Замок княгини

Наталья Сапункова
Замок княгини

– Жених? – медленно повторил князь. – Но до сих пор… Никогда ещё между нами и Итсваной не было договорных браков!

– Зато было сколько угодно недоговорных, – улыбнулся старик. – Последствие одного из них, кстати, сидит за этим столом, – он глянул на Ардая. – Всё когда-нибудь случается впервые. Это нестрашно.

– Жених для дочери Каюба! – усмехнулся князь. – Не знаю, кому и предложить.

– Пожалуйста, пусть это буду не я! – вскинулся Ардай.

Кстати, кулон-сова на его шее, сначала по ощущениям обычный, теперь казался теплее, чем должна быть серебряная побрякушка.

– Ты меня не слушал, мальчик? – вздохнул Дед, – разве ты бескрылый родич? Ты член семьи и наследник. Для тебя это никуда не годный брак.

– Я это решу, – Дьян поднялся, – Ардай, повезёшь дочь мага. Ты с ней ладишь, я слышал.

– Какая разница, если я буду в личине? Она меня не узнает.

– Значит, поладишь заново. К тому же Джелвер усыпит её на время перелёта. Она слишком боится драконов. Уму непостижимо, каким образом добрейший Маурик так умудрился её испугать.

– Сюда её принёс не Маурик. Кто это, кстати, был?

– Это был я, – сказал князь. – Но она боится Маурика.

Джелвер широко улыбнулся.

– Э… хорошо. А кто нас понесёт? – решил уточнить Ардай.

– Я, – отрезал князь и посмотрел так, что других вопросов и не возникло.

– Кстати, Младший Дьян, мы беседовали с девушкой, – сказал Джелвер. – Она просила за тебя. Спрашивала, есть ли возможность спасти тебя из нашего плена, и что для этого надо. Мы её огорчили, сказали, что возможности нет. Она просила разрешения с тобой попрощаться, мы и тут ей отказали. Видимо, ей хотелось прихватить с собой твои приветы Итсване и всем родственникам.

Ардай в ответ лишь дернул плечом. Вот ведь…

– Ладно, ты с личинами уже баловался, – Джелвер протянул ему шелковый платочек, – примеряй.

Когда Ардай повязал на шею платок, маг сразу довольно кивнул.

– То что надо. И похож на себя, и не совсем ты. Как твой брат, скажем. Имя менять не будем, так Ардаем и останешься?

– Не будем, – решил Ардай.

Имя у него итсванское, многие так зовутся. Хоть к новому имени не привыкать.

– И вот что. Я внимательно прочитал ту кипу записей, что вы доставили из Шайтакана, – опять заговорил Дед. – Скажи, Джелвер, много ли в Итсване родов, магией крови связанных со своей землей?

– Мало, – сразу ответил Джелвер. – Несколько древних родов. Некоторые это скрывают, я думаю. Прадед нынешнего императора казнил многих потомков таких семей.

– Несколько древних родов, – повторил старик. – Это делалось очень давно, верно? Привязка к земле, я имею в виду. Тысячи лет назад. Даже раньше, наверное, чем полагают здешние маги. А кто был первым хозяином замка Шайтакан? – он смотрел на Ардая.

– Черный дракон. Если сказки не врут. Дракон-изгнанник, – ответил тот.

– Вот именно, мой мальчик, – потер руки старик, – любопытно.

– И что же? – усмехнулся князь, – если там и жили потомки того дракона, у них уже тысячи лет как нет крыльев. Кровь их давно разбавлена так, что не осталось и капли исконной.

– Верно, – закивал Дед. – Но кристалл силы в подвале остался. И тебе интересно, что ещё осталось, да, внук?..

Глава 6. Мать и дочь

Ещё недавно драконы над этой частью страны летали совсем редко и очень высоко. Зато теперь вид драконов, кружащих прямо над императорским замком, стал почти обыденностью – по крайней мере, никто больше не убегает сломя голову. Верно, приближаться не спешат, и на глаза драконам стараются не попадаться – вековая привычка, куда её денешь. А вот лира Кайра стояла на замковой стене и ждала. Их ждала, драконов, когда же они покажутся в серой предрассветной дымке…

Она ждала старшую дочь. И молила Провидение, чтобы та не пострадала, побывав в драконьих лапах. Здравый смысл говорил, что драконы… то есть колдуны на драконах прилетят позже. Но она всё равно ни о чём не могла думать, кроме их прилёта. И чувство вины было острым, как никогда. Её, Кайру Каюбу, высокородную итсванку, жену и мать именя… нет, не то, не то… Она высокородная ленна из Каста, она княжна Большого Круга Каста, чей род древнее императорского. Она продала старшую дочь за благополучие для младших. Её убедили поступиться старшей дочерью во имя младших детей.

После временного и бездетного брака с горным колдуном её дочь больше не выйдет замуж. Никакой благородный род просто не примет её! Если брак окажется не временным, и даже удачным… ну предположим, это возможно…

Лира Кайра не решалась представлять себе, как всё может сложиться. Она не понимала горных колдунов, ничего не знала о них. Это не люди, говорят! Они живут много дольше людей, дольше в несколько раз – так сказал маг, который с ней беседовал. Об их законах и обычаях он не мог сказать ничего. Как и о том, действительно ли драконам иногда скармливают юных девушек. Об этом написано во многих книгах, но лире Кайре хотелось бы усомниться.

Муж как-то упомянул, что, скорее всего, колдуны совсем не убивают попавших к ним пленников, они делают из них рабов. Эти пленники живут в Содде, горной стране колдунов, до старости. А вот что там, всё же, делают с девушками?

Когда дракон похитил Кантану, лира Кайра всю ночь горько проплакала, сокрушаясь о том, что её старшая – девственница. Ну почему, почему они не выдали её замуж, ведь возраст уже позволял? А уж предложений было столько, что голова кругом. Почему муж тянул с этим?

Наконец драконы показались на фоне бледных облаков, шесть драконов. Издалека они казались птичьей стаей… для невнимательного взгляда. Шесть огромных, страшных зверей быстро приблизились и кружили, ожидая, пока махнёт своим флагом распорядитель рушьего двора. Вот, махнул, и два зверя стали снижаться, большой чёрный и серый, немного меньший. Разумеется, все шестеро на рушьем дворе просто не развернулись бы.

Сначала сел чёрный, с него легко слез наездник – удивительно, он сошёл с гладкого драконьего бока, как по лестнице. На руках он держал девушку, явно пребывающую без чувств. Лира Кайра вскрикнула и быстро прикрыла губы ладонью – она узнала дочь. И побежала к драконам, подхватив юбки.

– Всё хорошо, лира, – пояснил наездник дракона, – она просто спит.

Кантана действительно спала, и казалась спокойной, даже улыбалась. На ней был её старый плащ.

– Она боялась лететь на драконе, лира, пришлось усыпить. Легкая магия, ничего страшного, – объяснил наездник.

Привлекательный молодой человек, высокий, широкоплечий, говорил он спокойно и учтиво.

Глаза лиры Кайры опять налились слезами, уже от осознания, что пока, скорее всего, всё в порядке.

– Покажи мне, куда идти, лира.

– Да-да. Конечно. Благодарю тебя. Иди за мной. Надеюсь, тебе не тяжело?

– Ничуть, лира. Не беспокойся.

Она пошла впереди, показывая дорогу, колдун с Кантаной на руках – за ней, наездник второго дракона двинулся позади всех.

Действительно, отметила лира Кайра, молодой колдун нёс Кантану так, словно в ней вовсе не было веса. Это странно, но… какая-нибудь магия? У них ведь, у колдунов, у всех есть магия.

Императорская стража окружила их и провожала до самых покоев. А там уже ждали, маг, тот самый, который уже беседовал с Кайрой, и Вела, вторая сестра мужа. Вела, безукоризненно одетая и причесанная, красивая. Самая талантливая магичка из всех сестёр.

– Всё хорошо, да, Кайра? – спросила Вела участливо, – вот видишь, а ты боялась.

Та лишь кивнула, торопливо переложила подушки на кушетке:

– Сюда, лир. Позволь, возьму плащ, – она быстро расстегнула застежку и стянула плащ с плеч дочери.

Колдун бережно уложил девушку среди подушек и отступил к двери.

Вела на молодого колдуна взглянула с любопытством, но тут же заметила второго колдуна и воскликнула радостно:

– О, лир Джелвер, как я рада тебя видеть! – и улыбка на её губах засияла самая теплая и нежная.

Лира Кайра глазам не верила: золовка откровенно кокетничала с колдуном!

– Лира Вела, – тот сдержанно наклонил голову.

– Лир Джелвер тоже маг, и весьма сильный, если даже судить по тому, что мне позволено было наблюдать! – пояснила Вела, – мы познакомились в Винете, при дворе короля Эрдина. Я побывала на их ежегодном празднике. Как же они его называют, не помню? – она наморщила лоб, но тут же махнула рукой и рассмеялась. – Неважно. В этот день король надевает древнюю корону своих предков, и она должна удержаться у него на голове. И лир Джелвер уверяет, что это не шутка местных магов, а на самом деле истинная корона, только представь, Кайра.

Джелвер на это лишь вежливо улыбнулся.

– Могу я попросить вас пока уйти? – спросила лира Кайра, сдерживая раздражение. – Я побуду с дочерью, пока она не проснется.

Она охотно обошлась бы без золовки, и в этот день, и в дальнейшем. Без имперских магов она тоже обошлась бы, но тут уже никуда не денешься.

Придворный маг взглянул понимающе и закивал:

– Я только взгляну на девушку через кристалл, лира. Ты ведь тоже хочешь убедиться в её здоровье, – и вынул из поясной сумки куб кристалла, несколько раз провел им над Кантаной, потом задумался ненадолго, повторил действия и вдруг резко повернулся к Джелверу:

– На ней свежее синее заклятье, я не ошибся?

– Не ошибся, – и бровью не повел соддийский маг, – оно означает, что девушка побывала у нас. На всех соддийцах такое заклятье, с раннего детства и всю жизнь.

– И для чего оно? Каково его действие? – заволновался маг.

– Никогда и никаким способом не поведать никому о том, что вы, лир, называете главным секретом соддийцев. При условии, конечно, что она о нём догадается. Но она провела в заключении всё это время, так что заклятье просто предосторожность.

Маг отвернулся от Джелвера, вероятно, затем, чтобы не выдать гнев, на несколько мгновений исказивший его лицо.

– Твоя дочь здорова, лира, – сказал он уже спокойно, – и по-прежнему девственна. Разве что укрепляющий состав не помешает, я позже пришлю.

 

Маг ушёл, следом за ним – Джелвер и молодой колдун. Вела хотела было остаться, но лира Кайра посмотрела на неё слишком выразительно, и та понимающе улыбнулась.

– Ты так переволновалась, Кайра, дорогая. Отдыхай. Всё уже позади. Твоя дочь не пострадала, какое счастье. И помни, пожалуйста, что я должна присутствовать при подписании брачного договора. В интересах девочки!

– Что в моей Кантане тебе важно, Вела? Не понимаю.

– Обижаешь, Кайра. Я забочусь о ней. Буду настаивать на всём, что сделает её брак менее тягостным! Дядя дал полномочия, – она похлопала по браслету на своей руке.

Лира Кайра опять с трудом подавила раздражение. Она как муха в паутине посреди этой семьи! Мужа больше нет, император грозит наказанием не кому-нибудь, а ей и детям. При этом опека над её детьми – у двоюродного дяди мужа, её мнение ничего не значит. Её сын – принявший титул имень, но ему только тринадцать лет! Если бы Шайтакан не был именно её кровным наследством, кто знает, обсуждал бы император с ней брак её дочери, или сразу послал бы за дядюшкой? И вот, права решать их судьбы у золовки, человека для неё и детей, в сущности, постороннего! Провидение, но это же глупость.

– Благодарю, Вела, – сказала она, – я знаю, что могу на тебя положиться.

Та ласково улыбнулась и пошла было к дверям, но вдруг обернулась:

– Кайра. Поверь, мой брат был бы доволен. Я точно знаю.

– Чем доволен, Вела?

– Таким браком для Кантаны. Это удача. В договоре обязательно будет пункт о том, чтобы она и дети часть времени проводили в Итсване, у тебя в Линнене или у дяди. Мы продолжим работы брата! Ты знала, что он писал книгу об особенностях соддийской расы?

Она опять улыбнулась онемевшей от изумления Кайре, и вышла, прикрыв дверь. Та лишь взглянула ей вслед и пожала плечами. Что ж, муж тоже временами казался ей безумным.

Она подвинула низкое кресло к кушетке, на которой лежала дочь, и села. Взяла её худую бледную руку, сжала в ладонях. Да, укрепляющий отвар не помешает…

Кантана проснулась, не прошло и часа. Открыла глаза, заморгала, удивлённо огляделась, и с возгласом бросилась матери на шею.

– Мама.

– Девочка моя, – лира Кайра сильно сжала её в объятиях.

Была бы её воля – не отдала бы никому.

– Меня привезли, да? А что это за место?

– Изумрудный замок. Хаддард. Здесь теперь императорский двор.

– Понятно, – вздохнула Кантана. – Всё равно не могу поверить. А где отец? Он… тоже где-то здесь? Или в Шайтакане? Нет же, наверняка император его призвал, да? Мама?..

Лира Кайра молчала, впервые подумав, как же трудно будет сказать всё дочери.

Она сама легко пережила смерть мужа. Стыдно признать, но она даже испытала некоторое облегчение, получив скорбное известие. Вина мужа – вот что стало её горем, а не его смерть. Но Кантана единственная среди детей, пожалуй, была привязана к отцу. Младшие пользовались его отношением, дочь – безотчетной любовью, сын – ещё и признательностью за то, что он, сын и наследник, есть на свете. Кантана – та его ценила, оправдывала, прощала его одержимость магической наукой и сиюминутное к ней невнимание, всегда хотела помочь…

Неловкая улыбка матери сказала всё лучше слов.

– Мама, – Кантана укусила себя за губу, – они зачем-то спрашивали меня про Шайтакан. Мама?! Отец?.. Его больше нет, да?

Лира Кайра кивнула.

Какое-то время Кантана сидела не шевелясь, потом медленно встала, подошла к окну и склонилась над подоконником, отвернувшись от матери, слезы, собравшиеся в глазах, пролились, прочертили щеки двумя дорожками. Мать не стала утешать, говорить разные никчемные слова – она знала свою дочь, и знала, чего не стоит ей говорить.

Наконец Кантана вытерла ладонями щеки, спросила:

– А как?.. Почему?..

– Там случился страшный шторм, и ещё землетрясение, говорят. Много разрушений в городе и в замке. И погибших было много.

– Но почему он не использовал свою магию, чтобы спастись?

– Наверное, то, что случилось, было сильнее его магии. И это ещё не всё. Видишь ли, там, в замке, твой отец прятал похищенных драконов. И благодаря этому несчастью, посланному Провидением, всё открылось.

– Мама?! – Кантана обернулась и изумленно смотрела на мать.

– Да, – мягко, но четко сказала лира Кайра. – Это он похитил драконов. И колдуны разрушили города, как и обещали. Теперь в этом винят твоего отца.

– Но, мама…

Может быть, не стоило бы говорить всё это Кантане сейчас, но сегодня ей предстоит беседа с магами, а также с самим императором, может быть.

– Теперь колдуны хотят забрать себе Шайтакан.

– Что ж, – Кантана дернула плечом, – какое нам дело? Пусть забирают. Или тебе жаль его? Он давно не наш.

– Император решил отдать Шайтакан. Верховный маг ему это советует, и гадатели. Уж не знаю, что они там нагадали.

– Тем более. Пусть, – повторила Кантана, и голос её ломко дрогнул.

Место, убившее отца, было вовсе недостойно существования.

– Да, девочка. Мы поговорим потом, – пробормотала лира Кайра, подошла и обняла дочь.

Не всё сразу. В конце концов, это было тяжело.

– Да, мама. Как скажешь, – привычно согласилась Кантана, но вдруг встрепенулась, отодвинулась от матери.

– А о чем мы будем говорить потом?..

Смущение матери и какая-то недосказанность, неопределенность тревожили девушку. Она ещё раз вытерла глаза, уже окончательно. Отец не любил женских слез, хотя всегда сдерживался, не показывал своего отношения – ни к слезам, ни к капризам, ни к просто неудачным обстоятельствам. Он говорил, что настоящий маг должен быть выше подобных вещей.

Правда в том, что её родители были далеко не счастливы вместе. Конечно, Кантана понимала это с детства. Отец и с матерью вёл себя, как настоящий маг – был «выше подобных вещей», то есть выше её чувств и ожиданий. Не потому, что действительно этого хотел, просто не мог быть иным, не умел. Его бы не хватило. Мать вышла замуж за мага с «неполной» присягой, которая позволяла иметь семью, чтобы род не остался без наследников. Они, дети, были основной целью родительского брака. Предъявлять претензии отцу в такой ситуации было бы нечестно. И давать волю чувствам, плакать сейчас у матери на плече тоже не следовало. Сама мать по отцу не плакала, в этом можно было не сомневаться. По чём угодно, может быть, по своей жизни, которая сложилась несчастливо, но не по отцу.

И всё-таки, что происходит?..

– Расскажи мне про Шайтакан, мама, – сказала она. – Это целый город?

– Да, город. Нам полагалась ежегодная подать, которая была сильно урезана лет сто назад, так мне говорили. В императорскую казну шло больше, чем нам, и ещё нужно было содержать замок, а он так велик. Поверь, Линнен в этом смысле был бы не хуже. Я имею в виду чистый доход, дорогая.

– Я поняла. Мама, ты сказала: был бы не хуже.

– Я действительно считала, что отдала Шайтакан, и твоим наследством стал Линнен, – тихо сказала лира Кайра. – Этого хотел твой отец. Мне было немного грустно… но не слишком. Я всегда немного боялась замка.

– Ты говорила, что это просто старый замок. И что ты не позволишь хотя бы на день лишить меня наследства. Говорила тёте Веле.

– Ты это помнишь? – лира Кайра прошлась по комнате. – Дети запоминают удивительно много такого, что им не предназначено. Я по себе знаю. А Вела… кто она, чтобы я рассказывала ей о своих детских страхах? Тогда мне хотелось защитить тебя. Они все ждали от меня сына, а родилась ты.

– Я помню, мама.

– И это, действительно, был просто старый замок. С занятной историей, со страшными легендами. Эти сказки, песни, ожидание дракона, спящего под замком… В это я не могла верить. В то, что дракон есть на самом деле, что он спит и проснется. Но он проснулся.

– Что?.. – Кантана подняла голову.

– Да, дорогая. И тогда затряслась земля, и разразилась буря, и была разрушена часть города. И все видели огромного черного дракона над замком, который страшно ревел. И уже после прилетели другие драконы. И колдуны… то есть, соддийцы захотели забрать у империи эту землю. Император согласен. Но соддийцам нужны полные права. А если земля кровно связана со своим владельцем, то полные права всегда будут лишь у владельца, сколько бы раз он от них не отказывался.

– Мама?..

– Да. Я привязана кровью, я владетельница Шайтакана. И когда-то у меня хватило глупости этим пренебрегать. Мне не объяснили в свое время. А ты – наследница. Отдать Шайтакан колдунам можно лишь с тобой. Или со мной, если какой-нибудь безумный горный колдун захочет жениться на мне.

– Я поняла, – Кантана потерла ладонями лицо, – это именно то, о чем ты боялась мне сказать, да, мама? Меня хотят отдать? Замуж?

Мать кивнула. Её глаза блестели от непролитых слез. Сама Кантана казалась спокойной, даже равнодушной. Может быть, оглушённой?..

Она думала: значит, ничего не кончилось. Тот кошмар, что начался, когда она оказалась в драконьих лапах и над ней распахнулись огромные крылья – он продолжается. Потому что её отдадут колдунам навсегда. Замуж. Так решил император. Но захотят ли её колдуны в таком качестве, вот вопрос? Неужели императору не объяснили, что она дочь их врага? Надсмотрщица в шутку звала её остаться и выйти замуж там – но ведь в шутку!

Кантана потерла ладони, сцепила их в замок. Вроде так легче…

– Мама. Формально всё, нам принадлежащее – собственность брата, он ведь имень? А Эйль? Да, она маленькая. Но я просто хочу понять смыл всего этого. Они тоже наследники Шайтакана? Я имею в виду, наследники по магии крови, или как это назвать правильно?..

– Нет, – покачала головой мать. – Не они. Шайтакан принадлежит мне, а потом тебе. Не им. Он мог бы быть их владением формально, по законам Итсваны, но без кровной связи.

– Но почему?

– Ты эту связь получила с кровью. Они – нет. Это подтвердил Хранитель в Касте. Когда ты там жила, твою кровь проверили. Потом я тайком от вашего отца посылала в Каст платки с кровью твоих брата и сестры. Их принадлежность к Кругу не подтвердилась.

– К Кругу?.. – Кантана ничего не понимала, – мама, о чем мы говорим?

– Права на Шайтакан и принадлежность к Кругу всегда наследовались вместе. Ты княжна Круга Каста. Твой отец категорически запретил отправлять тебя на княжеские смотрины, когда о них объявили, поэтому ты потеряла шанс стать княгиней Каста. Может, и к лучшему, тебе было всего тринадцать. Дед очень сердился. Когда-то мой опекун тоже отказался представить меня на смотрины, а потом выдал замуж, за кого сам захотел.

– Понятно, – вздохнула Кантана.

О древнем законе Круга она, конечно, знала всегда. Знала, что род деда по матери принадлежит к Кругу. Круг – это семьи княжества, из которых князь выбирает невесту. Глупый закон, отмененный когда-то императорским указом, потому отец и запретил. Нигде в Итсване такого не было. Правда, знать Каста продолжала делать по-своему, но уже не всегда это получалось. Закон Круга существует и ещё кое-где кроме Каста. В соседнем королевстве Винета, например, он соблюдается. Кантана помнила, как гневно дед говорил о том, что предыдущий князь женился на девушке не из Круга. Якобы это приведет сначала к вырождению древних традиций, а потом к несчастьям в Касте, к его падению.

Кантана тогда решилась спросить, почему. Дед только недовольно глянул…

– Потому что заветы предков нужно соблюдать, малышка, – мягко сказала бабушка, всегда желающая смягчить резкость деда.

Княжна Круга Каста – это не дочь князя, как можно было ожидать, это возможная невеста князя или его сыновей, девушка из именького рода Круга. В каждом роду одновременно бывает лишь одна такая княжна. Но – мама?..

Кантана точно помнила, что в то время ожерелье княжны носила одна из теток.

– А мне казалось, что тётя Ливара была княжной.

– И она тоже, – кивнула мать, – она моя троюродная сестра, формально мы принадлежим к разным родам. Я княжна рода Виалан, который владел Шайтаканом.

– А где тогда твое княжеское ожерелье?

– Вот оно, – лира Кайра потянула за цепочку на шее и вытащила кулон.

Овальный желтый камень без оправы, и только. И цепь тоже серебряная. Не слишком-то роскошно. Кантана смотрела недоверчиво, и мать улыбнулась.

– Так даже лучше, – сказала она, – не привлекает лишнего внимания.

Странно, что ожерелье княжны может не привлекать внимания, да ещё до такой степени, что родная дочь до сих пор ничего о нём не знала.

– Мне дала его моя мать незадолго до своей смерти. Мне было семь лет. Дядя, мой опекун, так и не понял, что это. Ему не нравились обычаи Каста, и закон Круга в том числе. К тому же этот закон отменен ещё отцом нынешнего императора, ты ведь знаешь?

Они говорили о таких неважных сейчас вещах. Наверное, чтобы не говорить о важных. Чтобы была передышка, чтобы Кантана могла освоиться с этой непростой мыслью: ей придется выйти замуж за горного колдуна.

 

– Они ненавидят отца, мама, – сказала Кантана. – Кажется, там все его ненавидят. Он многое для этого сделал.

– Да, я понимаю. Он старался для императора и империи, – вздохнула мать, – брак это всегда примирение, дорогая. Дружественный договор скрепляется браком в знак его серьезности.

– Это если бы я была дочерью императора. Так что мной скрепить не удастся. Меня можно просто подарить вместе с замком… и чем там ещё? Городом тоже? Император щедр.

Мать кивнула.

– Доченька. Если ты выйдешь замуж, как велит император, он обещал лично позаботиться о младших. В противном случае…

– То есть он сомневается, что я подчинюсь? – Кантана позволила себе иронический смешок. – Неужели?

И ни одна из них пока не упомянула Трика Шана, жениха Кантаны. Потому что слово, данное самой невестой, для императора совсем не аргумент. О такой мелочи и вспоминать не стоит.

Впрочем, теперь уже и самой Кантане казалось, что Трик был в какой-то другой жизни… а может, и не в её жизни, а в чьей-то чужой.

Что говорила та маленькая рыжая ниберийка? Спросила, принадлежит ли она себе, дочь и внучка именей. Вот о чём она говорила. Она всё знала. Могла бы и объяснить понятно, неужели тот красивый браслет этого не стоил?

А ещё она обещала, что не будет принуждения. Что-то не сходится! Разве такое согласие – не принуждение?

Мать сняла с шеи камень на цепочке и надела Кантане на шею.

– Вот. Теперь это твоё.

И Кантана наконец-то расплакалась, уронив голову матери на плечо.

Только разочек. Больше она не будет.

Вечером Кантану пригласили для беседы с магами. Её одну. Маги были знакомыми. С одним, маленьким и щуплым, совершенно седым лиром Гаданом, её когда-то знакомил отец, второго она тоже видела с ним, но по имени не знала. Оба, кажется, были настроены приветливо, даже сочувственно.

– Кто бы мог такого ожидать, дорогая ленна, – закачал головой лир Гадан. – Твой отец всегда был так осторожен. Прими наши бесконечные соболезнования. Но к делу. Выпей сначала это, – он подал Кантане кубок.

Напиток по вкусу напоминал травник, в который добавили немного кислых ягод виры. Маг проследил, чтобы на дне не осталось ни капли.

– Ритуал передачи прав назначен на завтра, ленна. Ты выйдешь замуж за троюродного брата соддийкого князя. Кстати, мой тебе совет, привыкай называть их именно соддийцами, а не колдунами. Им так больше нравится.

– Конечно, – кивнула Кантана.

– Ритуал станет одновременно и свадебной церемонией. Напиток, выпитый тобой, сделает его проще. Видишь ли, первый осмотр, тот, утренний, показал у тебя довольно сильную эманацию в области сердце-разум. Это может помешать. А так… старый, дедовский ещё рецепт, мягкое действие, почти не выявляется магически. Впрочем, их маг сам может настаивать на таком вмешательстве.

– Эманацию… что это? – сдержанно уточнила она.

– Твои чувства к кому-то, вероятно. У тебя ведь был жених, – маг понимающе улыбнулся. – Видишь ли, ритуал может не получиться до конца, если твое согласие окажется вынужденным, не чистосердечным. Ленна, постарайся помнить, что ты спасаешь свою семью от трудного будущего. Это поможет тебе захотеть выйти замуж. Воздействовать на тебя магически, внушать нужные чувства, рискованно. С этой древней магией крови никогда не угадаешь…

Кантана поняла не сразу. Чувства к жениху? Она и вспоминала Шана нечасто. Она была ему благодарна, ей было совестно перед ним – вот и все чувства.

Чувства к тому колдуну? Неужели это их разглядел маг? Это безумие, а не чувства.

Но… Что там маг сказал про «захотеть выйти замуж» и магическом воздействии, которое может не понравиться магии крови?

– Значит, дело в том, что я должна хотеть выйти замуж за колдуна? Чтобы ритуал получился? – уточнила она, каменея внутри.

И опять вспомнила рыжую ниберийку. Та обещала, что её не станут принуждать! Но ведь это принуждение ещё более изощрённое – заставить её не просто подчиниться, а подчиниться с охотой! Добровольно!

Маг вздохнул и развел руками.

– Разумеется, ленна, ты всегда должна оставаться итсванкой и верной подданной императора. Мы не дадим тебе никаких магических вещей и не станем воздействовать магией. Мы лишь надеемся на твое благоразумие, ленна. Ты ведь дочь итсванского именя.

Он был так добр и мягок, это маленький маг, старый знакомый отца. Конечно, она всё поняла. От неё ждут содействия… какого-то. Она должна стать шпионкой империи в стране колдунов?

Рассчитывать, что колдуны… то бишь соддийцы когда-нибудь проникнутся к ней доверием? К ней, дочери мага Каюба? Да это смешно. Её опять запрут и приставят дракона для охраны.

– Я поняла, лир, – сказала она. – Я всегда буду помнить, чья я дочь.

Желание избежать уготованной участи было почти нестерпимым и таким же безнадежным.

– Ленна, подготовлен договор, согласно которому ты и твои дети должны будете проводить в Итсване, со своими родными, два месяца в году. Ты должна присутствовать на всех важных семейных событиях, которые касаются твоих близких родственников. Твой муж обязан оказывать тебе всяческое уважение и не лишать прав, положенных супруге и владетельнице Шайтакана. Следующим официальным владетелем станет твой ребенок, унаследовавший от тебя магическую привязку к земле. И наконец, именно Шайтакан будет твоим домом, тебе не придется жить в их диких горах с их драконами. При отсутствии у тебя детей в течение семи лет брак может быть расторгнут. Надеемся, этого не случится.

– И что же, они согласились с таким договором? – Кантана не смогла скрыть удивления.

– Князь сказал, что в целом не возражает. Ты и нужна ему именно в Шайтакане.

Может быть, всё не так и плохо. Она увидит место, где погиб отец. Она даже станет там хозяйкой, если ей действительно позволят. Не будет больше заключения в башне. Она не будет отрезана от семьи навсегда. Если бы ещё не навязанный муж…

Маг с улыбкой наблюдал, как меняется выражение её лица.

Тут открылась дверь и вошёл ещё один человек. Ещё один маг, хотя медальон на его груди был не такой, как других магов здесь. Не итсванец. Всё равно – посвященный маг. Высокий, с блестящими черными волосами до плеч, с несколько крупным, мясистым носом и густыми бровями. Он сразу нашёл взглядом Кантану и посмотрел как-то оценивающе.

– Вот мы и встретились, кузина.

Кантана слегка растерялась, но быстро поняла, в чем дело – родственников в Касте у неё было немало, она запросто могла знать не всех.

– Кузен? – она встала, слегка улыбнулась. – Рада встрече. Я не могу припомнить тебя, прости.

– Заурад Вейр, невладетельный имень и маг Обители Хранителя. Мать тебе расскажет обо мне.

Кантана кивнула, оглянулась на мага Годана, тот с готовностью пояснил:

– Ленна, лир Вейр будет твоим опекуном, наставником, помощником, защитником, ручателем твоего благополучия. По настоянию императора он проведет с тобой первые три месяца в Шайтакане. Если вы не договоритесь о продлении срока.

– Благодарю, лир Вейр…

Удивлению Кантаны не было границ. У неё будет ещё и нянька-маг, ручатель её благополучия! Может быть, действительно, всё сложится не так уж и плохо?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39 
Рейтинг@Mail.ru