История Бледной Моли

Настя Любимка
История Бледной Моли

Глава третья


Всю мою болезнь матушка Гелла не отходила от моей постели. Я была слишком самоуверенна, решив, что с моими глазами не случилось большой беды. Но после всех лекарств, которыми мне их промывали, и тех, что приходилось принимать внутрь, я по-прежнему ничего не видела.

С одной стороны, мне было страшно навсегда остаться слепой, а с другой, я понимала, что калека теперь не понадобится ни трем высокородным покровителям, заявившим на меня права, ни кому бы то ни было еще. Слишком малый с меня спрос.

Теплая успокаивающая рука матушки действовала сильнее любого снотворного. Как только меня накрывала паника, она нежно касалась моей щеки, что-то шепча, и я засыпала.

Я потеряла счет времени. Сколько я находилась в лазарете? День, два, неделю, месяц?

Все слилось в одну точку, темную и всепоглощающую. Часто наведывалась директриса, притворно сюсюкая, справлялась о моем здоровье. Но, услышав о том, что положительной динамики не предвидится, горестно вздыхала, и, как мне казалось, совершенно искренне.

Пугающая, засасывающая мгла вместо привычного окружения иногда наводила бесконтрольный ужас. Но я нашла плюс в сложившейся ситуации – тишина и покой. Все мои чувства обострились. То, что ранее было недоступным, ураганом ворвалось в мой внутренний мир. Слух стал тоньше, позволяя улавливать не только происходящее в комнате, но и за ее пределами. Я слышала шорохи бушующей метели за окном, тихие шаги пансионерок и наставниц в коридоре. Но горечь от осознания своей беспомощности накатывала волнами. В такие моменты мне хотелось вгрызаться в землю до крови, чтобы почувствовать себя живой. Мои достижения и знания стали пустыми. Зачем они мне, если я не вижу?

Я отчаянно хотела прозреть и боялась оказаться выкинутой на улицу, будучи слепой. Да… у меня появилось время подумать о своей судьбе. Нужна ли я буду матушке, если так и не сумею разглядеть окружающий мир? Будет ли она моей опорой? Я верила ей, как себе, но… мир жесток. Это я хорошо усвоила. Что видела Бледная Моль за все двенадцать лет? Боль и унижения. В этом чертовом пансионате не было никого, кто протянул бы мне руку помощи. Ни одна из сестер, ни одна из воспитанниц. Никто. И этого я тоже не забуду.

– Инари, – позвала меня матушка Гелла.

Вчера меня наконец выписали из лазарета. Я не слышала, как она вошла. Странно, учитывая, что вслушивалась в малейший шорох.

– Что говорят лекари? – в который раз спросила я.

– Все будет хорошо, – тоном, не терпящим возражения, произнесла она. – К тебе посетители.

– Кто? – удивленно выдохнула я и немного иронично добавила: – Кто решил навестить Бледную Моль?

– Не называйте себя так, леди. – Мягкий мужской баритон разлился по комнате.

От неожиданности я вздрогнула.

– С кем имею честь?..

– Карленд си Анрейд, – представился вошедший.

Мой покровитель! Тот самый, кто первым подписал договор с пансионатом и с кем я еще ни разу не виделась, потому что он не желал встречи со мной. И я втайне надеялась на то, что этот господин передумает брать меня под свое крыло.

Шутка ли, главный Маршал страны, а выбрал меня! Я мечтала, чтобы его покровительство оказалось ошибкой, но нет. Он упорно переводил мне деньги, присылал наряды, которые я тут же отсылала ему обратно, а меня за это жестоко наказывали. Через год нашей гонки я проиграла. Появились еще двое благодетелей. Сражаться с тремя мужчинами я не смогла. И только последний, третий, будто издевался надо мной. Нет, он не приходил часто, но именно его визиты безмерно меня раздражали. Он всегда приносил с собой мази, дабы я пользовалась ими, чтобы из страшной невзрачной девушки стать пусть и не прекрасным, но симпатичным существом.

– Вижу, мои подарки пошли вам на пользу.

Я вздрогнула повторно. Как я могла пропустить шаги еще одного визитера?

Его подарки! Если бы! Просто матушка Гелла почему-то перестала втирать мне «нужные» мази, и мой внешний вид постепенно возвращался к первозданному. К сожалению, имя этого господина мне было неизвестно, как и внешность, он всегда приходил в маске, но вот его голос я узнаю из тысячи.

– Или… – вдруг засомневался он.

– Не пугай юную леди. – Еще один мужчина вмешался в диалог.

Мой второй покровитель, которого я видела лишь единожды.

– Я бесконечно рад, что вы идете на поправку. – И столько теплоты было в его голосе, что я невольно улыбнулась.

– Благодарю, – нежно прошептала в ответ.

Почему-то все трое зашлись кашлем. Что такого я сказала? Или их смутил мой вид? Я не раздета, матушка Гелла несколько часов назад помогла мне принять ванну и привести себя в порядок. Да, хоть и сидела в кресле, но если платье и помялось, то они этого увидеть не могли: я не вставала!

Раньше я ютилась в комнатушке, где даже окна не было. Каморка под стать моей внешности. Сегодня же… мне предоставлены три комнаты: спальня, кабинет, где я могу заниматься, и гостиная, куда могу приводить друзей, которых, к слову сказать, и нет. Мне не нравились эти изменения. Я давно подозревала, что моей игре пришел конец. И старая роль Бледной Моли уступает место новой. Вот только какой?.. Пока ответа на это у меня не было.

Я услышала звуки переставляемых стульев и поняла, что лорды расположились напротив меня.

Зачем они здесь? Разве им не известно, что по окончании моего обучения в пансионате им придется бороться за право обладать мной? Сразу троим меня не отдадут. Лишь одному.

Атмосфера в гостиной накалилась. Я кожей чувствовала, как напряглись мои визитеры, но упорно продолжали молчать. Мне же как хозяйке комнаты стоило развлекать гостей разговорами, однако я их не звала и даже под угрозой смертной казни рта не открою. Может, они поймут, насколько я плоха в роли леди, и сами откажутся от меня? Вот, смотрите, насколько я ущербна, что даже не могу элементарную тему для беседы придумать. Вставайте, лорды, и идите по своим делам, не забыв заглянуть к директрисе и расторгнуть ваши договоры.

– Инари, – первым нарушил молчание второй покровитель, тот, чей голос мне очень нравился, – позволишь тебя так называть?

– Конечно. – Я не сумела подавить улыбку. – Вам я не могу отказать.

Я специально ответила именно так. Право называть меня по имени и обращаться на «ты» остальные двое получат либо после того, как я выйду из пансионата и окажусь в руках одного из них, либо когда они его заслужат.

– Стало быть, нам, юная леди, вы такой привилегии не даете? – ничуть не иронизируя, спросил лорд Карленд.

Я посчитала лишним что-либо отвечать. Пусть мое поведение и не является эталоном, но я действительно не хочу фамильярности с их стороны.

– Что ж, леди Инари, мы потревожили ваш покой, имея на это вескую причину – ваше дальнейшее обучение, – так и не дождавшись от меня ответа, продолжил первый покровитель.

Удивилась, даже не сделав попытки скрыть это. Конечно, я не вижу мужчин, перед моими глазами тьма, но им-то хорошо видны эмоции на моем лице.

– Не стоит так удивляться, – хмыкнул третий покровитель.

У меня зачесались кулаки. Вот странность, но именно этот мужчина выводит меня из себя, заставляя раскрыть истинные чувства, и только с ним мне хочется стянуть маску безразличия и как следует стукнуть его!

– Итак, – громко, слишком громко сказал второй покровитель, – мы здесь для того, чтобы узнать, какие направления дальнейшего обучения ты предпочитаешь.

Быть не может! Они предлагают мне самой выбрать предметы? Неслыханно!

– Вы… уверены в своем решении? – все же решила уточнить я.

– Да, – хором ответили мне.

– Но… в любом случае уроки любви вам изучать придется. Такова моя воля! – добавил третий благодетель.

Вот она, ложка дегтя в бочке меда. Я уже говорила, что ненавижу третьего покровителя? Нет, я их всех ненавижу. Но его втройне сильней! Молча кивнула и сжала кулаки.

– Мы против, – вдруг вмешался лорд Карленд.

– Не обсуждается! – холодно бросил мужчина.

– Это мы еще обговорим.

– Нечего обсуждать. На мой взгляд, ей… – тоном, каким он упомянул меня, говорят о грязи под ногтями, – только этому учиться и стоит.

– Да как ты смеешь! – взорвался мой второй покровитель.

В том, что он был в ярости, я не сомневалась. Упал стул. Думаю, именно тот, на котором мужчина и сидел.

– Лорды… – тихим голосом произнес Маршал, – вы пугаете юную леди.

В этот момент мне хотелось только одного – исчезнуть. Может, это сон? Тогда ущипните меня, пожалуйста! Где это видано, чтобы покровители боролись за мою честь? Ведь третий гад не может не знать, что подразумевают уроки любви! Конечно, искусству обольщения я бы поучилась, но… лорд требует полного освоения данного аспекта жизни между мужчиной и женщиной! Мне ли не знать, как обучают воспитанниц? Обычно это направление для своих «избранниц» заказывали покровители, содержащие элитные бордели. Конечно, не каждую девушку отдадут на растерзание специфической публике, за самых лучших – талантливейших и красивейших – ведется борьба. И лишь директриса Ордена Магнолии решает судьбу подопечной пансионата. Если у нее за определенное время не появится покровитель из числа высокородных, готовый заплатить небывалую сумму золотых, аукцион устраивается между борделями.

Мерзко? Несомненно, но такова наша жизнь. Жизнь покорных.

В гостиной повисла напряженная тишина. Я слышала, как один из мужчин со свистом втягивает воздух, а второй постукивает ногой по полу. Вот только третий оставался абсолютно спокойным. И я не сомневалась, что это именно он самый главный гад в моей жизни.

– Прекратите! – наплевав на все приличия, потребовала я. – Каждый из вас имеет полное право распоряжаться моей жизнью… во время дальнейшего обучения и нахождения в стенах пансионата, естественно.

«А потом это право перейдет к кому-то одному», – тоскливо подумала я, но вслух не сказала.

 

– Я благодарна вам за возможность выбрать те предметы, которые мне хотелось бы изучить. – Я сделала паузу, облизав пересохшие губы. – Но если я правильно поняла, у каждого из вас есть свое условие. Вы могли просто предоставить мне его в письменном виде, а после подписать нужные бумаги, подтверждающие ваше согласие. Однако вы предпочли встретиться лично и обсудить этот вопрос со мной. Господа, я жду ваши рекомендации. Один из вас только что свою дал.

Если до этого была оглушающая тишина, то после моих слов она стала гробовой.

Конечно, разве можно было ожидать от Бледной Моли правильных суждений. Убеждена, моя догадка верна: каждый из лордов желал получить нечто конкретное.

Первый хлопок. Кто-то из мужчин начал аплодировать мне. Издевательски. Медленно. Словно хотел подначить мое самолюбие. Но чего нет, того нет. Я не себялюбива, и для гордыни в моей жизни тоже места нет.

Я ждала дальнейшего развития событий. Какие условия будут у остальных? Неужели они полагали, что, дав мне призрачный шанс решать самостоятельно, смогут приручить меня? Глупо! Трижды глупо! Только почему мне все больше кажется, что последний покровитель не стал ходить вокруг да около, сразу обозначив, каким хочет видеть конечный результат усилий сестер Ордена Магнолии? А двое других будто присматриваются ко мне и примиряются с моим существованием. Не я им себя навязала! Это они ворвались в мою жизнь ураганом, не оставив от иллюзий и надежд и следа.

– Итак, уроки любви – первое. Дальше?.. – не выдержав, пришла я на помощь стушевавшимся лордам.

– Создание ядов и нейтрализаторов, – откликнулся второй покровитель.

И голос у него был далеко не веселым и притягательным. Холодный и отстраненный. Будто он сам не рад тому, что сказал.

– Боевые искусства, – подал голос лорд Карленд си Анрейд. – Техника отшельников.

Я вздрогнула. Техника отшельников – техника наемных убийц. Кого из меня хочет сделать этот мужчина?!

Как же мне сейчас хотелось взглянуть на лица своих покровителей! Первому подавай убийцу, второму – подкованную в ядах даму, третьему – жрицу любви! Господа лорды, да вы обнаглели!

Да, наш Орден славится тем, что дает знания абсолютно во всех областях. Но невозможно за оставшийся год впихнуть в одну юную голову столь серьезные сведения!

– Это все? – отстраненно уточнила я.

Нет, покровители, моих эмоций вы не увидите. И тем более я не стану отказываться или рыдать.

– Но ведь ты еще не сказала, какие предметы интересны тебе, – вызвал огонь на себя второй покровитель.

– Я должна выбрать немедленно или у меня есть время подумать?

– Да, конечно, есть… – глухо проговорил первый.

– Вы можете внести любые предметы, согласие мы подпишем, – перебил Маршала третий покровитель.

Ох, ну спасибо тебе, главный гад.

– А теперь прошу меня простить, но должен покинуть ваше общество.

Гад произнес это скучным будничным тоном. Причем он не дождался положенных ответов ни с моей стороны, ни со стороны двух лордов. А это не просто дурной тон, это неслыханная наглость! Неужели у него больше власти, чем у других покровителей? Я невольно поежилась. Не дай бог попасть в его распоряжение. Скучной мою жизнь тогда точно не назовешь: меня либо казнят за убийство, либо покровитель сам прибьет.

Я рассчитывала, что и остальные уйдут следом. Однако они остались и, кажется, даже вздохнули с облегчением.

Молчание затягивалось. Мои пальцы самозабвенно теребили передник. Нет, я не нервничала и совсем не боялась. Я думала. А для меня этот процесс всегда сопровождался рукоделием или, вот как сейчас, бесцельным копошением в ткани.

Что же вам нужно? Какую роль вы хотите навязать мне? Нет, с третьим покровителем все ясно – официальная любовница, его интересует именно это. Противно, зато честно. Кукла, не имеющая из желаний ничего, кроме нарядов и драгоценностей. Украшение для спальни. К сожалению, эта роль мне не по зубам. С ней я уж точно не справлюсь. И не потому, что мне жаль моего тела и чести, нет. Я всегда знала, ради чего терплю и страдаю и о том, что есть конкретная цель для моих поступков и послушания. А в данном случае ее нет. И мотивации тоже.

Да, у меня нет гордости. Да, за двенадцать лет, которые прошли в истязаниях, я ни разу не воспротивилась ни одному из унижений. Безропотно сносила все, на что была способна человеческая злость и глупость. Да, я терпела и продолжала бы терпеть и дальше, четко зная, к чему ведут мои действия. Моя свобода – приз, который стоил и гордости, и красоты. Но… что я получу, став любовницей высокородного? Крышу над головой и полный желудок? Разве оно того стоит? Любовница не имеет права на женское счастье: ей нельзя рожать детей, нельзя иметь подруг, нельзя покидать дом, в который ее поселят. Жизнь взаперти, подальше от чужих глаз – такова участь большинства девочек из пансионата. Слишком мало тех, кто стал хоть немного счастливой за пределами Ордена Магнолии. Я знаю лишь об одном высокородном господине, женившемся на выпускнице, которую здесь вырастили именно для него.

Луиза Ливорская была младше своего покровителя на двадцать лет. И какая радость юной красавице иметь в мужьях старика, дети которого – ее одногодки? Это наказание. Пусть и не на всю жизнь, но… Быть личной рабыней, выполняющей любые требования мужа, лишь бы он не исключил ее из завещания?.. Да, после его смерти она стала богатой. Богатой вдовой. Но для этого Луизе пришлось прислуживать двадцать лет. И какими были эти годы для нее, знают только Бог и она сама. Лишь седина, полностью покрывающая ее голову, приоткрывает завесу ее жизни.

Нет, я точно знаю, что не смогу стать любовницей. Мое существо противится этому. Жизнь затворницы – не для меня. И если я достанусь третьему покровителю, между нами будет борьба, в которой, несомненно, проиграю. Силы не равны. Но… у меня есть год, чтобы обдумать каждый из предлагаемых вариантов, а заодно разгадать, что нужно остальным двум.

Раздался бой настенных часов: полдень, время обеда. Вряд ли этим господам придет в голову, что мне хочется кушать. И им уж точно неизвестно, что леди, сидящая перед ними, не завтракала. Я сжала руки и открыла глаза. Конечно, ничего не увидела, но дружный вдох мужчин меня порадовал. Еще бы, кому понравится пустой взгляд блеклых глаз?

Я терпеливо ждала, даже перестала мучить несчастный передник. Такими темпами он совсем потеряет привлекательный вид. Матушка Гелла этому вряд ли обрадуется, а огорчать ее не входит в мои планы. Как же надоело отсутствие красок в жизни! Вечная пелена перед глазами, которая раздражает, но с которой приходится смириться. Слишком много смирения требует от меня судьба.

– Леди Инари, мы должны сообщить еще один аспект вашего дальнейшего обучения. – Маршал решил покончить с затянувшейся паузой. – Поскольку покровителей у вас трое…

Лорд замолчал, видимо, подбирая слова. Я ждала. Желудок скрутило, но, слава богу, он не заурчал.

– Итак, что еще мне предстоит? – взяла инициативу на себя.

Все-таки кушать очень хотелось, а оконфузиться – нет.

– Ваш срок обучения продлен, – тут же выпалил лорд Карленд си Анрейд.

Не удивлена. Я предполагала, что мне придется задержаться в стенах пансионата. Наверное, это связано с тем, что понадобится больше времени, чтобы определить, в чьи руки достанется мое тело.

– И на сколько? – спросила я, заглушая урчание желудка.

Кажется, никто не заметил.

– Вместо стандартного года, Инари, ты проучишься три. – Второй покровитель пришел на выручку первому.

– Три года?!

Не слишком ли долгий срок? Но, вспомнив о выбранных покровителями направлениях, сама себе ответила: «Нет, это как раз достаточное время для того, чтобы придумать выход из создавшегося положения». Не знаю, что подумали мои собеседники, когда я лучезарно улыбнулась, но они дружно закашлялись.

Часто кашляют, заболели, что ли?..

– Лорды, это все вести на сегодня? – Мой пустой желудок громко напомнил о себе.

Я покраснела до корней волос. Стыдно-то как.

– Да, Инари, прости…

– Мы более не станем вас задерживать, – перебил Маршал извинения второго покровителя, а жаль, я бы послушала.

Медленно поднялась из кресла, сделала шаг навстречу мужчинам и присела в книксене.

– Благодарю за оказанную милость. Завтра же передам список выбранных предметов сестрам Ордена. – Я опустила голову, не делая попыток выпрямиться.

– Надеюсь на ваше скорейшее выздоровление, леди Инари. – Голос Маршала раздался у самого моего уха.

Когда он успел подойти так близко? И зачем он пусть и невесомо, но провел рукой по моим волосам? Спокойно вытерпела эту неожиданную ласку. И уже не удивилась, когда и другой мужчина пожелал прикоснуться ко мне.

Правда, его теплую ладонь я ощутила явно. Он в отличие от Маршала нежно провел ею по моей щеке.

– До скорой встречи, Инари, – прошептал второй покровитель и торопливо отошел.

Я дождалась хлопка двери и только тогда разогнулась. Господи, спаси и сохрани!

Неужели мне придется терпеть их касания на протяжении всего времени обучения? И как я должна реагировать на их желание меня трогать? Это странно! Нет, объятия и даже поцелуи не возбраняются между покровителем и воспитанницей, но не более. Да и поцелуи – мимолетные и не носящие откровенного характера: в лоб, запястье и щеку. Но ласкать Бледную Моль? У них, случайно, не возникло желания помыть руки? Судя по всему, нет, а жаль! Значит, мои старания прошли даром!

То есть мне придется каждому выражать свое восхищение и почтение. Этому нас обязывает устав Ордена Магнолии.

– Будьте вы прокляты! Ненавижу! – падая в кресло, воскликнула я.

Сейчас, когда я одна в комнате, могу позволить себе роскошь – не сдерживаться. Почему судьба так жестока? Зачем я появилась на свет у аристократки? В том, что моя мать голубых кровей, сомневаться не приходилось. Иначе я бы попросту не оказалась в пансионате покорных, а содержалась бы в одном из многочисленных приютов нашей империи. Отрабатывала бы свое проживание и мечтала о своем доме. Но была свободной! Полностью свободной от желаний лордов и устава Ордена Магнолии! Кому было бы дело до простой сироты низкого происхождения? Кем бы ни были мои родители, уверенность в том, что они живы, никогда меня не покидала. Это только простолюдины отказываются от своих детей под властью смерти. Проще говоря, умирают. Но какая бы нищета ни гнула их спины, свою кровиночку на попечение империи эти люди не отдают.

А мы, незаконнорожденные дочери аристократов, – ценный товар. Товар, а не дети! И трижды проклятыми становятся все «знания для леди», которые мы получаем в этих стенах. Зачем они тому, кто навеки заклеймен позорным – «бастард»?

Во мне бурлила злость. Хотелось разбить что-нибудь вдребезги, но я заставила себя медленно дышать, чтобы успокоиться. Нет, сейчас не самое лучшее время искать ответы на вопросы. Да и получить их не от кого. Странно, а где же матушка Гелла? Она должна была прийти за мной, чтобы сопроводить на обед. Сама, к сожалению, я не дойду и не поем.

Вдруг мне почудилось, будто кто-то наблюдает за мной. Это ощущение усиливалось. Вскочила с кресла, прислушиваясь к шороху в паре метров от меня.

– Кто здесь?

Никто не ответил, но моя тревога росла.

– Я знаю, что вы в комнате, – стараясь говорить медленно и без эмоций, сообщила неизвестному.

Мгновение, и меня подхватили сильные руки. Успела сделать несколько болезненных вдохов. Кем бы ни был мой визитер, но заботой он не отличался. Мои ребра, сжатые его пальцами, нещадно ныли. Еще секунда, и моя спина врезалась в перину. Зачем он отволок меня в спальню? Не узнать свою кровать я не могла.

Мужчина прижал меня своим телом, его рука скользнула под юбку. Я сжалась в тугую пружину и попыталась отпихнуть его. На моем колене сомкнулись холодные пальцы. Для достойного отпора сил не хватало, но я продолжала молчаливую борьбу, не позволяя мерзким рукам пробраться выше.

Страх окутал мое сознание, но всего один вдох, и… знакомый аромат вскружил голову. Я поняла, кто мой мучитель. Это знание настолько поразило меня, что невольно рассмеялась и перестала сопротивляться.

– Неужели вы наконец поняли, что представляют собой уроки любви? – опустив руки на покрывало, выдохнула я. – Все-таки решили стать моим первым мужчиной?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru