Две души. Испытания бытом

Надежда Игоревна Соколова
Две души. Испытания бытом

Глава 4

Хорошо развлечься – разве это не мудрость?

Роберт Вальзер

Ирина:

Первое, что бросилось мне в глаза, когда я, сонная и растрепанная, в небрежно наброшенном на плечи домашнем халате, выглянула в коридор, – затравленные глаза Верис. Затем взгляд переместился на ее руки, покрытые синяками, плавно менявшими свой цвет с синего на лиловый. Уже не замечая того, что слуги, наперебой шумевшие в коридоре, вдруг резко замолчали и испуганно попятились, я почувствовала, как в груди разрастается ураган, готовый сравнять с землей покусившегося на девочку ублюдка, а заодно и его подельников.

– Милая, расслабься и дыши. Глубоко дыши.

Варт… Варт? Каким боком он тут?..

– Вот так, хорошо. Марик, всех участников ко мне в кабинет через десять минут. И сам будь там.

Входная дверь закрылась, отрезая меня от остальных…

– Ира, ты меня слышишь? Ира! Посмотри на меня! Вот так, умница. Надо же, как сильно поменяла цвет радужка… Родная, ты себя хорошо чувствуешь? Кивни, пожалуйста. Ира? Ответь мне.

– Варт, не заговаривай мне зубы! Что ты здесь делаешь? Ты же должен быть во дворце у Императора, нет?

В вишневых глазах появилось облегчение. Потом этот умник вдруг отвел взгляд, и я почувствовала неладное.

– Варт? Как ты тут появился? Очень вовремя!

– Ира, успокойся. Твоего срыва этот дом не переживет.

– Какого еще срыва? Варт!

Муж вздохнул, шагнул вперед и сильно прижал меня к себе. Да что происходит?

– Знаешь, мне свекровь перед отъездом подарила очень интересную штучку. Небольшой такой, но очень удобный портал. Последняя разработка, говорят.

– Шантажистка. Ты сейчас чуть дом не спалила. Хотя, может, правильней было бы сказать «не разнесла». У тебя кровь драконов пробуждается. Сильное волнение может послужить катализатором.

Ох…

– То есть ты хочешь сказать, что я могу превратиться в эту вашу летающую змеюку?

– Ящерицу, милая. Драконы – ящерицы.

– Варт, не уходи от ответа.

– Не знаю. Может быть. Ты – уникальный случай. Подозреваю, что единственный… В том мире тебе ничего не грозило бы. Полное отсутствие магии не позволило бы твоей крови проснуться. А здесь, на родине ящеров, возможно все.

Спасибо, утешил…

– Варт, так как ты тут оказался?

Тяжелый усталый вздох. Мученик, блин.

– Ты действительно думала, что я оставлю тебя без присмотра?

– В каком смы… Следилка! Ты за мной шпионил?

– Не следилка, а маячок. Присматривал, причем больше за твоими чувствами, чем за самой тобой. Можешь себе представить, каково мне было, когда твои эмоции полностью опалили меня, да еще и вытолкнули из кресла. На глазах у Императора, вообще-то.

Бедный, несчастный, всеми обижаемый черный маг. Я, конечно же, расплачусь от жалости. Но только после того как задам еще парочку вопросов.

– Варт, что ты собираешься делать с этой сволочью?

– С какой? А, это ты так ласково помощника повара назвала… Тебе мало его ожогов?

– А они у него есть? Я как-то не заметила.

– Естественно, есть. Не удивительно, что не заметила. Ты тогда вообще мало что вокруг замечала. Амулет сработал на полную, и слуге нужно будет несколько дней пролечиться.

– А потом?

– Ира, нельзя быть такой кровожадной…

Муж взглянул мне в глаза, оборвал свое бесполезное поучение и пожал плечами:

– Как хочешь.

– Что было бы, реши он изнасиловать служанку, а не рабыню?

– Выпороли бы.

– Отлично…

Фырканье.

– Сама пороть будешь?

– Еще чего. Но понаблюдаю с удовольствием.

Смешинки в шоколадных глазах. Затем:

– Милая, у меня к тебе просьба…

Что-то мне заранее не нравится интонация.

– И?

– Ты помнишь наши традиции насчет незаконнорожденных детей и отношения к ним?

– Это не традиции, это извращение.

– Как скажешь. Так вот… Матушка, возможно, отошлет свою сестру-бастарда с семьей на некоторое время сюда… Не нужно относиться к ним, как к членам семьи. Будь выше, пожалуйста.

Сестра-бастард с семьей? Это те пятеро, что сидели, как мыши под веником, за торжественным столом? Или кто-то другой?.. Стоп. Что он сейчас сказал?

Говорила я недолго, нет. И не кричала. Всё было произнесено очень спокойно. И тихо. Правда, чрезвычайно красочно и необыкновенно образно. Супруг, естественно, проникся, моя образная речь, вызванная привычкой общаться с различным персоналом, обычно никого не оставляет равнодушной, и страдальчески возвел очи горе.

– Вот именно такую реакцию я и предполагал. Ты потом объяснишь мне значение некоторых оборотов?

– Да хоть сейчас. Со всеми вытекающими из них анатомическими подробностями. Будешь после использовать их в разговоре со своим начальством. Великодушно разрешаю. Дарю авторское право, так сказать. А мой ответ – нет.

– Ира, ты не понимаешь…

– Да что ты говоришь? Знаешь, Варт, вот правда, Ирма тебе подходит намного больше. Одинаковое воспитание, равенство по социальному положению, да и отношение к жизни тоже похоже у обоих. Идеальная пара, как ни крути.

– Прекрати.

– Что прекратить? Варт, они – живые люди, если ты до сих пор не заметил. Я один раз переступила через себя и плюнула на ваши дрянные обычаи, когда дело касалось рабов, но это… Они твои родственники, причем близкие.

Не понял. Разумеется, не понял. Поцеловал меня в макушку, как несмышленого маленького ребенка, сказал, что не хочет снова со мной ругаться, повернулся и ушел порталом. Зараза! Упрямый осел! Прошипев под нос замысловатое местное ругательство, точно описывающее постоянное совокупление ненавистных мне зеленых ящеров, уселась перед зеркалом. Пообщаемся…

Разговор с Ирмой успокоения не принес. Хотя о чем я. Как будто не знала, с кем буду общаться. Закончив бесполезную беседу, задумчиво нахмурилась, потом довольно ухмыльнулась и подошла к столу:

«Мне нужен отпуск. И желательно – подольше. Без тебя. Имей совесть, дай отдохнуть».

Вот так. Пусть не расслабляется. Надеюсь, записку он увидит раньше, чем отправится в гости к своей маме. Вот бы еще узнать, как эту следилку с себя сбросить…

Через несколько минут, быстро приведя себя в порядок и надев привычный брючный костюм, я активировала портал – квадратное серое приспособление, работающее исключительно с помощью магии, – и оказалась прямо во дворе родового поместья ранос дорт Антариониусов. Тот самый управляющий, что принимал тогда Ирму, заметив мое эффектное появление, судорожно сглотнул:

– Госпожа…

– Ирма ранос дорт Антариониус, супруга главы рода, – холодно процедила я. Вот, Ирочка, правильно, когда надо, ты и сволочь последнюю сыграть можешь.

– Д-да… Простите, госпожа… Чем могу…

– Проводи меня к своей хозяйке.

Попробовал бы он ослушаться. Когда я входила в раж, стерва из меня получалась отменная, проверено на бывших сотрудниках. Вот и этот «товарищ» послушно потрусил вперед, показывая дорогу в большом, модернизированном по последнему слову местной техники доме.

Свекровь, как и ожидалось, обнаружилась в своем будуаре: полулежа на софе, она с выражением откровенной скуки слушала свою чтицу – худую женщину средних лет, серую мышку, как сказали бы на Земле, скромную, тихую, забитую и совершенно внешне не привлекательную. Аристократы… В любом мире одинаковые – ленивые и праздные, за небольшим исключением.

– Госпожа… – Проблеял испуганно управляющий.

«Матушка» скосила глаза в его сторону, заметила меня и приветливо улыбнулась:

– Ирма, детка, ты все же решила воспользоваться моим маленьким подарком.

Слугам досталось жесткое:

– Вон.

Дождавшись, когда мы наконец останемся наедине, Аренила поинтересовалась:

– Тебя Вартариус чем-то обидел?

Я тяжко вздохнула, входя в предложенную мне роль:

– Матушка, он совершенно не желает считаться с моим мнением. Как будто я кукла какая-то.

Моя собеседница понятливо кивнула:

– Увы. Нашим мужчинам порой нужна бывает встряска, чтобы они научились ценить то, что имеют. Жаль, клятва рода дает нам очень мало свободы. Ты успела пообедать?

Я покачала головой. Какой обед, если мы с Вартом выясняли отношения все это время?

На обед слуги накрыли внизу. Длинный деревянный стол с до хруста накрахмаленной белоснежной скатертью был уставлен разнообразными супницами, блюдами с мясной нарезкой и жареной рыбой и салатами. Из выпивки – морс и легкое вино. Я предпочла морс, решив не напиваться. Мало ли что. Хорошо хоть, порции предлагались не такие уж большие. Но я и так после подобного сытного приема пищи чувствовала себя беременной коровой.

– Как ты смотришь на то, чтобы теперь отправиться в город? – Подмигнула мне свекровь, когда мы после еды вновь вернулись в ее комнату. Сама она, похоже, проблем с пищеварением не испытывала и была полна энергии.

Я непонятливо уставилась на нее. Зачем? Что мы там забыли? Да и идти после такой обильной трапезы никуда не хотелось.

– Ирма, детка, ты такая наивная, – хмыкнула «матушка». – Ты ведь хочешь отвлечься, насладиться жизнью, забыть хоть на время о проблемах с мужем?

Э… Были бы мы на Земле, я подумала бы, что меня зовут в бар, а затем – в бордель. Но здесь… Хотя судя по плутоватому выражению лица хозяйки…

– Я совершенно не знаю города, матушка.

– Это поправимо. Мы ведь будем вместе.

– Вартариус будет в ярости… Он на меня что-то нацепил, какую-то следилку, когда поймет, где я… и без него…

– Следилку, говоришь… – Моя собеседница задумчиво прищурилась. – И почему я не удивлена. Ну ничего, пусть знает, где и с кем может отдыхать его жена.

Ой, мамочки. Что-то мне уже заранее это все не нравится… Варт же прибьет нас обеих…

Впрочем, свекрови подобные размышления, как и сомнения, были чужды. Встав, она колокольчиком вызвала слуг, переоделась в своей спальне и через несколько минут выплыла в будуар в темно-синем платье, расклешенном снизу и показывающем все ее прелести сверху. Девочка-секси, блин. В ее-то возрасте. Я что, завидую?

 

– Ирма, а почему ты в мужском костюме?

«На четвёртый день Зоркий Сокол заметил, что одной стены нет…»

– Это женский костюм, матушка. Я приказала швее сшить несколько брючных костюмов. Они мне кажутся удобней платьев, особенно, когда надо выбраться куда-нибудь…

На меня посмотрели задумчиво. Надо же, у запуганной некогда девочки свои мысли в голове появились. Благо, развивать тему Аренила не стала, иначе пришлось бы врать и выкручиваться.

Еще один серый квадратик портала – и мы на площади, той самой, под которой драконы похоронены. Площадь трех сил, кажется, она называется. Снова мне плохо от накативших волной неприятных ощущений. Ну и что мы тут делаем?

Загадочно улыбнувшись (ну прям местная Джоконда на отдыхе. Ага, я все еще зла и раздражена, знаю), «матушка» подошла к одному из зданий и несколько раз постучала дверным молоточком по ручке входной двери. Это что еще за азбука Морзе?

Дверь раскрылась совершенно бесшумно, Аренила уверенно шагнула в образовавшийся темный проем. Внутренне поежившись, я зашла за ней. «Тук-тук, кто в теремочке живет?» Не знаю насчет живет, но встретить нас никто не удосужился. Хорошо хоть свет зажегся, правда, только после того, как дверь за нами захлопнулась. Ну и в какой притон меня, скромницу-тихушницу, привели?

Моя неугомонная спутница точно была здесь не первый раз и явно знала, куда идти. Мы миновали несколько закрытых дверей, прежде чем свекровь потянула за ручку. Вошли. Большая, аляповато украшенная высокая комната с розовыми потолками и практически полным отсутствием мебели. Только диванчики по стенам и ковер на полу, мягкий, ворсистый. Нет, явно притон. Или бордель. Да, второе скорее. Блин, вот во что я в очередной раз вляпалась, а? Арениле, как вдове, можно практически все. Меня же Варт живой освежует…

Тихая спокойная музыка, чуть приглушенный желтый свет, много женщин. Нет, не несколько. Много. Разного возраста, от молодых, до явно пожилых, но явно аристократки. Хотя, может, и дамы полусвета сюда затесались. Все это общество пьет коктейли (я надеюсь на это, потому что шампанское или местный аналог водки я просто не выдержу – отвыкла уже…), гуляет по залу и внимательно разглядывает мужчин. А те… Те ходят полуголые, в узеньких шортиках, явно не по размеру, и стараются услужить всем этим «дамам». Так… Мужики-то явно не аристократы. Те так себя «марать» не стали бы. Двигаются плавно, тела ухоженные, не рабоче-крестьянского происхождения. Вывод: рабы или бастарды. Хотя при нынешней системе это одно и то же. И кто же тут такой влиятельный, что позволил себе в центре столицы бордель для сексуально озабоченных баб высшего света устроить?

– Ваше Сиятельство! – К нам спешила довольно молодая женщина средней комплекции, хотя вся ее молодость и природная привлекательность терялись под тонной «штукатурки», наложенной на лицо. Длинные черные ресницы, кажется, вот-вот осыпятся от туши, ярко-алые румяна на щеках придают лицу чахоточный вид. А губы. Это же суккуб на охоте. Бордовый цвет губной помады в сочетании с красными румянами. Б-р-р-р… Боже, кто ж себя так уродует-то? Больше на шлюху похожа, чем на женщину. И одета не понятно во что. Были бы мы на Земле, я бы сказала, что на ней латекс, настолько она обтянута. Да, выпирает все, что можно и нельзя, но смотрится отвратительно. Хозяйка? Что-то свекровь не в восторге от встречи. – Позвольте приветствовать вас в моих скромных владениях! Надеюсь, вам у меня понравится!

Легкий небрежный кивок. С теми, кто равен тебе по положению, так не обращаются. Рабыня не посмела бы заговорить первая. Получается, бастард. Чей, интересно?

– Олина, он здесь?

Он? И кого ей нужно?

– О да, Ваше Сиятельство! Для вас он всегда свободен!

Свободен? Бастрад или раб? Любовник у «матушки»? М-да… Чувствую себя наивной чукотской девочкой. Варт, милый, надеюсь, ты меня сразу прибьешь, чтоб не мучилась…

Мы со свекровью пробовали местный алкоголь, любезно поданный нам одним из накачанных официантов (коктейли, я была права. Мята и клубника. Неплохо получилось, но без изюминки), когда к нам подошел красавец бодибилдер. Да уж, на что я на передок не падка, и то готова была облизнуться. Этакий экземпляр с обложки Men’s Health: жгучий брюнет с мускулами вместо мозгов и личиком Кена.

– Ваше Сиятельство…

Бархатный баритон, зеленые глаза с по-женски длинными ресницами и чертиком внутри, уложенные по последней моде волосы, костюм, пошитый явно у хорошего портного. Бастард. Не раб. Блин. Выживу – обязательно выпытаю у мужа, под чьим контролем здесь все творится. Не верю, чтобы Варт не знал, где «отдыхает» его маменька.

– Иртон. Проводи нас.

Глубокий поклон:

– Как прикажете, Ваше Сиятельство.

Проводить? Куда?

Оказалось, здесь, как в Аду у Данте, несколько «кругов разврата»: казино, в котором аристократки просаживали состояние своих мужей, братьев и прочих родственников, танцплощадка с чересчур «зажигательно» танцующими парами, стриптиз-бар с полностью голыми мужиками (эти-то уж точно рабы, по угодливому поведению понятно), местная сауна/баня, в которой, как и следовало ожидать, нежатся дамы, а обхаживают (во всех смыслах этого слова) их представители сильного пола, ну и ресторан, если это помещение можно так назвать… И опять – культ обнаженки. Только на этот раз в довольно откровенных нарядах сидят женщины, а обслуживающие их официанты все носят черные фраки и брючные костюмы. Мама, роди меня обратно…

Свекровь, никого не стесняясь, прижималась к своему мачо везде, где только можно, и демонстрировала довольно откровенные движения, причем чем больше пила, тем, конечно же, откровенней были эти самые движения. Мне хватило трех коктейлей. И так утром голова болеть будет. Аренила попыталась и мне навязать «сопровождающего», довольно милого мальчика, тоже из бастардов, но я прикинулась лопухом, и от меня, слава всем богам, отстали. Еще чего не хватало. Мне и так мужа убеждать надо будет, что я была пай-девочкой…

«Ой, где был я вчера – не найду, хоть убей! Только помню, что стены – с обоями…», – вспомнила я Высоцкого. Во-во, это обо мне, точно. Блин. Как же голова болит… Раскалывается просто… Вот знала ведь, что четвертый коктейль будет лишним…

– Хорошо отдохнула, милая?

Глаза. Какие знакомые глаза. Шоколадной вишни. Только горят почему-то… Или пылают?

– Варт?

Та ладно. Это не мой голос. Я ж не ворона, чтоб так каркать. Хотя. Судя по ухмылке мужа… Муж. Ой, ёпсель. И злой.

– Где… я?

Поморщился:

– Пьяница. И это моя жена. Герцогиня. Матери я уже выдал по первое число. Ты у нее еще долго не появишься. Слишком дурно она на тебя влияет. На вот, выпей.

Какой красивый стаканчик. Стеклянный. Граненый. Прямо как на Земле. Помню, отец раньше таким рассол глушил после своих многочисленных гулянок. Только здесь вот явно не рассол. Может, цианид? Боже, что я несу…

– Трусиха. Пей давай.

И ко рту моему поднес. А стаканчик-то так и манит. Ладно, была-не была…

Ой, а вкусно. И бодряще: голова болеть перестала, сухость изо рта ушла. Здравствуй, жизнь. Ты прекрасна. Вот если б еще любимый супруг подозрительно так не щурился…

– Варт… А давай поговорим?

Хмыканье:

– Обязательно. Чуть позже.

Портал. И я в одном кружевном белье (да, пришлось в свое время шокировать портниху еще и этим – их целомудренные панталоны я терпеть не могла) очутилась на уже знакомом мне полигоне. Ой. Вот чувствует моя пятая точка, что неспроста все это…

Изверг! Сатрап! Мучитель! Где, вот где в этом мире суд по правам человека? Куда бедной герцогине податься??? Этот гад целую вечность гонял меня, нежную и хрупкую женщину, по всему полигону! Да я за свою жизнь столько не бегала, сколько сегодня кругов намотала! А прыжки? А отжимания? И ведь при каждом удобном случае норовил по заду хлопнуть: не расслабляйся, любимая, ты еще мало отзанималась. Убью! Вот только встану с постели после душа и убью!

– Варт! Варт, куда ты лезешь? Варт, совесть поимей!

Вот именно последним он и занялся. Обормот. Да, у него нежные руки, да, мне было хорошо, но!!!! Эта сволочь раз за разом доводила меня до оргазма! Я уже со счета сбилась, а он все нагло ухмылялся!

– Прибью. Вот сползу в следующем веке с постели и прибью.

Довольный смешок.

– Понравилось, любимая?

А у меня даже подушкой его накрыть сил нет!

Появившись в этом «средневековом замке» в качестве его полноправной хозяйки, я настояла на персональной ванной и душе. Техническая сторона вопроса меня интересовала мало. Выкрал девушку из ее родного, напичканного по самые уши удобствами мира? Будь добр, покажи, что здесь она сможет жить ничуть не хуже. Купаться в их глубоких лоханях под постоянным присмотром служанок мне не улыбалось, так что супруг поворчал, но желаемое изготовил. И вот теперь я наслаждалась лежанием в ванной. Горячая вода и какое-то там вещество, по составу похожее на нашу соль для ванн, помогали кайфовать моему измученному, нет, даже истерзанному телу!

– Ты там корни пустила?

Муж. Ванная была приделана к спальне и отделялась от той лишь плотной занавеской, так что для общения помех не было.

– Отстань, изверг.

Ирма:

– Он что?!

– Ирма, не ахай. Ну побегала немного, поприсядала. Давно надо было зарядкой заняться.

– Но, Ира, это же жестоко – так издеваться над собственной женой!

– Не делай из него сатрапа. Нормальная мужская реакция. Если б я узнала, что он где-то с бабами гуляет, боюсь, простой физкультурой не ограничилось бы. Так что забудь. Лучше расскажи, как ты там? Рожать еще не пора?

– Смеешься? Еще два месяца.

– Антон, наверное, тебя с рук вообще не спускает.

– Ну разве что в переносном смысле…

– Э… Эй, подруга, ты чего?

– Я так надеялась, что этот вес…

– У, как все запущено… Ирма, я, конечно, понимаю, ты сейчас в интересном положении, у тебя гормоны играют. Но мозги ты тоже включай, пусть и изредка, ладно? Вот родишь, и вес твой уйдет. Все, прекрати ныть. Чем вы там заняты сейчас?

– У Тоши День Рождения…

– Сегодня, что ли? А ты почему не за праздничным столом? Ирма? Ты глаза-то не отводи. Что опять приключилось?

– Я сказала… что мне плохо…

– Угу, поняла. Это официально. А неофициально?

– Ну я же вижу, как они ко мне относятся.

– Они – это кто? Его дурная родня? Ирма, солнце, ты меня удивляешь. Здесь ты, когда надо было, играла Снежную Королеву, а там не можешь поставить на место зарвавшихся родичей. В чем проблема?

– Наверное, в том, что родичи – его…

– То есть ты не хочешь, чтобы ему было неприятно? Боже, какая дикость. Нет, дорогуша, с таким мировоззрением тебе в монастыре религиозные гимны петь да грядки с овощами пропалывать, а не среди людей жить. Слушай, я его все-таки выпорола. Ну не сама, конечно.

– Помощника повара? Ира…

– Да-да, знаю, это нарушение всех многовековых канонов. Зато этот … в следующий раз умнее будет. Надеюсь. Ты скажи, насчет Антона я оказалась права?

– Да, признаю. У вас странный мир.

– Ничуть. Мы давно все это прошли. Идиотов везде много, и на придурка можно наткнуться даже сейчас, но в большинстве своем, по крайней мере, в той стране, где я раньше жила, мы признаем ценность человеческой жизни. И не кривись. Рабы тоже люди.

– Но рождены они были…

– Ирма, не начинай, пожалуйста. Я вон с трудом Варта уговорила его тетку-бастрада принять, как полагается. Подруга, у тебя сейчас глаза из орбит вывалятся.

– И он согласился? Как?

– Ну… Играть в секс-игры умеет не только он. Ирма, ну вот что ты, как сама невинность, краской залилась. А то я не помню…

– Ира? Что? Что случилось?

– А ты обернись.

Обернулась. И обомлела: на меня смотрела огромными от изумления глазами белая от ужаса Зоя. Упс, как сказала бы Ира. Девушка перехватила мой перепуганный взгляд, моргнула, как-то странно скривилась и без чувств повалилась на пол.

– Нет, ты мне скажи: как эта штуковина может работать на магии? Это же неверно! Техника – да, понимаю. Но магия! Бабушкины сказки!

Я снисходительно улыбалась, слушая рассуждения родственницы о моем уже бывшем мире. В обмороке девушка пролежала совсем недолго, а едва придя в себя, переместилась вместе со мной на постель и засыпала меня вопросами: «А с кем ты говорила? Разве можно говорить через зеркало? Кто был на той стороне? Как это «Ира»? А ты тогда кто? Из того мира? А Ира у вас? Как такое может быть? А Антон знает? Знает и женился на тебе, а не на Ире? То есть как, у вас есть магия?» Я старалась отвечать как можно более подробно, рассказала свою историю, правда, в чересчур укороченном варианте, объяснила, как так получилось, что мы с Ирой поменялись душами, и вот теперь мы с Зоей добрались до того, что интересовало девушку больше всего: до магии.

 

– Что за шабаш тут? Зоя, я же предупреждал, что Ире нельзя волноваться!

Тоша. Стоит в дверях, нахмурившись. Чем-то недоволен. Хотя причина недовольства, думаю, сидит сейчас рядом со мной. Золовка между тем, не оглядываясь, отмахнулась от брата, как от мелкой надоедливой мошки, по нелепой случайности влетевшей в комнату:

– Ирме, вообще-то, а не Ире. Ну так как это получилось?

Я только вздохнула и под недоуменным взглядом мужа развела руками:

– Понятия не имею. Зоя, я никогда не интересовалась магией.

– Но твоим мужем был черный маг!

– Мозгов нет – считай калека. Ирма, ты хоть понимаешь, что вообще сделала?

– Но она сама все увидела!

– И что? Сказала бы, что ей солнцем голову напекло, ну или выпила девочка слишком много шампанского, вот пузырики в мозгах и разбушевались. Какого Якова ты ей все рассказала? Варт, нет, ну ты слышишь?

– Добрый вечер, Ваше Сиятельство.

Черный маг, сейчас напоминавший мне сытого довольного домашнего кота, лишь снисходительно улыбнулся, вполуха слушая возмущения жены. Кивнув мне, он пожал плечами:

– Ты думаешь, ей кто-то поверит, если она попытается рассказать об этом?

– Да при чем тут рассказать? Зойка – она как репей. Прицепится – хрен отцепишь. Теперь будет ныть, чтобы и е      й позволили хоть разок через зеркало пообщаться. С тобой, вообще-то!

– Уже.

– Вот!

– Милая, ты ревнуешь?

– Рр-р!!! Вы тут оба издеваетесь, что ли?? Варт, ты не понимаешь, к чему это может привести?

– К тому, что ты спустишься к ужину злая и всеми недовольная. А сегодня, между прочим, у нас гости. Те самые.

Подействовало. Запал у подруги прошел мгновенно. А я слушала их перепалку и с трудом скрывала улыбку: эти двое идеально подходили друг другу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru