Я – твоя королева!

Настя Любимка
Я – твоя королева!

© Н. Любимка, 2020

© ООО «Издательство АСТ», 2020

Пролог

– Кайл, я тебя не понимаю, – отец смотрел в зеркало, где, как я знала, отражался король. – Мы обручили их с младенчества, а теперь ты требуешь взять клятву обратно.

Я едва не вскрикнула и сильнее вжалась в стену. Если отец узнает, что подслушивала, мало не покажется! Как минимум прочтет лекцию о недопустимом для принцессы поведении, как максимум – забуду о прогулках на водопад без стражи, но… от меня отказываются?! Вероятно, я ослышалась! Разве возможно изменять планы, когда до брачной церемонии остался год? Нет, это дурная шутка…

– Эррил, надеюсь на твое благоразумие.

– Кайл, должна же быть причина! – взревел папа и ударил рукой по зеркалу.

Я впервые видела его таким злым. И впервые пожалела, что оказалась свидетелем не предназначенного для моих ушей разговора.

– Прости, друг, ты знаешь, что должен сделать.

Я стояла за портьерой ни жива ни мертва. Тишина в кабинете казалась звенящей.

– Айрис, иди сюда, – мертвенно-сухой тон отца напугал до дрожи, но ослушаться я не могла. – Так и знал, что ты опять тут прячешься.

Таким взглядом можно убивать! Медленно приблизилась к столу, за которым сидел его величество Эррил Тайон Седьмой.

– Руку.

Я протянула дрожащую ладонь. Уже поняла, что хотел сделать отец.

Зажмурилась, лишь бы не смотреть на такую привычную вязь, будто сотканную из солнечных лучей. Брачное соглашение, метка невесты. Сейчас она исчезнет навсегда.

Нежное, словно дуновение ветерка, поглаживание по локтю и кисти. Папа всегда любовался яркостью узора, его золотистым цветом, приговаривая, что даже у королевы метка всего лишь серебристая. А я всю жизнь знала, что мы с Дереком идеальная пара. Росла с мыслью, что буду для него образцовой женой, и старалась соответствовать. С замиранием сердца ждала его двадцатипятилетия – времени, когда наследник считался готовым к браку. А сегодня он растоптал и мою мечту, и мою жизнь.

– Почему? – я сдерживала слезы, но не спросить не могла. Это было выше моих сил.

– Я не знаю, милая. Прости.

Руку обожгло, и узор исчез.

Глава 1

– Я приветствую вас во дворце, лучшие из лучших! Вы прошли долгий путь и доказали, что достойны называться невестами его наследного высочества!

Торжественный спич леди Каталины, королевской свахи, вызывал желание немедленно упасть в кровать, зарыться в пуховых подушках и одеяле и наконец выспаться.

Но я, как и остальные двадцать четыре девушки, чинно стояла и мягко улыбалась, глядя на распахнутые ворота дворца, куда нас пока не пропустили.

Скулы сводило от приклеенной улыбки, глаза слипались, да еще болел бок, в который одна из невест саданула локтем. Но я мужественно терпела, повторяя про себя, что все не напрасно. И я здесь для того, чтобы победить!

– Девушки, ваша безопасность для нас – наивысший приоритет, но вы должны понимать, мы не можем позволить, чтобы вы навредили друг другу или себе, а потому сейчас каждую из вас досмотрят и проверят на наличие запрещенных заклинаний.

Я фыркнула себе под нос. Для нашей безопасности… Для безопасности дворца и его обитателей! Мало ли что могут пронести невесты. И речь не только о зельях или артефактах, существуют такие проклятия, которые начинают действовать при определенных условиях, а девушка, приближенная к королевской семье, может послужить маячком.

Вздохнула и мысленно посчитала до десяти, успокаиваясь. В списке невест я значилась под номером двадцать пять и имела самый низкий рейтинг среди подданных королевства. Ничего, еще успею завоевать их любовь, иначе я – не Айрис Тайон!

Я не боялась, что меня узнают. Не могли узнать. Я приехала сюда под фамилией бабушки, а последний раз, когда я виделась с Дереком и его семьей, – на своем тринадцатом дне рождения. Откровенно говоря, тогда я не блистала красотой – только-только вошла в пору, когда из маленькой девочки вырастает прекрасная девушка.

Досмотр осуществлялся в шатре, куда кроме стражников и главного дворцового мага никого не допускали. Первой в него вошла дочь герцога Итрейского леди Аделина, бесспорная фаворитка конкурса. Претендентка на сердце и корону наследника была жгучей брюнеткой с бледной шелковистой кожей и миндалевидными глазами цвета молодой листвы. Я отчаянно завидовала ее положению. Не потому, что она занимала первую строчку в рейтинге и была всеобщей любимицей. Просто мне безумно хотелось отдохнуть, а как минимум час придется торчать на улице, в то время как Аделина уже примет ванну и насладится горячим чаем.

Я старалась не привлекать к себе внимания. Весь прошлый месяц, пока выбирали двадцать пять лучших, я провела в напряжении, практически на грани нервного срыва. Этому поспособствовали мои же подданные. Естественно, новость о том, что их принцессу отвергли, разнеслась со скоростью звука, а весть, что дальняя родственница принцессы, леди Айрис Маорис, принимает участие в унизительном отборе, – со скоростью света. Мои действия не одобрял никто ни в родном королевстве Лиерск, ни, что удивительно, в Анлесском королевстве.

Меня публично порицали, придумывали недостойные небылицы, однажды даже помидорами закидали. Если бы не помощь мамы, меня давно забрал бы отец, а леди Айрис для всех вернулась бы в свою провинцию. Вот только мало кто знал, что несчастная погибла три года назад в пожаре, а ее именем так бесцеремонно пользуюсь я, живая и здоровая. Мне стыдно, но иного варианта придумать не сумела.

В народе ходила шутка, мол, где не пригодилась принцесса Айрис, сгодится ее кузина.

Самым же неприятным было данное мне прозвище – Фальшивка Айрис. Юные аристократки не стеснялись так называть меня прямо в глаза. Мало того, я точно знала, кто именно способствовал появлению подобной гадости. Сначала боялась, что обман разгадали, потом успокоилась. Меня просто дразнили, сравнивая с принцессой.

Но больше всего меня раздражал его высочество Дерек – столько помпезности было в его объявлении. Любая девушка, достигшая брачного возраста, может стать невестой принца, если, конечно, пройдет все испытания!

И первой же серьезной проверкой стал экзамен на знание этикета. Откуда, спрашивается, подобные сведения у крестьянки? Естественно, большинство отсеялось сразу же. Вторым заданием было умение красиво изъясняться. На риторике срезалась еще часть претенденток. Третьим стало умение писать письма, да не абы кому, а главам соседних государств! Четвертым шла проверка на знание истории Анлесского королевства. Затем у нас выпытывали все, что мы знаем о королевской семье. И дополнительный балл можно было получить за ответ о предпочтениях принца Дерека.

Именно благодаря этому экзамену я и оказалась двадцать пятой. Потому что с детства собирала малейшую информацию о нем. Я же готовилась стать для него не только любимой женщиной, женой, королевой, но и партнером, другом! С помощью слуг знала все, что творилось в его дворце, всех, с кем когда-либо мой жених имел отношения. Да, у него были женщины, и я не винила его в этом. Наша свадьба была решенным делом, однако у него были потребности, которые я не могла удовлетворить не только потому, что находилась далеко, – невеста обязана быть девственницей.

Если бы отец узнал, как его дочь готовилась к этой части семейной жизни, он бы мне ноги оторвал. Но мне, обожаемой девочке всего двора, обласканной слугами и родителями, отказать не могли. Особенно когда я так настойчиво просила помочь стать самой-самой! Нет, меня не касалась рука ни одного мужчины. Мое тело было невинным, но я училась правильно целоваться на помидорах под руководством куртизанки. Она же наставляла меня, как правильно соблазнять лордов и как принимать себя и свои желания.

Да, я полнейшая дура, мечтавшая стать самой лучшей женой на свете! Такой, которая никогда не наскучит своему партнеру. И проиграла, так и не начав бой. Но ничего! Я им всем покажу! А особенно Дереку! Это он потерял жемчужину. А я… я не разменяюсь на бисер!

Ничего крамольного во время досмотра не случилось. Никого не выгнали, никто не опозорился. Только сваха выглядела разочарованной – наверное, ждала, что пара девушек покинет дворец, так и не войдя в него.

Я была последней, кого осматривали, самой замученной и замерзшей. Шутка ли, зима на дворе! Если бы не мое воспитание, честное слово, бежала бы за слугой, лишь бы быстрее оказаться в отведенных мне покоях и поскорее забраться в теплую воду. Не удивлюсь, если на следующий день меня, как и многих, ждет насморк. Я уже ощущала, что простыла.

Пока мы шли по дворцовому лабиринту, в голову закралось нехорошее предчувствие, что меня поселят как можно дальше от крыла, где проходит бо́льшая часть мероприятий, и мне это совсем не понравилось. Словно на задворках столицы. Вроде и рядом, но далеко. Это значило, что на путь к назначенному месту я должна буду потратить больше времени, чем другие девушки. Следовательно, придется или пренебрегать процедурами для наведения красоты, или вставать спозаранку.

Я все больше мрачнела и почти сорвалась, чуть не остановив слугу, ведшего меня уже на пятый этаж, как решила, что это очередная проверка. Еще заклеймят истеричкой, если я начну жаловаться и требовать должного отношения к своей персоне. Но подозрения усиливались с каждым шагом. Темный коридор, хлипкие деревянные двери… Скорее предположила бы, что за ними хранится различный хлам, нежели покои для гостей.

– Леди, ваша комната. – Мужчина поклонился, но даже не притронулся к дверной ручке.

– Благодарю. – Красноречиво посмотрела на его кисть.

Я снесу все, но не пренебрежение слуг. Скандалить не стану, но уважать себя заставлю!

Мужчина не шелохнулся, я же демонстративно потерла красные озябшие ладони. Если он и это проигнорирует, тогда точно дело не в испытании, а в личном отношении к моей персоне.

 

– Прошу прощения.

Провожатый ловко отворил передо мной дверь. Та противно скрипнула.

Из комнаты тянуло морозным сквозняком.

«Они убить меня решили или заморозить, так сказать, сохранить на память?»

Улыбнулась слуге и вошла в комнату. Дверь тут же захлопнулась.

Осматривая свое новое жилье, все больше уверялась в том, что это очередное испытание. Ну не могли же они всерьез поселить невест, а значит, и будущую королеву в таких условиях?

Распахнутые настежь окна, бледные занавески, языками пламени выбившиеся на улицу и призывно развевающиеся на ветру. Один стул, тумбочка, шкаф и циновка в углу. Ни ковра, ни стола, ни чистого белья.

Надеюсь, хоть ванная комната в этой каморке предусмотрена?

Размечталась, глупенькая!

Я не знала, что делать. То ли бежать в коридор – там, между прочим, в разы теплее, то ли остаться здесь и точно заболеть.

Моя магия не предназначена для согрева. Что и говорить, если даже батюшка скрывал от всех направление дочкиных способностей. Шутка ли, принцесса с даром смерти? Проклятие или нет, но я своей магии благодарна, ведь смогла уболтать призраков присматривать за Дереком и дорогими мне людьми. Поэтому и знала больше положенного. Конечно, при подаче анкеты на конкурс невест я указала, каким даром обладаю. Они и сами бы выяснили, но зачем усложнять, а тем более подставлять себя?

Еще и поэтому никто не мог провести параллель с принцессой. Для всех я была магом, практически утратившим силу, чьи отголоски проявляются лишь иногда.

Отец должен был открыть правду в тот злополучный день, когда от меня отказались. Вот почему я подслушивала – была интересна реакция короля на такое известие. Я знала, что дар смерти ценен, а маги, прошедшие обучение, служат на благо короны и ее подданных, им щедро платят и жалуют титулы.

Это для нашего государства, в котором подавляющее большинство – целители, моя магия считалась отклонением и чуть ли не позором. Она передавалась по бабушкиной линии, и та несчастная родственница, погибшая при пожаре, тоже обладала этим даром.

Я не винила отца за сокрытие и не страдала от того, что была не похожа на магов нашего королевства. Папин обман подарил мне счастливое детство в окружении любящих меня людей.

– Смотри-ка, держится еще…

– Надо бы позвать мага, у нее уже губы посинели.

– Хочет стать королевой, так пусть терпит! – с каким-то злорадством произнес женский голос.

Я повертела головой, ища источник, и не нашла бы, если бы призрачная леди сама не решила появиться передо мной. Незнакомка изъявила желание рассмотреть меня со всех сторон, полагая, что я-то ее и не увижу, и не услышу.

– А хороша фигурка. Жаль только, блондинка, Дерек брюнеток любит.

– Перекрашиваться отказываюсь, – улыбнулась я, – леди…

– Леди Файрина, – удивленно протянула она. – Ты нас слышишь…

– И даже вижу.

Пока призрак обдумывал ситуацию, я мысленно перебирала женщин, входивших в правящий род. И не вспомнила никого с таким именем. Скорее всего, леди Файрина не имеет к нему отношения.

– Прекрасный экземпляр! – в комнату вплыл старичок с длинной бородкой. – Ты потерпи, сейчас за тобой придут. – И подмигнул мне.

– Добрый вечер, леди и лорд. – Склонилась в реверансе и медленно поднялась.

Медленно, потому что ноги и руки свело от холода. Но не выказать уважение этим двум существам я не могла. Что мертвые, что живые привязаны к условностям и традициям своего времени, а уж если они аристократы, то будьте уверены, не станут сотрудничать, если не обращаться к ним с должным почтением.

– Какой же он добрый, если мы мертвы? – прошипела женщина и поджала губы.

Понятно. Очередная истеричка, не сумевшая принять своей участи. Хотя, может, она просто язвит?

– Точно перекрашиваться не станешь? – вдруг спросила призрачная леди.

Я утвердительно кивнула.

– А жаль.

Одновременно с ее репликой дверь в комнату отворилась, и в нее буквально ввалился лорд Зерус, маг, не так давно досматривающий мои вещи.

– О боги, леди Айрис! Произошла чудовищная ошибка! Пойдемте скорее!

Меня обдало потоком теплого воздуха и практически вынесло в коридор, где столпились служанки. Как бы ни хотелось идти быстро, окоченевшее тело едва плелось по лестнице. Но я радовалась, что магически вызванный ветерок потихоньку согревал. Неожиданно одолела слабость, глаза закрывались сами собой, нестерпимо захотелось спать.

– Леди Айрис, еще немного. Сейчас вас осмотрит лекарь, выдаст микстуру, и сможете отдохнуть.

Увы, мой организм посчитал, что на сегодня с него достаточно приключений, и сознание предпочло ретироваться.

Глава 2

Очнулась я от наглых солнечных зайчиков, счастливо прыгающих по моему лицу.

– Леди Айрис, вы проснулись! – Резко приподнявшись, с удовольствием отметила, что чувствую себя прекрасно. – Леди, вам бы еще полежать, а я схожу за лекарем.

Спорить не стала – в этом дворце лучше ни с кем не спорить, а действовать осторожно и по обстановке.

– Ох, что же я… – служанка сделала книксен и представилась: – Мирта, ваша камеристка.

– Спасибо, Мирта, можешь идти.

Я устроилась, подложив подушку под спину. Светлая уютная спальня в бежевых тонах резко контрастировала с тем ледником, куда меня привели изначально. Усмехнувшись, мысленно поздравила себя с очередным пройденным этапом.

Нет сомнений, что нас заселили так специально, правда, непонятно, что этим хотели проверить. Неужели способность держать лицо? Если это так, то меня не должны выгнать с конкурса, потому что, даже замерзнув в тех кошмарных покоях, я бы ни за что не стала скандалить.

– Я же говорила, все с твоей зазнобой в полном порядке! – Внезапно появившаяся леди Файрина тащила за собой того призрачного старичка. – Вон и румянец на щеках. Выспалась леди, а ты мне не верил! Не дала я ее разбудить раньше времени.

– Добрый день, – поздоровалась с ними, – благодарю за беспокойство, я действительно чувствую себя прекрасно. Спасибо вам, леди Файрина, за возможность подольше отдохнуть.

Я улыбалась, потому что за весь месяц никто так сильно обо мне не переживал. Никто из Анлесского королевства.

– Смотрите-ка, благодарная, – скривилась мертвая дама. – Можно подумать, от твоей благодарности мы оживем.

– Файрина, прекрати, – скрипучим эхом отозвался старик.

– Все, – заявила женщина, – с меня довольно. Мало того что я должна помогать какому-то магу, так еще обязана следить за пропавшими невестами!

– Пропавшими невестами?

– Файрина! – возмутился лорд.

– Я уже тысячу лет как Файрина! – Поправив идеальную прическу, она уставилась на меня. – Удивлена, деточка? А ты думала, вас тут всех с объятиями и почестями встретят?

– Ничего подобного.

Я улыбнулась – эта колоритная парочка выглядела умопомрачительно. С каждым язвительным словом леди Файрина уменьшалась на глазах, а старичок, наоборот, становился выше. Этакий грозный старец и маленькая кроткая овечка.

Судя по всему, призрачная женщина этого не замечала, зато мне было прекрасно все видно.

– Но я бы хотела знать, почему вы назвали невест пропавшими? Или речь только обо мне?

Леди замерла и прикрыла рот ладошкой.

– Значит, второе. Меня должны были отвести в другую комнату, где вы бы приглядывали и докладывали о моем поведении и обо всем, что я могла бы сказать в адрес королевской семьи?

– Достаточно, – выставил вперед руку призрачный лорд. – Я рад, что вы не только красивы, но и умны. Впрочем, мой вам совет: скрывайте свой ум, если…

В дверь постучались. Я отвлеклась на звук, а когда повернула голову, гостей уже и след простыл.

«Если хочу остаться в живых?» – мысленно закончила фразу и поежилась. Как-то не так я представляла конкурс невест.

Лекарем оказался мужчина родом из моего королевства. Сложно перепутать, когда перед тобой коренной его житель. Уроженцы Лиерска светловолосы, оттенок, ярче или тусклее, как и цвет глаз, зависит от уровня дара: магически слабый человек будет сероглазым с легким вкраплением голубизны, а у сильного радужки необыкновенной, чарующей синевы.

Передо мной предстал лорд в летах с длинными, собранными на затылке седыми волосами, но его взгляд был подобен предгрозовому летнему небу.

– Леди Айрис, рад видеть вас в добром здравии. Во время вашего пребывания во дворце я буду следить за вашим здоровьем.

Мужчина поклонился – по статусу он был ниже меня, но знал бы лекарь, как сильно хотелось его обнять. Я так давно не видела никого со своей родины. Целый месяц! Это невыносимо долго.

– Мое имя Арлин Каерс. Позвольте приступить к осмотру.

– Конечно.

Он вселял в меня робость. А уж его принадлежность к безродным и вовсе выбила из колеи. Фамилия Каерс давалась всем воспитанникам приютов. Очень жаль, что такой сильный маг оказался бастардом. Судя по цвету глаз, дар его был превосходным, но родные Арлина не признали. Хотелось верить, что в Анлесске он нашел свое счастье.

Пока маг прощупывал мою ауру и подлечивал начинающийся насморк, я беззастенчиво его разглядывала. Мужчина не выглядел старым, немногим старше моего отца, но наличие седины в волосах удивляло.

– Вы так пристально меня рассматриваете, словно у меня на голове корона, – произнес целитель, закончив осмотр.

– Извините. Не могу понять, как молодой мужчина может так рано поседеть.

Лекарь вздрогнул. По большому счету он имел право не отвечать.

– Это случилось пятнадцать лет назад, леди. На моих глазах умерла та, которую я любил больше жизни, и я не смог ничего сделать. Только клятва, связывающая меня с королевской семьей, не дает уйти вслед за Сиэллой.

– Мне так жаль… – осторожно сжала его плечо. – Простите за мои слова, но наш век долог, и я уверена, что те, кого мы любим, возвращаются к нам.

«Правда, если их душа не бродит по свету».

Лекарь криво усмехнулся, повернулся к своей сумке.

– Я дам вам капли против простуды: три сейчас, десять перед сном.

– Благодарю.

Сухо кивнув, мужчина вышел, оставив меня наедине с невеселыми мыслями. Хороша же я! Нашла, что сказать человеку, который не просто любил, а любит до сих пор! Устыдившись своего порыва, твердо решила, что обязательно извинюсь перед Арлином при следующей встрече.

Но сокрушалась недолго. Вспомнила, что еще вчера должна была связаться с мамой. Хорошо, что мои вещи уже доставили. Нашла сумку, в которой было карманное зеркальце, инкрустированное драгоценными камнями. Для многих – дорогая безделушка, для меня – сильнейший артефакт связи и… дополнительные уши и глаза.

Я погладила рубин и нажала на него.

– Ваше высо…

– Тише, леди Тирна! – потребовала я у призрака своей няни. – Проверь, нет ли рядом призраков или вещей, через которые могут прослушивать или обозревать мою спальню. И обращайся ко мне только «леди Айрис».

Няня поджала губы, но дуновением ветерка устремилась исполнять мои приказы.

Ох, а ведь еще предстоит ей все объяснить, и вряд ли леди Гортензия Тирна будет в восторге. К сожалению, мое решение участвовать в отборе было спонтанным и импульсивным. И весь месяц, что я старалась попасть в число девушек, которых отправят во дворец для дальнейшего участия в конкурсе, артефактом не пользовалась. Страшно было выдать себя или навлечь ненужные подозрения.

– Леди Айрис, потрудитесь объяснить, что вы делаете во дворце Анлесского королевства.

– Ты уверена, что здесь безопасно говорить?

– Не уходите от ответа, леди. И да, сейчас нашему разговору не помешают. Что касается визуализирующих артефактов, то он есть в гостиной. Ваша спальня и ванная комната имеют только защитный полог.

– Что ж… леди Гортензия, мне нужно связаться с ее величеством, и я прошу вас проследить, не направляется ли кто в мои покои.

Нянюшка недобро сощурилась, но утвердительно кивнула и вылетела из спальни.

Я облегченно выдохнула. Леди и при жизни была самых строгих правил, не прощала проступков ни себе, ни своему окружению. Детей у нее не было, муж погиб во время войны, и, если бы не мое рождение и ее внезапная любовь ко мне, думаю, Гортензия так и осталась бы статс-дамой моей мамы. Но, шокировав весь двор, она напросилась в няни, а потом и в гувернантки. Когда мне исполнилось шестнадцать, леди Тирна умерла, да только не пожелала меня покинуть.

Открыв крышку зеркальца, мысленно позвала маму. Знала, что услышит и немедленно ответит. Она специально носила похожее зеркало, разве что с меньшим количеством камней.

– Мама… – губы невольно расплылись в улыбке. Моя нежная, самая красивая мамочка, которая вскоре должна подарить мне братика. Несколько недель – и он появится на свет.

– Айрис, – выдохнула матушка и на миг прикрыла фиалковые глаза, пытаясь скрыть тревогу.

– Прости, пожалуйста, вчера было еще одно испытание. Но все хорошо, я прошла его достойно. – Во всяком случае, хотелось верить, что достойно. – Как ты себя чувствуешь?

 

– Не пытайся юлить, Айрис, мое самочувствие – не то, что сейчас меня волнует. Ты видела его высочество?

– Еще нет, – вздохнула я. – Мы пока отдыхаем.

– Отец получил еще семь предложений. Ты уверена, что не хочешь вернуться?

Этот разговор велся не впервые. После того как принц Дерек объявил о конкурсе невест, опомнились соседние государства и стали предлагать равный союз с единственной дочерью короля Эррила, то есть со мной.

– Нет. Не хочу.

– Я так и думала. – Мама лукаво подмигнула. – Будь готова к поддержке со стороны Лиерска и ничему не удивляйся.

– Поддержке? – Это казалось невероятным, учитывая, как подданные восприняли мое участие в отборе.

– Да, тебе уже выслали новый гардероб, насколько я знаю, сейчас его проверяют маги на скрытые заклинания. – Ее величество нахмурилась и строго посмотрела на меня. – Я хочу, чтобы ты затмила всех, Айрис. Ты – невероятное сокровище, моя драгоценная доченька!

– Леди Айрис, к вам идет служанка, – предупредила нянюшка и без лишних слов втянулась в драгоценный камень, скрывающий ее нахождение в этом мире и, в частности, у меня.

– Я люблю тебя, мама.

– И я тебя.

Стук в дверь раздался, когда я уже спрятала артефакт и отсчитывала три капли лекарства, падающие в хрустальный бокал с чистой водой.

Наказал же лекарь выпить, значит, нужно исполнять.

– Леди Айрис, прошу прощения. – Мирта выглядела так, словно долго бежала и не могла отдышаться. – Через час состоится общий сбор в Мандариновой гостиной. Вам подадут обед и объявят о следующем испытании.

– Через час? Мирта, готовь ванну, но сначала достань персиковое платье!

Я успела вовремя и даже подобающе выглядела. Неброско и невычурно, в дневное время не полагалось носить темные или слишком яркие цвета, они предназначены для вечера. То же касалось драгоценностей. Если к завтраку подойдет набор из маленьких серег, аккуратно обнимающих мочку уха, кулона и перстня, то на обед можно надеть тонкую нить жемчуга или золотую цепочку, но желательно без ярких каменьев, бриллиантов или рубинов. И меня приятно поразило, что ни одна из девушек не пренебрегла этими правилами.

Леди Каталина, зорко следящая за поведением и внешним видом девушек, ни за что не подпустила бы к принцу неряху или грубиянку. А уж если у леди вкус не развит, то совершенно точно ей не стоило сюда приходить. Посмешище вряд ли будет пользоваться популярностью.

Но они все – мои соперницы, и ни с кем из них заводить дружбу я не намерена.

Долго ждать в коридоре не пришлось, однако и занять места за столом нам тоже не дали.

– Я рада видеть вас отдохнувшими и, смею надеяться, полными сил, чтобы продолжить борьбу за нашего принца. – Леди Каталина всматривалась в лица девушек, с ее губ не сходила приторная улыбочка. – Наверное, вы уже успели заметить, что число гостий сократилось до двадцати. Пять девушек выбыли за скверное поведение.

Тишина в Мандариновой гостиной стала звенящей. Формулировка королевской свахи давала простор для воображения. Неподобающим поведением может быть все что угодно, а нам хотелось конкретики.

– Будущая королева должна достойно переносить любые выпавшие на ее долю тяготы. В том числе несоответствующие статусу апартаменты. Вы должны понимать, что ситуации, в которых может оказаться королевская семья, бывают непредсказуемы. Ежегодный выезд королевской четы сопровождается самыми разными сюрпризами, и не всегда они приятные. Так, в прошлом году их величествам пришлось заночевать на сеновале, а также в доме старосты, где были старые матрасы с клопами.

– Ах, как можно! – воскликнула одна из девушек.

– Это же неприемлемо! – подхватила вторая кандидатка в жены Дерека. – Как они посмели предложить подобное своим королю и королеве!

Я, как и большинство девушек, хранила молчание. Ох, не зря сваха завела разговор о ежегодной поездке королевской четы по стране.

Эта традиция существует двадцать лет, а предшествовала ей смута на границе с королевством Гайчин. Наместник северных земель взимал с подданных тройной налог, две трети которого уходили в его карман. По большому счету он создал государство в государстве. Казнил, миловал именем короля, творил бесчинства, передавая его величеству заведомо ложную информацию. Это длилось почти пять лет, пока юный принц северных соседей не решил посетить Анлесское королевство инкогнито. Мало того, он угодил на публичную порку прехорошенькой леди, аристократки по крови. Как выяснилось позже, леди не желала идти замуж за старого управляющего, а ее семья давно томилась в тюрьме за несговорчивость и нежелание повлиять на дочь.

Ужасающая правда всколыхнула все королевство. Лорд, назначенный на должность наместника, был отцом той самой публично выпоротой леди. А его место обманом и хитростью занял управляющий, где угрозами, где шантажом выманивший доверенную печать, и везде действовал от лица лорда Манр. Так, благодаря действиям влюбленного принца, вскрылся подлог. И с тех пор королевская чета объезжает свои владения, проверяя, выполняется ли их воля, доволен ли народ. В каждой из девяти провинций устраивают не менее пяти слушаний, где принимают каждого страждущего и желающего воззвать к королевской милости.

– Леди Таина, леди Киас, достаточно. Благодарим вас за участие, можете быть свободны, – произнесла сваха все с той же доброжелательной улыбкой крокодила.

У меня мороз по коже пошел от ее вида.

Девушки замерли, видимо, не до конца осознав, что их выгоняют. Леди Таина открыла рот, но сказать ничего не успела. Четверо стражников вывели девушек из гостиной.

– Что ж, мои дорогие, теперь вас осталось восемнадцать. Прошу к столу. – И уже слугам приказала: – Уберите два прибора.

Возле тарелок стояли карточки с именами кандидаток, я оказалась в самом конце стола. Кресло во главе осталось пустым.

Леди Каталина заняла место по правую сторону от него, по левую так никто и не сел.

Трапеза проходила в тишине. Девушки, угнетенные произошедшим, не торопились вступать в диалог, королевская сваха кроме пожелания приятного аппетита не проронила ни слова. Ровно до того момента, пока я все-таки не отправила ложку в рот.

– Леди Айрис, расскажите нам о своей стране, – попросила она, мило улыбаясь. – Правда, что подданные Лиерска не пришли в восторг от затеи принца?

А это уже была прямая провокация! Чувствовала, от моего ответа зависит очень многое. Я молчала, собираясь с духом и подбирая слова, однако хорошо понимала, что затягивать не стоит.

– Я не могу отвечать за всех подданных, леди Каталина, – начала осторожно, а сваха нахмурилась. – Конечно, игнорировать глас народа не следует, но мы должны понять их чувства и искреннюю заботу о своей принцессе. Для любого государства члены королевской семьи святы. Люди считают их самыми лучшими, поцелованными Богами.

– Значит ли это, что вы не одобряете поступок королевского дома? – Леди Каталина прищурилась и добавила: – Я говорю о расторжении помолвки с ее высочеством Айрис Тайон.

У меня перехватило дыхание. Будь здесь мой отец, сваха жестоко заплатила бы за свои слова. Никто не смеет обсуждать и уж тем более осуждать королевскую семью любого государства. А уж то, что леди задала этот вопрос в присутствии подданных других королевств, вопиющий случай!

В отборе участвовали девушки всех стран. И сейчас среди восемнадцати оставшихся невест как минимум семь – подданные соседних государств.

– Если бы я так считала, то не находилась бы здесь. – Мило улыбнулась свахе, подмечая заинтересованные и гадкие лица девушек. С каким энтузиазмом они прислушиваются! Видимо, полагают, что своими словами я обеспечила себе отъезд из дворца. – Как и все подданные, считаю, что его высочество Дерек – лучший мужчина, и он должен жениться на самой лучшей девушке.

– Благодарю. – Сваха лукаво посмотрела на мою соседку. – Леди Инесс, слышала, что в Озерене, узнав о конкурсе невест для принца, устроили праздник, это правда?

– Да, – соседка побледнела. – Наши девушки обрадовались возможности показать себя и доказать, что леди Озерена ничем не хуже леди из любого другого государства.

Я молча опустила взгляд. Ничто не выдаст ни моего гнева, ни злости. Не дождутся. Обрадовались они! Знаю, чему они обрадовались. Все эти годы король Озерена лелеял надежду на союз с Лиерском и Анлесском. И если в моем случае он пытался просватать меня за своего старшего сына, то Дереку настойчиво подсовывал племянниц, так как дочерей не имел.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru