Академия света и тьмы. Заклинательница духов

Настя Любимка
Академия света и тьмы. Заклинательница духов

© Н. Любимка, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

Глава первая

«На берегу бушующего моря, продрогшая и промокшая насквозь, стояла молодая женщина. Ей не мешала непогода, казалось, она радуется набегающим волнам, разрезающим берег, и черным тучам, нависшим над головой. Ее полубезумная улыбка не сходила с лица, приковывая взгляд случайных прохожих. Полные боли глаза женщины казались огромными на бледном исхудалом лице. Глаза цвета июльского неба, они манили, звали и в то же время отталкивали. Кто она? Что делает здесь? Ответа не будет. Местная легенда – женщина с хрустальными глазами, женщина, приходящая к морю в самую бурю, – Леди Ниэль», – память услужливо подсунула строчки из моего любимого предания.

Думала ли я, что однажды окажусь на том самом берегу моря города Лион, где в непогоду объявляется дух сломленной женщины? Конечно, нет! Пусть имеющийся интерес к ней как к духу заставлял трепетать мое сердце Заклинательницы, но… бегать в поисках рабочего материала – не моя стезя.

Мне всегда были близки красивые романтические истории, особенно с трагическим концом. Жизнь Леди Ниэль, несмотря на довольно избитый сюжет, прельщала мой ум и возбуждала интерес. Об этом духе я читала, когда ходила в школу Начального Волшебства и Чародейства. Предание гласит о заблудшей душе юной девушки, подвергшейся насилию во время осады города Лион. Ее жених был убит в одной из битв, она же позже полюбила того, кто стал причиной ее бед и несчастий. Спускались сумерки, девушка выходила на берег в надежде, что он вернется за ней. Никто не знает, куда впоследствии она исчезла, но через несколько лет в ненастную погоду рыбаки впервые заметили на берегу женщину, блуждающую вдоль моря. Она не причиняла вреда, скользила молчаливой тенью и так же пропадала. Она стала своеобразным знаком для рыбаков – если Леди Ниэль пришла на берег, быть беде на море.

Уже перечитывая эту легенду в более зрелом возрасте, я уверилась, что не душа блуждала, а дух! И тому на данный момент имеется подтверждение.

Два месяца назад стало известно о первых жертвах. Люди и маги, подвергшиеся нападению, были буквально выпотрошены обезумевшим духом. Их число на сегодняшний день достигло восемнадцати. Неслыханно для нашего королевства, где система защиты населения, как магическая, так и физическая, находится на высоком уровне.

Взять хотя бы меня, Миру Ночную, адептку факультета Хранителей Времени, столичной Академии Света и Тьмы. Обучаясь на пятом и шестом курсе, адепты отправляются на различные задания по профилю выбранных ими факультетов. То есть, начиная с пятого курса, меня и моих однокурсников легко могли сорвать с лекций и отправить в любой уголок нашего королевства, чтобы разобраться с восставшим духом или духами.

Что касается остальных факультетов моей академии, то они были такими: факультет Охраны Магических Существ, факультет Воинов Вечной Силы, факультет Искателей Тайных Путей и факультет Творцов Миражей.

Мы не проходим экзаменов и жестких отборов, чтобы поступить в академию. С самого детства каждому уготована его дорога в то или иное заведение. При рождении ребенка магический фон вокруг матери и младенца искажается. В этот миг происходят удивительные вещи – новорожденному даруется волшебная сила и появляется особый знак на его теле. Именно этот знак и определяет наше направление магии. Согласно ему мы ищем подходящую школу, а после – академию. Если быть до конца откровенной, то учебных заведений моего направления множество, однако престижных всего две.

Вечные противники друг друга. Академия Света и Тьмы и Высшая Академия Небес и Хаоса.

В моей академии может обучаться любой представитель Союза Чародеев, в который входят шесть стран мира Тринион и одна страна Мира Отражений. В Высшую Академию Небес и Хаоса принимаются только дети древних и могущественных родов. Таким, как я, представителям третьей категории путь в это учебное заведение закрыт.

Не скажу, что меня это сильно огорчает, но и, естественно, не радует. Ведь именно там преподают выдающиеся маги и чародеи. Именно в стенах этой академии есть доступ к древним манускриптам и писаниям. Разумеется, ведь выпускникам Высшей Академии Небес и Хаоса суждено стать правителями, управляющими, созидающими и прочими должностными лицами. Редко высокопоставленную должность доверяют низшим категориям. Но на моей памяти ни разу рабочая сила, а это четвертая категория, не главенствовала.

К третьей категории относят сирот, причем их тоже делят на несколько классов. Существует своеобразная иерархия, разделяющая третью категорию на группы. Так, я стою на вершине, мои родители погибли при выполнении государственно важного и особо опасного задания. Следовательно, я отношусь к первому классу – сироты по недосмотру властей. Государство обязано содержать нас всю жизнь. Также за нами сохраняется право на владение всеми вещами погибших родителей, будь то дом или книга, или даже медная булавка. Государство ничего не отнимет у нас, сохранив и приумножив. Конечно, обеспечивают лишь самым необходимым, без излишеств, но голодная смерть тоже не грозит. До того как мы приступим к работе, именно государство обязуется оплачивать все расходы, связанные с ведением дома, обучением и воспитанием сироты.

Ко второму классу относятся сироты по воле случая. То есть сюда относят все, что не зависело от государства – внезапная смертельная болезнь родителей или родителя, несчастный случай, к примеру в дороге. Также сюда входит насильственная смерть при условии осознания ее возможности или неизбежности, это может быть результат стихийного бедствия или поражение на не запрещенной законом дуэли. Таким детям оказывается специальная поддержка в виде содержания в одном из приютов государства до завершения полного обучения, затем забота о жизни ложится на их плечи. Однако и здесь существуют позитивные моменты. Если у родителей имелась какая-либо собственность, государство гарантированно сохранит ее и по достижении осиротевшим собственником определенного возраста выдаст все соответствующие документы на владение этой собственностью сироте.

И последним классом считаются сироты по воле родителей. Это подкидыши и дети, от которых отказались. Они также содержатся в приютах, но ни о какой собственности в их случае речи не может быть. Получив образование и покинув приют, они обязаны некоторое время работать на государство, чтобы возместить часть потраченных на их обучение средств. Их расселяют по комнатам домов Общественных районов города. Это особые улицы, где построены дома для четвертой категории и третьей категории третьего класса.

Что примечательно, четвертая категория не имеет магического дара и многие из третьей категории также его не имеют. Я скорее исключение, чем правило. Пусть мой род не является древним, но все его члены владели волшебством.

Ко второй категории относится привилегированное общество. Аристократы, в чьих жилах течет кровь древних родов. И первой категорией называются правители стран и члены их семей.

Казалось бы, зная все эти нюансы, адепты Академии и Света и Тьмы должны преклоняться перед адептами Высшей Академии Небес и Хаоса, однако все наоборот. Нас не страшит угроза от задетых нами противоборствующих адептов в будущем. Как бы то ни было, наши выпускники практически ни в чем не уступают выпускникам Высшей Академии, за исключением отсутствия голубой крови в венах.

Пять лет моя команда, собранная со всех факультетов, пытается взять первенство на Весенних Играх, но неизменно мы вторые. К сожалению, это последний, шестой год моего обучения. Последний шанс получить главный приз и возможность утереть нос «Высшим Выскочкам».

Теперь, пожалуй, можно вернуться к истории Леди Ниэль. Моя специализация – заклинание духов. Это означает, что я могу управлять ими, заключив контракт. Не стоит путать мое направление с некромантским. Я не вызываю усопших, не использую темную энергию, не упокаиваю нежить с помощью заклинаний. Я – хранительница времени, своеобразный энергетический сосуд, который накапливает жизненные потоки предшествующих, настоящих и будущих существ. Сильнейшим заклинателям подвластны все материи, для них не существует границ. И многих их могущество и сила привели к гибели. Слишком размыты границы времени, слишком слаба человеческая психика, и, как следствие, заклинатель сходит с ума, а затем и умирает.

Неудивительно, что по-настоящему сильных заклинателей мало. Но и тех, что есть, хватает. Мне нравится мое направление, я восхищаюсь каждой дарованной мне крупицей знаний. Миров множество, но грань времени для всех едина.

Вернемся к моему заданию, городу Лион и его тайне, которую мне предстоит выяснить.

Мне необходимо узнать причины, побудившие дух на убийства, а также установить действительную причастность женщины с хрустальными глазами к происходящим душегубствам. Если она виновата, то я обязана уничтожить ее дух. Собственно, именно для этого я и прибыла в Лион.

– Мира, я кушать хочу, – жалобно раздалось над ухом.

– Лил, ты только о еде и можешь думать, – отмахнулась от назойливой зверушки я.

На плече скорбно вздохнули. Это был мой помощник Лил, магический зверек, он выглядит как маленький котенок ярко-желтого цвета, но при необходимости может изменять форму, увеличиваясь в размере и отращивая крылья.

Скорбный вздох на плече повторился, но я упрямо продолжала сидеть на песке в трех метрах от моря.

Знаю я его «кушать хочу». Кушать ему хочется всегда, вне зависимости от времени и места. Ежеминутно, нет, ежесекундно, этому прожоре требуется что-то жевать. Но так дело не пойдет, если он еще хоть на килограмм потолстеет, верну туда, где взяла.

– Мира, ну не появится она тут, – вдруг заявил Лил.

– Почему? – удивленно спросила я, снимая зверька с плеча.

Ведь мой кулон вел именно в это место. Здесь самая большая активность потусторонней энергии. Конечно, это может означать не только то, что здесь находится нужный мне дух, но и то, что в этом месте погибло очень много народа.

 

– Я чувствую смерть, – просто ответил Лил. – Метрах в десяти от нас.

– А раньше сказать не мог? – вскакивая с насиженного места, прошипела я.

Нет, ну и я тоже хороша. Замечталась, видите ли! А ведь и я чую смерть совсем рядом с нами!

– Трансформация, – выкрикнул Лил.

Из маленького котенка в небо устремился столп света. На глазах магическое существо постепенно увеличивалось, меняя цвет шерсти и обретая крылья. Теперь вместо желтого котейки позади меня стоял гигантский кот с красными крыльями за спиной.

– Ты меня иногда пугаешь, – выдохнула я, – вперед, Лил.

У меня не было страха за жителей Лиона, которые могли упасть в обморок от созерцания моей зверюшки. Берег был пуст. Глава города еще три дня назад запретил всем местным приходить на песчаный пляж. И пусть тот не был огорожен, но заплатить штраф в размере трех тысяч золотых и получить десять плетей не желал никто.

Первым в центре скопления враждебной энергии оказался Лил, за что и пострадал – энергетическая волна отбросила его в море.

– Призыв Мастера Гор, – сжимая в ладони кулон, прошептала я.

Сейчас следовало действовать быстро, и было бы ошибкой смотреть, все ли в порядке с моим другом.

Кулон знакомо нагрелся, и я ослабила хватку, позволяя украшению взмыть на уровень моего лица. Сверкнула ярко-алая вспышка из недр конусовидного камня, в воздухе застыла цифра контракта, конкретно для этого духа – единица. Я заключила с ним контракт во время первой практики. Мастер Гор – это дух гор.

Почему я призывала именно его? Что-то подсказывало мне, что понадобится помощь стихий, а конкретно – земли.

– Заклинательница, – раздалось откуда-то сверху, – убью.

– Не выйдет, – констатировала я из-за созданной Мастером Гор стены, которая отразила враждебную энергию, направленную на меня.

– Мира, – позвал седовласый и длиннобородый старец – именно такой облик принимает дух гор.

– Она одержима. Печать восьмого уровня, – воздвигая все новые стены, сообщил мой старичок.

Вот это я попала! Мало того что дух одержим, так на нем еще и печать. Да не абы какая, а высшего порядка! Не меня сюда направлять стоило! Думай, Мира, думай.

Печать – это заклинание, наложенное темным магом для подчинения сильного духа. Сильными духами считаются такие, которые при жизни имели высокую степень магического дара. Так что же получается, для порабощения леди Ниэль потребовалась печать восьмого уровня? Это насколько сильным магом она при жизни была? Нет, все-таки врут легенды, там ни слова о магии не было.

Вопрос в другом, кому и, главное, зачем потребовалась женщина с хрустальными глазами? Восемнадцать человеческих жертв, тела которых были буквально выпотрошены. Естественно, мой куратор, отправляя меня на задание, предупредил, что, возможно, это все часть ритуала. Впрочем, я и сама думала об этом же. Только ни один ритуал не требует всех внутренностей человека, да еще и в таком количестве! Во всяком случае, мне о таком неизвестно.

Вокруг меня кипел бой. Мастер Гор не давал женщине с длинными волосами приблизиться ко мне. Ее тело не было прозрачным, как у призраков. Дух – нечто иное, он имеет плотную оболочку. Один взгляд на лицо Леди Ниэль, и я удостоверилась в словах духа гор. Вдоль левой щеки, от подбородка и до виска, шла черная татуировка – она же печать. Вот только без подсказки хозяина гор я вряд ли бы догадалась, что она восьмого уровня.

– Не мешай, глупая девчонка, – шипела некогда красивая женщина, – А ты, предатель, помогаешь ей.

Эти слова предназначались моему старичку. Мастер Гор ушел в глухую оборону, создав вокруг меня неприступный каменный кокон. Дух прекрасно понял мои намерения и дал время, чтобы я могла подумать, как лучше выполнить задуманное.

Я, конечно, могу уничтожить Леди Ниэль, не снимая печать, но тогда мне ни за что не узнать, кто же поработил духа. А сделать это непременно нужно. Уверена, знания будут полезными и помогут вычислить организатора, а также найти таких же порабощенных, как и Леди Ниэль, чувствую, она не одна такая. И где-то может происходить то же самое, что и в Лионе.

Снимать печать нас учили на третьем курсе, практиковались на одержимом духе с шестым уровнем печати. Как нейтрализовать восьмой уровень, я знаю лишь в теории. Почему так? Все очень просто – наша академия придерживается принципа гуманности, во всяком случае, там, где сможет. Нас учат, что духи – не наши марионетки, а верные друзья, если найти к ним правильный подход. Поэтому для того, чтобы мы отрабатывали нейтрализацию печатей, одержимых духов доставляют со всех уголков страны. Иногда привезенный дух ждет освобождения несколько месяцев, пока у группы не начнутся лекции, а затем и практика, по направлению нейтрализации особо губительных проклятий. А вот в Высшей Академии Небес и Хаоса отрабатываются все уровни.

Я лихорадочно вспоминала последовательность действий при снятии печати высшего уровня. Первое: для нейтрализации нужно вызвать минимум трех духов. Второе: цифра контракта должна быть цветной, что означает высокую степень силы духа. У меня таких контракта всего два. А это значит, что придется вызывать всех имеющихся в наличии духов. И не факт, что на это хватит сил.

– Вертикаль измерения, врата ночи, отворитесь, – начала призыв я.

Раздался грохот, кулон, пришедший в действие, остановился.

Дух гор не справлялся с моей защитой. Стена разлетелась на осколки, я только и успела прикрыть лицо. Каменная крошка больно впивалась в каждый уголок тела. Сильнее сжав кулон, повторила формулу призыва.

Драгоценный камень накалился, обжигая ладонь. Я не видела, но точно знала, что в воздухе вырисовываются голубая тройка и красная четверка – номера контрактов со Звездой Ириды и Звездой Сириуса.

– Призыв Мастера Путей, призыв Мастера Дьявольской Силы, – прошептала я, из последних сил удерживая раскаленный кулон.

– Купол небес, – Сириус с Иридой одновременно окружили меня защитой.

Вздохнув, опустилась на песок, наконец расслабляя руку. Кулон, приняв прежнюю форму, больше не был горячим. Но раны, полученные от каменной крошки, саднили, а ладонь превратилась в сплошной красно-белый пузырь.

– Мира, – в плечо мне уткнулся мокрый нос, – возьми у меня энергию.

– Лил, – я улыбнулась другу, радуясь, что он в полном порядке, раз предлагает забрать его силу.

– Давай же, – повел хвостом Лил. – Тебе нужно волшебство, чтобы удерживать в нашем мире всех призванных духов.

Друг, как всегда, был прав. Мне не просто необходима подпитка – мне она катастрофически нужна.

Я уже чувствовала себя как выжатый лимон. А еще предстояло направлять духов, которые сейчас тратили силы на оборону.

Огромный зверь глядел мне прямо в глаза. Это часть ритуала передачи волшебства – непрерывный зрительный контакт.

– Gaar sher na aar, энергию принимаю, – удерживая тяжелеющие веки, прошептала я.

– Энергию отдаю, – медленно, практически по слогам, произнес зверь.

Лил уменьшался на глазах, моя же сила возрастала. Все закончилось быстро. Мой друг вернулся к образу котенка, я же чувствовала необыкновенный прилив бодрости и сил.

– Сириус, ослепи ее. Ирида, ограничь пространство. Валу, принимай истинную форму, – я отдавала приказы вызванным духам. – Странник, отрежь ей пути отхода, Горный, защита из скал.

Духи молниеносно исполнили требования, а я в который раз отшатнулась от Валу. Мастер Дьявольской Силы появился у меня не так уж и давно, я пока не привыкла к его демонской сущности. Страшный он в истинной форме.

Словно прочитав мои мысли, Валу широко улыбнулся, демонстрируя весь набор клыков.

Я задрала голову вверх и посмотрела туда, где над землей «висела» одержимая. Только сейчас я смогла как следует рассмотреть ее. Когда-то белое платье духа превратилось в лохмотья грязно-серого цвета. Непонятно, как оно еще держалось на ней, возможно, благодаря заклинанию, которое, судя по всему, давно не обновлялось. Но больше всего меня удивило то, что цвет ее глаз был белым! Даже зрачок не был черным! Единственное, чем он выдавал себя, был блеск, то и дело сменяющий местоположение. Леди Ниэль успешно отбивала попытки Сириуса ослепить ее, однако от пут Ириды увернуться не смогла.

– Сириус, удар малых врат! – скомандовала я, прекрасно осознавая, что ослепить духа выйдет только обманным путем, то есть отвлекая внимание.

Круг из древних письмен окружил Леди Ниэль. Он горел черно-фиолетовым светом. Я точно знала, что одержимой не вырваться, казалось, будто каждая буква ее жалит.

– Ослепляй! – крикнула я. – Горный, убирай стену.

С каждым новым заклинанием духов мои силы иссякали. Однако это не значит, что в них вкладывалось меньше мощи. Сириус обратился в дымку, завертелся вихрем и рассеялся.

Вопль Леди Ниэль послужил ответом на невысказанный мною вопрос: получилось ли ослепить? Получилось.

– Валу, пламя преисподней! – не мешкая, крикнула я.

Мне нужно, чтобы эта дамочка спустилась на землю. И адское пламя из недр земли – самый лучший способ выполнить задуманное.

Как только взметнулось пламя, я покачнулась. Слишком сильное заклинание, и требует огромной концентрации энергии. Из носа потекла кровь, но я не приказала Валу остановиться. Одержимая камнем упала на землю, песок взметнулся вверх. Я хоть и стояла в трех метрах от места ее падения, но все-таки песка наглоталась. На ватных ногах пошла к духу. Леди Ниэль была оглушена, что, собственно, мне и требовалось. Правда, ненадолго, нужно торопиться.

Дрожащими руками обхватила ее голову и вскрикнула, обожженная ладонь была против такой эксплуатации. Стиснув челюсть, вновь коснулась головы духа. Необходимо как можно скорее отозвать печать.

– Naira tyan ami fir, – практически касаясь губами ее лба, зашептала я нараспев, внимательно следя за черной татуировкой, на которую сверху накладывалась моя печать золотистого цвета, – Очищение!

Я опустила руки и отошла на два шага. Надеюсь, все получится. Секунду не происходило ничего, затем, один за другим, мои помощники духи стали исчезать. Несчастные крохи энергии вернулись ко мне. Действие моей печати началось. Она поглощала черную, медленно, но верно стирая ее с лица духа.

– Мира, – крикнул Лил, когда я упала на песок.

Мои силы иссякли. Кажется, эту битву я проиграла. Пусть печать с Леди я и сняла, однако это только половина дела. Нужно восстановить ее память, а на это моих ресурсов не хватит.

– Уходи, Лил, – зорко следя за духом, попросила я. – Она может напасть.

– Нет, – возмутился друг и сел возле меня.

Естественно, это и произошло, – Леди посчитала меня врагом и, даже не успев толком очухаться, послала мощную волну энергии в нашу сторону. Я еле успела прикрыть собой Лила. Все, это точно конец.

Секунды тянулись долго. Я ждала удара, но его не последовало.

– Молодец, остальное наша работа, – сообщил сверху голос. – Локи, подлечи ее.

Кто-то опустился рядом со мной на корточки.

– Мира, придушишь, – хрипло раздался голос Лила в районе живота.

– Ой, прости, – приподнялась на локтях, позволяя другу выползти.

– Мира? Красивое имя. Давай я помогу, – и, не дожидаясь ответа, меня ухватили за плечи.

Момент, когда я смогла здраво посмотреть на подоспевших мне на помощь, стал для меня шокирующим. Королевский Отряд Карателей! И один из них сидит рядом со мной.

– Не бойся, – ласково произнес мужчина. – Я подлечу.

Все мысли вылетели из головы. Осторожно в меня вливалась целительная энергия. Она не только восстановила мой резерв волшебства, но и подлечила раны на теле, от ожога на ладони не осталось и следа.

– Академия не имела права отправлять вас на это задание, – произнес целитель. – Они знали, что это наша работа.

– Она не единственная? – указывая на обездвиженную Леди Ниэль, спросила я.

– А вот это вам знать не стоит, – резко похолодел целитель.

– Подождите, – поднимаясь, крикнула я.

Работа карателей – это уничтожение существ, враждебных по отношению к Союзу Чародеев. Попасть в один из отрядов карателей считается престижным не только в моей академии, но и в учебных заведениях по всей стране.

– Не уничтожайте ее, нужно хотя бы узнать, кто поставил ей печать восьмого уровня и, главное, зачем, – меня это действительно интересовало.

Каратели дружно вздрогнули.

– Локи, убери ее, – потребовал брюнет в синем плаще, по-видимому, самый главный.

– Мира, пойдем-ка, – попытался оттащить меня Локи, тот каратель, который лечил меня.

– Ну уж нет, – возмутилась я. – Она же не виновата!

Наверно, если бы карателей не забавляла сцена, устроенная мной, они бы поспешили с уничтожением духа. Но мне повезло, что я хоть на миг смогла притормозить их рвение.

 

– Смотри-ка, еще одна приверженка Тирша, – рассмеялся рыжий парень.

Лорд Тирш – это глава Академии Света и Тьмы.

– Неудивительно, она ведь учится там, – пожал плечами Локи.

– Давно пора закрыть это заведение, – скривилась девушка.

По ее поджатым губам и тону, каким она это произнесла, я поняла, что эта девушка – выпускница Высшей Академии.

– Локи, выполняй, – снова потребовал брюнет и повернулся к Леди Ниэль.

Что удивительно, дух не пытался сопротивляться. Хотя она совершенно точно все осознавала. Неужели ей вернули память, пока меня лечили?

– Лил, – прошептала я.

– Понял, – так же тихо ответил друг.

Мгновение и он у ног Леди Ниэль. По законам Союза Чародеев уничтожать анимас категорически запрещено, а Лил является представителем именно этого вида магических существ.

И карателям для того, чтобы выполнить свое задание, придется навредить моему другу, чего они делать не станут.

– Локи, да вырубай ее уже, – скривился брюнет

Не такой реакции я ждала! Как выяснилось позже, яркие черты моего характера – наивность и глупость, – в который раз сыграли со мной злую шутку. Знала же, что в каратели не берут идиотов. Они правильно рассчитали, что, когда ударят по мне, мой друг тут же сорвется на помощь.

Последнее, что я увидела перед тем, как потерять сознание, это мчащегося ко мне Лила.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru