Школа для взрослых

Нил Алмазов
Школа для взрослых

Глава 1. Ван

Вроде бы ещё пару дней назад я мог жить спокойной размеренной жизнью. Ну, не совсем спокойной. Всё-таки в двадцать пять пока что хочется развлечений, гулянок. Да, мне тоже это нравится, как и многим людям в этом возрасте. Но в прежней жизни я прожил именно четверть века, а ведь только всё начиналось. В собственных фантазиях будущее представлялось светлым и радостным. И работа ведь хорошая была. На тот момент, наконец, нашёл хороший вариант: недалеко от дома, достойная зарплата и, на первый взгляд, адекватный начальник. Хотя, какое это имеет значение теперь? Кем я там был, что делал… Отныне мне преподнесли новую жизнь в другом, странном мире. Вот об этом стоит рассказать по порядку.

Обыкновенная среда. Позавтракал, собрался на работу и поехал на метро. Метро – то самое место, где я лишился жизни. Нетрудно догадаться, что случилось. Мне довелось оказаться в самом эпицентре взрыва, поэтому никакой боли и мучений не испытал. Просто не стало человека. Впрочем, там было много людей, но кто и куда попал – неизвестно. А вот я очнулся словно в невесомости. Тело летало в каком-то белом пространстве. Никогда не верил в жизнь после смерти, реинкарнацию и подобные вещи, но тогда изменил своё мнение, поскольку точно запомнил, что погиб от взрыва. Мне даже показалось, что попал в рай, раз уж кругом всё белым-бело. Вот только я ошибался. Этим местом оказался некий пункт распределения случайно погибших.

– Добро пожаловать, смертный, – раздался голос незнакомца.

Кто это? Я начал оглядываться по сторонам, но кроме всё того же белого света ничего не увидел.

– Не ищи меня, – вновь произнёс он. – Ты всё равно не способен увидеть Вершителя Судеб.

Чего? Какой ещё Вершитель Судеб?

– Вы бы мне хоть объяснили, как я сюда попал и что мне делать, – заговорил я теперь уже вслух.

– Ты и сам всё помнишь. Разве нет?

– Ну, вообще-то – да.

– Твоя смерть – случайность, поэтому у тебя есть возможность прожить новую жизнь, но в другом мире. По договору с Мглой я не могу вернуть тебя в прежний мир.

Ага, какая-то Мгла. Видимо, что-то вроде ада. А мне начинает нравится происходящее. Прямо как в сказке.

– Понял-понял. Можно вопрос?

– Задавай.

– Почему моя смерть – случайность?

– Потому что твой ангел-хранитель проспал. Твой час должен был наступить гораздо позже.

– То есть я умер только из-за халатности этого ангела?

– Именно.

– Нормально, – протянул я, представляя, как крылатый приуныл, зевнул и завалился на подушку. Кто-то поспать захотел, а кому-то это стоило жизни. – Так, и какие у меня варианты?

– Опиши мир, в который хочешь попасть, и твоё желание будет исполнено.

Хм, интересно-интересно… Пришлось хорошо подумать, чтобы озвучить пожелание. Чего мне не хватало в прежней жизни? Да, вот именно из этого и нужно исходить.

– Хочу попасть в такой мир, где не надо будет работать, где можно много развлекаться во всех смыслах этого слова, где есть магия и прочие такие штуки. Ну, чтоб скучно не было. Но при этом мир должен быть похож на мой прежний. Да, и чтоб ещё все говорили на русском.

– Это всё?

– Пожалуй, да.

И в тот же миг пространство начало искажаться. Всё моё сознание будто бы пронеслось через Вселенную в самые далёкие и древние галактики. Не передать те ощущения, но мне понравилось. Сначала понравилось, ведь то ли моё желание Вершитель Судеб не так понял, то ли я неправильно его озвучил. Как итог, меня занесло в мир меча и магии с развитыми технологиями вроде уровня землян. С этим, конечно, всё совпало, как попросил. Но откуда мне было знать, что отправят сразу в «Школу для взрослых?» Название я оценил – развлечений там должно быть достаточно. Вот только это было не совсем так, как мне представлялось.

В первый же день я очутился в комнате с двумя типами. Один с виду какой-то ботан: очкастый, кучерявый блондин с пивным пузом. Второй – вроде среднего телосложения, адекватный шатен, по крайней мере, так показалось. Самое интересное в том, что оба меня знали и звали Ваном. Почему Ван? Меня же звали раньше по-другому. А как? Вот те на! Не смог вспомнить…

В общем, пришлось смириться и привыкать к этому имени. У этих двух имена тоже не совсем простые. Очкастого звали Орр, а второго – Найс. На английском «nice» обозначает «милый», «приятный». Лишь бы с этим не было ничего связано, а то невольно в голову лезли мысли о нетрадиционной ориентации парня с таким именем.

Из разговора с ними, я узнал, что эта школа – закрытое заведение, то есть дальше её пределов выйти нельзя, разве что редко и под присмотром преподавателей. Но это ещё ничего. Поразило другое: здесь учат жизни. Жизни, мать их так! Явно не такого развлечения мне хотелось. Правда, кое-что порадовало. Например, нас должны будут обучать всякой разной магии на выбор, учить боевым искусствам, фехтованию и, самое интересное, сексу. Услышав последнее, я тут же загорелся желанием скорее попасть на эти уроки. Помимо этого, как чуть позже выяснилось, мы жили в мужском общежитии, а все представительницы прекрасного пола, соответственно, в женском. Зато учились все вместе – хоть какой-то плюс.

Так как я попал в «Школу для взрослых» вечером, завтра – мой первый день на занятиях. Перед сном очкастый Орр поделился с нами своим страхом перед гладиаторскими боями на арене. Честно говоря, и мне стало не по себе, когда узнал об этом. Судя по всему, там могли вполне реально убить, а вся эта учёба – просто подготовка бойцов для зрелищного побоища. Я смекнул довольно быстро, что развлечения в виде секса и тусовок для отвлечения внимания, чтобы не думали, как же нам тут всем «повезло».

В ответ на жалобы Орра Найс попытался успокоить очкастого тем, что наш клан, пусть и не самый сильный, но точно серьёзнее многих других. И эту информацию я проглотил быстро, но и не забыл поинтересоваться, как называется клан и сколько их всего. Количество кланов мне не озвучили, ибо их великое множество, а вот названием я остался удовлетворён. Клан «Драконьи когти» – очень даже опасно звучит. Главное, чтоб и на деле оказалось именно так, а не какой-нибудь драконий зад.

За те короткие часы общения с новыми знакомыми, быть может, в будущем друзьями, я сделал вывод, что «Школа для взрослых» – место выживания и похоти. Что ж, придётся постараться и сделать всё, чтобы стать лучшим.

Глава 2. Рийзе

– Ри, ну ты где? – послышался за дверью до мурашек мелодичный и нетерпеливый голос Лексы. – Опоздаем же!

Иди туда, иди сюда… Для чего это всё? Зачем я здесь?

Последний раз с ненавистью взглянула на расчёску: пушистый от волос кусок дерева покорностью не отличался. Ну что же, в который раз попытка уложить кудрявую львиную гриву не увенчалась успехом. Может, внимание отвлечёт короткая юбка?

– Иду, – снова вспомнив о занятиях, крикнула в ответ, подхватила сумку с конспектами и выбежала из комнаты.

Лекса окинула меня оценивающим взглядом, закусила губу и отвернулась, бросая через плечо:

– У нас ровно три минуты, чтобы не опоздать на итоговое занятие. Ты прекрасно знаешь, что нас ждёт, если не успеем.

– Тогда бегом!

В аудиторию мы ворвались за несколько мгновений до звонка, привычно бросив тетради на учебные столы. К приходу профессора я и Лекса – две примерных ученицы, готовые впитывать науку ментальных атак.

Нет, далеко не каждый ученик в классе имеет к этому способности, и я в их числе. Но теорию мы знать обязаны, как и уметь ставить защиту. Бездарности осваивают этот навык ровно к четвёртому году обучения. Если доживают…

Кстати, о дожитии. Кажется, в наш элитный загон попал очередной агнец. Лекса успела мне по пути все уши прожужжать. Один вопрос: где она информацию раскопала, если его перевели только вчера? Впрочем, это не так интересно. Подруженька почему-то уже неделю упорно делала вид, что ничего не было.

Пальцы на автомате выписывали витиеватые каракули, дублируя в конспекты сухой и неинтересный голос профессора Цукера. Мысли же витали вокруг Лексы.

Перед глазами стоял образ лучшей подруги: смущённая, пытающаяся спрятать высокие упругие груди за копной золотистых волос. Идеально пропорциональная: длинные стройные ноги, выразительные бёдра, тонкая талия… Я вспомнила вкус её губ: пряный, сладковатый, чуть терпкий. И вдруг почувствовала, как меня болезненно ущипнули. Захотелось вскрикнуть от боли, но тут же пришло понимание, что нахожусь не у себя в постели, а в аудитории.

Что-то я увлеклась. Почему все на меня так смотрят?

– Кошки, уважаемая Ри, просят любви не только по весне? – профессор Цукер вперил в меня надменный остекленевший взгляд поверх очков.

Группа взорвалась тихими разнокалиберными смешками. У ворчливого и щедрого на наказания профессора ментальных наук на уроке не забалуешь. Я в недоумении уставилась на покрасневшую Лексу.

– Ты слишком громко стонала, – еле слышно, одними губами, с укором сказала подруга.

Ну, прости, дорогая, я не виновата, что ты ведёшь себя, как опороченная принцесса, – подумала я, но вслух ничего не сказала. Вместо этого тоже залилась румянцем до кончиков мохнатых ушек. И как мне выйти из такого неловкого положения?

Я поднялась из-за стола, виновато опустив голову на грудь внушительного четвёртого размера.

– Простите, профессор Цукер, я…. Плохо спала этой ночью и уснула на занятии.

– Да? – не поверил старый нудный хрыч моим словам.

Тут же я почувствовала, как мерзкие, осклизлые щупальца его магии проникают ко мне в голову.

«Не думать о Лексе, не думать о Лек…»

Мгновенно в голову пришёл образ полуночной ищейки из Имперских хроник, и я направила всю силу мысли в формирование этого образа.

Цукер хмыкнул, и приторно улыбнулся.

– Я ставлю вам в этом семестре «отлично» автоматом.

Группа ахнула.

– Уж слишком я люблю полуночников, – продолжил он. – Но вас, госпожа Ри, и вас, Лекса, я прошу прийти после занятий. Сегодня в семь вечера я буду в Синей библиотеке. Садитесь, – так же спокойно разрешил профессор. – Продолжаем лекцию. Итак, записываем. Вторым принципом отражения атаки нулевого уровня являются несимметричные узоры, подразделяющиеся на следующие категории. Список. Первое……

 

Я уткнулась в свою тетрадь и до самого окончания занятия не поднимала головы. Мечты ни до чего хорошего не доводят. Это же надо было так облажаться!

Звонок прозвенел сиреной спасательного корабля. Будто с меня сняли кандалы и пинком выкинули прочь из тесной клетки.

В конце концов, какая разница, что там подумают одногруппники? Кто они? Грязь под ногтями?

– Ну ты и учудила, Ри, – прошипела Лекса бархатным голосом. – Ты нас обеих подставила.

– Да что ты такое говоришь?! – огрызнулась я, понимая, что подруга права.

Может, извиниться перед ней? К чёрту! Она сама во всём виновата. Нечего было корчить из себя недотрогу всю последнюю неделю. Да и ладно бы, всё было как обычно, так нет! Весь арсенал собрала! И мои любимые духи с корнем валерианы, и нежно-розовую помаду, которая ей так идёт… Даже юбка, короче, чем обычно!

– Ты представляешь, что он с нами будет делать?! – не унималась Лекса. – На прошлой неделе он заставил Найса и Толлина мыть два этажа, цитируя поэмы двенадцатого века!

– Я в курсе. С тем же успехом он мог их заставить друг с другом трахаться. Всё равно отвратительно полы помыли, криворукие.

Лекса прыснула в кулачок, но тут же посерьёзнела, уставившись на кого-то за моей спиной.

– Ты бы выбирала выражения, кошатина…

А вот и Толлин явился – не запылился. Выскочка номер один нашей группы.

– Ты хочешь сказать, что вы хорошо помыли полы? Да ты вообще видел, что ты делаешь, белоручка?

Толлина перекосило. Двумя рывками он намотал мои локоны на кулак, больно дёрнув к себе. Я закусила губу, из глаз едва не брызнули слёзы. Но привычка взяла своё: сотворив кристалл, взорвала его прямо перед лицом нашего лощёного отличника. Тот завопил и отпрянул, стряхивая мои волосы, будто они всерьёз могли причинить ему вред. Часть одногруппников, которые не успели выйти из аудитории, из-за чего и остались наблюдать, грянула дружным хохотом.

Я выпрямилась, еле сдерживая себя, чтобы не вцепиться засранцу в лицо когтями.

– Я тебя запомнила, сучёныш.

Глава 3. Ван

– Подъём! – прозвучал голос Найса прямо возле уха. Пусть у него и обычный голос в отличие от голоса Орра, схожего со скрипом двери, слушать с утра кого-либо мне никогда не хотелось.

– Встаю, – вяло отозвался я и с трудом разлепил глаза. – Вообще не выспался.

– Мы тебя ждать не будем, – решительно бросил Найс. – Как-то не хочется снова полы мыть просто из-за опоздания на пару минут. Так сука Цукер ещё остался не доволен! Видите ли, плохо помыл. Будто Толлин лучше это сделал. Этим отличникам всегда делают скидки, даже когда наказывают.

– Неправда, – подключился в беседу Орр. – Мне, например, тоже попадало, причём не меньше, чем тебе.

– Ну, ты у нас просто уникум, поэтому… – Найс хохотнул и добавил: – Ладно, Ван. Не хочешь вставать – спи. Но потом не говори, что мы тебя не будили.

– Да всё-всё, встаю уже точно.

Подняться было тяжело. В одних трусах вяло добрался до ванной, но там быстро взбодрился, когда взглянул в зеркало: передо мной стоял совершенно другой человек! Это точно не я! Проклятый Вершитель Судеб! Обещал мне новый мир, а сам дал ещё и другое тело. Нет, конечно, нынешняя внешность меня в чём-то устраивала даже больше, потому что тело досталось спортивное: рельефная мускулатура, кубики пресса и так далее. Короче, всё как полагается спортсмену. Да и лицо тоже ничего: карие глаза, правильной формы нос, волевой квадратный подбородок и выступающие скулы. Цвет волос такой же, как и был у меня, – смолянисто-чёрный. Можно сказать, что я теперь – брюнет-красавчик. Немного поразмыслив, решил, что такая внешность мне подходит даже больше для определённых целей…

Бритву, гель, зубную пасту и щётку нашёл без проблем, потому что всё это лежало на своих местах и подписано поимённо. Когда вышел из ванной, Найс и Орр, одетые в специальную чёрную одежду с эмблемой когтей дракона, сидели за столом, потягивая горячий кофе. Видимо, это что-то вроде нашей школьной формы. Хорошо ещё, что не мантия, а просто штаны, футболка и кроссовки. В этом Вершитель не обманул – все вещи привычные.

– Тебе сделать кофе? – поинтересовался Орр.

– Да, буду благодарен, – взглянул я на него и пошёл искать в шкафу свою форму.

– Слушай, Ван, а ты чего такой вежливый стал? – с неподдельным удивлением в голосе заподозрил меня в чём-то Найс. – Видать, хорошо тебе в тот раз по голове прилетело…

Отыскав форму и надевая в первую очередь штаны, я начал выяснять, когда же мне прилетело.

– Это ты про какой случай? Ну а вежливость ещё никому ничего плохого не сделала. Тем более вместе живём же. К чему разногласия?

– Орр, ну ты посмотри на него! – усмехнулся Найс. – Точно переклинило. Я про тот случай, когда ты с мерзким типом из вражеского клана «Чёрный агат» подрался. Ну эти же, хвостатые ящеры. Это, кстати, их преимущество в рукопашном бою: и хвост сильный, и пасть огромная.

Надо же, какие-то создания даже есть… Но уточнять и спрашивать я не стал. И без того понятно, что Ван – далеко не тихоня, поэтому нужно придерживаться этого образа, иначе выжить тут будет тяжело.

– А, так ты про тот случай! – деланно посмеялся я. – Ну, с кем не бывает. Он ещё пожалеет, что связался со мной, – завершая фразу, надел футболку и сел пить приготовленный Орром кофе.

– Вообще-то, – Найс вдруг стал серьёзнее, – именно с ящерами и не стоит лишний раз конфликтовать. Ты бы подумал хорошо…

– Посмотрим, – легкомысленно отмахнулся я, а сам действительно задумался. Наверное, у меня уже появился потенциальный личный враг. Проще говоря, чьи-то проблемы стали моими.

Долго мы не засиживались. Быстро допили кофе и отправились на учёбу через Сад Знаний, что располагался между мужским и женским общежитиями. Сама же школа представляла собой пятиэтажное здание. Делать вид, что я вижу всё это не в первый раз, далось не просто. Чего уж говорить про разновидность местных существ или даже мутантов, ведь по-другому назвать их никак не получалось.

Ящеров я заметил сразу у входной группы школы – они резко выделялись внешностью, потому что от человеческого облика им достались только руги, ноги и туловище. В остальном – как крокодилы прямоходящие в тёмно-зелёных одеждах с эмблемой в форме какой-то абстракции. Пока их осматривал, пытался по взгляду определить, кто из них смотрит на меня косо, но так и не смог этого понять. Видимо, того типа среди них не было.

Когда мы вошли внутрь, мне приглянулась компания девушек с пушистыми хвостами и длинными ушами. Все такие миленькие, с улыбками и хорошим настроением. Они больше напоминали смесь человека и лисы. Так оно и есть, сделал я вывод, увидев других ушастых представительниц – настоящие кошкодевочки. Среди них, конечно, были и парни, но они меня совсем не интересовали. Почти всё разнообразие местных зверолюдей я увидел, когда вошёл в аудиторию. Найс дал понять, что мы всегда занимаем задние парты, поэтому разглядеть всех со спины было довольно просто. Тут и кошки, и лисы, и даже со свиными ушами нашлись одногруппники. И все такие разные. Но особенно выделялись те, кто имел за спиной крылья, причём совершенно отличающиеся друг от друга. У одних как у летучих мышей, у других как у птиц, а третьих и вовсе наградили с виду каменными крыльями, точно у статуи горгульи.

Первая пара – теория боевой магии. Это, конечно, всё интересно, но только на практике, так что, можно сказать, всю пару я прослушал, изучая своих одногруппников. Да и Найс обратил внимание на то, что Ван становится самим собой, а это уже хорошо. Главное, что я успел записывать лекцию, ведь потом можно прочесть.

Прозвенел звонок. Все ломанулись к выходу: кто-то в столовую, чтоб попить, другие в библиотеку. В общем, кто куда, а мы решили выйти во двор подышать свежим воздухом, но в коридоре вдруг началась потасовка, в которой участвовала кошкодевочка и три других девчонки. Всё произошло очень быстро. Кошка здорово раскидала всех трёх, поправила густые вьющиеся прямые волосы каштанового цвета и пошла дальше. Как ни странно, глаза у неё добрые, взгляд смущённый, но в драке весьма опасная девица. Мне она особенно запомнилась из-за широкого круглого лица, которое украшает прямой вздёрнутый нос и пухлые, аккуратные губы.

– Ван, идём, – напомнил о себе стоящий рядом Орр, снял очки и протёр. – Никогда не видел обычных драк? Тут же почти каждый день такое. Особенно с участием ушасто-хвостатых. Ох и темперамент у них. Не у всех, но у многих.

– Да в курсе я, в курсе. Мне просто вот та вон приглянулась. Что-то в ней есть.

– Ты про Рийзе? – улыбнулся очкастый одногруппник. – Разве ты её никогда не видел? Она ж на нашем курсе учится, просто в другой группе. Но соглашусь, что Ри очень и очень хорошенькая. Подружка её, Лекса, тоже мне нравится. Я в своих фантазиях…

– А вот об этом лучше не говори, – нахмурился я, потому что влажные фантазии ботана слушать точно не интересно. – Пойдём на улицу.

– Ну, как хочешь, – буркнул Орр.

Как только мы вышли из школы, я сразу заметил на скамейке компанию ящеров. Очкастый, словно оцепенел, когда увидел зелёных. Один из них медленно встал и вальяжно направился в нашу сторону. Всё понятно: тот самый мерзкий тип. В школе скучать точно не придётся, чего я и сам просил у Вершителя на свою же голову…

Глава 4. Рийзе

– Ри, ну мы идём? – Лекса переминалась с ноги на ногу, не решаясь войти в мою комнату. Ещё бы! Наверное, хорошо помнит, чем всё закончилось в последний раз. Не решается.

– Смотрю, ты по Цукеру соскучилась? – сделала я намёк на выяснения отношений. – Сразу бы предупредила, что ты по старым хрычам прёшься. Не заставляла бы свою лучшую подругу страдать…

Лекса покраснела, промолчала, а я приблизилась к ней. Она вперила в меня испуганный взгляд ярко-зелёных глаз. Глупая, думает, сделаю что-то плохое. Я, конечно, одна из лучших бойцов «Серых коготков», да и репутация у меня не самая хорошая, но подруга – это святое. Лексе я никогда не причиню вреда. Никогда.

Плескавшийся в её глазах страх сначала обескуражил меня, но оступаться не собиралась. Обоняния коснулся запах духов, и я мгновенно потеряла голову. Привлекла её к себе, почти вцепившись в розовые сочные губки.

Лекса была в лёгком недоумении от происходящего и даже дёрнулась, но потом решилась ответить: пустила в ход свой проворный язычок и вихрем ввалилась в комнату, с силой прижав меня к стене. Её коготки впились мне в попку. Я почувствовала, как снизу вверх поднимается клокочущая лава возбуждения…

Она слегка отстранилась и ещё раз легонько прошлась язычком. Затем приложила палец к моим губам и обдала не менее горячим, чем она сама, шёпотом:

– Ничего не говори. Это наш с тобой секрет. Ты знаешь, как отнесутся к этому соклановцы.

Я молча кивнула. Любовь между двумя девочками приемлема лишь в том случае, если они из разных кланов: минус один у нас и минус один у вас. Никому не обидно. Но когда из строя выбывают сразу две продолжательницы рода, нас убивают… В школе этот вопрос решается так: на постоянной основе и я, и Лекса будем выходить на арену. И если у меня есть хоть какие-то шансы выжить, то у подруги с её зачаточными способностями вероятность дожития до пятого курса стремится к нулю.

Но что мешало поговорить чуть раньше и не мучить меня неопределённостью??! По всей видимости, весь спектр эмоций был написан на моём лице. Скрывать было нечего, и я раздраженно фыркнула:

– Ты сама знаешь о привилегиях нашего клана. Комнаты закрыты от наблюдения.

Клан «Серые коготки» имел одну особенность, выделявшую кошкодевочек из общей массы других зверолюдей: мы очень темпераментны. Молодых девчонок и мальчишек невообразимо легко вовлечь в драку. Хищное естество и гормональные передряги способствуют этому как нельзя лучше. Но хуже всего другое: энергия, которая нас переполняет. Она же является основным фактором расширения сосуда магической энергии.

В зависимости от фаз Лун мы хотим любви. Дружеской ли, сексуальной… Почти без разницы. Я так вообще являюсь эмоциональным вампиром и питаюсь практически всем, что имеет определённый порог интенсивности. Драка, сожаление, боль – лишь бы эмоция была достаточно сильной для усвоения. Именно поэтому школа для меня – неиссякаемый источник комфорта и астральной еды, которую, в свою очередь, я трачу на подавление своей вспыльчивости. Иногда это получается, но зачастую – нет.

Так как я была готова к походу в Синюю библиотеку, мы с Лексой не опоздали. Цукер вальяжно развалился в кресле, поигрывая тростью. Атрибут придавал старому хрычу некоторого лоска, а высокомерный взгляд аристократа дополнял общее впечатление. Но меня не проведёшь. Цукер – нудный, дотошный и неинтересный тип. Да и сукин сын ко всему букету в подарок. Редкая сволочь со скучными занятиями.

 

– М-м-м, а вот и мои любимые ученицы. Ри, Лекса. – Он посмотрел на часы. – Вы пришли ровно в срок. Это похвально, очень похвально.

Я ответила за обеих:

– Благодарим, профессор Цукер. Чем мы можем быть вам полезны?

– Сейчас посмотрим, девочки, – хищно улыбнулся Цукер, и я почувствовала, как его магия касается моего тела.

Лекса тоже напряглась, сцепив зубы. Она, по всей видимости, пыталась поставить блок.

– Тише, тише, девочки… – медовым голосом успокоил нас Цукер. – Я никому не расскажу о вашей маленькой тайне. Но взамен попрошу развлечь старика на старости лет. Успокойтесь, ничего плохого я вам не сделаю.

Голос профессора завораживал. Если бы я не питала неприязни к Цукеру, то впустила бы его в своё сознание более плавно. Но мне пришлось заставить себя поверить. Я прикрыла глаза, и он провалился в мои мыслеобразы.

И я, и Лекса оказались в пещере: стены отполированы до зеркального блеска, в центре стоит большая кровать с горой подушек.

– Не верю, – шепчет мне на ухо подруга. Она больно вцепилась в мою руку. – Неужели мы в Параллели?

Параллель – предпоследний уровень астрала. Здесь самые приятные ощущения умножаются в пять раз, а негативные, наоборот, снижаются. Кошкам в Параллели делать нечего – ментальной магией такого уровня владеют единицы, – а приводить с собой людей может всего лишь какая-то сотня человек на всём материке. И Цукер в их числе.

– Ну как, девочки, нравится? – Я и Лекса подпрыгнули от неожиданности, но, как и предполагалось, это был всего лишь Цукер в кардинально ином обличье: высокий, спортивного телосложения юноша стоял в одних плавках. Самые интересные рельефы его тела скрывал огромный поднос с фруктами и другими соблазнительными сладостями.

– Поиграем? – Он подмигнул мне, отчего я почувствовала себя неловко. Неловко за то, что предпочитаю девочек. Но… если это Параллель – я готова попробовать изменить своё мнение…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru