Звездам необязательно падать

Ната Портнова
Звездам необязательно падать

На улице давно выпал снег, и весь подоконник был припорошен белым пухом, мягким и, казалось бы, нежным.

Но стоило Олли взять его в руку, он тут же начинал колоться и сбегать из тонкой ладони маленькими ручьями. И Олли вздыхала, глядя на мокрые дорожки, что оставляли после себя эти блестящие звёздочки.

Так говорила мама. Каждая снежинка, даже самая маленькая и неприметная, – это упавшая с неба звезда. И пускай мамы давно уже нет на этом свете, а Олли уже не маленькая девочка, чтобы верить в сказки, она продолжала смотреть на метель за окном, в своей голове называя это красивым словом «звездопад».

Рождество. Каждое Рождество Олли забиралась коленями на жёсткий и неудобный пуф под окном и смотрела на украшенную цветными огоньками улицу. На людей. Детей, что бежали наперегонки друг с другом или тащили родителей за руки к магазину игрушек; на стариков, которые короткими шажочками шли по заледеневшей дорожке, держа друг друга под руки; на молодых девушек и парней, что заливисто смеялись и кидали друг в друга наспех слепленные снежки, а после, еле собирая ноги в кучу из-за наледи, убегали прочь, чтобы продолжить смеяться дальше.

Олли улыбалась, смотрела на огоньки, на людей, сжимала в ладони снег с подоконника и пыталась успеть загадать желание, пока звёзды в её руках не растают.

А они таяли.

Олли расстраивалась, а потом снова улыбалась, думая, что в следующем году точно получится.

Что она хотела пожелать?

Глупо, но она даже не задумывалась над этим. Ведь сначала надо удержать в руках горстку звёзд, а уже потом и о желании можно подумать…

– Ты опять сидишь у открытого окна? – пожурил голос сзади, и Олли воровато дёрнулась, будто бы её застукали на месте преступления. – Всё ловишь свои звёзды?

– Когда-нибудь у меня точно получится, Джейз, – улыбалась Олли, а вошедшая в комнату подруга лишь покачала головой. – Вот увидишь, получится!

– Конечно, получится! Только закрой окно, раз уж сегодня не вышло. На улице холодно, а ты в сорочке и босая.

Олли вздохнула, и перед тем, как убрать ладони с опустившейся деревянной рамы, спросила:

– Ты считаешь это глупостью?

Джейз, что уже собралась покинуть комнату, подошла к Олли и присела на край жёсткого пуфа. Какое-то время девушки молчали.

– Это похоже на сказку, – честно ответила подруга и пожала плечами. – На какую-то чудаковатость. Но кому, как не нам, верить во всё чудаковатое?

Олли повернулась к подруге и улыбнулась, смотря той в разноцветные глаза, что в свете мигающих фонариков за окном меняли цвета один за одним, становясь то зелёными, то жёлтыми, то карими, то синими…

– Пойду-ка я в зал, – Джейз потрепала светлую макушку подруги и встала с пуфа. – Ты тоже не засиживайся, не то пропустишь праздничный ужин!

– И Симон снова съест всё подчистую, как в прошлом году.

– Ну уж нет! – фыркнула Джейз. – На этот раз мы подготовились! Не подпустим Симона к столу до того момента, как все не положат себе индейку!

– Он же не виноват, ты знаешь…

– Но индейку хочется всем, – улыбнулась Джейз, а её глаза в который раз поменяли цвет. Когда она выходила из комнаты, радужки блестели золотым, хотя ещё недавно там виднелась глубокая океанская синева.

Рейтинг@Mail.ru