Мой драгоценный кот

Наталия Полянская
Мой драгоценный кот

Оксане,

чья любовь к котикам безгранична,

и коту Мартину,

который был безграничен весь


* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

© Полянская Н., 2020

© Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2020

Глава 1

Дом за забором вызывал оторопь и уважение.

«Интересно, – подумала Тася, – я куда нужно пришла? Или сейчас из-за ограды высунется охранник с автоматом и арестует меня за нечаянный взгляд на частную территорию?»

Территория и правда выглядела приватной и очень-очень закрытой. Элитной. Неприступной. Нечего там делать простым смертным. А вот для непростых, с толстым кошельком и правильными понятиями об элитарности жилья, двери распахиваются сразу. Тася глубоко вздохнула и, не донеся руку до звонка, еще раз посмотрела – нет ли знаков. По-прежнему нет. Ну и ладно.

Дом стоял неподалеку, похожий на оксфордского профессора с фамильным состоянием: добротный, трехэтажный и солидный, ничуть не напоминавший ультрасовременную застройку во многих коттеджных поселках вокруг Москвы. От этих коттеджей, наклепанных с одной заготовки, так и разит типовыми предложениями; здесь же – индивидуальность, помноженная на респектабельность. Стены, будто выкрашенные июльскими солнечными лучами; блестящие, как драгоценности, окна; крыльцо с мягким абрисом ступенек и роскошная английская лужайка, на которой яркими пятнами выделяются клумбы. Все застыло в томном августе, как муха в янтаре.

Тася все-таки нажала на кнопку, располагавшуюся у ажурных кованых ворот, и принялась ждать ответа. Динамик тут имелся, но оставался безмолвным. Спустя несколько мгновений дверь чудесного дома распахнулась, и женщина в спортивном костюме, спустившись по ступенькам, устремилась к воротам.

– Добрый день! – поспешно сказала Тася. – Я к Инге Кожевиной, мы созванивались… Я Таисия Валевская.

– Да-да, проходите, мы вас ждали, – приветливо кивнула женщина. На вид ей было лет пятьдесят. – Я вас провожу.

Она не представилась, из чего Тася сделала вывод, что это – либо помощница по хозяйству, либо родственница. Ну конечно, такой дом в одни руки не уберешь.

Калитка бесшумно закрылась за Тасиной спиной, и сразу тишина, словно окутывавшая дом до этого, распалась на звуки. Стрекот цикад, или кто у нас в Подмосковье стрекочет, кузнечики? Шорох ветра в кронах старых лип, обрамлявших участок. Жужжание шмелей над сочными комочками зацветающих астр. Далекий гул шоссе – ненавязчивый, еле слышный, подчеркивающий удаленность от цивилизации.

«Эх, – подумала Тася, – почему я не британский котик…» Ей бы тоже хотелось здесь жить.

Идущая впереди женщина распахнула дверь в дом, и Тася оказалась в просторном холле. Оксфордский стиль, видимо, одолевал не только ее воображение, но и дизайнера. Темное дерево, резные перила лестницы, уводящей на второй этаж, и витражные стекла. Наверняка в недрах запрятана библиотека с сотнями томов, чья пожелтевшая бумага хранит исполненные мудрости слова.

– Здесь у нас жилая часть, – вдруг заговорила женщина, обведя рукой окружающее пространство. – А остальное – в задней части дома. Прошу.

Она распахнула дверь за лестницей, ведущую в коридор, и закрыла, когда Тася прошла.

Тут было не настолько по-английски. Обычный коридор, обычные двери, за одной, открытой, виднеются швабры и ведра. Кладовки, подсобные помещения… В конце еще одна дверь, и когда Тася вошла, в нос сразу ударил специфический запах. Не резкий, не неприятный. Так пахнет в хорошо вычищенном месте, где, кроме людей, много животных.

И животное было. Одно, правда.

На потемневшем от времени комоде сидел кот. Был он черен, как знаменитый Бегемот, и размеров примерно таких же. Гигантский котяра с ленивыми ореховыми глазами, лоснящийся, словно шевелюра модели в рекламе шампуня. Сидел он и просто созерцал. На широкой морде было написано тотальное равнодушие к происходящему.

– К… как его зовут? – сглотнула Тася. Она ни разу не видала домашнего кота такого размера.

– Бегемот, – усмехнулась женщина и, поймав изумленный взгляд гостьи, пояснила: – А как вы хотели? По паспорту имя, конечно, другое, но иначе, как Бегемотом, его никто не называет. Один из лучших производителей.

Кот медленно повернул голову и уставился куда-то мимо Таси. На его шее блеснул ошейник – бирюзовая полоска, усыпанная камушками и стразами, с металлической подвеской посередине.

– Идемте, – пригласила женщина. – Нам сюда. – И открыла очередную дверь.

Тут-то Тася и пропала.

За дверью располагался небольшой зал, заставленный лазалками, когтедралками, домиками, лежанками, а также обычными картонными коробками. Судя по степени подранности, коробки уверенно держали лидерство в списке любимых игрушек чистопородных котиков. В большие окна лился свет, и качались за ясными вымытыми стеклами ветви яблонь, уже отягощенные плодами.

Но самыми главными тут были они – кошки.

Тася не смогла бы навскидку сказать, сколько их. Кошки были везде: валялись на коврах, гоняли блестящие мячики, спали, свесив пятки и хвосты. Целая компания собралась у окна, удивительно синхронно подергивая головами: по ветке яблони скакала безнаказанная синица. Кошки были разных цветов – черные, как гигантский Бегемот, белые, серебристые, рыжие, полосатые, пятнистые… Почти никто из них на приход гостьи не отреагировал, и лишь пара кошек повернули головы, чтобы посмотреть, кто вторгся в их мирок.

Тася никогда не бывала в кошачьих питомниках. И представляла их себе смутно. Например, как приют для животных, иногда такие показывают в новостях: решетки, пластиковые кормушки, сиротские подстилки. Или же как квартиру сумасшедшей старушки-кошатницы: вонь, грязь, сто сорок котов на всех поверхностях. Она не думала, что коты могут занимать половину дома только для своих нужд. Она не предполагала, что всё может быть так… роскошно.

«Ну да, и стоят они роскошных денег».

Ирония во внутреннем голосе помогла Тасе очнуться, и она наконец заметила женщину, направлявшуюся к ней. Сзади хлопнула дверь: сопровождающая по-тихому смылась.

– Здравствуйте, – сказала Тася.

– Добрый день, – улыбнулась женщина. Она была крупная, высокая, в ярко-красной блузке и длинной черной юбке с вышивкой и напоминала в этом наряде остепенившуюся цыганку. Сходство усиливали крупные серьги с ослепительными камнями. «Да нет, не может быть, что это настоящие бриллианты. Бижутерия! Вон и на кошках на всех ошейники со стразами…». – Я Инга, хозяйка питомника. А это наши коты.

– Я Таисия. – Тася еще раз обвела взглядом зал. – Полина сказала…

– Да, да, да! – перебила ее Инга. – Полиночка не в первый раз покупает наших котов для своих итальянских друзей! Уже много моих питомцев живет в этой прекрасной стране, а я всё никак не соберусь съездить. Хотя она много раз приглашала.

– У вас тут очень здорово, – заметила Тася. – Столько пространства…

Инга усмехнулась.

– Британский кот – животное ленивое, но и ему иногда хочется побегать. К тому же эта порода весьма независима. Кошке несколько раз в день надо спрятаться так, чтобы ее никто не трогал. Я вам расскажу. Хотите кофе?

Тася кивнула, и Инга повела ее в угол зала. Там был оборудован уголок для людей: столик с кофеваркой и электрическим чайником, несколько стульев, шкафчик с прозрачными дверцами, за которыми виднелись фарфоровые чашки… «Питомник британских кошек и должен быть таким», – подумала Тася. Английская картинка сложилась полностью.

Как бы подтверждая ее мысли, часы на стене щелкнули, показывая два часа дня, и в тот же миг две кошки одновременно запрыгнули на стул, куда Тася собиралась усесться. Белая и полосатая, с любопытными мордами и усами врастопырку.

– А ну брысь, – Инга беззлобно подтолкнула кошек под толстые попки, и захватчицы перебрались на соседний стул. – Это Майка и Шебби, они у нас экстравертки и очень любят гостей. Вам кофе с молоком или без? Сахар класть?

– Просто черный, спасибо. А погладить их можно?

– Секундочку. Подставьте ладони. – Тася послушалась, и Инга брызнула на ее руки прозрачной жидкостью из пульверизатора. – Это чтобы они уличных микробов не нахватались. Теперь можно гладить.

Потерев ладошки друг о друга, Тася осторожно протянула руку к ближайшей кошке. Та выгнула спинку, подставилась, боднула ладонь головой и шустро перелезла Тасе на колени. Девушка засмеялась.

– Смотрите, обшерстит вас всю, – заметила Инга. – Она сейчас линяет.

– Ну и пусть. Она такая мягкая…

– Что есть, то есть, – согласилась заводчица. Кофеварка пыхтела и булькала, добывая из себя кофе. Через минуту тонкостенная чашка оказалась на столе перед Тасей и тут же поймала в себя солнечный блик. – Многие заводят британцев именно потому, что они мягкие. Людям кажется, кошка всегда будет давать себя тискать. И в большинстве своем такие владельцы начисто забывают о характере. А характер у некоторых ох какой независимый!

– Вы давно занимаетесь разведением? – спросила Тася, наглаживая упитанную спинку.

– Уже лет десять. Увидела кота на выставке, куда повела племянницу, и влюбилась. Всеми правдами и неправдами уговорила заводчицу, отдала она мне его за космические деньги. Я ночами сидела на форумах, читала о породе, искала хороших заводчиков, которые согласятся продать качественных котов в разведение. Многие не желают конкуренции, а уж сколько мошенников вокруг, не передать. – Инга села напротив и поставила перед собой чашку кофе. – Потом мне повезло, купила Бегемота. Вы его, наверное, видели в прихожей, он любит там гулять. Обычно я не отпускаю кошек бегать свободно по дому, но Бегемот – исключение… У него оказались очень хорошие крови. Кстати, кот, которого вы повезете, – его правнук.

 

– А где он? – Тася огляделась.

– Я его попозже принесу, пускай еще побегает. С этим котом такая история приключилась… Я его продала в полугодовалом возрасте, это обычно для породистых котят. Хозяева его продержали у себя два года, а потом развелись и не смогли решить, кому достанется кот. Вернули его мне, даже денег не потребовали. А тут Полинин знакомый как раз захотел британского кота в качестве домашнего любимца, причем взрослого. Удачно сложилось.

– То есть это не котенок? – уточнила Тася.

– Нет, два с половиной года хвосту. – Инга улыбнулась. – Вы не беспокойтесь. Я вам инструкции выдам, документы, переноску, корм, витамины – всё, что может понадобиться. Не в первый раз переправляем котиков… А вот и он, кстати.

Заводчица встала, прошла несколько шагов, изловила кота и повернула его к Тасе.

– Познакомьтесь, это Мартин.

Мартин висел в руках у Инги и щурился. Он оказался не черным, как думала Тася, когда заводчица упомянула прадедушку Бегемота, а ярко-серым, но почти таким же крупным. Глаза насыщенного янтарного цвета лениво сощурились, обозревая гостью. «Ты кто такая? – словно спрашивал этот взгляд. – За кем пришла? За мной? Это мы еще посмотрим, пойду ли я с тобой. Вдруг ты мне не понравишься…»

– Привет, – тихо сказала Тася.

Кот никак не отреагировал.

– Он у нас не очень ручной, – сказала Инга и опустила кота на пол. Тася думала, что Мартин убежит, однако плюшевый зверь лег и тут же завалился на бок. – Ну, это для британцев типично. Это вам не ориенталы, которые с рук не слезают, и не общительные мейн-куны. Британец – это достоинство и лень, а не слабоумие и отвага.

Тася засмеялась.

– Так что Мартин вас не особо побеспокоит. Думаю, большую часть пути он проспит. Вы спокойно можете выпустить его в машине на заднее сиденье, только положите там плед или лежанку закрепите, чтобы кот мог спать. – Инга задумчиво посмотрела на Мартина. – Что-что, а спать он любит… Кормить два раза в день, давать свежую воду. Вы на своей машине?

Тася покачала головой.

– Меня повезет знакомый Полины. Ему нужно в Италию, и он согласился подвезти меня и кота. Машина у него большая, джип.

– Вот и хорошо. И ах да! Главное после кота! – Инга встала. – Минуточку.

Она ушла, а Тася принялась разглядывать Мартина. Потрогать его она не решилась, очень уж независимым выглядел кот. Тася не ожидала, что он окажется таким здоровенным. При этом непохоже, что у Мартина ожирение, выглядел он нормально. Просто размерчик не подкачал.

Инга вернулась, неся большую коробку, обитую металлическими полосками и украшенную замочком. Ключик болтался тут же.

– Одна из особенностей нашего питомника, – сказала Инга, ставя коробку на стол и открывая замок, – это подарки тем, кто покупает наших кошек. И фишка – ошейники. Я уже давно сотрудничаю с мастерицей, которая делает их для меня из натуральной кожи и украшает.

– Да, я заметила, что все ваши кошки в ошейниках…

– Фирменный стиль. – Инга откинула крышку. – Поэтому каждому покупателю мы дарим коллекцию, сделанную для его кота. Цвета, подходящие именно этому окрасу, натуральная кожа и замша… Сами посмотрите.

Тася встала и заглянула в ящик. Там ровными рядами лежали прозрачные коробочки, и в каждой переливался ошейник. Они были разные – красные, белые, зеленые, оранжевые (последние явно под цвет глаз). И камни на них тоже радовали разнообразием: не только обычные стразы, но и полудрагоценные камушки, удачно прикрепленные к ошейникам и окруженные бисерным плетением.

– Это аметист? – Тася указала на сиреневый камень со светлыми прожилками.

– Именно, – кивнула Инга. – Синтезированный, китайский, но от настоящего отличит только геммолог. А котам и такой сгодится. Мастерица моя очень любит полудрагоценные камни. Вот видите, это кошачий глаз, его больше всего, что логично. Он и оранжевый бывает, и зеленый, очень к настоящим кошачьим глазам идет. А вот коралл. А вот кварц. – Она ткнула пальцем в тусклый камушек, который еле заметно переливался. – Получается очень красиво. Наши покупатели в восторге. И на каждом ошейнике, как видите, бляха с именем. Владелец потом может выгравировать свой номер телефона или адрес. Впрочем, кот чипирован…

– И это все для Мартина? – не поверила Тася. Ошейников было не меньше тридцати штук.

– Да. Его покупают в большой дом, куда будут часто приходить гости. Хозяева захотят продемонстрировать им кота. И хозяйка будет менять ошейники, сочетать с цветом своего платья… – Инга усмехнулась, глядя на изумленное Тасино лицо. – Поваритесь с мое в этом мире, и не такого насмотритесь.

– Я поняла, – кивнула Тася. – Значит, ошейники я тоже забираю с собой?

– Да, будьте любезны. И прошу вас, уделите им особое внимание. Это штучная работа, сами по себе они почти ничего не стоят, но как хендмейд под заказчика – бесценны. Договорились?

– Конечно, я довезу, – мягко произнесла Тася. – Можете не беспокоиться. Я аккуратная.

– Не сомневаюсь, иначе Полина бы вас не рекомендовала. А теперь давайте пить кофе! И потом упакуем Мартина. А я пока расскажу, как вам довезти кота в целости и сохранности. Впрочем, если у вас в пути возникнут вопросы, всегда можете написать мне в WhatsApp.

Глава 2

До дома Тася добралась на такси. В Москве развелось много служб, которые готовы были тебя хоть с коровой куда хочешь перевезти, не то что со смирным котиком в переноске. Мартин и правда вел себя прекрасно. Спокойно погрузился в пластиковый ящик, задумчиво смотрел из-за решетки, в машине не орал… Идеальный котик. Пока что.

Добравшись до своей многоэтажки в Бутово, Тася, пыхтя, доставила кота и его имущество на десятый этаж. Квартира встретила ее тишиной и солнечным светом, расплесканным по ламинату. Тася бухнула на тумбочку коробку с ошейниками, практически уронила пакет с кормом и очень аккуратно поставила переноску на пол.

– Выходи, – пригласила она Мартина, открывая дверцу. – Это для тебя как гостиница, приют на одну ночь. Завтра поедешь к новому хозяину. Будешь жить в роскошном доме, там попросторнее…

Она замолчала. Глупо разговаривать с котом, это раз. А два – получается, что Тася оправдывается перед животным за свою квартиру! Свою любимую, обставленную, как ей хочется, квартиру! Просто потому, что это двушка в Южном Бутово, а не шикарный особняк, в котором котик родился, потом наверняка переехал в другой такой же, а теперь отправляется в частный итальянский дом.

Рассердившись на себя за такую подставу, Тася оставила кота раздумывать, выходить из переноски или нет, сбросила босоножки и пошлепала на кухню. Невыносимо хотелось кофе. Тася была кофейным маньяком, причем предпочитала глотать напиток либо со специями, либо ароматизированный. Как раз сейчас у нее тосковала в шкафу только утром открытая пачка нового кофе со вкусом амаретто. Его следовало распробовать.

Когда кухня невыносимо запахла кофе, на пороге нарисовался Мартин. Тася с любопытством наблюдала за котом. Шел он осторожно, принюхиваясь и переставляя лапы так, будто ступал по минному полю. Исследовал все уголки, а затем плавным движением вспрыгнул на подоконник (Тася даже не успела испугаться за алоэ) и уставился в окно на поселок Потапово.

– Мартин, а можно тебя погладить? – спросила Тася.

Кот не отреагировал. То ли от стресса на имя не откликался, то ли вообще по жизни всех игнорировал. Решившись, Тася протянула руку и провела ладонью по плюшевой спине. Мартин так и продолжал сидеть, глядя за окно и провожая взглядом ворон.

Теперь Тася смогла как следует рассмотреть своего временного питомца. Оранжевые глаза дивного оттенка – апельсин скрестили с янтарем, очередной успех наших селекционеров! – плотная и мягкая серая шерсть, длинные усы и, конечно же, внушительные щеки. Мордаха серьезная и при этом умилительная. Тася почесала кота за ушами, потом под шейкой, за ошейником, и Мартин прижмурил глаза, коротко муркнул и боднул щекастой головой Тасину руку.

– Ах, так ты ласковый! Так ты у нас хороший котик!

Осмелев, Тася почесала Мартина еще, и вдруг в нем будто завелся моторчик. Все так же ловя взглядом ворон, кот вибрировал, рокотал и перебирал передними лапами. Затем посмотрел на Тасю и что-то сказал ей.

– Сработаемся, – согласилась она.

Ночью Тася проснулась оттого, что Мартин бегал. Топот слонокота перемещался из кухни в спальню, из спальни в ванную, где Тася поставила лоток. Судя по всему, Мартин что-то гонял по полу, хотя что он может гонять? Игрушки Тася специально не доставала, надеясь на ночную порядочность породистого животного, а ее, этой порядочности, оказалось – как в дворовом Ваське. Что есть у тебя внушительная родословная, что нет, ночь и игрушка – наше всё.

Потерпев некоторое время и попытавшись спать под «мягкие прыжки тяжелого кота», Тася сдалась, включила свет и отправилась выяснять отношения. Мартин как раз совершал забег в коридоре, гоняя какой-то темный комок. Сначала Тася с ужасом подумала, что это мышь (грызунов она не боялась, но недолюбливала), потом включила логику: откуда взяться мыши в данной квартире? Кот удачно сделал пас в сторону временной хозяйки, и Тася увидела, что гонял он скрученный носок.

Это был не ее носок. Тася прекрасно знала чей.

Она думала, что в доме ничего не осталось. Наклонившись, Тася двумя пальцами, словно несусветную гадость, подняла носок с пола и осмотрела. Так и есть: логотип «Марвел», из пары, которую она…

«Стоп, – сказала себе Тася. – Остановись сейчас же».

Вместо того что не следовало представлять, она подумала о летнем луге, о речке, бегущей в камышах, и слюдяных вспышках стрекоз над водою. Помогло. Брезгливо держа носок, Тася открыла дверь квартиры, дошла до общественного мусоропровода и отправила носок в его ненасытную глотку. Темная тряпочка исчезла совершенно бесшумно. Тасе хотелось бы, чтобы ее действия сопровождались немыслимым грохотом – очищающим, уносящим прочь то, о чем хотелось забыть, – но грохот можно обеспечить, лишь надев носок на бутылку. Представив себя проделывающей такое, Тася усмехнулась.

Она возвратилась в квартиру, где ее встретил озадаченный Мартин, лишившийся игрушки. Кот всем своим видом выражал недовольство. Тася в утешение погладила его по голове, выдала светящийся мячик из кошачьего приданого и ушла спать, смирившись с неизбежным.

Спустя час Мартин пришел к ней на кровать, осторожно потоптался по одеялу и свернулся клубком на ногах, совершенно Тасю обездвижив.

Звон будильника разрезал тишину в половине шестого утра. Обычно Тася выбирала не очень противные мелодии, так как любила просыпаться медленно, потягиваться и нежиться, однако сегодня был не тот случай. Сегодня требовалось резко встать после странно проведенной ночи, позавтракать, одеться и, самое главное, ничего не забыть. А это не такая простая задача, если уезжаешь из дому на месяц.

Запасные ключи Тася еще вчера вручила соседке, милейшей Татьяне Ивановне, обещавшей присматривать за квартирой и не загубить алоэ. Игривый Мартин бессовестно дрых и даже не проснулся толком, когда Тася подняла его с кровати и сунула в переноску. Чемодан был собран еще вчера, но вместе с переноской и кошачьими вещами багажа оказалось не так уж мало. В два приема Тася загрузила имущество в лифт, выволокла на улицу и ровно в шесть тридцать стояла, моргая, как сова, и ждала своего перевозчика.

Она знала, какой марки должна быть машина, и издалека заметила здоровенный черный джип, вползший во двор и лавирующий среди припаркованных автомобилей. С парковкой во дворе творилась вечная беда, несчастные автовладельцы боком влезали на тротуары и вели нескончаемые войны с пешеходами. На трехэтажной автостоянке неподалеку цены были дикие, а на площадке, где имелась возможность соорудить что-то подешевле, возвели церковь. Тася даже радовалась, что у нее нет машины.

Крупным автомобилям во дворе было тесновато, однако джипу приткнутые тут и там иномарки не мешали. Он лихо подобрался к подъезду и затормозил, а Тася с любопытством посмотрела на вышедшего человека.

– Привет! – Высокий парень с короткой аккуратной стрижкой помахал ей рукой. – Вы, наверное, Таисия. Я вас узнал по… коту. – Он указал на переноску, где безмятежным утренним сном спал Мартин.

– Все верно, – улыбнулась Тася. – А вы – Алексей.

– Точно. Ну что, пора грузиться? Дорога у нас дальняя, с погодой пока везет, не будем терять преимущество.

Он в два счета открыл багажник и погрузил туда Тасин чемодан и все имущество Мартина, пока она сама устраивала кота на заднем сиденье. Тася решила, что пусть сначала Мартин поедет в переноске, а как привыкнет к машине, можно и выпускать. Сфотографировала пристегнутый кошачий домик и отправила Инге с комментарием: «Мы выезжаем!» А затем устроилась на переднем пассажирском сиденье, с любопытством оглядываясь и принюхиваясь.

 

Панель светилась таким же зеленым светом, как и листья березок. Пахло мужским одеколоном и автомобильным освежителем, но не стандартной ядреной «елочкой», а чем-то вкусным вроде… корицы. Точно, корица! Тася улыбнулась. К утреннему кофе она добавила себе коричную булочку. Начало выглядит удачным.

– Ну что, – сказал Алексей, забираясь в машину, – последний шанс вспомнить о забытом! Паспорт, документы, деньги?

– Все здесь, – Тася похлопала по сумочке, с которой не расставалась.

– На кота что нужно? – Алексей обернулся и посмотрел на переноску. Мартин дрых.

– Ветпаспорт с прививками, там все в порядке. И чип есть. Заводчица утверждала, никаких проблем быть не должно.

– С ним еще какая-то бижутерия едет? Полина упоминала.

– Да, коллекция ошейников. В коробке в багажнике. Он у нас модник.

– А, хорошо. Тогда, значит, поехали.

Алексей завел мотор, и джип плавно двинулся с места, все так же мастерски огибая тесно припаркованные машины. Тася не удержалась:

– Как вы хорошо водите!

– Это несложно, – еле заметно пожал плечами Алексей. – Я права получил в восемнадцать и с тех пор постоянно что-нибудь вожу. Даже в армии рулил, как только возможность предоставлялась.

Тася кивнула. Сама она к машинам не подступалась, так как, по отзывам окружающих, не имела в себе даже толики таланта к автовождению. Во всяком случае, так она думала раньше. Может, теперь стоит попробовать… Или нет.

В зеркало заднего вида Тася видела, как удаляется ее дом. Она сюда вернется через месяц, привезя с собой массу новых впечатлений (Полинка это обещала) и, наверное, изменившись. Все меняются, пройдя через путешествия и измерив собою дороги. Но насколько? И удастся ли ей оставить позади то, что хочется предать забвению?

«Я сама виновата, и помнить об этом – мой долг».

Тася сунула сумку с документами в ноги и уставилась в окно. Утро выдалось сочное, как ломтик дыни, по-августовски ароматное, и никакие черные тучи не нависали над горизонтом. Ни в прямом, ни в переносном смысле.

«К черту тучи. Лето скоро кончится, я хочу его поймать. Впрочем, во Флоренции лето долгое, Полина говорила…»

– Если хотите, можете открыть окно, – предложил Алексей.

– А можно?

– Нужно. – Он усмехнулся. – Ну, поздравляю нас с началом дороги. Ехать нам далеко, но, если все пойдет по плану, за четыре дня управимся. Можно было бы, конечно, и за два дня, но вы машину не водите, а без смены тяжело. Все-таки почти три тысячи километров.

– Извините, – пробормотала Тася.

– Вы за что извиняетесь? – удивился Алексей. – За то, что у вас прав нет? Так у многих нет. Я же сам согласился подвезти вас и кота. Да и штурман на дальних перегонах – очень полезный человек. Вы готовы быть штурманом?

Тася была готова на все.

– Сейчас технологии нам облегчили жизнь. У меня тут запущен Waze, – Алексей указал на планшет, прикрепленный к приборной панели. Там маленькая машинка рулила по синему маршруту, тянувшемуся вдаль. – Он, конечно, умный, но будет лучше, если вы станете следить за дорогой и знаками. Радары, ограничения скорости… С полицией я тоже не люблю сталкиваться, они даже документы проверяют муторно и долго, поэтому постараемся не нарушать. Да и к котику могут придраться…

– Почему? – удивилась Тася. – С ним же все в порядке.

– Если дорожный полицейский хочет денег, он постарается их заполучить любыми способами! Извините, – усмехнулся Алексей. – Я не слишком высокого мнения о тех, кто нас якобы бережет. Насмотрелся.

– Ну ладно, – неуверенно согласилась Тася. – А что еще делает штурман?

– Еще у вас есть бардачок, а в нем атлас автодорог России и то же самое – по Европе. Иногда планшет перестает ловить сигнал, и на помощь приходит бумага.

– Я постараюсь справиться, – торжественно пообещала Тася. С Алексеем оказалось легко говорить, и Тася подхватила его тон, словно летящее перышко. – А еще? Не может быть, чтобы мои обязанности на этом закончились.

– Конечно, нет! У меня длинный список. – Он не смеялся, а улыбался краешками губ. Тася отвела взгляд. – Вы должны со мной разговаривать, особенно вечером. Я сделал на флешке подборку дорожной музыки, и вся она динамичная, чтоб не дать мне заснуть. Темнеет пока еще поздно, но сегодня нам ехать одиннадцать часов, поэтому я, конечно, устану. Разговаривайте со мной на любые темы… ну, полагаю, любые нейтральные темы, вдруг мы с вами не сойдемся в вопросе религии, и я от злости на оппонента въеду в дуб. Не самое лучшее приключение на трассе.

– Ладно, не будем про религию, – засмеялась Тася.

– Еще штурман следит за правилами поведения в машине. Вы можете открывать окна, регулировать кондиционер – я вам покажу, как это делается, – и подавать мне стаканчик с кофе. В машине мы не едим, только пьем разные безалкогольные напитки. Вам алкогольные тоже можно, но…

– Я сейчас не пью алкоголь. Нельзя по медицинским показаниям. И не курю. – Тася выдавила улыбку. – Но у меня масса других вредных привычек.

– Заинтригован. И за котом тоже полностью следите вы. Лучше, если он будет находиться в переноске. А то, знаете, испугается и прыгнет мне на голову при скорости сто двадцать…

– Мартин вроде очень спокойный.

– Ключевое слово «вроде». Решайте сами, конечно. Но если не уверены, пускай он потерпит взаперти. Вечером все равно можно будет выпустить его побегать по гостиничному номеру.

Тася кивнула.

Немного потолкавшись в уже собравшейся утренней пробке (куда, куда стремятся все эти люди в семь утра?!), они выехали на МКАД. Там дело пошло быстрее. Тася периодически оглядывалась на переноску, однако Мартин и не думал просыпаться. «Бородатая выхухоль! – вспомнила Тася цитату из любимого „Квартета И“. – Она спит девять месяцев в году. А если не разбудить, то и все одиннадцать!»

– Вы сказали, что нужно разговаривать, и мне вспомнился фильм «О чем говорят мужчины», – произнесла она. – Как они едут на машине в Одессу и по дороге беседуют на разные темы. Смотрели?

– Один из любимых фильмов. А вы продолжения видели?

– Да, второе мне не понравилось, а вот третье, про Санкт-Петербург, очень. Может, потому, что я тоже Питер люблю.

– Ну, раз уж речь об этом зашла… Там много вопросов о женщинах, на которые не дается ответов. Например, почему она не берет трубку телефона, когда он звонит в сумочке. Я тоже не знаю ответ. Просветите?

– Только сначала задам вопрос, можно?

– Таисия, – проникновенно сказал Алексей, – давайте договоримся! Я же не ваш белый господин. У меня не нужно спрашивать разрешения. Просто задавайте свои вопросы, и все. Говорите, что вздумается… Эх, сам себе противоречу, – про религию же мы вроде не будем! Но если вам очень-очень захочется, то…

Тася немного покраснела.

– Извините, – пробормотала она. – Я просто… Просто вас немного стесняюсь. Привыкну и стану посмелее. Я так в первый раз еду, чтобы попутчиков не знать, и вообще…

Алексей бросил на нее быстрый взгляд.

– Я… ладно. Так что там с вашим вопросом?

Тася хотела спросить его, не шовинист ли он. И не станет ли непринужденный разговор о кино беседой, наполненной неприкрытым сарказмом, где один человек старается всячески задеть второго. А если он мастер сарказма, удается это легко и непринужденно. «Я ничего такого не имел в виду, что ты! Ты сама себе все придумала!»

Но кажется, не шовинист, нет.

– Я хотела спросить, сталкивались ли вы с этим сами.

– Сотню раз! Ну, может, поменьше, столько девушек у меня не было. Точно знаю, что ничем она не занята, а трубку не берет. Почему?

– Ну-у, – протянула Тася, – может, потому, что телефон у нее для сумочки? Чтобы там звонил?..

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru