Меркурий. Проблемная девчонка. Книга 1

Нил Алмазов
Меркурий. Проблемная девчонка. Книга 1

На самом деле это обычная практика на Марсе. Такое бывало за мою жизнь много раз. Закон едва вышел, а его уже вовсю применяют, причём граждане планеты могут узнать об этом только на следующий день. Как бы это плохо ни звучало, мы не в силах что-то противопоставить. Закон есть закон…

– Похоже на то. Или это конкуренты воду мутят, – задумчиво проговорил шеф и сел в кресло, указав рукой на противоположное. – Садись. Есть разговор, прежде чем ты подпишешь договор.

Опять какой-то разговор…

Что за дела? Я ещё не попал на Меркурий, а у меня уже ощущение, что оказался там: творится непонятно что, конкретики никакой нет. Если бы не моё чутьё, давно бы отказался.

Глава 6

– Что за разговор? – пользуясь паузой шефа, спросил я.

– Ничего серьёзного, – улыбнулся он добродушно. – На Меркурии живёт мой старый знакомый, вот и хочу тебя попросить передать ему подарок от меня.

– А при чём тут договор?

– Да просто нравится мне, когда ты делаешься серьёзным, – посмеялся шеф, достал из-под стола плитку и протянул её мне. – Вот это надо ему передать. Его адрес тебе скину сейчас.

Пока он занимался отправкой адреса, я взял плитку и посмотрел: обычный марсианский шоколад. Ну как обычный – не из дешёвых, но и не элитный. Немного странно это, конечно, но раз уж шеф попросил…

Я убрал шоколад в чемодан и вопросительно взглянул на шефа.

– Это всё? Больше ничего не надо передать?

– Нет, больше ничего. Спасибо. Адрес получил?

Проверив, я дал утвердительный ответ.

– Отлично, – продолжил шеф тем временем. – Теперь к договору.

Пусть мы и перешли уже давным-давно на всё электронное, но бумажные подписи и печати до сих пор актуальны, поскольку их подделать гораздо сложнее, нежели электронные. Именно поэтому пришлось заполнить договор в обоих вариантах. Но перед тем как всё подписать, я прочитал каждый пункт от начала до конца, чтобы не случилось непредвиденных обстоятельств. Одни раз уже обжёгся, когда предпочёл ознакомиться бегло с договором. Правда, это было не в «Эмпат и Ко», но факт остаётся фактом – в итоге я сделал работу бесплатно. Тогда и суд ничем не помог – больно хитрый договор был, что не докопаться.

– Я свеж и бодр, – вошёл в кабинет Лайз. Он в своём репертуаре – как к себе домой.

– Давай садись и подписывай договор. В электронном виде и в бумажном, – серьёзно проговорил шеф. – Что тебе повар дал?

– Не знаю, не спрашивал, – пожал плечами друг, когда сел рядом со мной. – Какой-то напиток кислотного цвета. Мерзкий, густой, но я выпил. И помогло! Через пять минут ощущение, будто бы вообще не пил вчера.

– Значит, он всё правильно сделал, – улыбнулся шеф и подмигнул. – Бывало, что и мне приходилось такое пить.

Так вот почему он всегда в отличном состоянии, даже после праздников. Повар, похоже, не просто повар, а волшебник, готовящий различные зелья.

– Так, Лайз, – продолжил шеф, – подписывай, не тяни время. Потом пройдёте комиссию, и вас отвезут на космодром. Без комиссии ваши договоры отправлять не буду.

– Всё-всё, уже, – заверил мой друг.

Когда он проделал то же самое, что и я немногим раньше, мы отправились проходить комиссию.

Комиссия собралась серьёзная. У всех каменные лица, как будто они и не люди вовсе. Нас проверяли абсолютно на всё, начиная от психического состояния и употребления наркотиков и заканчивая уголовными делами. Казалось бы, почти вся информации о нас у столь важных организаций и так должна быть. К чему это всё? Наверное, в том самом «почти».

Но всё это длилось не более получаса. И как хорошо, что Лайза ни в чём не заподозрили, так что комиссию мы прошли успешно, после чего вернулись к шефу с отчётом и заодно забрать оставленные у него чемоданы.

– Ну что, поздравляю! – торжественно произнёс шеф. – Времени остаётся мало, поэтому буду краток. – Он внимательно заострил взгляд на мне, потом – на Лайзе. – Очень рассчитываю на вас. Вы первые в фирме, кто отправляется на другую планету. Признаюсь, я немного волнуюсь, но надеюсь, что всё пройдёт гладко. Вас уже ждёт водитель. И не забывайте делать отчёты о проделанной работе ежедневно! Разумеется, по нашему времени.

Обменявшись рукопожатиями и попрощавшись, мы хотели было уже идти, как шеф окликнул нас:

– Подождите! Опять забыл!

Он снова что-то начал искать под столом, достал две кобуры и вручил нам.

– Вот теперь можете идти! Удачи вам, ребята!

– Спасибо! – почти в один голос ответили мы.

Ещё идя по коридору, я сразу воспользовался оперативной кобурой – шеф знает толк в таких вещах. Оперативная кобура, как по мне, куда удобнее той же поясной, да и потерять оружие шансов в разы меньше. Ещё плюс – ни оружие, ни саму кобуру под пиджаком не видно. Пусть пистолет не боевой, но всё равно лишний раз привлекать к себе внимание не очень-то хотелось.

Едва мы сели в машину, шеф отправил нам копии электронных договоров и билеты. Всё как полагается. Водитель был молчаливым всю дорогу, просто вёл машину на космодром. И только когда мы приехали, он попрощался и пожелал удачи.

Найти нужный нам рейс не составило труда, как и пройти регистрацию. Такие простые процессы делались без бумажек, поэтому вскоре мы ожидали посадки.

Настроение у меня было отличное. Всё-таки первый в жизни полёт на другую планету! Из-за этого даже не хотелось продолжать изучение полезной информации по Меркурию. Хотя самое главное я успел вычленить ещё вчера.

Наконец-то мы дождались оповещения и сели на борт огромного космолёта. На нашей командировке явно не экономили, потому что внутри уровень комфорта был на высоте. Лучшего и не пожелаешь!

– Вот и всё. Прощай, родной Марс, – проговорил Лайз, удобно располагаясь в кресле.

– Ну вообще-то я с тобой лечу, – подшутил я и усмехнулся.

– Хорош-хорош, – хохотнул друг.

Самый интересный момент наступил, когда космолёт начал медленно подниматься. До этого не летавший на таких махинах, я сильно удивился, что, сидя внутри, не ощутил никакого дискомфорта. Техника работала безупречно: ни тряски, ни вибраций никаких. Мне ранее приходилось летать, но только в пределах Марса. Так вот ощущения совсем другие. Там техника всегда была менее комфортная, чем та, на которой нам предстоит добираться до Меркурия.

Космолёт постепенно поднимался всё выше и выше, а я, завороженный и донельзя любопытный, не мог оторвать взгляда от меняющегося вида. Даже как-то не верилось, что вскоре такая, казалось бы, огромная планета вскоре предстанет в виде шара в чёрном-чёрном космосе.

И ведь предстала. Трудно описать, какие я испытывал эмоции, но это очень красиво и впечатляюще. Правда, от беспрестанного любования Марсом немного отвлекли: ходили девушки и предлагали средство, вводящее в анабиоз, чтобы весь путь показался более быстрым. Подумав, я и Лайз отказались, тем более, как мы уточнили, можно воспользоваться этой услугой позже.

Современные технологии позволяли перемещаться в космосе с очень высокой скоростью, при этом человек чувствовал себя вполне нормально. Именно это и стало причиной отказа от анабиоза. К тому же хотелось увидеть Землю, хотя бы издалека, ведь неизвестно, как полетит космолёт.

Правда, уточнив информацию, мы поняли, что до Земли лететь как минимум пару дней. Столько времени бодрствовать не хотелось, и мы были просто вынуждены воспользоваться ранее упоминаемой услугой. Но не забыли попросить, чтобы нас разбудили, когда будем пролетать мимо Земли. В любом случае, человек слишком долго не должен находиться в анабиозе, иногда нужно приходить в себя. Пока ещё не научились, насколько мне известно, вводить человек в анабиоз на долгий срок без серьёзных последствий для организма.

Нас разбудили, как мы и просили, но, увы, посмотреть на Землю удалось лишь издалека. Просто по большей части голубой шар, окружённый, как и Марс, множеством спутников и станций. Если говорить о естественных спутниках, то у Земли он один – Луна. Мне как-то привычнее, когда спутника два – Фобос и Деймос.

Венеру, как нам сказали, в этом рейсе увидеть не удастся. Вернее, увидеть-то можно, но это будет совсем небольшая точка, и ничего интересного в этом нет. Кто знает, может быть, и на Венере однажды удастся побывать, тогда-то и будет возможность не только увидеть её ближе, но и ступить на почву этой планеты.

Вскоре настало время принудительного анабиоза, так как космолёт должен был использовать купол против солнечных лучей и солнечной радиации. В этом случае быть в сознании опасно, поэтому все, включая капитана, отправились в долгий анабиоз. Включилась система автопилота по указанному маршруту, и мы вскоре уснули. Нас только перед этим предупредили, что проснуться можно будет раньше, чем мы прибудем на Меркурий. Это как-то связано с работой купола. Я никогда не вникал в эти научные штуки, а потому ничего не понял. Главное, чтоб нас доставили в целости и сохранности.

После последнего анабиоза состояние у меня было тяжёлое. Я еле продрал глаза, конечности слушались плохо – чувство, будто бы стал весить в разы больше.

– Марс, – обратился хриплым голосом Лайз. – Я что-то не понял, куда мы вообще попали?

Глянув в иллюминатор, я лишь увидел металлическую поверхность, а вдали какие-то дома, судя по всему, тоже из металла. Мимо проходили люди в скафандрах и без. Если посмотреть выше, то можно увидеть какие-то платформы, подъёмники, мосты. Что это вообще такое?

– Я тоже, честно говоря, ничего не понимаю. Надо к персоналу обратиться. Я знаю только, что подобное можно увидеть где-то на Юпитере, Сатурне, например. Но мы-то на Меркурий летели.

Как ни странно, остальные пассажиры вели себя спокойно. Виду, что что-то не так, не подавали. Очень подозрительно. Но внутреннее чувство молчало. Значит, всё должно быть хорошо.

Но что, если мы оказались где-то на базе преступной организации, а корабль просто захвачен? Вот и молчат все, боятся…

Глава 7

Мои подозрения оказались напрасными, чему я был только рад.

 

– Уважаемые пассажиры, мы прибыли на Главную орбитальную станцию Меркурия, чтобы пройти адаптацию. Это займёт несколько часов. Пожалуйста, ожидайте очереди.

Лайз облегчённо выдохнул:

– Всего-то. А у меня уже столько версий появилось.

– Примерно то же самое, – расплылся я в улыбке. – Надо было подробнее изучить маршрут, мы б тогда не удивлялись.

– Ну и ладно, – небрежно бросил друг. – Всё нормально, раз это по плану.

– И то верно, – кивнул я.

До нас очередь дошла примерно через несколько минут. Чтобы пройти адаптацию, требовалось покинуть борт и пройти в специальное отделение станции. Хорошо хоть не пришлось скафандры надевать – станция закрытая, в ней созданы все условия для жизни человека, даже решили вопрос с отсутствием гравитации. Но по ощущениям, я бы сказал, что не полностью решили: движения получались какими-то неуклюжими, идти было непросто, не говоря уже о том, чтобы держать равновесие.

Работники станции, в отличие от нас, чувствовали себя здесь вполне нормально: наверняка просто-напросто привыкли за проведённые здесь годы работы и организм перестроился.

Процесс адаптации прошёл для нас незаметно. Эти несколько часов мы провели в бессознательном состоянии. Зато когда я встал на ноги, смог вполне уверенно ходить и вообще чувствовал себя как на родной планете. Видя моё восхищение, одна из сотрудниц улыбнулась и пояснила, что именно так всё и должно быть и что у меня на Меркурии теперь не будет проблем по прибытии. Ну вот, а мне так хотелось почувствовать себя лёгким на этой планете, подпрыгнуть высоко-высоко на удивление местным, впасть немножко в детство. Увы, лишили такой возможности. Но есть и плюс – привыкнуть к новой планете будет гораздо проще.

– Ну что, Лайз, – бодро сказал я, когда мы сели на свои места, – осталось совсем чуть-чуть – и мы пойдём на посадку.

– Да, наконец-то. Я долго ждал этого момента. И теперь никакого анабиоза.

– Конечно. Нам-то надо, по сути, взлететь и сесть. Ну, грубо говоря.

– А потом работа и развлечения, – мечтательно произнёс Лайз.

– Ты сильно не расслабляйся. Не забывай, что мы там никто вообще и никаких знакомых у нас нет, – перешёл я на серьёзный тон. – Поэтому давай будем всегда на связи.

– Одобряю. Хорошее предложение.

– Вот и отлично.

Пока мы беседовали, космолёт начал взлетать.

Немного позже нам представилась возможность увидеть эту Главную станцию Меркурия. Честно говоря, я не ожидал, что станция настолько огромна – почти как город-миллионник. Издали она выглядела довольно интересно: чем-то похожа на мяч, одна сторона которого плоская – по ней мы как раз и ходили, когда были там. Но больше всего понравился тот момент, когда раздвинулись гигантские створки станции, тем самым позволяя космолёту отправиться через длинный тоннель в открытый космос.

Потом мы любовались жёлтым Меркурием. Пусть он и меньше Марса, но выглядел всё равно очень большим в моих глазах.

Мы постепенно приближались к жаркой планете. Как хорошо, что купол давно работает и нам не нужно отправляться в анабиоз снова.

Вскоре космолёт зашёл в атмосферу Меркурия, а ещё через некоторое время стали видны первые города, здания которых напоминали шапки грибов, что растут в наших лесах. Про эту особенность я читал ещё будучи на Марсе: время от времени на Меркурии бушуют сильные песчаные бури, поэтому все дома круглой формы. Будь они квадратными, угловатыми, пришлось бы часто делать ремонт. Когда-то на этом уже обожглись местные жители. Из-за бурь порой ломались не только углы, но и целые дома. Поэтому больше не строят высокие угловатые дома, как у нас на Марсе. На Меркурии вообще нет зданий выше пяти этажей, что для меня нечто непривычное.

В целом, даже с высоты эта планета понравилась мне неким уютом, спокойствием. Как и у нас, у них в основном наземная техника, что было заметно невооружённым взглядом во время посадки. И тут логика уже не в том, что могут случаться аварии. Здесь проблема, опять же, заключается в бурях. Конечно, о них обычно сообщают заранее, чтобы жители могли укрыться в крепких домах или во временных убежищах, которые раскинулись по всем городам и районам. Об этом местные власти позаботились как следует.

Вскоре космолёт пошёл на посадку. Местный космодром поменьше нашего, но места приземлиться, разумеется, хватило – уж это не могли не рассчитать за много-много лет.

– Вот и прибыли, – улыбаясь, сказал я и глянул на Лайза.

– Да, – кивнул он задумчиво, а потом оживился. – Так, нас ведь должны встретить, установить местные чипы для связи, предоставить жильё и всё такое. Правильно?

– Всё так, – подтвердил я, поднимаясь с кресла. – Думаю, нас в любом случае заметят. – Я демонстративно оглянулся, тем самым показывая, что все остальные – туристы, которые и одеты не так строго, как мы.

– Ну идём тогда. Хоть подвигаться можно, а то несколько дней в полёте дают о себе знать.

– Это точно.

Собственно, мы не торопились на выход, так как пассажиров было несколько сотен, а наши места находились примерно в середине. Так что пришлось продвигаться не спеша, ожидая, когда все выйдут. Могли бы, конечно, сделать несколько способов выйти из космолёта, но, видимо, не стали делать из-за контроля – ведь и по прилёту нужно, так сказать, отчитаться и предоставить необходимые документы.

Через несколько минут мы наконец-то спустились с борта. Не успели даже оглядеться, где нам тут предъявить документы и отчитаться, как к нам подошёл смуглый мужчина, на вид лет пятидесяти. Одет в бежевый костюм, с небольшой седеющей бородой и редкими волосами. Морщины на его лице только подтвердили, что он далеко не молод. Глаза увидеть не удалось, поскольку он был в тёмных очках, похожих на очки Лайза. Также бросился в глаза его рост – на полголовы примерно ниже нас.

– Здравствуйте, – поздоровался мужчина с нами и поднял очки вверх. Теперь стало видно, что глаза его тёмно-карие, чем-то похожие на глаза Тианны.

– Здравствуйте, – ответил я и быстро бросил взгляд на Лайза.

Тот сообразил, тоже приподнял очки и ответил бодро:

– Приветствую!

Мужчина буквально за пару секунд осмотрел нас и спросил:

– Вы Марс Рэдкрас и Лайз Еллот из «Эмпат и Ко», руководитель которой Альт Сирзен?

– Да, это мы.

– Разрешите представиться. Меня зовут Мерк Зелгрин, ваш представитель на Меркурии, а также гид по городу Эвандр, если это понадобится. Я буду вести ваши дела. Отчёты – тоже мне, которые впоследствии будут отправляться вашему руководителю.

Точно! В договоре был указан человек с этим именем. Из-за впечатлений от полёта и прибытия сюда из головы многое вылетело.

– Рад знакомству, – улыбнулся я и чуть было не протянул по привычке руку, но вовремя вспомнил, что на Меркурии такой жест не приветствуется.

– Я тоже, – присоединился Лайз.

– Пройдёмте за мной, – сказал Зелгрин, устало махнул рукой и развернулся в сторону шарообразного здания. Впрочем, как уже я упоминал, тут они все такой формы. – Благодаря мне вы пройдёте все необходимые процессы намного быстрее, поверьте. Скажите только, вы готовы уже сегодня заняться работой?

Подумав, я ответил:

– Мы пока ещё не ориентируемся в местном времени. Если сейчас утро или хотя бы день, то можно приступить сегодня же. А ты как, Лайз?

– Легко, нет проблем, – подхватил друг.

– Что ж, в таком случае я сообщу клиентам о вашем прибытии, и они примут решение, готовы начать сегодня или же нет. Остальное чуть позже, по ходу дел.

Пока мы шли по большой площади, я разглядывал всё, что нас окружало. Повсюду стояли различных форм космолёты, впереди – несколько зданий за невысоким забором, а на горизонте высился город на низких холмах, встречающихся и тут и там.

Мерк Зелгрин действительно обеспечил нам регистрацию вне очереди. Он просто-напросто показывал какой-то металлический значок овальной формы золотистого цвета. Все, кто видел, сразу уступали, а нам оставалось только идти за ним, не забывая поглядывать, чтоб никого не задеть чемоданами. Так что мы добрались до пункта регистрации быстро. Так же быстро и прошли все процедуры, после чего покинули территорию космодрома.

– Теперь, господа Рэдкрас и Еллот, мы с вами поедем к месту вашего временного жилья, – озвучил Зелгрин.

Машина уже ждала. Как и многое на Меркурии, техника тут тоже почти без углов. Эти забавные овальные машинки даже вызвали улыбку, но мы с Лайзом быстро перестали улыбаться, увидев недовольный взгляд Зелгрина.

Эвандр как город сильно отличался от любого города на Марсе. Во-первых, никаких многоуровневых дорог и высоких домов, что я видел ещё при посадке, а во-вторых, тут в принципе народу не так уж много. Если у нас постоянно толпы на улицах, то здесь совсем не тесно, даже учитывая наличие туристов, которые сильно выделялись как одеждой, так и внешним видом. Все жители Меркурия смуглые, а мы на их фоне белые-белые. По нам очень легко определить, что мы явно не отсюда родом и только-только прибыли.

Тем временем водитель спокойно вёл автомобиль. Мы с Лайзом молчали. Молчал и сидящий впереди рядом с водителем Зелгрин. Вроде бы и нормальный с виду мужик, но что-то мне в нём сразу не понравилось. Есть в нём нечто отталкивающее, но что конкретно – пока сказать нельзя. Это лишь вопрос времени. Мой дар не подведёт, обязательно подскажет, что же мне так не понравилось в Зелгрине.

Когда машина свернула на очередную улицу и начала через пару сотен метров спускаться вниз, Мерк пояснил:

– Не пугайтесь, господа. Мы въезжаем на нулевой уровень города, находящийся ниже основного. Это элитный район, а также самый безопасный, особенно во время бурь.

– Хорошо, спасибо, – поблагодарил я, пока Лайз с интересом глядел в окно.

Чуть позже я понял, что это просто огромный участок, который явно сделали искусственно, вырыв землю, и построили район, накрыв его сверху прозрачным прочным материалом. Конечно, безопасность – это хорошо, но такие привилегии меня насторожили. Мы же всё-таки эмпаты-специалисты, но явно никак не власть имущие.

Через несколько минут подъехали к шикарному двухэтажному дому, возле забора которого стояли два вооружённых человека в жёлтой военной форме – исключительно меркурианский вариант. Они напоминали роботов, поскольку стояли как вкопанные, а на их лицах не отражалось ни единой эмоции.

– Вот мы и приехали, – сказал Зелгрин.

– А эти ребята, – начал я, намекая на военных, – они тут и будут?

– Это ваша охрана, – улыбнулся Мерк, выбираясь из машины. – Идёмте, всё в порядке.

Перед тем как покинуть салон машины, Лайз шепнул мне:

– Этот тип мне сильно не нравится. Странный и подозрительный.

– Мне тоже, – ответил я так же тихо.

Стоило нам оказаться на улице, Зелгрин произнёс:

– Доставайте ваши чемоданы, пройдёмте в дом. Все подробности там.

Он медленной походкой пошёл к охране.

Пока мы доставали чемоданы, я как можно тише сказал Лайзу:

– Держи ствол наготове. Я очень чётко чувствую, что не к добру всё это.

Друг лишь молча кивнул и вытащил чемодан, держа его левой, как и я, – это позволит сразу выхватить «Парализатор-4444» при нужде.

Мимо охраны мы прошли нормально – значит, эти двое ни при чём. От них, впрочем, и не веяло какой-либо угрозой. Зелгрин тем временем шёл по выложенной белым камнем тропинке, изредка поглядывая на нас. Когда же добрался до входной двери, остановился, достал электронный ключ и прислонил к замку. Устройство считало информацию – и дверь открылась.

Только Мерк взялся за дверную ручку, как тут же раздались выстрелы. Бросив чемодан, я кинулся вправо – уйти от шквала огня. Запнулся обо что-то, меня понесло вперёд по инерции, но я смог устоять на ногах.

Снова раздались выстрелы, уже с другой стороны. Быстро оглядевшись, я спрятался за стеной дома и вытащил пистолет. Из-за неожиданности и страха за жизнь сердце бешенно заколотилось, а руки чуть потряхивало. Вот уж не ожидал такого «радушного» приёма…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru