Шахерезады

Наталия Яковлева
Шахерезады

– Скажите пожалуйста, этот автобус на шоп-тур? – Запыхавшись спросила девушка в коротенькой куртке с капюшоном.

– Да, милая, тебя все ждут, заходи, времени совсем нет.

Девушка заскочила в автобус, озаряя всё вокруг улыбкой.

– Извините, здесь автобусов столько, я запуталась совсем, – увидев недовольные лица девушек, стала оправдываться она.

– Заранее приходить нужно, семеро одного не ждут, – услышала из конца салона автобуса.

– Да ладно вам, – махнула рукой и плюхнулась на свободное сиденье, – у вас свободно?

– Свободно, конечно, вы последняя, восьмая. Поехали, Саша, – по-хозяйски распорядилась кудрявая рыжеволосая красотка.

В это раннее московское утро едут восемь милых девушек за шубами и дублёнками в Польшу, в чудное местечко Закопаны. За окном зима и шубку очень хочется, а цены в Москве гораздо выше, чем в Польше. Находчивая турфирма организовала за небольшие деньги пятидневный тур. Желающие нашлись очень быстро, и собралась группа из восьми человек. Они-то и ехали сегодня в автобусе.

Девушки сидели молча, кто-то дремал, кто-то слушал музыку или листал телефон. Рыжеволосая, спустя два часа езды, сказала:

– Девчонки, а я работу потеряла и ещё меня парень бросил.

В ответ ничего не услышала, но через несколько минут «опоздавшая» соседка глубокомысленно произнесла:

– У такой красотки всё должно быть хорошо.

– А я специально поехала, что бы забыть всё и новую жизнь начать. Куплю шубку и найду себе красавца-мужчину, – не унималась рыжая. – Давайте познакомимся, наконец, девушки. Меня Марьяша зовут.

Девушки зашевелились, но знакомиться захотела только соседка.

– Аня, – улыбнулась она. – Чего молчите, нам с вами еще долго ехать. Кто-нибудь был уже в этих Закопанах?

– Я была, – сообщила девушка в очках. – Могу рассказать, если интересно. Меня Лиля зовут. Ездила в прошлом году на машине с друзьями на лыжах кататься. Выбор большой. На базаре за пятнадцать тысяч можно купить хорошую дублёнку местного производства, испанские чуть дороже.

– А шубы норковые дорогие? – оживились девушки.

Лиля обстоятельно рассказывала, что сколько стоит, и незаметно девушки начали общаться между собой.

Марьяша опять за своё:

– Я ведь правда работу потеряла. Парень так себе был, я и не особенно жалею о нём, а вот работа хорошая. Главное, кредит на мне.

– Так зачем же ты за шубой едешь? – удивилась Аня.

– А мне мой психолог сказал, если нужно выкарабкаться из проблемы, расскажи о ней людям. Ну, это как раздать всем по кусочку и проблемы не будет.

– А в любовных делах такой способ помогает? – заинтересовалась до этого молчавшая девушка.

– Помогает, – уверенно сказала Марьяша, – рассказывайте.

– Да я просто к слову, – застеснялась девушка.

– Девчонки, у меня идея, а давайте все расскажем друг другу свои истории, а у кого будет лучшая, тому сбросимся и дублёнку купим. Стимул же должен быть. И от проблем избавимся, и доброе дело кому-нибудь сделаем, – предложила активная Марьяша.

Больничный роман

Неожиданно для всех руку подняла худенькая блондинка:

– Если можно, я расскажу свою историю. Только, извините, дублёнка мне не нужна. Я бы хотела кожаную сумку.

– Ну ты, мать, сильна, – засмеялась Марьяша, – сначала расскажи.

В реанимацию Сима въехала голая, но в белых кружевных чулках (чулки были вместо бинтов). Въехала она и затмила красотой всех вокруг. Мужик, который недавно помирать собирался, начал просить медсестру, чтобы она поближе его подвезла к «прекрасной девушке», а дагестанец молодой в кровати подпрыгнул. Так у Симы появилось два поклонника, а потом ещё два прибавилось. Начнём по порядку.

Сима попала в больницу. У неё обнаружили полип на желчном пузыре и врач назначил операцию. Она понервничала немного, но потом успокоилась и решила, будь что будет, вызвала сестру на неделю, поцеловала детей и легла в больницу. Муж Симы сказал, чтобы долго не залёживалась, нечего там особо делать. Сима на мужа не обижалась. Для себя она давно решила, что стоит рассчитывать только на себя. А муж как данность: пользы мало, но и вред не сильно приносит. Что касается любви и всего остального, о чём Сима в женских романах читала, это как-то обошло стороной их семью. Сима была натурой страстной и впечатлительной, но суровая правда жизни приучила её довольствоваться тем, что есть. А был у неё муж Глеб и двое маленьких детишек. Детей Сима обожала.

Так вот, попала Сима в больницу. После нескольких часов реанимации, перевели её в отделение. Там-то и появился ещё один поклонник – лысоватый толстяк, большой любитель русских народных сказок. Каждый вечер он присаживался на краешек кровати Симы.

– Опять вы, голубушка не спите? А давайте-ка, я вам сказку расскажу.

И неслось. Сказки рассказывал интересно и смешно. Сима его не гнала.

А вот четвёртый – лечащий врач Симы, был именно такой, какой нужен – молодой, красивый, обаятельный. Доктор садился на кровать, гладил по волосам и расспрашивал о том, как она себя чувствует. Всё шло просто прекрасно до тех пор, пока Сима не явилась к Доктору во время ночного дежурства. Явилась в белых кружевных чулках и в халатике. Доктор отвернулся к окну и сказал:

– Сима, вы мне тоже очень нравитесь, но у меня есть жена, извините.

Сима поплелась в палату, на ходу стягивая чулки и вытирая слёзы. Доктор пришёл к ней поздно ночью, осторожно взял за руку и повёл за собой. Комната показалась Симе нереально большой. Горели свечи, в стаканах колыхалась тёмная жидкость.

– Немного виски тебе можно, – сказал доктор. Сима выпила, и дальше всё было точно так же, как в её любимых дамских романах, за исключением только одного – зазвонил, откуда-то взявшийся будильник.

«Неужели сон»? – подумала Сима.

Сон был настолько реальный, что она полдня приходила в себя. До предполагаемой выписки оставалось совсем немного, и Сима решила действовать. Она уже поняла, что кандидата в воздыхатели нужно искать другого, а доктор пусть катится к жёнушке. Но вот кто? Сказочник старый, да и совсем не привлекает её. Дагестанец, конечно, хорош, но такой, если что и убить может. Клиент из реанимации отпадал автоматически. С грустными мыслями Сима плелась на перевязку. Осматривал её зав. отделением. Наверное, во взгляде и в движениях Симы было что-то зовущее. Заведующий это заметил и среагировал мгновенно. Осматривая бок, его рука случайно коснулась груди, и Сима полетела. Она была обречена любить. И если это не молодой и красивый доктор, то пусть будет заведующий отделением.

– Приходите сегодня вечером в ординаторскую, шов нужно дополнительно обработать, – пригласил он.

Сима ждала вечера и наконец-то он наступил. Она летела в ординаторскую, как студентка на свидание, но дорогу преградил дагестанец.

– Сима, не ходи туда, – схватил её за руку, – к нему каждый вечер приходят, а я хочу жениться на тебе.

– Отстань от меня, ненормальный, – стала отбиваться Сима. На шум вышел заведующий, посмотрел на дагестанца и вместо того, чтобы вступиться за Симу, скрылся в ординаторской.

«Вот тебе и кавалер», – Сима, выдернув руку, поплелась в палату, рухнула на кровать. Доктор пришел ночью. И снова были свечи и счастье. Сон на этот раз был коротким. Кто-то тряс Симу за плечо.

Открыла глаза и упёрлась взглядом в «сказочника».

– Простите ради бога, Симочка, но мне показалось, что у вас опять бессонница. Я завтра выписываюсь, вот принёс вам книжечку на память. Теперь уж сами читайте.

– Спасибо, я буду читать, – промямлила Сима.

Сон больше не приходил. Только под утро удалось чуть-чуть поспать. Осмотр у заведующего, тот даже не взглянул на неё. Быстро осмотрел, поздравил с хорошими результатами анализов и выписал. Потом был невкусный обед, разговоры с соседками по палате. И вот наступил вечер. Молодой доктор заглянул в палату, когда Сима собирала сумку и, улыбаясь, позвал:

– Сима, пойдёмте чаю попьём?

…Они сидели и пили чай, почти так же, как и несколько лет тому назад, когда познакомились в больнице, но теперь Сима обожала не только детей, но и мужчину. И это уже был не сон.

Рейтинг@Mail.ru