Экономическая конфликтология

Н. В. Абдуллаев
Экономическая конфликтология

Предисловие

Конфликт – это тема, которая занимает мысли человека больше, чем любая другая, за исключением Бога и любви.

Анатоль Рапопорт

Конфликтология – достаточно молодая, но уже заметная наука, которая прочно вошла в состав современного гуманитарного знания, являясь необходимым элементом всякого серьезного образования.

Предметом конфликтологии является сам конфликт, в какой бы сфере общества он ни протекал, какую бы личность он ни затрагивал, причины его порождающие и методы или практика его разрешения. Поэтому конфликтология предстает завершенной наукой, теоретически осмысливающей причины конфликта, устойчивые конфликтные связи на различных уровнях взаимодействия и предлагающей как устоявшиеся способы предупреждения и разрешения конфликта и поддержания мира, так и вырабатывает новые, соответствующие тому или иному конкретному конфликту.

Значение конфликтологии как теоретико-прикладной науки состоит не только в теоретическом осмыслении негативных способов взаимодействия и открытии причин подобного взаимодействия, но и в проектировании наиболее эффективных способов предупреждения и разрешения конфликтов и поддержания и сохранения мира. Междисциплинарный характер конфликтологии определяется самим конфликтом как социальным явлением и социальным фактом, его внутренним содержанием и его причинами. Необходим был целый ряд предпосылок объективного и субъективного характера, чтобы были найдены точные средства описания и постижения конфликтов, что привело к появлению конфликтологической науки. Этот процесс этот стал результатом естественной отзывчивости научного познания на объективно сформировавшиеся социальные запросы эпохи.

Речь идет о совокупности социально-исторических предпосылок, обусловивших объективную востребованность данной системы знания, а также о сопровождавшем эту ситуацию мировоззренческом кризисе-зарождении «неклассической философии» как новой мировоззренческой альтернативы, вызванной к жизни неспособностью наличного знания, на основе своих методологических средств, адекватно интерпретировать новое качество и логику социальных процессов рубежа ХIХ–XX вв. В логике именно этих мировоззренческих исканий возникает и, собственно, конфликтология. Так, интенсивное развитие капитализма вносит весьма существенные изменения в содержание, темпы и условия развития почти всех европейских стран. Подвергается ломке весь традиционный уклад жизни значительной части населения практически всего европейского континента, которые в течение жизни буквально одного поколения оказываются вовлеченными в новые способы и формы жизнедеятельности. Ментальность, цементирующая базовые основания общественной психологии, перестает конструировать устойчивые формы идентичности, и миллионы людей вовлекаются в поток социальной стихии без очевидности перспектив устойчивой социальной адаптации. Названная стихия и неустойчивость социального мира данной эпохи находит свое выражение в крайне острых социальных конфликтах и потрясениях в целом ряде европейских государств. Буржуазные революции в Германии, Франции, нарастание революционного брожения в ряде других европейских стран, качественно новые темпы промышленного развития, обновление линий социальной стратификации, появление рабочего движения, с присущими ему новыми формами протестного поведения и т. д. крайне обостряют как внутренние, так и внешние противоречия развития ведущих европейских держав. Подвижность социальных процессов, их внутренняя противоречивость, проявляющаяся в социальных конфликтах и отягощающая жизнь людей драматическими коллизиями, могут и должны быть познаны и интерпретированы обществом и индивидом в логике их объективного восприятия, регулирования и управления.

Именно в этом смысле, как нам представляется, есть основания говорить о закономерности возникновения теории социального конфликта как одной из научных рефлексий на мировоззренческий кризис рубежа XIX–XX вв.

Как всякая иерархичная, внутренне упорядоченная целостная система знаний, конфликтология непосредственно сопряжена с социальной практикой, несет в себе соответствующий набор прикладных знаний по управлению социальными конфликтами. Исходя из сказанного, в самом общем виде, очевидно, можно говорить о трех наиболее емких уровнях функционирования современной теории конфликта. Это прежде всего наиболее общий уровень конфликтологической теории, в рамках которой вырабатываются и совершенствуются общеметодологические основы конфликтологии, ее базисные принципы, категориальный аппарат, то есть осуществляются широкие рефлексивные процедуры, посредством которых обеспечивается расширенное воспроизводство, развитие и совершенствование науки. Этот уровень можно бы определить как «Общую конфликтологию», или «общую теорию конфликта».

Следует вычленить и средний уровень конфликтологии, в рамках которого вырабатываются и развиваются специфические подходы и модели понимания конфликтных взаимодействий в тех или иных сферах общественной жизни и межличностных отношениях. К этому уровню теории можно отнести специальные (отраслевые) теории социального конфликта: экономическая, политическая, юридическая, этнополитическая и другие специальные теории конфликта. Основополагающие идеи, составившие ядро специальных теорий конфликта, сформировались даже прежде общей теории и сегодня существуют практически в комплексном виде, благодаря десяткам и сотням исследований конфликта в экономической, политической, юридической, военной, психологической и других областях наук.

Третий уровень организации конфликтологической теории связан с разработкой способов, методов и технологий управления и разрешения социальных конфликтов. Данный уровень конфликтологических знаний можно определить как «прикладную конфликтологию», представляющую собой неотъемлемую часть целостной системы социально-философских знаний о природе и сущности социального конфликта, условиях и закономерностях его возникновения, развития и разрешения.

Включение экономической конфликтологии в систему учебных дисциплин явилось следствием широкого признания того, что становление рыночной экономики сопровождается обострением противоречий и возникновением конфликтов в различных областях экономической деятельности.

Либерализация экономики, появление множества организационно-правовых форм хозяйствующих субъектов предполагает наличие многих агентов с интересами по максимизации прибыли. Подобные интересы в период экономического кризиса и отсутствия четких государственных программ экономического развития вылились в сложную систему конфликтных отношений. Экономический кризис в России вызвал явную и скрытую безработицу, формирование частной собственности с использованием различных нестандартных методов приватизации, что привело к значительному обострению противоречий в системе отношений собственности.

Экономические конфликты вызваны сменой общественного строя и образованием множества самостоятельных субъектов, имеющих собственные экономические интересы. Переплетаясь, данные интересы вызывают противоречия, продуцирующие различного рода конфликты.

1. Актуальной задачей сегодня становится создание или дальнейшее совершенствование работы государственных институтов, целью которых является либо предотвращение экономических конфликтов, либо создание условий правовой сбалансированности участников конфликта, создание современных технологий разрешения. Еще более актуальным представляется сегодня создание экономической среды, которая сама явилась бы причиной предотвращения многих экономических конфликтов. Тем не менее, многие исследователи допускают наличие в рыночной экономике конфликтов экономического характера, а также того, что политический и экономический кризисы могут совпадать и провоцировать друг друга, затрудняя выявление конкретных причин экономических конфликтов и выработку способов их разрешения. На сегодня экономику страны по ее состоянию трудно назвать рыночной. Будет правильнее назвать ее экономикой трансформационного периода. Проблематично то, что это состояние характеризуется высокой степенью внутренней напряженности и конфликтности, не гарантируя в ближайшей перспективе предотвращения или устранения конфликтов. В данном направлении необходимы широкие научные поиски, в результате которых может быть создана теория, дающая возможность выработать конкретные предложения и рекомендации прикладного и перспективного характера по разрешению экономических конфликтов.

Без знания основных понятий и проблем экономической конфликтологии, без понимания конфликтной динамики экономических процессов, без ясных представлений об экономических противоречиях и деятельности индивида и социума , направленных на их разрешение, невозможно представить творчески и критически мыслящего современного специалиста, способного к анализу и прогнозированию сложных социально-экономических проблем. Поэтому в учебном пособии с настойчивостью проводится мысль о том, что экономическая конфликтология как учебная дисциплина является базовым предметом в системе образования и подготовки кадров.

Авторы пособия стремились представить учебный материал так, чтобы он отвечал современному уровню экономической конфликтологии по глубине знания и широте охвата проблем и соответствовал современным дидактическим требованиям, среди которых для нас особо важными представлялись свобода от односторонности, упрощенного и поверхностного изложения в трактовке материала, его построение на принципах системного соотношения, содержательной и логической соподчиненности. Учебное пособие является, по сути, первым изданием подобного рода, в котором обобщается и методически аранжируется отечественный и зарубежный опыт системных исследований экономических конфликтов.

2. Особо хотелось бы выделить разработки доктора экономических наук, профессора кафедры экономической теории и экономической политики экономического факультета СПбГУ Бориса Ивановича Тихомирова (1945–2013), который стоял у истоков формирования экономической конфликтологии в России и подготовил в 2004 г. одно из первых учебных изданий в этой области .

 

Данное учебное пособие впервые излагает проблемы экономической конфликтологии именно с позиций Санкт-Петербургской конфликтологической школы, создавшей условия и необходимость кристаллизации основного круга ее понятий, принципов, подходов, конкретизации методологических оснований и ее предметного поля, поиска способов апробации прикладных средств и способов эффективного управления и разрешения экономических конфликтов. В 1999 г. в Санкт-Петербургском государственном университете создана первая кафедра конфликтологии в России, на которой работают ведущие специалисты в соответствующих сферах изучения конфликтов, чьи дружеские и взыскательные советы существенно помогли авторам как в научных изысканиях, так и в работе по методическому аранжированию материала. Авторы многим обязаны и выражают особую признательность доктору политических наук, профессору, заведующему кафедрой Александру Ивановичу Стребкову, который подтолкнул к написанию этого пособия и без чьего терпеливого, неусыпного, товарищеского участия и критических советов реализация данного проекта была бы трудно осуществима.

Глава 1.
Становление и развитие экономической конфликтологии

§ 1. Предмет и методы экономической конфликтологии

Экономическая конфликтология – это направление экономической теории по изучению конфликтов в различных сферах и уровнях экономики. Оно уходит своими корнями к классической экономической теории, в которой рынок рассматривался как способ разрешения экономического конфликта, как альтернатива насильственному захвату чужой собственности.

Экономическая конфликтология занимается изучением конфликтов на микро-, макро- и мегаэкономическом уровнях в рамках институционального направления экономической теории. Примерами конфликтов на микроэкономическом уровне являются производственные, корпоративные, организационные конфликты, на макроэкономическом уровне – конфликты в приватизации, конфликты становления рыночных отношений, рейдерство, на мегаэкономическом уровне – политика «утечки умов», экономическая война, торговая война, промышленный шпионаж и т. д. Также примерами конфликтов на всех уровнях экономики выступает недобросовестная конкуренция.

Предметом экономической конфликтологии выступают процессы, сопровождающие конфликтные отношения в экономике, и методы их урегулирования и разрешения.

В экономической конфликтологии применяются общенаучные (структурно-функциональный, историко-генетический, анализ, синтез, обобщение, сравнение) и специальные (ситуационный подход, статистический анализ) методы исследования.

Конфликты на микроэкономическом уровне характеризуют поведение субъектов на уровне отдельных фирм или физических лиц.

Это мелкомасштабные противоречивые экономические процессы, явления, охватывающие предпринимателей, работников и служащих, фирм касательно их хозяйственной деятельности, экономических отношений между ними. Целью сторон конфликта являются достижение материальной выгоды или нанесение материального ущерба контрагенту.

Конфликты на макроэкономическом уровне представляют собой столкновения субъектов на уровне всей экономики и выступают следствием наличия глубоких противоречий в общественной системе. Подобные конфликты могут оказать существенное влияние на такие макроэкономические показатели, как инфляция, уровень безработицы, уровень средней заработной платы. Примерами являются конфликты в приватизации как результат первоначального накопления капитала в стране, конфликты становления рыночных отношений и предпринимательства. Приватизация как передача государственной или муниципальной собственности за плату или безвозмездно в частные руки является конфликтной проблемой рыночных преобразований в России.

Международные экономические конфликты возникают по поводу экспорта или импорта определенных категорий товаров или связаны с присвоением одной страной ресурсов, принадлежащих другой стране. Являясь результатом противоречий между экономическими интересами разных стран с присущими им геополитическими аргументами, противоборство может приводить к конфликтам различной степени сложности – от конфликтов, связанных с применением протекционистских мер, до торговых и экономических войн.

Направление экономической конфликтологии как науки, изучающей конфликты в сфере производства, распределения, обмена и потребления, является относительно новым. В годы господства планово-директивной системы, провозглашенной бесконфликтной сферой отношений, в экономической науке не существовало подобной области. Лишь в отдельности затрагивались некоторые социальные аспекты экономических конфликтов на макроэкономическом уровне, которые, провозглашая различные лозунги, затрагивали такие сферы отношений, как борьба за экономическое господство, справедливое распределение национального богатства.

Только после перехода на рыночные отношения, из-за становления различных форм собственности и либерализации отношений, число конфликтов в сфере экономики резко повысилось, что потребовало создания определенной области науки, призванной изучать противоборство экономических субъектов конфликтных отношений и выявлять действенные методы их урегулирования.

Ввиду новизны и малой освоенности данной отрасли знания еще существует некоторая сложность в определении предмета, метода и области изучения экономической конфликтологии. Сложность состоит в ее расположенности на стыке различных научных дисциплин и в размытости границ различных видов конфликтов (например, между экономическим и политическим конфликтами, социальным и экономическим).

§ 2. Становление и генезис экономической конфликтологии

Тема экономического конфликта была актуальна во все времена. Одними из первых экономическую сторону конфликтов начали рассматривать еще в древней Греции.

Так, еще Аристотель считал, что источником конфликтов между людьми является неравенство имущественное и почестей, а основной целью в конфликте оказывается достижение определенных экономических благ, в особенности, со стороны руководителей государства. Стремление к богатству и почестям руководителей рано или поздно вызывает недовольство со стороны простых граждан и становится причиной конфликтов и переворотов1.

Истоки более глубокого понимания экономического конфликта восходят к экономистам, попытавшимся дать объяснение саморегулируемости экономики. Еще с конца XVIII столетия мыслителей волновал вопрос нормального функционирования общества, проходящего без вмешательства политической надстройки. Это было время, когда видные деятели того времени считали, что только государственное вмешательство может удержать общество от состояния беспорядка и бедности.

Только Адам Смит смог опровергнуть общепринятое мнение, раскрыв механизм общественной координации, действовавший, как он полагал, независимо от поддержки правительства. Экономическая теория, согласно Смиту, утверждает, что, действуя в своих собственных интересах, люди создают возможности выбора для других и что общественная координация есть процесс непрерывного взаимного приспособления к изменениям в чистой выгоде, возникающим в результате их взаимодействия2.

В теории Смита рынок, или осуществление торговли между субъектами, выступает одним из способов разрешения экономического конфликта. Развивая торговлю, люди находят альтернативу насильственному захвату чужой собственности. В своей основе эта позиция является теорией рационального поведения и выбора индивидуумов в обществе, соотносящих все нужды с планами, целями и способами их достижения. И экономическая теория выступает здесь как метод разрешения социального конфликта в сфере производства и потребления, сочетая оптимальный выбор с потребностями членов общества при их координации.

В начале XX века идею рациональности капиталистического общества особенно последовательно отстаивал Макс Вебер, указывая на четыре вида социальных действий3:

• традиционное социальное действие (по привычке);

• аффективное действие (подчиненное эмоциям);

• ценностно-рациональное действие (подчиненное высшим идеалам справедливости, красоты, веры);

• целерациональное действие.

По мнению Вебера, последний вид является наиболее осмысленным социальным действием, ибо имеет конкретную цель и опирается на реальные средства ее достижения. Он заключается в выборе товара как условия и людей как средства достижения поставленной цели. При этом действия становятся предельно экономичными и целенаправленными.

Также Вебер полагал, что возникновение конфликтов не сводится только к различиям бедности и богатства. Выявив компонент неравенства (разная степень уважения, неодинаковый престиж), он ввел понятие статусных групп. При этом Вебер обнаружил связь между материальными и идеальными интересами различных групп, с одной стороны, и религиозным сознанием – с другой.

Торстейн Веблен также рассматривает конфликтное взаимодействие субъектов, претендующих на собственность. «Где бы ни обнаруживался институт частной собственности, пусть даже в слаборазвитой форме, там процесс экономического развития носит характер борьбы за обладание имуществом»4. В данном случае автор связывает возникновение частной собственности со склонностью к соперничеству, к конкуренции, присущей человеку. «Мотив, лежащий в основе собственности, – соперничество; этот же мотив соперничества, на базе которого возникает институт собственности, остается действенным в дальнейшем развитии этого института и в эволюции всех тех черт социальной структуры, к которым собственность имеет отношение»5. В концепции Т. Веблена собственность первоначально возникла как трофей, результат набега на другое племя или род. Собственность была знаком победы над врагом, отличала обладателя трофея от его менее удачливого соседа. С развитием культуры собственность все чаще приобретается не военными, а мирными методами. Но она по-прежнему служит доказательством успеха, высокого положения в обществе, что подталкивает субъекты к всевозможным ухищренным способам его приобретения. В основном автор относил это к представителям руководящего «праздного» класса.

По мнению Веблена, эволюция общества представляет собой процесс естественного отбора институтов, которые, по сути дела, есть привычные образы мыслей в том, что касается отношений между обществом и личностью. Институты – результаты процессов, происходивших в прошлом, а следовательно, не находятся в полном согласии с требованиями настоящего времени, но под нажимом обстоятельств, складывающихся в жизни общества, происходит изменение образов мышления людей, т. е. развитие институтов и перемены в самой человеческой природе.

Джон Роджерс Коммонс выдвинул свою концепцию примирения экономических противоречий в обществе через коллективные действия6. Он утверждал, что коллективные действия в качестве институтов направляют и контролируют поведение людей. Будучи неразрывно связаны с отношениями собственности, коллективные действия в экономике предполагают определенные правовые рамки и находят свое выражение через суды. Эволюционный характер экономической науки, по мнению Коммонса, требовал изучения судебных решений за несколько столетий эры капитализма, чтобы иметь ясное представление о том, каким образом коллективные действия ограничивали индивидуальные.

 

Наряду с коллективными действиями другой важнейшей категорией институциональной теории Коммонса стало понятие сделки, где он выделил три основных типа сделок и три главных этапа каждой сделки. По типу Коммонс разделил сделки на торговые, управленческие и рационирующие7. Управленческие сделки выражают отношения между руководителями и подчиненными; к рационирующим сделкам относятся налогообложение, бюджет, регулирование цен, решения правлений корпораций. Большинство сделок включает в себя переговоры, принятие обязательств и их выполнение. В ходе переговоров встречающиеся стороны сначала противопоставляют свои позиции, а затем ищут согласия. Трансакционный процесс служит определению «разумной ценности», возникшей из согласия о выполнении в будущем условий контракта. Контракт – это «гарантия ожиданий», без которой не может быть ценности.

Относительно экономического конфликта Льюис Альфред Козер утверждал, что в социальной структуре любого типа всегда имеется повод для конфликтной ситуации, поскольку время от времени в ней вспыхивает конкуренция отдельных индивидов или подгрупп по поводу дефицитных ресурсов. Он считал, что «социальные структуры отличаются друг от друга дозволенными способами выражения антагонистических притязаний и уровнем терпимости в отношении конфликтных ситуаций»8. По его мнению, не существует социальных групп без конфликтных отношений, и конфликты имеют позитивное значение для функционирования общественных систем и их смены. Стабильность всего общества, по его мнению, зависит от количества существующих в ней конфликтных отношений и типа связей между ними. Чем больше мелких разнонаправленных конфликтных противостояний, тем труднее создать единый фронт, делящий членов общества на два лагеря, следовательно, чем больше независимых друг от друга мелких функциональных конфликтов, тем лучше для единого общества. Козер вывел закономерность – чем ниже степень законности или справедливости распределения ресурсов, тем выше вероятность возникновения дисфункциональных конфликтов.

Основные тезисы теории Козера демонстрируют научно обоснованную концепцию построения общества конфликтного функционализма, пути ухода от насильственного разрешения противоречий.

Значительную роль для понимания проблемы экономических конфликтов в современных исследованиях сыграла гальтунговская модель. Выявленное уже у Козера дифференцированное рассмотрение конфликта, согласно которому в конфликте следует различать предмет (объект) и принимающего участие в конфликте (субъект), получает у Йохана Гальтунга дальнейшее рассмотрение. Гальтунг различает конфликт, конфликтное поведение и конфликтную манеру9. При этом конфликт определяется как несовместимость целеполагания или представлений о ценностях у действующих лиц в общественной системе.

Классификация социальных действий Макса Вебера послужила возникновению и дальнейшему развитию математических моделей поведения индивидуумов на рубеже XIX–XX вв., когда Фрэнсис Исидор Эджуорт в своей книге «Математическая психология» попытался обосновать возможность математической социологии и применимость математических методов к анализу конфликтного экономического поведения.

Применение математических моделей экономической конкуренции и сотрудничества получило распространение в середине XX в.10 Первая математическая модель конфликта была предложена еще в 1916 г. Фредериком Ланчестером для расчета вероятности победы в столкновении военно-воздушных сил. Далее изучение экономического поведения распространяется на различные сферы деятельности. В качестве субъектов берутся абсолютно рациональные участники, взаимодействующие при равных экономических условиях, а в роли сфер выступают такие процессы, как классовая борьба, революции, захват собственности. Рациональный участник – это субъект, осуществляющий действия по достижению определенной цели, сравнивая затраты с будущим результатом. Предполагается, что конфликт – это такая ситуация, в которой имеется не менее двух участников, экономические интересы которых не совпадают, но при этом их действия не являются совершенно независимыми. На этой основе разрабатываются:

• модели взаимодействия со строгим и нестрогим соперничеством (с нулевой суммой, когда победа одной стороны означает полное поражение другой, и с ненулевой суммой, когда обе стороны могут выиграть, например, избежав забастовки);

• кооперативные и некооперативные игры (в зависимости от того, поддерживают ли стороны связь друг с другом и могут ли они согласовать свои действия заранее);

• коалиционные и бескоалиционные игры (в зависимости от того, могут ли два участника образовать коалицию против третьего соперника);

• игра с полной информацией (каждая сторона знает об игре все и всегда) и с неполной.

Постепенно в работах экономистов складываются различные понимания экономического конфликта. С марксистской точки зрения, социальные конфликты пронизывают экономику и являются своего рода «способом ее существования». Главный рыночный механизм – конкуренция – является формой конфликта, все сферы экономических отношений являются аренами, на которых разыгрываются скрытые или явные противостояния. У Маркса сторонами конфликта выступают различные классы.

Одним из исследователей, возразивших идеям классовой борьбы Карла Маркса, был Пьер Бурдье, который полагал, что класс как теоретическая конструкция, отождествляемая с реальной действующей группой людей, есть обычная интеллектуальная иллюзия. По его мнению, марксистская теория классов является неполной (и, в частности, неспособной учитывать ансамбль объективно регистрируемых различий) потому, что, якобы сведя социальный мир к одному лишь экономическому полю, марксистская теория приговорила себя к определению одной лишь позиции в экономических отношениях производства. Он считал эту теорию привязанной к одномерному социальному миру, организованному вокруг противоречия между двумя блоками: эксплуататорами и эксплуатируемыми. «В реальности, – пишет П. Бурдье, – социальное пространство есть многомерный, открытый ансамбль относительно автономных полей, т. е. подчиненных в большей или меньшей степени, прочно или непосредственно в своем функционировании и в своем изменении полю экономического производства: внутри каждого подпространства те, кто занимает доминирующую позицию, беспрестанно вовлечены в различного рода борьбу (однако без необходимости организовать столько же антагонистических групп)11.

Идею конкурентной борьбы разделили с марксистами Кеннет Эварт Боулдинг и Георг Зиммель. Согласно определению Боулдинга, понятие «конфликт» является подчиненным понятию «соревнование». Последнее автор понимает следующим образом: «Соревнование в самом широком смысле этого слова существует в том случае, если потенциальные позиции двух действующих единиц оказываются несовместимыми друг с другом. Две позиции не совместимы друг с другом, если одна исключает другую, т. е. осуществление одной делает невозможным осуществление другой». Осознание ситуации соревнования приводит ее, как считает Болдинг, к конфликту12.

Для того чтобы определить дифференцированные формы борьбы, Г. Зиммель употребляет понятие «конкуренция»13. Конкуренция определяется как опосредованная борьба: «Чистая форма конкурентной борьбы – это, прежде всего, не наступление, а оборона – потому хотя бы, что цена борьбы находится не в руках противника. Но цель всей акции достижима лишь посредством самопреподнесения независимой от борьбы ценности. Так субъективное антагонистическое побуждение ведет нас к осуществлению объективных ценностей, и победа в борьбе означает не успех собственно борьбы, а успешное осуществление ценностей, которые находятся по ту сторону борьбы». Эта форма борьбы стала играть в более поздних теоретических конфликтах доминирующую роль. В данном случае речь идет, главным образом, не о том, чтобы одолеть другую сторону, а о расширении области влияния, создания пространства для собственного существования. Речь идет о двойственном антагонизме: по отношению к другой группе и по отношению к цели, которую хотят достигнуть. Например, два предпринимателя не находятся в антагонистическом отношении друг с другом, но они могут стремиться к одной и той же цели, которая делает их противниками. Зачастую в рассмотрении противоположности эта двойственность стирается. Антагонизм между сторонами часто переносится на цель и противоположные позиции, цели автоматически осмысливаются как антагонизм между сторонами.

Представитель австрийской школы Людвиг фон Мизес определял конфликты, порождающие гражданские и мировые войны, не как результат функционирования свободного рыночного общества, а как следствие антикапиталистической политики. В связи с этим фон Мизес писал: «Возможно, допустимо называть их экономическими конфликтами, поскольку они затрагивают ту сферу жизни людей, которая в обычной речи известна как сфера экономической деятельности. Но будет серьезной ошибкой на основе этого обозначения делать вывод о том, что источниками этих конфликтов являются обстоятельства, которые развиваются в рамках рыночного общества. Их порождает не капитализм, а как раз антикапиталистическая политика, направляемая на ограничение функционирования капитализма. Они являются следствием вмешательства различных государств в производство, торговых и миграционных барьеров, дискриминации иностранной рабочей силы, иностранной продукции и иностранного капитала»14.

1Аристотель. Соч.: в 4 т. Т. 4. М., 1984. С. 378–379.
2Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1976. С. 143.
3Вебер М. О некоторых категориях понимающей философии // Западноевропейская социология ХIX – начала ХХ веков. М., 1996. С. 492.
4Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984. С. 208.
5Та м же. С. 212.
6Commons J. R. The Economics of Collective Action. University of Wisconsin Press, 1950; Madison, 1970. P. 104–109.
7Commons J. R. Institutional Economics. New York, 1934. P. 634.
8Козер Л. А. Функции социального конфликта // Социальный конфликт: современные исследования. М., 1991. С. 22–23.
9Galtung J. Structurelle Gewalt. Beitrage zur Friedens- und Konflictforschung. Reinbek bei Hamburg, 1975.
10Нейман Дж., Моргенштерн О., фон. Теория игр и экономическое поведение. М., 1970 (1944).
11Бурдье П. Социальное пространство и генезис «классов» // Вопросы социологии. 1992. № 1. С. 27.
12Boulding K. E. Conflict and Defense: a General Theory. New Yo r k, 1962. Р. 349.
13Ионин Л. Г. Георг Зиммель – социолог. М., 1981. С. 127.
14Мизес Л., фон. Человеческая деятельность: трактат по экономической теории. М., 2000. С. 642.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru