Нортумес. Война вампиров, часть 1

Николай Геннадъевич Грошев
Нортумес. Война вампиров, часть 1

– Штык! Сделай что-нибудь! – Визгливо прокричала Соня.

Штык не ответил. Рядом что-то громко хрустнуло, кто-то зашипел от боли…

– Хули ты делаешь??? – Взвыл тот, кто только что хрустел. Вон, уже свалился на пол и раздавленную кисть к груди прижимает. Слева от его ладони, девушка слегка японской внешности, поспешно отдёргивает ладонь свою. Миниатюрная фигурка вздрогнула, личико исказилось – она смотрит на него, на друга, вдруг ставшего чудовищем. Туда, где всё ярче разгорается Солнце.

– Нам пистец, Лёса? – Вдруг говорит она, да так холодно и спокойно, что у Штыка волосы дыбом встают. И так жутко, а она ещё тут…, он тоже смотрит на небо. Люди, что сгорают в алом огне, посреди круга Силы, практически уже не угадываются там, в огне. Они все стали чистой Силой. Их тела расщеплены в пыль. Ещё немного и от них не останется ничего…, а с небес льётся всё более яркий свет. Припекает уже так, что дымится земля. Скоро она блин испаряться начнёт…

Солнце.

Оно вот-вот взорвётся.

– Сделай что-нибудь! – Снова кричит Соня. Она настолько бледная, что теперь смотрится в своём аляповатом, разноцветном наряде, как-то уж совсем вульгарно и глупо. Словно вот свечку нарядили в клоунский наряд…, в рёбра втыкается чей-то кулак. Штык поворачивает голову.

– Лёха, харэ виснуть! Действуй, тормоз блять!

– Я ща, Шкет, в натуре затупил слегонца…, братан, не кипишуй, ща всё будет…

Лепечет он, но в душе всё воет от ужаса – он вдруг понял, что Силы не хватит. Его идея обречена на провал. От гибнущей звезды сейчас исходит такая волна энергии, что жизни сотни двуногих, та безумная мощь, что они высвободили – это ведь совсем ни о чём. Раньше с такой Силой в руках, он мог почти всё, чувствовал себя почти Богом. Но теперь…, кажется, он увидел настоящего Бога. И для него, всё, что раньше творили они – мышиная возня. Он убивает целые планеты, одним своим дыханием…, и этот тип, даже не живой. Он тупо драная звезда…

Взрыв не остановить, совокупной мощи его товарищей недостаточно. Сотни людских смертей, питающей их, слишком мало…, он вдруг снова смотрит на Солнце. Теперь хищно скаля клыки.

– Чё сука штопанная? – Говорит он Солнцу. – Думаешь ты круче падла? Думаешь, мы тебя не нагнём чмо ты болотное? Хуй та там!

Штык расправляет плечи, с хрустом разминает кулаки, он с вызовом смотрит на безумно яркую звезду, что сегодня намерена сожрать половину своих же планет.

– Небоись сучка, вот папка щас дырочку найдёт и пизда тебе, вкурило чмо?

Он взлетает вверх, разрывая цепь. Кровавое пламя поднимается за ним, окутывает его тело, ощущение безграничной мощи нарастает – то, что ему сейчас нужно. Чистый инстинкт, чисто ощущения…, потому что если снова включится разум, он просто спрячется в углу, закроется пятками и будет оттуда тихонько визжать. Он вознамерился кинуть вызов целой звезде! Осознание сего факта, ничто, в сравнении с той мощью, которую эта звезда, сейчас выплёскивает во все стороны разом. Эх…, вот какого хрена конкретно эта вспышка, что-то там закоротила в Солнце, и оно решило взорваться непременно на этой недели? И месяца не прошло, как он стал Императором Всей Земли! А оно взяло, и рвануть решило. Сука…, может дело в той комете громадной? Летела мимо Солнца, а потом взяла и пропала. Толи испарилась, толи в Солнце врезалась…

Штык утратил способность думать. Он ощерил клыки и зарычал в сторону яркого зарева, поглотившего большую часть неба.

– Штык!!! – Взвыли внизу. Он бросил короткий взгляд – одежда людей дымится. Пар идёт от поверхности. Жарко сегодня…, ага, а скоро станет ещё жарче, да так, что испарятся океаны.

Мало. Этой Силы мало. Император Всей Земли, сунул руку в карман. Огненные всполохи, объявшие его тело, от сего простого движения, разлетелись понизу рваными перистыми облаками. Возникла угроза потерять значительную часть взятой Силы.

Но он решительно не поддался на эту гнусную провокацию!

Всё равно достал бутылку из кармана и осушил её залпом. Стало заметно легче. В душе воспарила уверенность в завтрашнем дне, который всё-таки наступит. Вот возьмёт и наступит! И не хрен тут…, он раскинул руки в стороны. Вся взятая Сила устремилась по двум направлениям. На мгновение он остался в воздухе без капельки Силы. Начал медленно падать вниз и ощутил нестерпимый жар перерождающегося светила. Но лишь мгновение длилось это всё. Ревущий поток алого пламени, сразу два их, устремились с горизонта к его рукам – мощь миллионов мертвецов! Мгновение назад они были вполне живые, сидели по домам, ожидая, что самоназванный Император всех спасёт, как обещал…, ну, разве может Великое дело обойтись без жертв? Их там ещё дофига миллиардов. Ничего страшного не случилось. Подумаешь, два мегаполиса вдруг опустели! Есть ведь ещё десятков шесть таких же жутко перенаселённых мега…

С земли несётся уже настоящий вой. Штык бросает взгляд вниз – на Хасане горит его любимый цветастый халат…, пора шевелить ляжками, а то не успеет он ничего спасти. А быть Императором на выжженном камешке, не так интересно, как на нынешней неприлично густонаселённой Земле.

Штык обращает лицо к Солнцу, ему вдруг кажется, что оно злобно скалится в его сторону, что оно готовится к прыжку и смертельному укусу. Только сейчас будет не так как всегда. Солнце не вампир, оно не умрёт от его крови, оно заглотит его целиком, сожрёт вместе с тапками и даже не подавится. А как оно подавится? Оно ж звезда, что б его…

– Ну чё сучка? Потанцуем? – Шипит он, встряхнув руками. Два многокилометровых потока алого огня с рёвом следует за его руками и словно плети бьют они по земле. Гремит гром. Алый огонь вырывает землю до самого гранита, оголяет внутренности Земли – время пришло. Он взял столько Силы, что теперь чувствует себя не просто Богом, а целым их выводком сразу!

Он наносит свой удар. Пламя устремляется в космос. Сила врезается в звезду, ломая её изнутри, перестраивая на прежний лад. Раскалённый белый шар наливается красным, мир тускнеет, он скрипит зубами от боли разрывающей всё тело, он чувствует что ничего не получается и рычит подобно зверю. Всё, битва окончилась, едва начавшись. Он чувствует, как падает вниз. Потоки тёплого воздуха, окутывают всё его тело. Силы в его руках больше нет, всё израсходовал, всё до капли, но…, у него получилось или нет? Если нет, он до земли не долетит, сгорит ещё в полёте. А если получилось…, за мгновение до того, как спина врезается в землю с противным хрустом, он понимает, что всё получилось. Силы хватило, что бы остановить начавшийся коллапс.

Солнце не взорвётся. Не сегодня точно. Ему удалось успокоить звезду, исправить то, что с ней случилось. Странно, а ведь он весьма смутно понимает, что такое звезда.

Уже не важно – ещё много миллионов лет, Солнце будет спокойно светить.

Он всех спас! Спаситель! Считай Иисус современного мира!

– Штык, жопу поднимай. – Слышит он и открывает глаза. Садится, улыбаясь во всё лицо – у него получилось! Он всех спас! А теперь водки три ведра и закуси ящик, и срочно мать вашу! Такой день просто необходимо отметить! Император спас целую пла…

– Ты хули натворил мудила? – Шипит Соня. Тем, что она спаслась от лютой смерти в огне, девица, почему-то, не шибко довольна. Как и окружившие его вампиры. Лица мрачные, брови сошлись к переносице, глаза горят праведным гневом.

– Чё в натуре за гонево? – Рычит он, поднимаясь на ноги и распуская пальцы. – Вы чё попутали в натуре? Чё за нахер? Всё ж норм. Все живы, что б вы сдохли, мудаки блять. – Показывает рукой на Солнце. – Ебучий фонарь снова горит, по здравой теме греет, вам хуле надо ваще?

– Оглянись баран ты грёбаный!

Он оглядывается. Собратья расступаются и…

– Локтар Огар! – Несётся над бескрайней равниной, рёв сотен глоток и ревуны те, бегут к ним, потрясая дубинами, бряцая металлом, топоча копытами, да сверкая зелёной кожей на солнце.

– Вар крафт, в натуре… – Едва слышно шепчет Штык.

– Верни всё обратно уёбок! – Шипит Соня, а остальные обратно гневно хмурятся в его сторону.

Штык проходит через строй собратьев. Словно во сне он идёт вперёд, навстречу мускулистым зеленокожим гигантам, которые уже бегут к ним, с вполне понятными намерениями.

У них клыки есть, громадные бивни, выпирающие чуть ли не до носа. У вампиров тоже клыки имеются, но это просто нечто – саблезубый тигр отдыхает…, это чего вообще происходит? Он спит может? Или ничего не получилось и они в Ад попали? Но разве Ад есть? Какого вообще хрена?

Он использует Силу и летит навстречу монстрам. Уворачивается от яростного удара и хватает мускулистую тушу за глотку. Он собирается унести тушу подальше и устроить допрос с пристрастием, что бы понять хоть что-то во всём этом безумии, но…, жрать очень хочется. Клыки впиваются в могучую шею. Мгновение и пепельно-серая фигура гиганта, падает обратно в траву. В нём не осталось ни капли крови. В желудке разгорается приятный огонёк. Штык уворачивается от ударов сразу двух громадных топоров и взлетает повыше. Клыкастые монстры смотрят вверх, кто-то натягивает тетиву лука – стрела пролетает мимо, он летает влево вправо…, как бы ни отравиться, кровь-то не кошерная…, вроде неприятных ощущений нет. Наоборот, тело наливается силой, он чувствует себя отдохнувшим. Вкус крови слегка приторный, но ничего так, с пивом потянет.

– Норм братва, их пить можно. Чего пожрать будет. – Говорит он сотне своих друзей. Те мрачно смотрят в ответ. А он лишь разводит руками – ну не понимает он что произошло. Вообще никак не понимает. И куда их закинуло, как и почему, он тоже не может сообразить.

А! Посмотрят чего тут, да как, и вернутся обратно. Делов-то.

Может их просто в Африку закинуло. К эфиопам каким-нибудь. Ну а что? Он слышал, что они какие-то другие. Вот, может такие они и есть – мускулистые, с клыками и зелёной кожей. Всё может быть. АЭС построили, а сами только-только научились бумажкой подтираться, а не как обычно, двумя пальцами. Потом русские домой уехали, АЭС осталась. Местные нифига не понимают. И естественно рвануло. А потом радиация, всякие эти, осадки, генные хреновины начались, мудрёное слово там какое-то, моржевация или как-то так. И началось тут, моржевание генетическое. Вот и ходют тут зелёные все, мутанты драные. Ничего, там разберёмся, а сейчас…

 

Вампиры разом взвыли от обиды и злости, а затем их словно невидимой гигантской ладонью разметало по всему полю. Спустя десяток минут, зеленокожие бежали не к ним, а от них. Не с воинственными воплями, но с криками смертельного ужаса…

Он открыл глаза и увидел потолок.

– Фух. – Сказал Штык, садясь на постель. – Ебическая сила…, меня эти сны уже реал напрягают.

Потянулся, костями хрустнул, зевнул широко и протянул руку к журнальному столику. Прихватил сигарету, зажигалку, закурил. Спустя мгновение уныло воззрился на этот самый столик. Пепельница, зажигалка, пачка сигарет. Кошелёк с пачкой долларов и рублей. Бумаги из мэрии – Мастер, педофил несчастный, прислал документы по новостройкам, сделанным на деньги федерального бюджета, для выпускников детских домов. Нужно просмотреть и выбрать дома подходящие для членов клана. Конечно, это ничего не решает. Последнее слово за Леной, его выбор носит чисто рекомендательный характер. Как-то обидно, Носхерос он или где ваще?

– Носратор. – Пожевал губами, задумчиво выпустил струйку синеватого дыма. – Носхуятор может? – С минуту задумчиво подышал дымом синимым, сигаретным. – А почему «нос»? Не звучит нихера…, о! Нортирембатор Терминатурус! Гы!

Рассмеялся весело, снова на стол глянул. Тяжкий вздох, вырвался из груди царственного Носферуса, так и не сумевшего запомнить, как произносится его величественный титул.

На столе нет самого важного, самого нужного – того, без чего человек не человека, а так, макака лысая. Но, увы, он клятвенно обещал всем и себе тоже, с этим делом завязать. И теперь, этого дела, на этом унылом, скромном столе, нет и в помине. Ни закуски, ни водки, ни даже пива.

– Эх…, как же тяжко нынче жить стало! – В сердцах воскликнул он.

Нащупал где-то на полу, пульт от телевизора. Унылым взглядом осмотрел стены квартиры, завешанные дорогими коврами и с кислой миной на лице, нажал на кнопку с плохо произносимым названием. Телевизор ожил и тут же начал разговаривать.

– …без сомнения. Определённо, эта новость, новость века! А теперь послушаем эксперта.

На экране возник какой-то лысый мужик и после его слов, Штык подавился дымом.

– Эта комета пролетела совсем близко от Солнца. Нам очень повезло, что она не была захвачена его гравитацией так, что врезалась бы в наше светило. Поверьте, комета таких размеров, вызвала бы глобальный коллапс, могло случиться всё что угодно. Но, видимо, Бог нас хранит.

Эксперт закончил выступление с трагической ноткой в голосе и такой же лицой.

– А теперь…

Штык выключил телевизор. Перестал кашлять, сигарету потушил прямо об стол и пустым взглядом стал смотреть в потемневший экран. Это что же такое получается? Во сне он увидел то, что в принципе вполне могло бы случиться? Причём случиться уже сегодня. Ясновидение что ли нарисовалось совершенно неожиданно, или это что вообще?

– Пиздец, без водяры думать вообще не могу. Всякая херня в башку лезет…, ширнуться может?

Увы, ширнуться – это он тоже обещал бросить. Как же это оказалось трудно! Он уже неделю – целую грёбанную неделю не пил и не кололся. И был просто в шоке с того, что столь дикий героизм, никак не замечен собратьями. Неделя! Целая неделя без кира! А они…

– Ну нахер. Мне положена награда. Так-то вот.

И пошёл к дверям. Там остановился, задумчиво глянул в район тазовой части. Лето, конечно, всё такое, но вряд ли его поймут если в одних трусах в магазин завалится. К тому же, в трусах кошелёк носить не совсем удобно. Надо бы одеться. Штаны какие накинуть или типа того…

«Тук-тук!» сказала дверь.

– Пошли все нахуй, меня дома нет! – Сказал Штык в ответ.

– Открывай уёбище! – Рыкнула дверь, голосом Сони.

– Соня! Он наш Носферус! Немедленно прекрати!

– Хуила он в тапочках, а не носратор.

– Я тапочек не ношу! – Справедливо возмутился Носферус.

– Молодец, хуле, орден тебе на лоб вхуярить или на очко клеем присобачить?

Штык буркнул что-то неразборчивое, по поводу «царя вседержателя», «куриц» и «нимфоманок», но разобрать в деталях что он там бурчал, не представлялось возможным.

– Ну и чё вам надо? – Проворчал он, пропуская девушек в дом. Соня, как всегда, в ядовито-цветастом наряде, подчёркивающем достоинства её фигуры. Лена как обычно скромно одета, из-под юбки виднеются только щиколотки.

– Вот. – Соня сунула ему в лицо свернутую трубкой газету. – Читай.

– Не умею. – Попытался отмазаться лидер могучего вампирского клана. – И вообще, я может вздрочнуть собирался. Идите уже лесом, всё равно ведь не даёте.

Лена слегка покраснела. Соня по-хозяйски двинулась в зал. Хлопнула дверца холодильника.

– Эй, ушлёп, пиво где?

– Соня! Он бросил пить. – Резонно заметила, Лена проходя в зал. Штык буркнул что-то, с тоской глянул на дверь. Как бы незаметно проскочить, бухнуть по быстрому и вернуться назад?

– Хер поверю в эту сказку. Короче! У меня дела. Давайте уже шустрее со всем разберёмся.

Штык прошёл в зал, сел в кресло, так как диван оккупировала Соня и теперь он снова мрачно смотрит в выключенный телевизор. Повертел в руках газету, принесённую незванными гостями. Тяжко вздохнул, хлопнул рулоном по столу, хмыкнул зачем-то и развернул газету на главной странице.

– Ставропольский оборотень. – Наконец, прочитал Штык заголовок. Глянул на гостей.

Соня как-то странно ухмыльнулась. Носферус нахмурился, предчувствуя неприятный сюрприз и стал читать статью под этим инригующим заголовком. С первого же абзаца стало ясно, к чему у него в гостях Мудрость Клана и Соня. Группа молодых людей, предположительно кавказской внешности, устроила танцы до утра под окнами многоэтажки. Потом стало потише. Когда дворник выбрался на работу, там уже никто не танцевал. Все были очень тихие и смирные. Там же они были где и ночью, у подъезда. Но теперь по всему асфальту тонким слоем. Где целые, где не очень. Частично они расположились на ветках растущих рядышком деревьев, частично расплескались на газон. Собирали ребят по небольшим пакетам, до полудня. А к вечеру, прессслужба УВД объявила о появлении в городе, стаи диких собак-людоедов. Или волков. А может, медведь забрёл. Никакого иного разумного объяснения они не нашли, так как на отдельных фрагментах тел, имелись следы когтей и клыков. В конце повествования новостного, статья уверяла, что слухи об оборотнях, распространившиеся среди жителей, не имеют под собой никаких оснований.

– Так это. Волки же. Нам-то чё? – Попытался отмазаться Штык, впрочем, неубедительно. Обе девушки выразительно на него посмотрели. – Не. Пусть Сонька едет за этим уёбком. Я занят.

– И чем? – Скептически хмыкнула Соня.

– Ну это… – Штык задумчиво обвёл комнату взглядом. Попытался придумать чем он занят. Понял что выпить хочется. Или ширнуться. А лучше и то и другое сразу.

– Короче! – Соня поднялась с дивана. – Я не поеду, у меня много дел. Вот за этим мы и пришли.

– Эм…, непонял. – Штык возмущённо глянул на Лену. – Я что ли один за ним поеду?

– Мы подумали и решили, что раз местонахождение нам известно, то в этот раз, ты справишься сам. – Кивая головой ответила Мудрость Клана. И слегка помрачнев добавила. – Потому что Соня едет в Японию.

– Чего? – Штык аж на месте подпрыгнул, да так, что пришлось в прыжке пригнуться что б потолок макушкой не пробить. Штык ткнул в девушку пальцем и возмущённо заголосил. – Вот эта грымза в Европу развлекаться, а я по каким-то ставродольям похуярю? Чё за беспредел? Короче! Не канает! Я в европу, она в мухосраньск!

– Япония это не европа. – Заметила тут Лена.

– Да пошёл ты на хер, принц пиздицкий бля! – Добавила пояснительный комментарий Соня.

– Сука. – Ответил ей Штык. Подумал и добавил. – Драная.

– Носферус, ситуация такова, – очень мягким голосом, заговорила Лена, – что нужно немедленно найти обоих и привезти сюда. Вот. – Она вытащила из сумочки два клочка бумаги.

Штык взял их, обнаружил что это вырезки из газет. Первый читался легко – волки-людоеды, снова нанесли удар, в этот раз, в том же доме, проникнув через открытую форточку в квартиру. Где разорвали в куски мужика и его товарища отмечавшего там какой-то праздник. Прессслужба УВД уверяла, что скоро волки будут пойманы и убиты…, проблема в том, что жену мужика и его малолетнего ребёнка волки не тронули. А форточка располагалась на четвёртом этаже. Но смутил сей факт, почему-то, только Штыка. Автор статьи сие обстоятельство никак не комментировал, как и представители УВД. Вторая вырезка имела картинку – миниатюрная девица в элегантной шляпке, шипела на кого-то, оскалив клыки и сверкая красными глазами. В руках у неё две сумки из коих вываливаются банкноты, а за спиной окно с разбитыми стёклами. Текст второй вырезки прочитать он не смог – закорючки какие-то.

– Тут водой всё размыло, не прочесть. – Сказал он передавая бумажку обратно.

– Это по-японски написано, придурок.

– Соня! Держи себя в руках! Он наш Носфе…

– Хуй он в тапках и ваще, я на самолёт опаздываю. Всё, чао, полетела я короче.

Она двинулась к двери и ускорилась. Спустя мгновение, громко хлопнула дверь квартиры, просвистел ветер на лестнице и хлопнула дверь подъезда.

– Так не честно. – Возмутился Штык. – Я не виноват что по-япошкински не бакланю! – Помолчал и добавил. – И эта овца педальная, тоже не понимает нихера. Чё она туда поехала? Я может тоже хочу глянуть как желтожопые живут!

– У неё получится лучше. Мы не знаем где искать эту девушку. – Терпеливо пояснила Лена, вынимая из сумочки пачку банкнот отечественного производства, заметно похорошевших после дефлорации российской экономики годичной давности. Или девальвации? Как-то запамятовал. Но банкноты действительно стали лучше и считать удобнее. Штык прихватил деньги, считать стал.

– А этот «волк-людоед», явно живёт там же. Он никуда не уходил. Между происшествиями прошло 2 месяца и я навела справки – в том районе постоянно находят обескровленные тела, часто разорванные. Всё сваливают на волков, но… – Глаза Лены беспокойно расширились. – Мой Носферус, он опасен. Он не просто питается, ему нравится убивать.

– Ага, в натуре, норм чё. – Ответил Штык продолжая сосредоточенно считать.

Лена надула губки и продолжила.

– В общем, его придётся не просто найти. Его нужно сразу вызвать на бой и победить.

– Понял. – Кивнул Штык, убирая деньги в карман – такового при нём не было, так что роль кармана, сыграли все трусы сразу. Из-за резинки стало видно некоторые аксессуары того, что трусы, по идеи, должны скрывать. Лена покраснела, Штык призывно пошевелил бровями.

– Надо его найти, победить и всё объяснить. Мы не можем…

– Да понял-понял. Ебло сломать, обосновать этому фуфлу что он сявка штопанная, за шкварник и сюда, в наш ебучий клопятник. Базару ноль Лен, сделаю. Ток это, бабла маловато.

– Тут…, ты зачем бровями вот так делаешь?

– Ну, так просто…, – теперь ещё и всем лицом сразу какие-то жесты делает. – Ну, чё? Ленок, ну, на дорожку, не сексу ради, чисто по-дружески, перепихнёмся и с новыми силами…

И к ней шагнул. Лена отшатнулась, клыки полезли как-то на атопилоте, она даже слегка зашипела. Штык замер, восхищённо приложил ладонь к груди и воскликнул.

– Ебать мои старые костыли! Ленка, я влюблён! – Встал на одно колено, прям как в кино, протянул руки, нежко взял её ладонь в свою и… – Ну чё? Слегонца поебёмся, а? На пол шишки?

Лена зашипела, глаза вспыхнули яростью – она понимала, что так делать нельзя, ведь перед ней её Носферус! Но ничего поделать с собой не смогла – отшвырнула его прочь и тенью выскользнула в двери. Носферус остался один. В темноте, среди синеватых искр…

–Ууууу! – Провыл он из телевизора. Поднял руки, мышцы сводит – ну так! Телевизор в сеть включен. Закоротило что-то, когда на голову-то надели. Вот и трясёт всего…

– Бля. – Сказал Носферус, наконец-таки сняв телевизор с головы. – Я влюблён в натуре!

Осознав сей удивительный факт, царственный лидер новоявленного клана, коему уже почти год как, и который до сих пор не собрал и десятка своих, стал искать одежду, подходящую к предстоящему путешествию. Штаны, из прочного брючного материала, рубашка чёрная, жилет кожаный, плащ кожаный и два пистолета. Ну а как без них? Ставрополье всё-таки! Это ведь где-то рядом с Африкой? Не силён он в географии. Но разве же это мешает быть образованным и хорошим человеком, даже если он не совсем человек? Конечно нет! К тому же там волки-людоеды водятся. Никак без пистолетов. Патроны по карманам, документы нафиг, деньги тоже в карман и всё, готов отправиться в путь далёкий!

 

Только вот…, а как туда добраться? И откуда вообще? Штык вышел на балкон, стал курить мудро хмуря брови. В голове было тихо, а потом! Ветер стал шуметь. Так завораживающе, что он даже задремал…

– Ах ты сука! – Взвыл кто-то внизу, стряхивая с головы бычок.

– Это не я! – Поспешно отозвался Штык. – Это вон с того балкона.

– С того? – Парень прищурился, указывая пальцем. А там занавески подозрительно дёрнулись. У парня глаза сузились.

– С того братан. Отвечаю, сам видел. Он бросил бычка и стёрся. Шутит так.

– Шутит? – Парень хрустнул кулаками. – Ну я ему блять щас пошучу!

И в подъезд ринулся тяжело шагая, да взрыкивая на ходу.

– Вы что на делали?! – Пискнул кто-то с того балкона, поправляя очки на носу с горбинкой.

– Чё? – Штык пожал плечами. – Не хер курить где попало.

– Так это же вы кинули бычок!

– Ничё не знаю. Меня тут вообще не было.

– Да как вы смеете! Я заслуженный работник…

Рот открылся, очки сползли на нос, глаза превратились в блюдца.

– Давай, удачи в реанимации. – Крикнул Штык снизу. Всего секунду назад, он стоял на третьем этаже, облокотившись на перила балкона. А потом раз! И уже стоит в пяти метрах от подъезда, на асфальте. – Чё? – Это он девушке в тёмных очках, которая секунду назад мирно кушала мороженое с клубничной начинкой. Девушка сказала «ап» и указала пальцем на балкон. – А, это? Не парься крошка, я вампир просто. Мне физика похуям. Я её ваще на члене вертел. – Подмигнул всем лицом сразу, указал пальцем на грудь девушки. – Сиськи отпад! – Девушка икнула. Штык пожал плечами, рукой махнул и со словами, – ну, покедова, – пошёл дальше по улице, насвистывая чего-то весёлое.

За его спиной кто-то мягко осел на не мягкую почву, видимо, лишившись чувств.

Вполне довольный собой, царственный Носферус шёл по улицам городским. Иногда он похохатывал, пугая прохожих. Иногда грустно вздыхал. Потом буркнул что-то и сказал.

– Ленка опять орать будет, бля. – Штык остановился на месте, стал чесать тыковку. Как вот исправить это всё? Два человека видели, какой он есть на самом деле. Ни Бэтмен, ни Супермен, но миру почти открылся…, убивать их нельзя – Кодекс не велит. Поэтому, нужно срочно придумать за что их убить можно. И все проблемы тут же решатся. И Ленка орать не будет и палева никакого.

Так. Мужик в очках, заслуженный хрен. А чего заслуженный-то? Странно, вроде хрен от рождения даётся…, трансвистит может? Вспомнил, как в дом въезжал – мужичок этот пытался помочь с разгрузкой мебели. Кхм. Нехорошо получилось. За добро, как говорится, и в реанимацию его сразу…, хороший мужик оказывается. Не за что вроде убивать. А девчонка? Ну…, у неё юбка короткая очень, развратница этакая! И ножки – супер! А грудь, уф! Кхм…, её тоже нельзя убивать.

Стал чесать тыковку с другой стороны. Ноль реакции.

Штык прищурил один глаз и плюнул в камень на дороге. Попал точно в цель.

– Да в рот их всех. Авось пронесёт. – Махнув рукой, он двинулся дальше.

Шумный автовокзал стал гораздо шумнее, когда некий молодой бандит, распустив пальцы веером, пробился через очередь, оттолкнул плечом мужичка какого-то и стал у кассового окошка.

– Молодой человек! Встаньте в очередь! – Рявкнула кассирша.

– В натуре в падлу. – Ответил молодой человек.

– Ну ладно тогда. – Пожала плечами кассирша.

– Мне до Ставрополья билет надо.

– Куда?

– Ставрополье. Ну, это город такой. – Тут он задумчиво поскрёб затылок пальцами. – Типа того. – Уточнил он местонахождение объекта, в который хотел попасть.

– Но у нас не ходят автобусы туда… – Растерянно ответила кассир.

– Как? – Парень в ужасе отшатнулся. – Что за беспредел? Куда власти смотрят! Где тот тупой хуй, что решает, куда автобусы ходить будут?!

– Молодой человек. – Сказали из-за спины. Штык обернулся. Стоит пожилая женщина.

– Чё? – Учитывая возраст дамы, более пространную речь он произносить не стал.

– Ставрополье это через полстраны от нас. Вам нужно на поезде ехать.

– Ага? – Глянул на кассиршу, головой кивает.

– Вот жопа. – Опечалился молодой человек. – А у нас поезда из города ездят?

Из очереди тут же подсказали адрес жд вокзала. Штык поблагодарил, наступил кому-то на ногу, толкнул кого-то плечом – ни зачем особо, просто так толкнул, расстроился он просто сильно и двинулся к выходу.

– Стоять! – Рявкнул молодой парень в кожанке, перегородив выход.

– Ну, стою.

– Чё быкуешь тело? Ты ваще охуел? Ты в курсе чертило чьё место и что тебе вырвут за беспредел такой? – Зарычал парень, а с боков ещё двое образовались. Лица такие же – шайбы в золоте, а не лица. Мышцы даже на ушах, в глазах презрение сразу ко всему этому миру.

– Штык. – Сказал Штык.

– Во, видали пацаны? – Ощерился парень. – Хуила в теме где понты кидает. И всё равно борзеет.

– Ага, в натуре братан. – Один из помощников подошёл ближе, толкнул его плечом. – Чё барбос? Пошли, будем воспитывать. Давай, лапками не дрыгай фраерок, воспитание у нас быстрое.

– Вы чуханы не поняли. Я Штык.

Парни замерли на месте, краснея лицами во гневе. Во-первых, их обозвали неприлично. Во-вторых, какой-то фраер пытается сказать, что он их бессменный Папа…, коего, они, вообще-то, лично никогда не видели. Все вопросы решает Лена или Соня, иногда Олег. Деньгами заведует исключительно Лена. А самого шефа никто из них никогда не видел.

Переглянулись задумчиво. Глянули на Штыка.

– Да ну нахер. – Сказал один из них. – Пижон какой-то выёбистый. Ну не может быть…

– Молодые люди, нам пройти надо.

– Да-да, проходите. – Сказал главный в троице и посторонился от прохода. Штыка тут же оттащили к стене – просто подняли под локти и к стене унесли. Сил ребяткам не занимать…, а что они такие подозрительно вежливые с электоратом?

– Так, фуфел, запоминай. – Обратился к нему главный.

– Ленка сказала порядок мутить на этой теме?

– Ленка. – Кивнул мужик. – Ты в натуре попал, сейчас на счё… – Парень осёкся, странно подозрительно на него глянул.

– А эти на хуя тут пасутся? – Штык кивком показал на двух джентльменов в пятнистой форме. Охранники, с буквами «Погас» на спине. При втором взгляде, обнаружилось, что джентльмены, имеют внушительный возраст, а один из них ещё и внушительную грудь.

– Для мебели. – На полтона ниже ответил главный в троице. – Лохов гонять. Бычьё стопорим мы…, ты ваще кто такой?

– Штык, я же сказал.

– Да пиздит он! – Рявкнул третий, в отвращении скривив губы – разочаровался он в жизни. Папу он видел солидным авторитетом, который настолько крут, что его никто не знает в лицо, прям как Амбал из черепашек-ниндзя. Или как особо авторитетный вор, что в подсознании сего парня, было примерно одним и тем же. Только Амбал был, конечно, гораздо круче.

– Не пиздит он. – Возразил Штык. Покряхтел как-то странно, поднял руку и положил на горло парня. Сжал пальцы и поднял руку повыше. – Чё хрипишь? Не веришь? – Удивился Штык. – А если так? – И вроде бы лёгким движением встряхнул его прямо в воздухе. Парень взвыл, несмотря на то, что горло было сжато словно тисками. Хрустнуло что-то в организме, пальцы разжались, и он грохнулся на пол, постанывая уже оттуда.

– Сори, бля, в натуре попутали! – Поспешно заявил второй, отпуская его руку.

– Шеф, я… – Белый как мел, отвечал главный в троице сей. Он столько наговорил, что…, в общем, он развернулся и попытался сбежать. Да зацепился воротником за металлический крюк, коего тут быть не могло. Ноги взлетели вверх, спиной он грохнулся на бетонный пол старенького вокзала. Охранники грозно на это безобразие глянули, посовещались коротенько и приняли решительные меры! Но так как было обеденное время, меры те пришлось отложить. Работа работой, а обед по расписанию. Так что повернулись разом к дверям и туда, да шагом строевым.

– Да не парься в натуре. – Махнул рукой Штык, склонившись над стонущим парнем – приложился он сильно, так что встать не может. И подозревал бедняга сей, что отсюда поедет он сразу в травмпункт. – Дела у меня. Вот я и это, типа из тени вылез. Слышь, мужики, тачка есть?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru