Вне спектра, или Остаться собой

Наталья Мазуркевич
Вне спектра, или Остаться собой

Глава 2

Иви поморщилась: какой же неблагодарный труп попался! Теперь ей, чтобы свести синяк, нужно тратить свою, полученную тяжким трудом, силу. Неправильно. Девушка склонилась, придирчиво изучая скорость распространения проклятия, и скорбно вознесла руки к небу. Нет, не с просьбой к богам, а чтобы рукава не запачкать. Ткань послушно опала до локтей, и Иви, воровато оглянувшись на дверь, вклинилась в структуру проклятия. «Отработает», – решила она, разрушая чужую волшбу.

Провозившись с час, ведьмочка отошла от уже более-менее жизнеспособного пациента, помыла руки в тазике, что терпеливо дожидался на стуле, и, вернувшись, ударила невменяемое тело по голове. Оно дернулось, но пациент в себя не пришел. Впрочем, этого и не требовалось. Единственная цель, которую преследовала Иви, была достигнута. Моральное удовлетворение она получила, как и энергетическое истощение.

Покачав головой, девушка вышла из комнаты и зашла в соседнюю, где на давно прогнувшихся кроватях ждали своей смерти неизлечимые в местных условиях пациенты. Выбрав того, у которого уже началась агония, ведьмочка подхватила стул и присела рядом с его кроватью. Взяла за руку и начала бережно тянуть силу. Вместе с силой тело больного покидала боль. Он умер всего через пару минут с блаженной и благодарной улыбкой. Иви привычно закрыла мертвецу глаза и поспешила к своей нынешней головной боли.

По тому, как больной дернулся, стоило ей хлопнуть дверью, Иви констатировала, что в сознание экс-покойничек пришел. Ведьмочка дернула его за запястье, нисколько не заботясь об ощущениях пациента, посчитала пульс и со стоном рассталась с частью свежеотобранной жизненной силы.

Спустя пять минут, когда больной сам начал жадно тянуть из нее силы, Иви отстранилась, больно ударив мужчину по ладони, чтобы впредь не касался своими грязными конечностями ее кожи. Девушке и так не улыбалась перспектива тратить полбутылька духов, чтобы перебить его запах.

– Отстань, – неожиданно хрипло приказала ведьмочка и закашлялась. На руке, которой она прикрывала рот, виднелась кровь. – Гад. И так слишком много забрал. Убери свои руки, – зверея, приказала Иви, уже раскаиваясь во внезапном порыве, но покопаться в чужом проклятии ей хотелось. Так что, честно говоря, она сама была виновата. Пожалуй, только это спасло экс-покойника от окончательного упокоения.

Ведьмочка отпрыгнула к стеночке, чтобы слишком резвый для своего недавнего состояния клиент не дополз до нее, и съехала вниз. Нет, крови она не боялась. Чужой. Собственная же слишком явно напоминала о конечности ее драгоценной жизни, а это привыкшую к своей неуязвимости Иви пугало.

На некоторое время в комнате воцарилась тишина. Девушка мысленно считала, успокаиваясь по мере смешения чужой силы с собственной. Наконец, когда она уже не могла отличить свое от чужого, Иви рискнула подняться. Встала по стеночке, потом сделала осторожный шаг – и, только когда убедилась, что опасность для нее миновала, к ведьмочке вернулась прежняя уверенная наглость.

Она подошла к столу, на котором все еще лежал счастливец, коснулась его лба и строго сказала:

– Хочешь жить – будешь слушаться меня. – Не дождавшись никакой реакции, Иви ощутимо стукнула пациента по плечу. – Эй, ты меня понял?

Мужчина в ответ только простонал.

– Ну прости, спасители не обязаны быть чуткими, – покаялась девушка и залезла на тот же стол, на котором лежал больной, положила руку на его живот, прислушалась. – Жить будешь. Или долго, но нудно, или весело, но мало. Что выбираешь? – Пациент промолчал. – Эх, ладно. Сил на тебя потратила немерено. Кто расплачиваться будет? – Молчание. – Все вы такие, сначала спасай вас, кровушки своей не жалей, а потом нате вам, и расплатиться нечем.

– Стольград, – похрипел из последних сил мужчина и отключился.

Иви еще пару раз стукнула его по голове, но пациент не очнулся.

– Сходить или не сходить? – вслух спросила Иви. Подошла к окну, глянула на голубое небо и удивилась собственной глупости: – Сходить.

Впрочем, совершив поступок, нужно расхлебывать его последствия. И пусть она не думала об этом, ослепленная жаждой соревнования непонятно с кем, но куда-то деть «тело» было необходимо. Закрыв кабинет на ключ, чтобы никто не убрал ее «труп», ведьмочка прошла по больничным коридорам, вышла на улицу и очутилась в еще больших трущобах.

Сориентировавшись, двинулась по самому центру дороги, перепрыгивая лужи нечистот – канализации здесь не имелось, и все отходы просто выливались на землю. А потому ходить под окнами осмеливались только глупцы или случайные прохожие. Ее знакомец из третьего кабинета явно был из последней категории. Уж слишком дорогие ткани превратились в грязные ошметки.

Иви еще раз вспомнила своего пациента и нахмурилась. Благородный. Все раны новые, старых шрамов нет. Возможно, маг, но выпитый подчистую, раз она не почувствовала чужой силы. Наверняка тут проездом, раз родственники еще не хватились и не нашли его. Или эти самые родственники и устроили господину приятное происшествие? Нет, вряд ли. Разве что по незнанию наняли кого-то, кто мужчину избил, но вот проклятие… Скорее месть или желание что-то скрыть. Впрочем, не ее проблемы. Как только больной выздоровеет, она с чистой совестью выбросит его на улицу, предварительно выпив большую часть силы, если таковая имеется. Оставит ровно столько, чтобы загнулся не у нее под крыльцом. А проблемы с темным… Долг целителя! Пусть она и травник, но души ужасно глупые порывы можно списать и на это.

Гостиница «Стольград» располагалась в самом центре города, добраться до нее можно было, либо преодолев заторы на мостовой, либо так, как предпочитала Иви, срезая путь по бедным кварталам. Этот путь был самым быстрым и запоминающимся. Впрочем, ведьмочку здесь знали не как темную, но как травницу, что могла прийти на помощь, а потому даже бандиты вежливо кивали и пропускали ее вперед. Правда, это не являлось единственной причиной, вызывавшей их уважение, но о всяких противозаконных деяниях в приличном обществе принято молчать. И все, посвященные в эту тайну, следовали заведенной традиции.

Поскольку одежда Иви не могла расположить к откровенности администратора, ведьмочка прошмыгнула «в тылы». На кухне царил непередаваемый запах, который заставил ее желудок мгновенно понять, что его уже очень долго обманывают, всовывая под видом еды всякие суррогаты. А еда, настоящая еда, была здесь. Иви облизнулась.

– Эй, ты! – прокричал кто-то ей на ухо. – Че встала? Картошку чистить иди. Чай не за стояние платят.

Объяснять неправоту помощника повара ведьмочка не стала. Когда что-то нужно было именно ей, в Иви просыпался ангельский характер. Она быстро закивала, заверила условное начальство в полнейшем понимании и скрылась в указанном направлении.

Над мешком картошки уже чахла барышня. Наметанным взглядом Иви определила в ней воровку. Что ж, так даже лучше. Коль рыбак рыбака издалека видит, что уж говорить о людях подобных опасных профессий.

– Нож держи, – хмуро сказала ей девица, кивнув куда-то назад.

Иви поудобнее перехватила нож и, поймав заинтересованный взгляд визави, чуть смутилась. Ну не хотела она сразу показывать опыт в незаконных делах, а ручки решили иначе, поудобнее перехватили рукоятку и приготовились бить в сердце.

– Герда, – представилась девица.

– Можешь звать Красой, – назвала одно из своих прозвищ Иви, беря первый клубень. Пять слитных движений, и в кастрюлю с водой упала пирамидка.

– Быстро ты, но Грег не оценит.

– Не важно. Я ж не на работу устроилась, – пожала она плечами.

– А зачем? – шепотом поинтересовалась девица.

– Узнать кое-что хочу.

– Рассказывай. Знаю – отвечу. Ставка – серебрушка.

– Идет, – кивнула Иви. – Мужчина, лет тридцать на вид, аристократ, волосы… – Ведьмочка задумалась, вспоминая. – Наверное, светлые. Тут проездом или в гостях. Возможно, его ищут, но…

– Есть один такой, – протянула воровка и с намеком покосилась на темную. Иви понятливо извлекла из-за пазухи монету. – Прибыл с другом недели три назад, а дней десять назад пропал. Дружок его обыскался. Все морги обегал, а не нашел. Только он не аристократ.

– А кто?

– Эльф, – мечтательно закатив глаза, выдохнула девица. – Если знаешь о нем что-то, его дружок платит за сведения. Номер тридцать семь.

– Благодарю.

Монета перекочевала к девице, а Иви поднялась, чихнула и поспешила покинуть сии негостеприимные стены.

Проскочив мимо помощника повара, девушка аккуратно приоткрыла дверь, ведущую в основные помещения, и проскользнула туда. Немного наглости, лицо попроще, и большинство даже мысли не допустит, что вы совершаете что-то из ряда вон выходящее.

Стучаться в номер наобум Иви не стала. Глянула, что соседний пустует, и бодро вошла туда. Осмотрелась, нашла взглядом буфет и извлекла обычный стакан. Стены между номерами обычно достаточно тонкие, и девушка надеялась услышать, есть ли в соседней комнате кто-нибудь.

Подождав с полчаса и никого не заметив, Иви осторожно перебралась с одного балкона на другой.

Стоило ей ступить на перила, как, по закону подлости, в комнате зашевелились, и ей пришлось поспешно опускаться вниз и держаться за выступы. Ноги болтались в воздухе, что не могло улучшить настроение и без того легко выходившей из себя ведьмочки.

С легким шорохом дверь отъехала вбок, выпуская на балкон задумчивого светловолосого господина. Иви поморщилась: если он еще два часа будет любоваться природой, заставляя ее здесь висеть, товарища своего получит по частям.

– И кто же решил зайти ко мне в гости? – насмешливо поинтересовался эльф, присаживаясь так, чтобы ему было проще глядеть на нее через перила. Оскалившись, Иви одним слитным движением подтянулась и запрыгнула на балкон. – Какая агрессивная юная леди, – чуть склонив голову, усмехнулся светловолосый. А ведьмочка вдруг ощутила стойкое желание съездить ему по физиономии. – И по какому делу леди решила попасть ко мне таким нетривиальным способом?

 

– Вам понравится, – плотоядно улыбаясь, так, чтобы у собеседника не возникло вопросов, кем именно она собирается отужинать, ответила Иви.

– Уже в предвкушении, – заверил ее эльф и кивнул на дверь. – Войдете?

– Только после вас, – хмуро откликнулась Иви.

Пусть он и шутил, но ведьмочка чувствовала в нем мага. И даже если он слабее, это его жилье. А значит, «приятных» неожиданностей может быть непозволительно много.

– Только после вас, леди. Это же вы пришли ко мне в гости, – особенно выделив последнее слово, сказал эльф, как бы невзначай разминая пальцы.

– Как будет угодно милорду.

Ведьмочка расправила плечи, откинула назад косу и вошла в помещение, ощущая легкое покалывание защиты. Нахмурилась, пытаясь понять, от чего поставлена защита, и едва не засмеялась. Эльф опасался насекомых. Хотя, если принять во внимание проклятие ее недавнего пациента, правильно опасался. Работать через насекомых сложнее, но все же легче, чем подчинить животное, а болезнь передать могли и они.

В комнатах эльфа было жарко. Так жарко, что Иви захотелось вновь выйти на улицу под еще теплое осеннее солнце, от которого в полдень и сейчас предпочитали прятаться. Но по сравнению с покоями эльфа за окном царила притягательная зима.

– Жарковато. – Иви ослабила ворот и развалилась на кровати.

То, что балконная дверь вела в спальню, ее не смутило. Подумаешь, кровать. Душить на ней удобно, да и в засаду залечь, если что, можно.

– Как есть. – Пожал плечами эльф, сложив на груди руки и оперевшись на дверной косяк. Еще и ноги скрестил. Иви довольно прищурилась, наблюдая эту позу защиты. Он ее боится? Приятно. – Но перейдем к делу. Что ты забыла на моем балконе?

– Деньги, украшения, драгоценности? – предположила Иви.

Блондин поморщился.

– Оставим банальности. Среди бела дня в присутствии хозяина в его сейф даже самый глупый воришка не полезет. Что тебе от меня потребовалось?

– Информация? – продолжала строить догадки девушка, разглядывая побелку потолка гостиницы. Еще и лепнина. Обычно и неинтересно.

Неудовлетворительно оценив способности мастеров, что строили и облагораживали здание, Иви скосила глаза на замершего эльфа.

– Что-то не так?

– Почему же? Мне тоже нужна определенная информация. Можем обменяться.

– Сначала вы, – ухмыльнулась девушка. Еще чего, соглашаться она будет. Сам все выложит, а она сбежит, если потребуется, и поминай как звали.

– Это в моих интересах? – задал только один вопрос странный эльф.

– Ага.

– И о чем милая гостья хочет знать?

– О вашем друге. Он платежеспособен?

– Более чем, – подтвердил блондин и странно посмотрел на девушку. – Ты знаешь, где он?

– Ага, – немногословно ответила Иви, ожидая реакции. Но эльф только облегченно выдохнул:

– Он жив?

– Когда уходила, вполне себе здравствовал. Синяк вот поставил! – Ведьмочка продемонстрировала блондину запястье. Впрочем, сочувствия на лице эльфа нельзя было разглядеть даже с лупой. Он только глупо улыбался. – Эй, ты в порядке?

Иви всерьез озаботилась душевным здравием своего собеседника. А тому, кажется, уже было абсолютно наплевать, что непонятная девица с улицы валяется на его постели. Ведьмочка неодобрительно поджала губы, сползла с покрывала и замахнулась, чтобы привести эльфа в себя самым проверенным способом.

Боль в вывернутом запястье почему-то отрезвила ее. Иви дернулась, но хватка и не думала ослабевать.

– Такого я не позволяю никому. Запомни, – прошептал ей на ухо блондинистый садист, лишь по ошибке рожденный среди эльфов. После чего легко стряхнул ведьмочку на уже знакомую кровать. – На кого ты работаешь?

– На себя? – предположила Иви, наморщив лобик, как при тяжелой мыслительной работе. Впрочем, работа как раз шла, но совсем иного плана. Правда, блондину об этом еще рано было знать.

Эльф скривился, сделал шаг к кровати и упал к ее ногам – слишком много жизненных сил было выпито ведьмочкой единовременно. Кровать проигнорировала незваного ухажера, осталась холодной и неприступной.

Иви довольно поднялась, стукнула слишком ретивого эльфа под ребра и вышла через балкон. Жизнь налаживалась. В конце концов, чего может не хватать темной, как не еще одного заклятого врага? Да-а-а-а, Ивино чувство собственной важности буквально воспарило до небес, унося туда и хозяйку. Такой эйфории у ведьмочки не было уже очень давно. Но справится ли она с новым врагом? В любом случае отступать девушка не собиралась.

Глава 3

В больнице Иви вновь поприветствовал занятый уборкой Теренс. Девушка просто кивнула и, провернув ключ, открыла третий кабинет. Настроение ее уже успело вернуться к обычному рассудительному. А потому было совершенно ясно, почему ведьмочка сначала озаботилась щитом, изученным во время работы в инквизиции и усовершенствованным по книжкам в академии. Только удостоверившись, что ее здравию ничего не угрожает, Иви открыла дверь.

Пациент сидел на столе. По искоркам, впыхивавшим на его коже то здесь, то там, становилось понятно, что времени он даром не терял. И хоть глаза его все еще были слепы, осмысленность поступков прослеживалась явно.

На звук открывшейся двери он среагировал: вздрогнул и повернулся. Иви насмешливо произнесла:

– Это всего лишь я. А ты у нас, эльфик, кто?

Мужчина промолчал. Ведьмочка подошла ближе, коснулась холодными пальцами его шеи, провела вниз, останавливаясь у ключицы.

– Речевой аппарат здоров и готов функционировать. Что же мы так упрямимся? Хотим возвращения проклятия? А знаешь ли ты, что, если я еще пару раз не вмешаюсь, ты будешь умирать долго?

Иви врала, но уверенность в ее голосе, видимо, произвела впечатление на эльфа.

– Чем я должен расплатиться? – хрипло спросил мужчина.

– Варианты?

Иви присела рядом с ним на стол и честно созналась:

– Не знаю. Может, сила, может, долг жизни, а может, банальные деньги.

– Назначь цену сейчас.

– Зачем? Когда мне понадобится плата, тогда я и приду за ней. А сейчас – поднимайся. Нечего здесь сидеть. Хозяйка узнает – по шапке надает.

Иви соскочила со стола и протянула эльфу руку, потом рассмеялась и вложила свою ладошку в его слабо гнущиеся пальцы. Тащить мужчину на виду у всех девушка не рискнула. Вдруг темный, что наградил его проклятием, присматривает за трупом? А потому совсем неудивительно, что, тяжко вздохнув, Иви сняла с запястья браслет, расстегнула его и вынула один из шариков.

Сдернув эльфа со стола с помощью силы, она заставила его упасть вперед и сама шагнула следом в серый туман, вырвавшийся из раздавленного амулета. Эх, жалко сотни золотых, но ради безопасности… Какой же эльфика ждет счет!

Выпали они на мягкий длинный ворс ковра в запасной Ивиной квартире. Будучи адепткой академии, девушка проживала в общежитии, но на предмет непредвиденных обстоятельств еще на третьем курсе купила это трехкомнатное помещение.

Оно располагалось в самом центре старого города и окнами выходило (какая ирония судьбы!) на гостиницу «Стольград». Конечно, между ними еще находилась площадь Седого травника, но она нисколько не мешала созерцать дорогущий отель. Сколько денег ушло на покупку жилья, Иви уже не помнила, но агент, занимавшийся реализацией квартир в доме, буквально вытаращился на нее, когда она изъявила желание купить данные апартаменты. Благо деньги были: вылазки, которые она позволяла себе на летних каникулах, оплачивались достойно.

О том поспешном решении девушка не пожалела ни разу. Консьерж, имевшийся в доме, никогда не пускал чужих, всегда докладывал о всех визитах и присылал ей в академию отчет не только о непредвиденных гостях, но и обо всех письмах, которые ей приходили, а также контролировал ремонтные работы, когда девушка не могла сбежать с пар. За такую преданную службу Поль, так звали этого прекрасного человека, пользовался не только всеобщим уважением и любовью жильцов, но имел пару ящиков дорогого вина ежегодно и деньги на расходы, втрое превышавшие его привычное жалованье.

Буянов в доме не было – слишком уж веселые люди проживали здесь. С особенным умилением Иви наблюдала вечерами за беседой двух соседей – Дориана Телье и Николаса Клейна. Начальник стражи буднично жаловался на преступления, что отрывают его от заслуженного отдыха, на подчиненных, на свидетелей и на другие причины усталости. Николас же кивал и сочувствовал, раздраженно зыркал на ободранного мальчишку, что крутился у дома с письмом и спешил откланяться. Если у начальника стражи работа к вечеру завершалась, то у главы гильдии убийц она только начиналась.

Оставив эльфа стонать на полу, Иви поднялась, подскочила к окну, выглянула и улыбнулась. Все было спокойно. На площади никто не бегал, не искал ее, а значит, идти на поклон к Николасу не придется. Или все же сходить? Человек он приятный, разве что любовниц меняет почаще, чем известный бабник и ловелас принц Филипп из соседнего Кейгера.

Обернувшись на начавшего подниматься на ноги эльфа, Иви снова взяла его за руку, на сей раз, чтобы он не промахнулся мимо двери, и отвела в гостевую спальню. Да, две из трех ее комнат являлись спальнями. Делить свою спальню с кем бы то ни было Иви не хотела категорически, не желая даже в малом вспоминать детство на улицах. А потому завела еще одну – гостевую – на случай, если решит позвать кого-нибудь из друзей.

Миновав гостиную, в которую выходили двери спален, Иви помогла эльфу зайти и толкнула его в спину, чтобы он упал на кровать животом вниз. Опомниться гостю она не позволила, погрузив его в стазис. Пора было рассмотреть свою находку поподробнее.

Ведьмочка наклонилась и кончиками пальцев провела по остаткам рубашки мужчины. Мгновенное тление, и материал осыпался, оставив эльфа по пояс обнаженным. Ведьмочка неодобрительно присвистнула: такой топорной работы палача она еще не видела. В инквизиции, как и в гильдиях, работали специалисты высочайшего класса, здесь же – Иви хмыкнула – имелся слишком большой шанс потерять клиента прежде, чем он сообщит нужные сведения. Если же целью была смерть объекта, то работа тем более в корне неверная. При таких повреждениях у объекта оставался мизерный, но реальный шанс выжить и уползти, что, видимо, ее пациент и сделал. В любом случае раны подживали и без ее участия и, принимая во внимание расовую принадлежность пациента, наверняка исчезнут до конца, не оставив даже шрамов на память.

Помянув недобрым словом всех родственников эльфа, Иви перекатила мужчину на спину и принялась осматривать грудь. Здесь неумеха-палач также отметился, вот только не он один. Вряд ли у него могла оказаться стрела гильдии, наконечник которой застрял в груди. Иви расплылась в улыбке. Практика.

Девушка предвкушающее усмехнулась, сбегала к себе и принесла скальпель, честно одолженный из сумки целителя, бинты и антисептическое зелье.

Что сказать, наконечник стрелы она извлекла и теперь таращилась на это произведение искусства глазами пятилетнего восхищенного малыша. Только стон пачкающего кровью кровать пациента заставил Иви оторваться от металла. Перевязав эльфа и влив в него половину собственного запаса сил, ведьмочка устало вздохнула: придется опять пополнять энергию. А значит, сегодня умрет кто-то еще. Многовато, конечно, смертей, но что поделаешь! Она у себя одна.

Чувствуя нарастающее желание поскорее отправиться на охоту, Иви бегло оглядела лицо эльфа, особенно глаза. Слепота пациента беспокоила ее больше всего остального. Похоже, придется истратить кое-что из запаса редких ингредиентов. Да, эльфик попал на очень большие деньги!

Вновь сбегав к себе, Иви вернулась с небольшим бутыльком, откупорила его и щедро плеснула эльфу на глаза. Тот поморщился, но стон сдержал. Ведьмочка сочувственно погладила его ладонь. Да, ощущения от зелья Крата были просто непередаваемыми. Сил на что-либо, кроме криков, не оставалось. Зато эффект – сказка.

– Все, я ушла. Лежи и ничего не делай. Вернусь – глянем, что изменилось, кроме твоего долга. Стазис скоро кончится, советую комнату не покидать и знаков на улицу не подавать, а то найду и сделаю хуже, чем было. Понятно?

Разумеется, эльф не ответил. Да, вероятно, и не расслышал ее наказ. Ничуть не стесняясь (кого стесняться в собственном доме?), Иви выбежала на лестницу и активировала печать, от которой дверь, подернутая иллюзией, тут же скрылась из виду.

Время близилось к вечеру, и было совершенно логично, что девушка отправилась в академию. Кивнула дежурным, которые уже собирались уйти и оставить ее ночевать в городе. Весь холл академии отчего-то оказался заполнен адептами. В несмолкающем шуме Иви с трудом слышала собственные мысли.

Скривившись, девушка принялась орудовать локтями, прокладывая дорогу к расписанию через людскую стену. Именно у этой таблицы громче всего выражали эмоции адепты. Оттеснив одного из травников, Иви взглянула на перечень предметов. Да, так и есть, вместо уроков этикета, который они благополучно сдали в прошлом семестре и забыли, на то же самое время поставили другой предмет. Теория межрасового общения. Разглядев, что написано на стенде, Иви рассмеялась даже громче, чем смеялась до этого. Шум оборвался, видимо, адепты решили дать ей насмеяться от души. А потом кто-то сзади поинтересовался:

 

– Увидели что-то смешное?

Иви вновь сложилась пополам. В образовавшейся вокруг нее пустоте это было довольно просто.

– Ой… не могу… Теория… ха. Верно, этикет вспомнили и поняли… Да, на практике межрасовое общение невозможно! Наконец-то в нашем драконате появились умные люди, которые объяснили ректору всю глубину его заблуждений!

– Вы так считаете? – не унимался собеседник.

Иви, резко закончив смеяться, обернулась и снова едва не поперхнулась смехом. Истерическим, но природная наглость почти ничем не выводится.

– А вы кто?

– Преподаватель, – иронично усмехаясь, как бы в предвкушении последующего спектакля «невиноватая я», ответил этот… преподаватель. Иви быстро оглядела его с ног до головы, но ничего странного не заметила. – Ауру посмотри, – посоветовал он, все так же насмешливо косясь на нее.

Притихшие адепты начали шевелиться. Им спектакль тоже нравился. Предатели.

Глянув на ауру – все же это довольно простое умение, – Иви едва не выругалась, но, чуть подумав, успокоилась и даже улыбнулась. – А чешуйку отломить разрешите?

– Если экзамен сдашь на «отлично» с первого раза, – пообещал этот гад. Чешуйчатый и огнедышащий, когда в истинном облике.

А в человеческом просто весьма интересный мужчина. Первым, что бросалось в глаза, была длинная изумрудная коса почти до самого пояса. Сейчас коса была перекинута вперед и змейкой сползала по груди. Сияющие зеленым же светом глаза (колдовал недавно – определила Иви) сверху вниз поглядывали на адептов. Точеный профиль, хищные черты лица, чуть крючковатый нос и тонкие губы. Фигура не перекачанная, как у жертв мужской моды, но довольно внушительная. Да, девчонки на пары ходить будут. И на факультативы. И в столовую, если он станет там появляться.

«Наконец-то какая-то польза от непрофильных предметов. Теперь девчонки хоть есть нормально начнут. А то на эти скелеты смотреть больно. Поднять еще нельзя, а упокоить – живые вроде. Спрашивается, зачем все эти жертвы, если представители сильной половины разбегаются?»

– Хм, значит, предмет мы будем изучать на примере общения с драконами?

– Не только. Ваш ректор пригласил одного моего друга, который должен возглавить посольство эльфийского народа на ваших землях.

– В городе появятся эльфы? – не выдержал кто-то из подпирающих стены адептов.

– Уже появились. – Дракон задумался, а потом продолжил: – Полагаю, официально меня представят завтра на первом занятии, но можете запомнить уже сейчас: Герион Морен Виленготен. Обращаться будете «магистр Виленготен». – Отметив про себя, что все начали тут же повторять его имя, Герион откланялся. – До встречи завтра.

Его проводил: множество восхищенных взглядов и один недовольный. Раздражена была, разумеется, Иви. Во-первых, этот гад похитил все внимание, что должно было достаться ей, во-вторых, оставил за собой последнее слово, в-третьих, он просто гад и этим все сказано.

Быстро прочитав расписание, адептка направилась в комнату. Лестницу преодолела шагами через одну ступеньку – наступать на каждую ей казалось неразумным, да и вообще, лень торжествовала. Достигнув их общей с Верленой комнаты, ведьмочка, не раздеваясь, плюхнулась на кровать, забросила под нее сумку и заснула. Перерасход сил, их восстановление и новый перерасход сказывались на организме.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru