Приманка для Цербера

Наталья Александрова
Приманка для Цербера

© Александрова Н. Н., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Светофор мигнул и переключился на зеленый. Лола нажала на педаль газа, вырулила на перекресток и бросила взгляд в зеркало заднего вида. Зеркало у нее в машине было установлено так, чтобы Лола в любой момент могла убедиться, что ее прическа и макияж в полном порядке. А для чего еще может служить зеркало? Правда, у ее компаньона и боевого соратника Лени Маркиза было на этот счет другое мнение, но мужчины, они ведь всегда имеют собственное мнение по любому поводу!

Убедившись, что с лицом все в порядке, Лола взглянула на дорогу… и вскрикнула от ужаса: прямо ей навстречу неслась другая машина, и столкновение было неизбежно!

Лола вдавила педаль тормоза, раздались скрип, треск, грохот, звон бьющегося стекла, и тут же она уткнулась лицом во что-то большое и мягкое, как петербургская зима. Лола охнула, ахнула, попыталась высвободиться, но кто-то крепко обхватил ее поперек туловища, и что-то мягкое мешало ей дышать.

На какое-то время Лола оглохла, ослепла и потеряла ориентацию в пространстве. Затем дышать стало легче, правда, очень мешал какой-то оглушительный визг. Наконец она осознала, что это она сама визжит, сидя посреди улицы в собственной машине, а прямо перед ней находится другая машина – точнее, то, что минуту назад было другой машиной, а теперь превратилось в груду металлолома.

Тут до Лолы наконец дошло, что она попала в дорожно-транспортное происшествие, проще говоря, в аварию, и то большое и мягкое, что ей только что мешало дышать и видеть, была всего лишь подушка безопасности. Благодаря этой подушке она вроде бы ничего себе не сломала и вообще, можно сказать, отделалась легким испугом.

Лола прекратила визжать, встряхнула головой, подняла глаза и увидела злополучное зеркало. Зеркало уцелело, и Лола убедилась, что на этот раз выглядит ужасно – волосы сбились и растрепались, помада смазалась, на щеках отпечатались пятна туши.

Она хотела было привести себя в порядок, но тут до нее дошло, что это сейчас – не самое важное: напротив нее, в нескольких шагах, находилась разбитая вдребезги машина, а в ней – водитель, который, неизвестно, жив или умер.

Лола выбралась из своей машины, убедилась при этом, что ноги и руки у нее тоже целы, и подбежала к другой машине.

Когда-то (совсем недавно) это была симпатичная дамская «BMW» серебристого цвета. Лола сама подумывала купить такую. Но теперь серебристая машина годилась только на металлолом (Лолин «Пежо» пострадал гораздо меньше). А на переднем сиденье находилась женщина чуть старше самой Лолы. Но ей явно досталось больше – на лице виднелись ссадины и порезы, и глаза были какие-то очумелые.

– Ты как – жива? – проговорила Лола, открыв дверцу «BMW» и заглядывая внутрь.

– Вроде жива… – отозвалась незнакомка и тут же громко застонала: – Ой, как больно… и ни рукой, ни ногой пошевелить не могу.

– Это у тебя, наверное, последствия шока. Ну, ничего, сейчас «Скорая» приедет, приведут тебя в порядок, – попыталась утешить ее Лола.

– Ой, нельзя мне «Скорую»! – всполошилась женщина. – Ни в коем случае нельзя!

– Что значит – нельзя? – удивилась Лола. – Тебе нужна помощь!

– Нельзя «Скорую»! – повторила женщина и потупилась: – Они сразу анализ крови сделают, а я…

– Выпила, что ли? – догадалась Лола.

– Ну, самую малость… глоток шампанского, но это ведь все равно… Сейчас я позвоню мужу, он пришлет кого-нибудь… – Женщина с трудом вытащила мобильный телефон, нажала кнопку, и вдруг глаза ее закатились, телефон выпал из руки.

Лола закусила губу и огляделась. Вокруг уже собрались зеваки, но ни «Скорой», ни полиции пока не было. Из телефона доносился испуганный мужской голос. Лола подняла трубку, поднесла ее к уху.

– Алена! – кричал мужчина, – Алена, что с тобой?

– В аварию попала ваша Алена, – проговорила Лола хрипло. – Ей срочная помощь нужна…

– В аварию? – переспросил муж. – Где она?

– В своей машине… – Лола сделала над собой усилие и назвала улицу и перекресток. – Вроде «Скорую» вызвали уже…

– Я сейчас приеду! – выкрикнул муж. – Не надо «Скорой»! Я вызову своего врача!

– Какой заботливый! – мечтательно проговорила Лола, нажав кнопку отбоя. – Сейчас же примчится! Вот Ленька небось и не побеспокоится, и пальцем не шевельнет…

Она тяжело вздохнула. Ее связывали с компаньоном и соратником сложные и высокие отношения. С самого начала они договорились, что между ними будет исключительно деловая, профессиональная связь, но иногда, особенно в трудную минуту, вот как сейчас, Лоле хотелось тепла и заботы.

Она достала свой собственный телефон, набрала Ленин номер.

Холодный голос автоответчика проговорил:

– Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия Сети. Если вы хотите передать сообщение, дождитесь сигнала.

Вот так всегда! Когда ей нужно твердое мужское плечо, ее компаньон выключен или находится вне зоны!

Лола дождалась сигнала и проговорила сбивчивым, несчастным голосом, то и дело всхлипывая:

– Ленечка, я попала в аварию! Помоги мне! Приезжай скорее!

По профессии Лола была актрисой, поэтому сыграть ужас и страдание ей ничего не стоило. Тем более что сейчас ей играть почти не пришлось – все и правда было ужасно.

Отключив телефон, она повернулась к пострадавшей. Женщина сползла на сиденье, голова ее лежала на руле.

– Эй! – Лола тихонько тронула ее за плечо. – Эй, очнись!

– Вот вы, девушка, ее трясете, а это может быть очень опасно! – раздался над ней начальственный бас.

Лола отдернула руку и подняла голову. Бас принадлежал крупной старухе в вытертой шубе из того меха, который называли когда-то «кролик под котик». На голове у старухи была странная шляпа с козырьком, на носу сидели очки в черной оправе.

– Да-да, – старуха верно поняла ее взгляд, – у пострадавшей может быть сотрясение мозга, сильный ушиб головы или вообще черепно-мозговая травма.

– А вы что – врач? – огрызнулась Лола, лысая шуба старухи не внушала ей никакого доверия.

Да к тому же возле локтя бабки ошивался кто-то плюгавенький, с подозрительно бегающими глазками, этот уж точно жулик. В суматохе вполне может стянуть что-нибудь из машины – вон, сумка дорогая валяется рядом с пострадавшей. По аналогии Лола схватилась за свою сумку, убрала телефон, демонстративно застегнула сумку и прижала крепче к себе.

– Я не врач, – отчеканила старуха, – я много лет проработала инструктором по гражданской обороне, прошла курс оказания первой помощи при травмах, утоплении, атомном взрыве… Я много лет читала лекции…

– Отвали, козел! – заорала Лола, увидев, что плюгавенький мужичонка подбирается к сумке пострадавшей.

– Вот это правильно! – согласился парень простого вида в потертой куртке нараспашку.

Мощным броском он послал мужичонку подальше от машины, остальные зеваки попятились, с уважением глядя на его лопатообразные ладони.

– И вы, бабуля, идите… в жилконтору, лекции про атомный взрыв читать, – посоветовал парень и повернулся к Лоле: – Этих, из ГИБДД вызвала?

– Ой, забыла совсем! – Лола снова достала телефон.

Пока она разговаривала, рядом остановилась машина, и сквозь ряды вновь собравшихся зевак протиснулся вальяжный полноватый мужчина лет сорока.

– Пустите, – повторял он, – пропустите, там моя жена!

– Слава богу! – Лола выпрямилась и посмотрела на мужчину. – Она сознание потеряла! Может, все-таки «Скорую»?

Он не ответил, наклонившись к пострадавшей.

– Алена! – Он тряхнул ее за плечо. – Алена, очнись!

– Вы не волнуйтесь, это у нее, наверное, шок, – быстро заговорила Лола, – она после аварии в сознании была, со мной говорила.

Мужчина ее не слушал, он пытался вытащить свою жену из машины.

– Осторожнее! – невольно вскричала Лола. – Вдруг у нее правда травма черепа?

– Отойди, – прошипел мужчина, – не мешай!

Лола огляделась в поисках парня, что разогнал зевак, он такой здоровый, может помочь. Но тот, видимо, посчитал свою миссию доброго самаритянина выполненной и удалился, не прощаясь.

Мужчина с трудом вытащил так и не пришедшую в себя женщину из машины, Лола видела только его напрягшуюся красную шею. Он перехватил свою ношу поудобнее и понес к своей машине – черному «Ленд Роверу».

– Сумку возьмите! – Лола бросилась вслед.

Ей вовсе не улыбалось стеречь чужое добро, со своим бы разобраться. Мужчина поморщился, но подставил руку, Лола повесила сумку и отошла, не дождавшись хотя бы благодарственного кивка. Впрочем, она не обиделась – волнуется человек, переживает за жену.

Настало время заняться собственными делами. Лола еще раз позвонила своему компаньону, однако его номер по-прежнему был выключен. Пришлось снова наговорить текст на автоответчик, теперь в голосе ее было меньше слез и больше отчаяния.

В течение полутора часов, пока она ждала сотрудников ГИБДД, Лола звонила Маркизу шесть раз. И каждый раз натыкалась на равнодушный голос автоответчика. Содержание ее речей менялось постепенно. Сначала это были слезы и жалобы на свое бедственное положение, затем отчаяние, потом угрозы (если ты не приедешь, я умру!), потом снова жалобы, но теперь уже глобальные – на несчастную жизнь и одиночество, затем Лола не касалась телефона целых сорок минут, после чего, опять наткнувшись на автоответчик, она коротко и твердо пообещала оторвать Леньке голову, если он не перезвонит ей через пять минут. После того как прошло не пять, а пятнадцать минут, Лола совершенно озверела и, оглянувшись все же по сторонам, проговорила в трубку несколько слов, которые редко услышишь из уст молодой воспитанной женщины и за которые потом, конечно, ей будет неудобно, но сдерживаться не было сил. В довершение она пожелала своему компаньону всевозможных несчастий, в том числе «и чтоб атомная бомба тебе на голову упала, и ты от этого облысел».

 

Выпустив таким образом отрицательные эмоции, Лола почувствовала себя никому не нужным сдувшимся воздушным шариком и приехавших наконец гибэдэдэшников встретила в полном отупении.

Надо сказать, что они подошли к ней с пониманием, быстро решили все вопросы и отпустили восвояси, поскольку виновата в аварии была не она, это хозяйка «BMW», по правилам, должна была ее пропустить. Звали потерпевшую Аленой Сергеевной Коноплянко, как машинально запомнила Лола. Сотрудник ГИБДД обследовал «BMW» и покачал головой.

– Подушка-то отчего не сработала?

И точно, Лола поняла, что показалось ей странным – отчего в дорогой хорошей машине не сработала подушка безопасности? Тогда Алена бы не так пострадала… Впрочем, Лола выбросила из головы эту мысль – пускай разбираются те, кому за это деньги платят. И немалые.

Ее машина была на ходу, так что Лола поехала домой. Ее дурное настроение не то чтобы прошло, просто не было ни физических, ни моральных сил устраивать скандал. Да, как оказалось, и некому, поскольку Лени Маркиза не было дома.

– Где его черти носят? – буркнула Лола без должного куража.

В квартире было пусто и тихо.

– Хоть кто-нибудь меня встретит? – закричала Лола, не в силах терпеть эту тишину, казавшуюся ей зловещей.

А ведь было, кому ее встречать! Кроме Леньки, этого отвратительного невнимательного и неблагодарного типа, в квартире проживали еще трое домашних любимцев! Самый главный, конечно, был Пу И – крошечный песик породы чихуа-хуа, в которого Лола вложила все безграничные запасы любви и нежности. Какое счастье, что сегодня она не взяла его с собой в машину!

Вторым домашним любимцем был огромный угольно-черный котище, которого Леня назвал Аскольдом в честь своего умершего старшего друга и учителя. Кота Леня обожал всей душой, Аскольд тоже его отличал. Во всяком случае, с грустью констатировала Лола, если бы сейчас домой пришел Маркиз, кот уже сидел бы у двери, он предчувствовал появление хозяина заранее.

И наконец, в квартире проживал еще большой разноцветный попугай, который влетел как-то зимним морозным днем в неосторожно открытую Лолой форточку, да так и остался жить у них. Попугая назвали Перришоном, и никто из соседей не признался в своей к нему причастности, несмотря на вывешенные Лолой объявления.

И стоило заводить весь этот домашний зверинец, если в трудную минуту никто даже не соизволит выползти в прихожую, чтобы подбодрить расстроенную хозяйку. Гавкнуть приветливо, мурлыкнуть нежно, ласковое слово сказать!

Дождешься от них, как же, все в Леньку удались! Тот вообще телефон отключил и знать ничего не хочет!

– Ладно… – пробурчала Лола, – раз вы так, то и я так.

Чтобы успокоиться, она прибегла к старому испытанному средству – налила ванну, напустила туда много лавандовой пены, поставила на специальную подставку чашку свежезаваренного кофе и плеснула туда солидную порцию сливочного ликера – для тонуса. После чего включила тихую музыку и начала расслабляться.

Леонид Марков, широко известный в узких кругах под аристократической кличкой Маркиз, поставил свою машину на стоянку и подошел к дверям ресторана. Этот ресторан на Большой Морской открыли совсем недавно, и Леня здесь раньше не бывал. Над входом тускло горела вывеска «Старая явка», но когда Леня потянулся к дверной ручке, буква «В» погасла.

Леня вошел внутрь и удивился царящему за дверью полумраку. Тут же из темноты выскользнул подозрительный тип в шляпе с опущенными полями и черных очках. Подойдя к Лене, он вполголоса проговорил:

– Пароль!

– Какой еще пароль? – недоуменно переспросил Маркиз. – У меня тут встреча назначена.

– На первый раз сойдет, – прошипел таинственный незнакомец. – Но на следующий запомните: пароль – «У вас продается славянский шкаф?», отзыв – «Шкаф продан, осталась немецкая посудомоечная машина и газонокосилка».

– Ах, вот как! – Леня наконец понял, что посетители ресторана становятся участниками ролевой игры, а таинственный незнакомец – всего лишь здешний метрдотель. – Хорошо, я непременно запомню, но сегодня у меня встреча с аргентинским резидентом. Мне нужна безопасная явка на двух человек.

– Вас понял, – метрдотель еще ниже опустил поля шляпы, подвел Леню к входу в зал и показал на свободный столик в дальнем углу. – Идите туда и запомните: если перец стоит слева от уксуса, значит, все в порядке, если наоборот – явка провалена.

– Да-да… – Леня неторопливо проследовал через зал и сел так, чтобы видеть входную дверь. Тут же возле его столика появилась официантка – девица в черной куртке с высоко поднятым воротником и в черных очках. Видимо, черные очки были обязательной принадлежностью здешнего персонала.

– Вам шифровка из центра, – сообщила она и положила на стол стопку листов с обгорелыми краями, которые при ближайшем рассмотрении оказались меню.

– У вас что – был пожар? – осведомился Леня.

– Нет, облава, – невозмутимо ответила официантка.

Маркиз развернул меню. К счастью, оно не было зашифровано, хотя названия блюд звучали необычно: «Мечта резидента», «Последний патрон», «Поцелуй радистки Кэт», «Перед прочтением съесть», «Допрос с пристрастием», «Эликсир правды»…

– Что такое «Поцелуй радистки»? – спросил Леня официантку.

– Коктейль на основе ликера «Сорок пять», – ответила та. – Остальные ингредиенты – секрет нашего бармена.

– Принесите мне пока один поцелуй, остальное я закажу, когда придет мой связник.

Официантка удалилась. Леня задумался.

Как уже было сказано, Леня был широко известен в узких кругах. В чрезвычайно узких кругах. Более широкая известность ему была ни к чему, при его профессии она вообще противопоказана. Леня Маркиз был мошенником экстра-класса. Сам он считал себя наиболее выдающимся мошенником всех времен и народов, но его боевая подруга Лола посмеивалась над такой формулировкой.

Слово «мошенник» вызывает у всякого нормального человека самую негативную реакцию. Но Леня Маркиз был благородным мошенником: он никогда не обманывал вдов, сирот и бедных людей (в самом деле, что с них возьмешь?) и даже у богатых людей никогда не отнимал последнюю рубашку. Если большевики сто лет назад пользовались лозунгом «Грабь награбленное», то Ленин девиз был – «Кради украденное». Он предпочитал изымать ценности, добытые неправедным путем, иначе говоря – восстанавливал справедливость. Разумеется, и себя не забывал. Всякий труд должен быть оплачен, а высококвалифицированный труд должен быть оплачен соответственно.

Иногда он проводил виртуозные операции по собственной инициативе, но чаще работал на заказчиков. И при выборе этих заказчиков он был крайне осторожен, имел дело только с теми, кого ему рекомендовали старые проверенные знакомые.

Вот и сегодня у него была назначена встреча с новым клиентом, которого ему рекомендовал знаменитый цирковой артист, фокусник-иллюзионист Артур Альбертович Руо.

В юности Леня окончил цирковое училище по специальности фокусник-престидижитатор и несколько лет работал в цирке. С Артуром Руо они познакомились на гастролях, Леня многому у него научился. И, сменив поле деятельности, с удовольствием поддерживал давнюю дружбу. Артур Альбертович со своей стороны рекомендовал его своим знакомым, когда тем нужен был ловкий неболтливый человек, способный решить некоторые проблемы.

Сегодня Леня должен был встретиться с клиентом.

Точнее, не с клиентом, а с клиенткой.

Позвонив Лене, Руо сказал, что его старинной знакомой очень нужна квалифицированная помощь.

– Старинной? – переспросил Леня. – Насколько старинной?

– Вы правы, Леня. Это пожилая женщина, она была дружна еще с моим папенькой.

Руо принадлежал к знаменитой цирковой династии, и его покойный отец был легендарным иллюзионистом.

Исходя из такой рекомендации, Леня ожидал сегодня увидеть старушку – божий одуванчик, поэтому, когда в дверях ресторана появилась элегантная дама на высоких каблуках, в платье для коктейлей цвета спелого шиповника и с тщательно уложенными золотистыми волосами, он не обратил на нее внимания.

Однако эта дама прямым курсом проследовала к его столу и села напротив Лени.

– Вы не меня ждете, молодой человек? – осведомилась она приятным грудным голосом.

– Боюсь, что нет, – ответил Леня. – Конечно, ваше общество мне очень приятно, но у меня уже назначена встреча.

– Попугаи улетают на север! – проговорила дама вполголоса.

Это была именно та условная фраза, которую Леня сообщил Артуру Альбертовичу.

– Крокодилы собирают чемоданы! – ответил Маркиз и внимательно взглянул на свою соседку.

С первого взгляда ему показалось, что ей немногим больше сорока – об этом говорили изящная фигура, легкая походка, прекрасная осанка и хороший цвет лица. Разглядеть же детали не позволяло скудное освещение ресторана. Но теперь, приглядевшись к ней вблизи, Леня понял, что ошибся как минимум лет на двадцать, а то и на тридцать. Дама была очень ухоженная, но лицо покрывала едва заметная сеточка морщин, как кракелюры покрывают старую картину.

– Значит, вы все же ждете меня, – дама улыбнулась. – Артур вас очень хорошо рекомендовал. Он сказал, что вы – один из лучших специалистов в своей области.

– Он вас неверно проинформировал, – возразил Леня и продолжил, наблюдая за тем, как по лицу его собеседницы пробежала тень разочарования: – Я не один из лучших, я просто лучший.

– Вот даже как! – Дама подняла брови. – Не очень люблю завышенную самооценку.

– Это не завышенная оценка, – возразил Маркиз. – Это просто факт. Но давайте наконец познакомимся.

– Вас зовут Леонид, мне это сказал Артур, я же – Анна Аркадьевна.

– А фамилия ваша, случайно, не Каренина?

– Вовсе нет! Не понимаю, почему мне все непременно задают этот вопрос? Моя фамилия – Облонская!

– Ах, вот как! Ну, так даже лучше!

– Может быть, мы перестанем заниматься моими анкетными данными и перейдем к делу?

– Вы правы. Давайте перейдем к делу. Вам нужно что-нибудь… раздобыть? Вернуть какую-то вещь? У вас что-то украли? Какую-нибудь фамильную ценность?

– К счастью, нет, – женщина постучала костяшками пальцев по деревянной столешнице.

– Тогда зачем вам я? Обычно меня приглашают, чтобы что-то возвратить.

– У меня несколько другой случай. Видите ли, Леонид, меня пытаются обворовать.

– Пытаются? – переспросил Леня. – То есть это делали уже неоднократно?

– Именно так, – женщина кивнула. – Если бы это случилось только один раз, я не стала бы беспокоиться. Даже после второго раза я не забила тревогу. Правда, я приняла меры – установила в квартире охранную сигнализацию. Но это не помогло.

– Интересно! – проговорил Леня, но тут же замолчал, потому что к столу подошла официантка.

– Вы готовы сделать заказ? – осведомилась она таким тоном, как будто сообщала о провале шпионской сети.

– Я, пожалуй, закажу салат «Голодный Штирлиц» с ветчиной и шампиньонами и еще вот это… «Молчаливый свидетель». Это ведь, кажется, что-то рыбное?

– Совершенно верно, это форель, фаршированная спаржей и морепродуктами.

– Вот-вот, очень хорошо, – одобрил Маркиз. – И бокал белого бордо. А вы что будете, Анна Аркадьевна?

– Ах! – Дама вздохнула. – Мне, к сожалению, нужно заботиться о своей фигуре. И вообще в моем возрасте нельзя много есть. Да и аппетит не тот, что в молодости. Так что я закажу легкий салат из яблок и сельдерея и минеральную воду.

Официантка приняла заказ и удалилась. Проводив ее взглядом, Леня продолжил разговор:

– Итак, вы сказали, что вас несколько раз пытались обворовать, но пока из этого ничего не вышло. Тогда чем же я вам могу помочь? Что вы хотите мне поручить?

– Я хочу, Леонид, чтобы вы выяснили, кто стоит за этими попытками. И сделали бы так, чтобы эти попытки прекратились. Вы можете это выполнить? Если нет, я поищу другого специалиста.

– Должен сказать, это не совсем обычное поручение, – признался Леня. – Но, в общем, я думаю, что нет ничего невозможного. Только мы должны обсудить один вопрос.

– Слушаю вас.

– Обычно мой гонорар составляет от пяти до десяти процентов стоимости вещи, которую я возвращаю. Но в вашем случае пока что ничего не похищено.

– Ну, так назначьте какую-то фиксированную сумму. – Анна Аркадьевна заметила неуверенность в Ленином взгляде и добавила: – Пусть вас не смущает мой возраст. Я вполне обеспеченная женщина, покойный муж об этом позаботился.

– Ну что ж… – Леня взял салфетку, написал на ней число с несколькими нулями и придвинул ее к собеседнице.

Та мельком взглянула на салфетку и кивнула:

– Хорошо, это меня устраивает. Если, конечно, вы сделаете то, о чем я прошу.

В это время снова появилась официантка и расставила на столе тарелки. Анна Аркадьевна ковырнула вилкой свой вегетарианский салат и печально вздохнула:

 

– Все-таки возраст – это ужасно…

– Ну, вас это не должно беспокоить! – галантно проговорил Леня. – Над вами возраст не властен!

– Нет, что вы, Леонид! Вот приходится вместо нормальной еды довольствоваться зеленью… невольно чувствуешь себя кроликом! Простите, Леонид, вы позволите попробовать ваш салат? Он выглядит очень аппетитно!

– Конечно, Анна Аркадьевна, угощайтесь!

Дама подцепила на вилку кусочек ветчины, отправила в рот, затем еще и еще один.

– Итак, – вернулся Леня к разговору. – Значит, вас пытались обворовать. Как вы полагаете – воров интересовало что-то конкретное?

– Поаия е иею! – проговорила клиентка с полным ртом, затем прожевала и повторила: – Понятия не имею! Если бы я точно знала, что им нужно, я догадалась бы, кто за этим стоит.

– Но у вас есть какие-то предположения? Вы держите в доме значительные суммы денег?

– Ни в коем случае! – Анна Аркадьевна округлила глаза. – Как можно? Разумеется, я держу деньги в банке!

– А какие-то ценности?

– Ну, конечно, у меня в квартире довольно много старинных и красивых вещей… понимаете ли, мой покойный муж много лет прожил на Востоке – в основном в Китае, но также в Бирме, Лаосе, Камбодже. Он ездил туда много раз, и каждый раз привозил из поездок что-нибудь интересное – статуи, украшения, картины на шелке.

За разговором Анна Аркадьевна быстро расправлялась с Лениным салатом. Наконец она решительно придвинула тарелку к себе, доела остатки и вернула Лене пустую тарелку.

– Так что у меня много разного восточного антиквариата, но я не думаю, что среди него есть что-то настолько ценное, чтобы устроить настоящую осаду моей квартиры!

– Ну, видимо, у вора на этот счет другое мнение! – проговорил Маркиз и потянулся к тарелке с рыбой. Анна Аркадьевна, однако, опередила его.

– Леонид, – проговорила она смущенно, – Можно я попробую вашу форель?

– Да-да, конечно, угощайтесь! И расскажите мне, как происходили все эти неудавшиеся кражи.

Женщина отрезала кусочек рыбы, отправила его в рот и продолжила:

– Первый раз это случилось, когда я вышла в магазин. Я вышла совсем ненадолго, а Дэн остался дома.

– Дэн? – переспросил Леня. – Вы мне не сказали, что живете не одна. Это меняет картину.

– С чего вы взяли, что я живу одна? – Анна Аркадьевна подняла глаза от рыбы. – Конечно, я живу с Дэном! Дэн – это мой любимец, он такой милый… у него такие чудесные глаза! А какие у него шелковистые ушки…

– Шелковистые ушки? – удивленно переспросил Маркиз. – Кто же он такой?

– Как – кто? – Анна Аркадьевна уставилась на Леню, как на непонятливого ребенка. – Мопс, разумеется!

– Ах, мопс!

– Ну да, разумеется, у меня мопс! И не простой, а очень редкий черный мопс, таких еще называют «черный бриллиант»! Как я могла завести какую-то другую породу? Ведь у меня все китайское, значит, и собака должна быть китайской.

– Постойте, разве мопс – это китайская порода? – удивился Леня. – Я всегда думал…

– Ну, разумеется, китайская, какая же еще!

Когда Лола, Ленина соратница и боевая подруга, завела собачку породы чихуа-хуа, она тоже была уверена, что это – китайская порода и даже назвала своего любимца Пу И в честь последнего китайского императора. Правда, потом она выяснила, что чихуа-хуа – древняя мексиканская собака, но не стала менять имя.

– Разумеется, это китайская порода, – повторила Анна Аркадьевна. – Очень старинная. В Средние века мопсов завезли из Китая во Францию, а оттуда они распространились по всей Европе. Поэтому я и имя ему дала китайское.

– Вот как? Разве Дэн – это китайское имя? А я думал, английское или американское…

– Ну конечно, китайское! Так звали выдающегося китайского руководителя – Дэн Сяопин. Мой покойный муж был очень о нем высокого мнения, и когда я завела щенка, я решила дать ему это имя в память о муже. Собственно, это и есть полное имя моего любимца, по документам он Дэн Сяопин.

– Ах да, действительно! В общем, мы отвлеклись. Вы говорили, что ушли в магазин, а Дэн остался дома…

– Совершенно верно. Но до магазина я не дошла. Спустившись на первый этаж, я посмотрела на себя в зеркало – у нас в холле есть зеркало, это очень умно, – и увидела, что вышла из дома в лиловой шляпке. А накануне я выходила в черном берете. Так что, хотя я очень не люблю возвращаться – вы же знаете, это плохая примета, но тут уж ничего не поделаешь, пришлось вернуться.

– Не понял, – перебил ее Леня. – Что, вы никак не могли выйти из дома в лиловой шляпке?

– При чем тут шляпка? – Анна Аркадьевна исподлобья взглянула на Леню. – Леонид, вы меня удивляете!

– Но вы же сами сказали, что, увидев лиловую шляпку, решили вернуться.

– Ну, разумеется! Ведь к лиловой шляпке я, разумеется, взяла и лиловую сумку. Надеюсь, это вам понятно?

– Ну да… – пробормотал Леня. – Но я все равно не понимаю – какое отношение имеет ваша шляпка…

– Берет!

– Какое отношение шляпка или берет имеют к тому, что вам пришлось вернуться?

– Ну до чего же вы непонятливый! – Анна Аркадьевна подняла глаза к потолку. – Раз я накануне была в черном берете, значит, и сумка у меня была черная, но не могла же я выйти в лиловой шляпке и с черной сумкой! Надеюсь, это понятно?

– Да, это действительно невозможно, – согласился Маркиз и решил больше не перебивать Анну Аркадьевну.

– Хорошо, что вы хоть это понимаете! – вздохнула женщина. – Значит, я взяла лиловую сумку, но кошелек-то остался в черной. Хорошо, что я это вспомнила не в магазине! Хороша бы я была перед кассой без кошелька! В общем, я снова вызвала лифт, поднялась на свой пятый этаж и прежде, чем открыла двери лифта, услышала, что Дэн громко лает, а у двери моей квартиры копошится какой-то человек.

Хотя Леня дал себе слово больше не перебивать свою собеседницу, на этот раз он не удержался:

– Как вы могли увидеть этого человека раньше, чем открылись дверцы лифта?

– Очень просто. Дом у меня старый, и лифт тоже старого образца – знаете, такой с открытой решетчатой шахтой. Так что, когда едешь в лифте, из кабины видна лестница. Вот я и увидела, что возле моей квартиры кто-то крутится. Но пока я открывала двери, он уже убежал. Я вошла в квартиру и хотела сразу позвонить в полицию, но сначала нужно было успокоить Дэна, ведь он очень переволновался. Пришлось дать ему кусочек его любимого сервелата… – дама виновато взглянула на Леню. – Я знаю, что собакам не стоит давать копченую колбасу, это очень вредно для их здоровья, но иначе его было никак не успокоить. А пока я его утешала, я и сама успокоилась и решила, что незачем куда-то звонить. Во-первых, может быть, тот человек просто ошибся этажом, а во-вторых, вряд ли в полиции будут меня слушать.

– Да, пожалуй, вы правы, – согласился с ней Маркиз.

– Ну, в итоге я зашла к Галине – это наша консьержка – и устроила ей выговор за то, что пускает в дом всякую шантрапу. Так можете себе представить, Галина еще обиделась на меня! Я, говорит, не охранник, а консьерж и не несу ответственность за безопасность в доме! И вообще, говорит, я тоже человек и всего на две минуты отошла! Я, конечно, ей тоже ответила…

Вспоминая этот волнующий эпизод, Анна Аркадьевна от расстройства незаметно съела всю Ленину форель и приступила к своему вегетарианскому салату. Взгляд ее стал печален.

– Но вы сказали, что было несколько попыток кражи, – напомнил ей Леня, когда молчание за столом затянулось.

– Ну, разумеется, несколько! – Анна Аркадьевна с удивлением оглядела пустые тарелки. – Неужели вы думаете, что я стала бы поднимать шум из-за этого единственного эпизода? Как, по-вашему, я похожа на паникершу?

– Нет, совершенно не похожи! – искренне ответил Маркиз. – Расскажите о следующих событиях.

– Прошло всего несколько дней после того странного эпизода, – продолжила дама. – И тут мне вдруг звонят из какой-то фирмы и говорят, что я выиграла набор шведских кастрюль.

Анна Аркадьевна покосилась на Маркиза и быстро произнесла:

– Только не подумайте, Леонид, что я не знаю, как много сейчас мошенников, которые обманывают доверчивых старух! Им говорят, что они что-то выиграли, но чтобы получить этот выигрыш, нужно заплатить какие-то деньги. В результате доверчивая старуха оказывается и без денег, и без выигрыша. Или получает за свои деньги какую-нибудь грошовую китайскую ерунду. Я знаю, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, и сразу сказала, что вижу их насквозь и не собираюсь ничего платить за эти кастрюли. Но женщина, которая мне звонила – я вам не сказала, что это была женщина? – она заверила меня, что платить совершенно ничего не нужно. Ни копейки. И они даже доставят эти кастрюли мне на дом. Тоже совершенно бесплатно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru