взяла с собой всё необходимое и проследовала к двери, за которой, как предполагал Денис, была ванная.

Но это оказалось нечто большее, чем ванная. Здесь и душевая кабинка, и небольшой бассейн, и ванна с джакузи. В общем, всё, чего только душа пожелает. И всё это в идеальном состоянии, начищено до блеска.

– Мистер Хилл поручил мне забрать ваши старые вещи и утилизировать, – произнесла Линда.

Будь это его вещи, он бы настоял, чтобы их оставили. Но в этом случае полностью согласен – вещи мертвеца нужно уничтожить.

– Да, конечно. Я их отдам, как только помоюсь.

– Как бы сказать… – Линда посмотрел на него, будто бы смущаясь. – Это нужно сделать сейчас.

Денис догадался: служанка выполняла не только поручения Хилла, но и была дополнительными глазами и ушами. Наверняка она будет стоять прямо здесь и ждать, когда он помоется. Но как же мобильный, пистолет и монета? Последнее он точно отдавать не станет. А лучше и не показывать – всё же эту вещь передал загадочный умирающий незнакомец.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru