Тайна Цирка

Елена Летучая
Тайна Цирка

Все права защищены. Издание охраняется законом РФ об авторском праве. Полное или частичное копирование, воспроизведение любых материалов издания возможны только с письменного согласия авторов и издателя.

© Е.А. Летучая, продвижение, 2018

© Н.В. Замеховский-Мегалокарди, текст, 2017

© Э.В. Запашный, текст, 2017

© Ю.С. Сиднева, художественное оформление, 2017

© ООО «Летучая и КО», права на издание, 2018

* * *

Тайна цирка

О проекте «Лексикон»


Проект «Лексикон» – уникальный образовательный проект, который служит цели сохранения русского культурного наследия и психологического здоровья детей благодаря своей направленности на развитие родной речи и умение её применять.

В основу проекта «Лексикон» заложена идея воспитания полноценного здорового ребёнка, и далее – уверенного и заботливого родителя, и значит – появления всё большего количества здоровых счастливых семей. Через игру, через правильную организацию общения и совместного творчества взрослого и ребёнка проект «Лексикон» стремится возродить передачу знаний от поколения к поколению – творческое наследие, многогранность языка, традиции страны.

В современном обществе существует серьёзная проблема – ослабевают национальные ориентиры, традиции и ценности, а великий русский язык из главного источника духовности превращается в инструмент примитивного общения.

Язык определяет мышление. Очень часто мы, владея только примитивной лексикой, упускаем, не видим вокруг себя прекрасного, потому что примитивная лексика отражение прекрасного не предполагает. Язык, имеющий богатство лексических оттенков, предполагает отражение богатства мира.

Упрощая нашу языковую культуру, не развивая речь, мы постепенно забываем традиции, смещаем культурные и моральные ориентиры, теряем взаимопонимание между поколениями. Как итог всего этого – утрачиваем свои корни, национальную целостность. И детям подчас неоткуда заимствовать верные идеи, негде найти правдивую информацию, их нравственные и культурные ценности остаются несформированными. Скудость словарного запаса влечёт за собой скудость знаний, суждений и чувств, а значит, и скудость жизни.

Проект в первую очередь, конечно, для детей и их родителей, для тех, кто только планирует создать семью, и для тех, кто воспитывает внуков. И, разумеется, для тех, кому интересны и небезразличны развитие национального языкового наследия и судьба страны.

Заботясь о том, какими станут их дети, современные мамы и папы должны понимать, что воспитание – это не только обучение ребёнка правилам поведения и социальным нормам. Это ещё и постоянная работа по формированию развитой, разноплановой и мыслящей личности, ключевую роль в которой играет развитие речевых навыков. Ведь именно через родной язык ребёнок знакомится с окружающим миром, с традициями и ценностями своей страны, именно на нём учится думать, через него выражает свои мечты и любовь, с его помощью реализовывает себя.

Основная задача проекта, конечно же, не в воспитании и не в обучении. Лексикон создан, чтобы сформировать и укрепить те духовные традиции, которые делают общество полноценным и здоровым, а материалом для этого создатели Лексикона выбрали родную культуру и богатый русский язык!

Главного героя проекта неспроста зовут так же, как и называют запас слов, которыми мы пользуемся каждый день. Лексикон спешит на помощь к тем, кто хочет мечтать ярко, говорить красиво, жить счастливо и интересно, не засоряя свою речь примитивизмами и словами-паразитами. Давайте говорить о мире полно, так, как он того заслуживает.

Семья и культура – основы, которые дадут новому поколению верные ценности и взрастят успешных и целеустремлённых людей. Благодаря вовремя сформированным целям дети вырастают счастливыми, мечтающими жить в здоровой среде – это значит, что они будут сохранять и развивать нашу страну и культуру.

Никита Замеховский-Мегалокарди

Автор художественной повести

Эта книга появилась благодаря моему знакомству с прекрасным человеком и замечательным цирковым артистом Эдгардом Запашным.

Однажды мы разговорились с ним о творчестве, о книгах и, конечно, о цирке, и тут он спросил:

– А ты мог бы написать детскую книжку о цирковых животных? Сейчас о цирках с животными много говорят, больше нехорошего, и, к сожалению, не всё из этого неправда. А ты напиши о таких цирках, где дружба между человеком и животным помогает работать вместе и исполнять замечательные трюки. Да и вообще расскажи о доброте и дружбе. Сможешь?

Я, честно говоря, сначала засомневался… Сумею ли? Очень уж это ответственное дело – писать для юного читателя. Тут ни единой оплошности быть не должно. Да и о цирке я мало знал: в глубоком детстве был один раз в шапито и уже совсем ничего не помню.

Но потом всё-таки согласился. Эдгард так увлёк меня своими рассказами о цирке (да и на представление пригласил), что книжка сама стала рождаться – я только успевал записывать.

Ну а за то, что в ней кроме истории о доброте, дружбе, великодушии появилось немного волшебства, не обессудьте: без волшебства ничего у меня не получается.

Автор сердечно благодарит всех артистов и сотрудников Большого Московского государственного цирка, без которых эта книга не появилась бы на свет.

Книга издана благодаря финансовой помощи Алексея Лукина

Эдгард Запашный

Автор Энциклопедии цирковой жизни и комментариев к Цирковому словарю

Дорогие друзья! Если вы любите цирк всей душой, как и я, или только собираетесь переступить его порог – эта книга для вас. В цирке происходят чудеса. Здесь сердца наполняются добротой и радостью. Здесь каждый может открыть удивительный мир, в котором люди и животные, как лучшие друзья, работают вместе. Так бывает только в сказках? В цирке мы видим настоящую сказку каждый день.

Цирк для нас – большая дружная семья. Мы все равны и поддерживаем друг друга, что бы ни случилось. Ведь у нас есть общее любимое дело: мы создаём для вас волшебство представления. В книге, которую вы начинаете читать, говорится именно об этом: о дружбе, любви, поддержке и помощи близким – деле, объединившем героев. Их чудесное путешествие в мир цирка помогает им стать лучше, добрее и понять, что они в ответе за тех, кого приручили.

Всех тайн сразу открывать не буду, но дам подсказку, где их искать. Эту историю дополняют мои комментарии о цирковой профессии, гастролях, наших животных, а также полезные советы будущим дрессировщикам и артистам. Загляните в Энциклопедию цирковой жизни и Цирковой словарь – вы узнаете много нового и интересного, что может рассказать только человек, посвятивший свою жизнь цирку!

Ну что ж, друзья, время открывать тайны. Добро пожаловать в волшебный мир цирка!


Глава I

С тех пор как в гости к маме и папе стал приходить папин брат дядя Костя, второкласснику Димке не было покоя. Ещё бы: дядя Костя работал в цирке[1] и рассказывал много разных историй, от которых папа громко смеялся, а мама даже хлопала в ладоши. Но больше всего Димке запомнилась история не про клоунов[2] и даже не про лилипута, который почему-то оказался в картонной луне, а про тигра.



Этот тигр ему даже снился потом много раз, и странным было то, что во сне тот не скакал сквозь огонь, не прыгал на тумбу[3] и не спал после представления, как остальные тигры в большом вольере[4]. Он почему-то сидел на задних лапах у самого выхода на арену[5], возле кулис[6], и жонглировал[7] светящимися шариками.

 

Вокруг было совсем-совсем тихо и темно. В мерцающем свете, который отбрасывали эти самые шарики, стоял крохотный, не выше Димкиного колена, клоун и, наклонив голову набок, следил, как шарики взлетают и снова опускаются в мягкие и огромные тигриные лапы. И всегда Димка просыпался в тот миг, когда крохотный клоун поворачивал к нему лицо, а тигр, не переставая жонглировать, вдруг подмигивал.

Димка был твёрдо уверен: тигр умел говорить и мог многое рассказать, но в тот самый момент, когда тигр был готов заговорить, Димкины глаза открывались словно сами собой! Это было очень досадно, потому что, когда снова удавалось уснуть, ни тигр, ни клоун сниться не желали, а вместо них виделась всякая чехарда.

И вот однажды дядя Костя, придя в гости вечером, вдруг схватил Димку на руки, поднял к люстре и спросил:

– В цирк пойдёшь со мной, акробат[8]?

Димка хотел было возмутиться от того, что его кидают к люстре как маленького, но, услыхав, что его при этом называют акробатом да ещё и зовут в цирк, возмущаться передумал.

А дядя Костя между тем что-то говорил маме, и среди всех слов Димка услышал одно, которое было ярким и трескучим, как фейерверк, – премьера[9].

Он покатал его немного на языке, правда, у него вместо «премьера» получилось сперва «примера», отчего вспомнились школа, Наталья Александровна и Еремеева, которая нажаловалась Наталье Александровне, что он не решает примеры, а рисует в тетрадке тигра.

Эти воспоминания несколько испортили впечатление от слова «премьера», но яркость и вместе с тем таинственность нового слова взяли над ними верх, и когда Димка шёл спать, то думал только о премьере. В сон провалился сразу, даже не ворочаясь. Просто закрыл глаза, и не успела мама выключить свет, а он уже очутился в цирке.

Вокруг было темно, но Димка узнал цирк по запаху. Пахло опилками, зверями, немного пылью и таким особым конфетным ароматом[10], как от маминой помады и баночек с пудрой у зеркала.

А ещё поодаль, едва видимый, сидел на задних лапах тигр и жонглировал мерцающими шариками, а у его ног расположился крошечный клоун.



Димка сразу же пошёл к ним, причём в потёмках ударился ногой обо что-то твёрдое так больно, как будто это было даже не во сне.

Когда подошёл ближе, крошечный клоун, как и прежде, начал поворачиваться, переступая нелепыми башмаками, а тигр, не переставая жонглировать, подмигнул. Димка уже готов был проснуться, но крошечный клоун неожиданно низким и рокочущим, как барабан, голосом спросил у тигра:

– Как думаешь, Мартин, он и в этот раз растворится в темноте?

Тигр совсем по-человечески улыбнулся, показав клыки, что, впрочем, почему-то не пугало, и ответил:

– На этот раз, думаю, нет. Он поверил.

– Во что это я поверил? – слегка насупившись, спросил Димка.

– В чудеса, – всё так же улыбаясь, ответил Мартин.

– Ну, пошли! – прогудел клоун и начал толкать Димку в ногу. – Чего застыл – не сдвинуть!

– Куда пошли-то?

– Тайны открывать!

– Да какие ещё тайны?

– В которые всегда превращаются чудеса, когда такие, как ты, перестают в них верить! – пропыхтел клоун, всё ещё пытаясь сдвинуть Димку с места.

– Ты не пугайся, – вставил Мартин и протянул Димке один из своих мерцающих шариков. – Кто же ещё поможет тайне снова стать чудом, как не тот, кто знает, что премьера похожа на фейерверк!

– А я и не пугаюсь, – буркнул Димка, принимая у тигра светящийся жёлтым шарик и поворачиваясь лицом к тому мраку, в который его пихал крошечный клоун.

Если раньше потёмки казались Димке безмолвными, то теперь он стал различать шорохи и потрескивание, а иной раз ему даже мерещился лёгкий, как шелест, шёпот, доносившийся сверху, откуда свисали какие-то загадочные верёвки.

Над головой Димка держал светящийся шарик, справа, едва помещаясь в зыбком пятне света, шагал тигр Мартин, а слева Димку за свободную руку тянул крошечный клоун.

– Куда мы идём-то? – спросил Димка, которому впотьмах было всё-таки неуютно.

– Тайны отыскиваем, – ответил клоун, зыркая по сторонам.

– Их тут много, – добавил Мартин. – Но они прячутся, только по шёпоту найти и можно. Ну-ка, что-то там, в углу, давай-ка туда, только тихо чур…

Втроём они крадучись подобрались к груде сложенного кое-как реквизита[11]. Из самой середины кучи раздавались шуршание, словно там разворачивали сразу сто конфет, и вполне явственные всхлипывания.

От того, что сейчас он окажется лицом к лицу с тайной, Димке стало не по себе, он даже отступил на шаг и положил одну руку на Мартина, а в другой поднял повыше свой светящийся шарик. Клоун на цыпочках подобрался к здоровенной коробке, оклеенной тусклыми звёздами, и спихнул с неё крышку. В то же мгновение из коробки встало что-то белое, как привидение, захныкало, замахало руками и сорвало с себя шуршащую бумагу!

– Не тайна! – воскликнул Мартин.

– Еремеева! – вскричал Димка и чуть не выронил светящийся шар.

– Девочка, – почему-то не очень удивлённо заключил крошечный клоун.

– Ты что здесь делаешь?! – гневно закричал Димка, наступая на неё. – Это мой сон!

– Никакой это не сон! – кричала в ответ Еремеева. – Мне билет купили на премьеру, я про цирк всё время думала…

– Мы тут тайны ищем! Иди отсюда!

– Куда я пойду?!

– Куда хочешь, в коробку!

– Сам в неё лезь!

При этих словах Димка и Еремеева стали опасно приближаться друг к другу, но клоун вдруг упёрся, силясь сдвинуть переднюю лапу Мартина, и грустно ему сказал:

– Пойдём в свой угол… Цирковой тайне не стать цирковым чудом, если публика приходит в цирк ссориться, вместо того чтобы радоваться и улыбаться…

От этих слов сильно потускнел шарик в Димкиной руке, а сам Димка и Еремеева замолчали. Им стало так стыдно, что, постояв мгновение, они не сговариваясь догнали тигра с клоуном и Димка сказал:

– Пожалуйста, Мартин, не уходите, это я виноват…



И как только он это произнёс, шарик в его руке засветился ярче, а Еремеева ни с того ни с сего подошла к Мартину, прижала руки к груди и спросила:

– А можно вас обнять?

– И меня тоже, – прогудел снизу крошечный клоун.

Тигр вместо ответа потёрся огромной головой о Еремееву, а Димка вдруг уловил в потёмках впереди какое-то движение и показал туда пальцем.

Клоун, как охотничий пёс, подскочил в воздухе и ринулся в указанном Димкой направлении.

– Ловим, ловим! Тихонько, – шептал он басом Димке, обогнавшему его в два шага.

– Я вижу! – отвечал Димка, азартно раскачивая светящийся шарик из стороны в сторону.



И действительно, шагах в пяти перед ним на коротеньких толстых ногах семенил, стараясь удрать из круга света, тучный, маленький, ещё меньше клоуна, человечек в синей плотной мантии до пят. Мантию он подхватил двумя ручками, при каждом движении она шуршала, как целый отряд сверчков, а сам человечек пыхтел, как закипающий чайник.

Погоня длилась недолго, Димка нагнал человечка, и тот, прижавшись спиной к стене, замер под старой афишей[12] с каким-то силачом и из-под насупленных бровей стал разглядывать Димку.

Димка глазел на него в ответ, а через мгновение из-за Димкиной ноги высунулся запыхавшийся не меньше человечка клоун и прогудел:

– А тайна где?

– А это кто? – недоумённо спросил Димка.

– Это? Это шорох! Такие, как он, тут везде в потёмках снуют.

И шорох, явно недовольный подозрениями в том, что он не шорох, снова подхватил свою синюю мантию и затряс ею, отчего она зашуршала и зашелестела. В ответ из темноты справа послышалось такое же шуршание, и шорох, ещё немного пошелестев, с достоинством удалился в ту сторону.

– А где же тайна? – несколько разочарованно протянул Димка.

– Наверняка близко, – ответил Мартин, подошедший сзади вместе с Еремеевой. – Тайны обычно рядом, и на самом-то деле ждут того, кто их раскроет. Просто прячутся, ну им вроде бы так положено.

Вокруг расстилалась темнота, и в ней, полной тайн, кроме шорохов и шелестов стали угадываться и другие звуки: хлопали крылья, что-то поскрипывало. Иногда загадочно покачивались свисающие верёвки, а один раз сверху, кружась, слетело белое голубиное перо. Сквозняки шевелили волосы. Причём, когда они это делали своими прохладными лёгкими ладошками, казалось, что они ещё и хихикают…

– Вон там, – сказал тигр Мартин, – за тумбами…

Клоун, как обычно, выскочил вперёд, за ним поспешил с шариком света в руке Димка. И действительно, в укромном уголке, за тумбами, на которые прыгают львы и тигры, обнаружилась тайна.

Она сидела, надвинув на лоб огромную тёмно-тёмно-зелёную шляпу с мягкими вислыми полями, и куталась в серый бесформенный балахон. Сидеть просто так ей, видимо, было скучно, поэтому она начертила пальцем в сизой пыли вокруг себя всякие узоры.

– Здравствуйте, уважаемая тайна, – очень вежливо обратилась к ней Еремеева и ткнула Димку локтем в бок.

– Здравствуйте, – спохватился пялившийся на тайну Димка и дёрнул головой, пытаясь воспитанно поклониться.

– Она тебе не ответит, – авторитетно заявил клоун.

– А что же нам делать? – растерянно спросила Еремеева.

– А ты попроси её снять шляпу, – шёпотом ответил ей Мартин в самое ухо.

Еремеева почесала плечом шею, которую усами ей пощекотал Мартин, и сказала:

– А вы не могли бы снять шляпу?

Тайна быстро посмотрела на неё, потом пристально оглядела Димку, словно размышляя, сто ит ли перед ним себя раскрывать, и медленно стянула с головы огромную шляпу…



И тут серый балахон сам собой сполз с её плеч, и из-под него выпорхнули тысячи и тысячи светящихся разноцветных бабочек! Они были чудесны! Всех цветов и оттенков – голубые и густо-оранжевые, лоснящиеся чёрные, золотые, изумрудные, красные, синие, как мерцающие глубины океана, и все светились: одни ярко, как блики на воде, другие остро, как искры костра, а какие-то просто мерцали, словно снежинки утром.

 

И весь этот сноп света и цвета закружился вихрем, завился вокруг Димки и Еремеевой сверкающей стеной, разлился у ног, раздался над головой! И вдруг сложился в живую картину, которая словно бы заключила ребят в себя, обняв со всех сторон. И в этой картине, в самом её углу, лежал, свернувшись клубочком, совсем крошечный тигрёнок и плакал, потому что его огромная полосатая мама от него отвернулась. Оставила, насовсем.

Никогда ещё ни Димка, ни Еремеева не чувствовали такого одиночества. Бабочки, из которых складывалась эта картинка, так шевелили своими крыльями, что она менялась и жила как кинофильм. Но в кино, пусть даже и про одиночество, всё равно ты по другую сторону экрана, а тут…

А тут всё было по-настоящему, словно Димка и Еремеева переживали ужас и грусть вместе с крошкой тигрёнком.

Так одиноко бывает в конце марта последней снежинке, так одиноко бывает маленькой рыбке, заплывшей в пустую раковину. Так одиноко бывает, когда вдруг понимаешь, что никому, совсем-совсем никому ты не нужен и тебе всегда будет холодно.

Еремеева плакала, тянулась к тигрёнку, чтобы приласкать, даже Димка хлюпал носом и тоже хотел взять тигрёнка на руки, прижать к себе. Но ничего не получалось: когда они двигались вперёд на шаг, ровно на шаг отодвигалась вся картинка, и от этого плакать хотелось ещё больше! Потому что когда видишь чужое горе, становится горько, а когда горю помочь не можешь, то ещё горше.

Но вдруг бабочки шевельнули разноцветными крыльями и к тигрёнку подошёл большой человек, присел рядом и, положив ему на ещё маленькую голову большую руку, сказал:

– Не бойся, малыш, ты уже не один.

А потом произошло ещё кое-что: бабочки шевельнулись так причудливо, что вместо фигур тигрёнка и человека стали видны холодное, изумрудное и бездонное одиночество и тёплая, переливчатая, как голубиное горлышко, забота. И эта разноцветная и мягкая забота стала бездонное одиночество наполнять движением, красками, и в одиночестве что-то шевельнулось – как птица шевелится в утре.

Димка не заметил, что держит ладонь Еремеевой, а щекам его горячо и влажно.

Бабочки между тем снова взмахнули крыльями, и одиночество и забота исчезли, превратившись в одну золотистую и переливчатую любовь. А потом опять вспорхнули, и из этой любви вдруг соткалась и растянулась другая картина.

Димка об руку с Еремеевой оказался на арене цирка! Разноцветные прожекторы[13] накрест чертили воздух, ахали зрители, оркестр[14] играл так, словно какой-то великан горстями разбрасывал медные звуки, а вокруг арены нёсся могучий молодой тигр, стремительный и счастливый!

Он прыгал, он взлетал и пританцовывал, высокий человек кричал ему: «Алле, алле, Мартин!» – и счастлив был вместе с ним! И счастливы были зрители от того, что на арене видели столько дружбы и радости сразу!

– Это же ты, Мартин! – закричал Димка. – Это же мы раскрыли твою тайну!

– Какая же она у тебя чудесная! – воскликнула Еремеева.

И в то же мгновение картинка рассыпалась, бабочки вспорхнули разноцветными искрами, разлетелись по сторонам и осели кто где, то раскрывая крылья, то складывая вновь, и от этого темнота засветилась волшебными огоньками и замигала.

1Цирк – место, где цирковые артисты дают представление.
2Клоун – артист, выступающий с комическими номерами – репризами, шуточными сценками.
3Тумба – металлическая конструкция с площадкой наверху, обозначающая место животного во время номера или служащая артистам как реквизит для выполнения трюков.
4Вольер – площадка для содержания животных, огороженная сеткой.
5Арена – круглая сцена с барьером в центре цирка, на которой (и над которой) показывают представление.
6Кулисы – полотняный раздвижной занавес, закрывающий вход на арену.
7Жонглирование – подбрасывание, ловля, перекатывание нескольких одинаковых или различных предметов.
8Акробат – артист, исполняющий на манеже различные гимнастические упражнения.
9Премьера – первый показ нового номера или целой программы.
10См. «Запах цирка».
11Реквизит – предметы, необходимые для представления.
12Афиша – красочно оформленное объявление о спектакле, представлении, кинопоказе, лекции и т. п.
13Прожектор – прибор, создающий и направляющий поток сильного света.
14Оркестр – группа музыкантов, исполняющих музыкальное произведение на различных инструментах.
Рейтинг@Mail.ru