Жизнь в наследство. Часть 3. Полоцкое направление

Николай Хохлов
Жизнь в наследство. Часть 3. Полоцкое направление

© Николай Хохлов, 2019

ISBN 978-5-0050-5565-1 (т. 3)

ISBN 978-5-4493-5019-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Привал в лесу

Оперативная сводка за 10 июля 1941 года.

Дневное сообщение 10 июля.

В течение дня 9 июля и в ночь на 10 июля продолжались крупные бои на ПОЛОЦКОМ и НОВОГРАД-ВОЛЫНСКОМ направлениях.

На ОСТРОВСКОМ направлении наши войска отбили все атаки противника с большими для него потерями.

На ПОЛОЦКОМ направлении продолжались упорные бои. Наши войска проводят решительные контратаки.

В боях на ЛЕПЕЛЬСКОМ направлении нашими войсками уничтожена моторизованная дивизия германских войск, до 40 орудий, большое количество транспортных и специальных машин.

Вечернее сообщение 10 июля.

В течение 10 июля на фронте не произошло чего-либо существенного.

Наша авиация в течение дня наносила удары по мотомехчастям противника на ОСТРОВСКОМ и НОВОГРАД-ВОЛЫНСКОМ направлениях, уничтожала войска противника на переправах через р. Зап. Двина и атаковала авиацию противника на её аэродромах.

В воздушных боях и действиями по аэродромам наша авиация уничтожила 28 немецких самолётов, потеряв 6 своих самолётов.

На войне человек, казалось бы, должен находится в состоянии постоянного стресса. Ведь вокруг гибнут тысячи, убивая друг друга ежеминутно, руководствуясь непонятной, антигуманной логикой или тупо выполняя полученный приказ. События взаимного истребления вовлекают всё новых людей, которые соревнуются в искусстве уничтожения себе подобных. Являясь участниками кровавых событий, они спокойно смотрят на зверства, совершают их и, самое ужасное, увы, привыкают. Становятся обыденной ежедневная реальность смерти и для жертв, и для их палачей.

Два уцелевших советских танка, пройдя через немецкую оборону, оказались в тылу противника. Колоссальное напряжение упорных боёв давали о себе знать. Достигнув района Уллы, свернули в лес и остановились на отдых. В целях безопасности выставили парный дозор у дороги. Вымотавшись за сутки, под воздействием тишины, танкисты буквально попадали там, где стояли и уснули мёртвым сном. Сон сморил и дозорных…

Часовые проснулись от хлёсткого хлопка. Лихорадочно стали хвататься за кобуры. Там было пусто. Нащупать оружие рядом тоже не удалось. Ошарашенные, уставились на крепенького седого старичка, одетого в холщовую рубаху с закинутой на плечо винтовкой, державшего длинный пастуший кнут в правой руке, а в левой, за пусковые скобы пистолеты.


– Что, переполошились? – Спросил он, буравя взглядом дозорных, – небось сладко спалось? Эвон сколько просрали землицы нашей. Не успеваете штаны менять на бегу от супостата? Так и за Урал скоро драпанёте…

– Ты дед не шуми, – встал, отряхиваясь башенный танка КВ, – наступаем мы. Только вот вымотались в конец. Да и осталось нас совсем немного…

– Наступаете???, – удивился старик, – ишь ты? А немец почему-то прёт на Витебск без остановки со вчерашнего дня.

– Как на Витебск, – удивился танкист, – мы же его остановили под Сенно…

– Может там и остановили, – проворчал старик, – а через Уллу они обошли вас. Наладили переправу через Двину и началось… Вначале шли танки, машины с пушками и мотоциклы. К вечеру всё стихло. Сегодня с утра грузовики с ящиками и всякой утварью идут.

Сон как рукой сняло. Дозорные забрали своё оружие у старика и попросили его пройти к командиру. Тот нехотя согласился, сославшись на то, что ему недосуг отлучатся, так как стадо останется с малолетним пастушком. Не дай бог скотина к большаку приблизится. Немцы отберут или постреляют.

В сопровождении одного дозорного сельчанина привели к Кушнеренко. Завязался разговор:

– Как звать-то вас, уважаемый? – дружелюбно улыбнулся подполковник.

– Демьяном, по батюшке, Андреевичем, – буркнул старец, – а вы, как я погляжу, танкисты, стало быть.

– Правильно, танкисты, – посуровел военный, – вот всё, чем располагаем на сегодняшний день.

– Не густо, – нахмурился пастух, – небось не евши, не пивши… У вас хоть патронов хватает?

– По поводу провианта, – вздохнул Кушнеренко, – не густо, но не бедствуем. Патроны и снаряды есть. С горючем слабовато. Километров шестьдесят пройдём и всё.

– Погодь-ка, тут аккурат восьмого нашу колонну бомбили. Сплошь она из машин с большими бочками состояла. Горели…, не приведи господь… некоторые с большака рванули в лес. Одна прошла до чащи и остановилась. Водитель мне сказал, что бак пробило. Я спросил: «А в бочке что?» Он ответил: «Горючка для танков, которая для машин не годиться…» Спешили красноармейцы. Похватали свои пожитки и рванули глубже в лес. Даже вот, винтовку впопыхах забыли. Так и ношу её, а вдруг опомнятся, вернутся.

– Не вернутся, – отведя глаза зло сплюнул подполковник, – раз бежали в панике, не найдут уже места, где оружие бросили, да и страх ими овладел… Не бойцы они. Так, мусор человеческий… Ну да ладно. Не до них нам. Так где говоришь, Андреевич, машина брошена?

– Да тут, – махнул в сторону старец, – пойдём, покажу.

Соблюдая осторожность, отправились следом за проводником. Действительно, вскоре оказались у топливозаправщика. Бегло осмотрели. Обнаружили пулевое отверстие в топливном баке и несколько непосредственно в цистерне. На их счастье, пробоины оказались у горловины, и большая часть топлива сохранилась. Принюхались.

– То, что нужно! – улыбнулся Кушнеренко.



– Хорошо, коли так, – проговорил старик, – позвольте и мне к стаду вернуться. Мы тут рядом будем. Скоро свидимся.

Неторопливой походкой крестьянин ушёл.

Танкисты обошли ещё раз бензовоз. Кушнеренко, задумавшись, заговорил:

– Топлива нам хватит с запасом. Заправимся, чтобы внимания не привлекать прямо сейчас. Старик сказал, немцы только к вечеру движение прекращают. Этим и воспользуемся. Пока у них работает и движется техника, вряд ли обратят на нас внимание. Но, как говорится, бережёного бог бережёт. Перекачкой горючего пусть механики займутся. Им в помощь выделить по одному человеку. Остальных распределим в боевого охранение. Я со своим башенным пойду к большаку. Двигатели не запускать. Только в случае обнаружения противником, разрешаю вступить в бой. Ты, лейтенант остаёшься за старшего. Если мы к вечеру, до двадцати ноль ноль не вернёмся, выдвигайтесь колонной на переправу. Давай на всякий случай обнимемся, – на ухо прошептал, – в танке, на командирском месте, под седушкой, полковое знамя. В случае нашего невозврата, сбереги его и передай нашим, – отстранившись, громко добавил, – до встречи.

Вскоре подполковник с отобранным бойцом, ушли.

Танкисты без суеты занялись каждый своим делом. Солнце склонилось к горизонту, когда заправка закончилась. Разбавленной на воде глиной замазали опознавательные знаки. Нанесли имитацию камуфляжа. В это время к ним и пожаловали гости…



На стоянку вышли сельчанки с узелками и торбочками. Видимо старый пастух сообщил о танкистах и женщины решили накормить бойцов. Принесли вареной картошки, хлеба, сала, свежих огурчиков, помидор. Не забыли про парное молоко и домашний квас. Молча смотрели на то, как с огромным аппетитом ели мужчины и украдкой утирали уголками платочков набежавшие слёзы, каждая думая о своём, сокровенном.

Проводив женщин, решили не расслабляться. Люди разные были в округе. Слухи могли долететь до немцев и тогда жди беды, да и планы по прорыву на Полоцк требовали скрытных и решительных действий.

Кушнеренко пришел вовремя. Подозвал Дубровина и оглядев с ног до головы огорошил:

– Для тебя мы обновку обновку принесли, – с этими словами развернулся, и извлек из вещевого мешка немецкий комбинезон.

– Ух ты, – заинтересовался Евгений, – откуда такое добро?

– Мы у большака ухитрились из разбитой немецкой машины позаимствовать, – улыбнулся подполковник, – тут и ещё кое-что имеется, – вынул он шлем такого же цвета.

Лейтенант с любопытством взял головной убор, примерил.

– Твой размерчик, – одобрительно крякнул Иван Арсентьевич, – мне то же подобрали. Дело в том, что, как ты уже, наверное, заметил, немцы предпочитают в походной колонне высовываться из люка по пояс. Вот и мы с тобою сымитируем их повадки при выдвижении на переправу. Так и управлять машинами легче. Обзор круговой. Главное, смотри в оба и наблюдай. В случае малейшей опасности ныряй внутрь и закрывай люк. Задумку понял?

– Понял командир, – ответил Дубровин.

Солнышко уже ухватилось за макушки вековых сосен, когда взревели мощные двигатели. Без промедления вошли в Уллу. На предельной скорости подошли к переправе.

(Июль 2018.)

ИЗ ЖУРНАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 14 ТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ

(ЦАМО РФ, фонд 14тд, оп.1,д.9,стр.3—27)

10.7.41г.– В связи с прорывом противника севернее р. Западная Двина и захватом г. Витебска, в 12.00 согласно приказа командира корпуса №6/ОП, был отдан приказ 14 МСП и 14 ГАП с группой танков 28 ТП нанести короткий удар в западном направлении с задачей: отбросить противника в западном направлении и дать возможность главным силам корпуса отхода за р. Лучёса.


14 РБ установил угрозу путям отхода дивизии с юга. Для прикрытия фланга в Тепляки, с тремя КВ и четырьмя БТ был выслан капитан Шульгин с задачей: не допустить прорыва противника через Тепляки. В район Стриги был выслан капитан Шапиро с составом: 2 танка КВ, 3 танка Т-34, 6 машин БА-10 из 1/14 МСП.

 

В 16.15 10.7.41г. был отдан приказ главным силам дивизии: перейти в новый район сосредоточения: Синицы, Вороны, Королёво (ю-з г. Витебск) с переправами через р. Оболянка у Стриги (приказ корпуса 6/ОП). Танковой группе 28 ТД и двум ротам 14 МСП была поставлена задача: взять под охрану все мосты по маршруту Стриги, Чудин, Кичино, Бугаи, Хороленко, Песчанка, Шашни, Кашино.


Противник, действуя крупными силами авиации и передовыми подвижными частями в 17.30 атаковал переправу у Стриги, но был отбит, потеряв два средних и пять лёгких танков, 5 орудий и ПМО, понеся потери в пехоте. Однако, переправа была под их арт-огнём, а мост был уничтожен авиацией противника. Дивизия вынуждена была отводить свои части по маршруту: Леонтово, Мошканы, Грибы, Бель, Кордоны, Н-Александрово, Песчанка, Короли, Добромысль, м. Лиозно, сосредоточившись в районе м. Лиозно, Зуи, Заольша, Стаи. Во время отхода дивизии в дневных условиях по одному маршруту, колонны беспрерывно подвергались нападению пикирующих бомбардировщиков и штурмовой авиации противника. В результате этих налётов, и особенно на переправах и теснинах, создавались пробки. Дивизия понесла значительные потери боевых, транспортных машин и людского состава. В районе Леонтово была организована дополнительная переправа, через которую в первую очередь пошли танки 27 и 28 ТП раннее приданные 14 МСП и направленные под командой капитана Зубатова и капитана Разгуляева на переправу Стриги, где приняли участие в отражении атаки противника. Попытка противника нанести удар дивизии по путям отхода была отражена. Атакой этой группы уничтожено 9 танков противника в районе Стриги и обеспечен отход частей дивизии. Отход частей дивизии проходил под непрерывным воздействием авиации противника.


Потери: одно 152мм орудие, 1 танк с рацией КРСТБ и один БТ 27-го ТП, много колёсных машин. Сгорел в бронемашине ст. политрук ЧЕРКУНОВ (ответственный секретарь ОРБ). В районе Стриги арт. огнём противника уничтожен танк КВ 27 ТП, в районе Тепляки приведен в негодность 1 танк КВ 27 ТП – технически неисправен (сгорели фрикционы). Из группы капитана Разгуляева артиллерией уничтожено 3 БТ 28 ТП и 1 танк 27 ТП.


Трофеи за 10.7.41г.– 14 ОРБ уничтожил 1 танк,


27 ТП – 15 танков, 8 АТО, 15 чел. пехоты, 2ст. пулемёта.

Глава 2. Переправа в Улле

Оперативная сводка за 11 июля 1941 года.


Утреннее сообщение 11 июля.


В течение ночи на 11 июля на фронте не произошло чего-либо существенного. Наша авиация проводила боевые действия по уничтожению мотомехчастей противника и совершала налёты на его аэродромы.

По уточнённым данным, за 10 июля наша авиация в воздушных боях и на аэродромах уничтожила 58 немецких самолётов, потеряв 9 своих самолётов.


Вечернее сообщение 11 июля.


В течение 11 июля существенных изменений на фронте не произошло.

Наша авиация в течение дня сосредоточенными ударами уничтожала мотомеханизированные части противника, атаковала авиацию противника на его аэродромах и бомбила Плоешти. По уточненным данным, нашей авиацией в течение 9 и 10 июля уничтожено 179 самолётов противника.

http://great-victory.ru/?c=sib

Движение на дороге к вечеру практически замерло. Редкие мотоциклисты, да запоздавшие грузовики спешили засветло добраться до ночлега. Немцы в первые дни войны предпочитали в тёмное время суток отдыхать, чтобы с утра, набравшись свежих сил, продолжить боевые действия.

В Улле, на переправе через Западную Двину, несли службу часовые, мерно вышагивая по настилу. Их не смутил рёв танковых двигателей. Они привыкли к потоку войск, который шёл через переправу весь день. В составе колонн мелькали самые разнообразные модификации бронетехники, в том числе и советской, трофейной. Поэтому их не насторожила припозднившаяся пара грохочущих машин, торопливо вышедшая на мост.



Танкистов можно понять: спешат в назначенное место, как и всякий задержавшийся в пути. Постовые отошли на безопасное расстояние и пропустили чадящие выхлопными трубами и нещадно громыхавшие гусеницами танки, приветствуя экипажи по стойке смирно. Однако торчащие в люках танкисты не отреагировали. Видно сильно спешили, раз не ответили успокоили себя часовые и продолжили нарезать круги по указанному маршруту.

Стальные машины, выйдя на противоположный берег, прошли метров триста, когда Кушнеренко вызвал Дубровина:

– 280, 280, я 270, прием!!!

Лейтенант, почувствовав, что его дёргают настойчиво за комбинезон, нырнул внутрь, сменил трофейный шлем на родной, привычный:

– 280 на связи, – откликнулся он.

– Разворачиваемся к переправе. Твоя задача ударить по ближнему краю, как можно ближе к постовому. Я беру на себя противоположный берег. С одного, двух выстрелов постарайся убрать часового и нанести существенный урон. Как понял?

– Вас понял. Одним, двумя выстрелами уничтожить часового и настил моста у ближнего берега.

– Выполняй!

Дубровин переключился на внутреннюю связь:

– Михаил, разворот на сто восемьдесят к переправе и короткая. Лёня, осколочным заряжай.

В прицел надвинулась река, дорога, немец. Наведя перекрестье на настил, дождался выстрела из КВ. Поразил сам выбранную цель. Отчетливо увидел, как тело часового мешком кувыркнулось в воздухе и шлёпнулось в воду. Распорядился:

– Миша, разворот и полный вперёд за командирской машиной.

Выполнив манёвр, увидели впереди пыльный шлейф, медленно сползающий в стороны. Осторожно приподнял крышку люка и оглянулся назад. Сквозь пелену рассмотрел суетящихся немцев, спешно расчехляющих зенитные орудия и суматошно осматривавших небо. Оценив обстановку, доложил:

– 270, 270, я 280, приём.

– 270 на приёме.

– Наблюдаю противника. Приведены в боевое состояние зенитные орудия. Расчёты осуществляют поиск самолётов.

– Понял тебя. Соблюдай маскарад. Возьми под визуальный контроль тылы. В случае погони, действуй по обстановке и немедленно докладывай.

– Есть наблюдать за тылом, об обстановке докладывать.

Лейтенант уже вполне уверенно водрузил на голову немецкий шлемофон, высунулся по пояс из люка и стал зорко осматриваться по сторонам, не забывая оглядываться назад. Погони не было. Продвинувшись вперёд, достигли развилки, взяли левее на Оболь. Пройдя несколько километров, увидели съезд в лес. Остановились. Посовещавшись, решили укрыться на ночь. Т-34 повернул в сторону леса, а КВ- прошел метров триста по дороге, а затем задним ходом вернулся назад и свернул в лес. Съезд тщательно разровняли и присыпали сухой землёй так, чтобы нельзя было разгадать манёвр танкистов. Оставив дозорных, устроились на ночлег.

(Август 2018.)

Рейтинг@Mail.ru