От фракционности к открытой контрреволюции. Нарком НКВД свидетельствует

Н. И. Ежов
От фракционности к открытой контрреволюции. Нарком НКВД свидетельствует

2. Второй этап

XIV съезд партии идейно разгромил “новую оппозицию” и принял развернутое решение по социалистическому переустройству народного хозяйства страны. В центре решений съезда партии были поставлены вопросы индустриализации. Успешное разрешение намеченных партией задач требовало огромнейшего напряжения сил партии, рабочего класса и трудового крестьянства. В этих условиях единство партийных рядов играло решающую роль. Только при абсолютном доверии к политике партии со стороны рабочего класса и бедняцко-середняцких масс деревни можно было мобилизовать их на преодоление гигантских трудностей и зажечь энтузиазмом социалистического строительства. Только люди, окончательно порвавшие с партией, могли продолжать в этих условиях свою антипартийную фракционную работу, не подчиняясь решению съезда партии.

Такую линию и заняла зиновьевско-каменевская фракция после XIV съезда.

Несмотря на то, что зиновьевско-каменевской группе была предоставлена возможность исправить все свои ошибки в процессе практической работы, она этого не сделала. Игнорируя решения партии, нарушив элементарные правила большевистской дисциплины, зиновьевцы сразу же после XIV съезда стали развивать еще более бешеную антипартийную фракционную деятельность.

Призыв Зиновьева на XIV съезде партии о легализации антипартийных группировок нашел отклик среди всех оппозиционеров. Все бывшие антипартийные группы и группочки начинают объединяться в единый антипартийный блок.

Вчерашние “непримиримые” враги троцкисты и зиновьевцы непосредственно после XIV съезда партии начинают нащупывать общую платформу и ищут путь к оформлению блока для совместной борьбы против партии. На апрельском пленуме ЦК в 1926 г. зиновьевская и троцкистская группировки в основном успели договориться. Правда, Троцкий и Каменев выступали параллельно и самостоятельно с рядом поправок к тезисам ЦК о хозяйственном положении. Однако, они били уже в одну точку. Общее, что объединило на апрельском пленуме ЦК и троцкистов и зиновьевцев – это демагогически выдвинутая ими экономическая программа, так называемой, “сверхиндустриализации”, т. е. программа троцкистов. Таким образом, уже на апрельском пленуме ЦК зиновьевцы окончательно капитулировали перед троцкистами и приняли их антиленинскую экономическую платформу.

Полное оформление зиновьевско-троцкистского блока произошло между апрельским и июльским пленумами ЦК в 1926 году. Приняв экономическую платформу троцкизма, зиновьевская фракция и по всем другим вопросам договаривается с троцкистами. Этот беспринципный блок оформляется, по выражению Зиновьева, “всерьез к надолго”. Он оформляется не только на общности новой платформы, но и на почве взаимной амнистии. Троцкисты и зиновьевцы прощают друг другу прошлые грехи. Зиновьев признает, что обвинения против партии выдвинутые Троцким в 1923 году, в особенности, в вопросе о перерождении партии, были правильными. В свою очередь Троцкий, признает ошибочными свои обвинения по отношению к Зиновьеву и Каменеву, выдвинутые им в небезызвестных “Уроках Октября”.

В своей борьбе с партией оппозиция переходит на путь создания нелегальной фракционной организации, противопоставленной партии и направленной против ее единства. Она устраивает нелегальные конспиративные собрания, перепечатывает в подпольных типографиях и секретно рассылает нарочито подобранные антипартийные документы, делегирует своих агентов в партийные организации для создания там фракционных подпольных групп и т. д.

Накануне июльского пленума ЦК и ЦКК зиновьевец Беленький созывает известное в истории зиновьевско-троцкистского блока «лесное собрание». На «лесном собрании» основной доклад делает известный зиновьевец, кандидат в члены ЦК ВКП(б) Лашевич. Он развивает план генерального наступления объединенного оппозиционного блока на ЦК ВКП(б). Используя наметившиеся в стране хозяйственные трудности, объединенный оппозиционный блок намечает план борьбы против ЦК путем насильственного навязывания партии дискуссии. Весь расчет строится на том, что оппозиционный блок, открыв дискуссию, сможет привлечь на свою сторону партийные массы, тем более, что для этого они выбросили ряд демагогических лозунгов, прямым назначением которых являлось «собирание голосов».

Одновременно на этом этапе борьбы зиновьевско-троцкистского блока против партии, оппозиция пытается использовать аппарат Коминтерна и превратить его в орудие борьбы против партии. В соответствии с этим делается серьезная попытка организовать блок в международном масштабе с привлечением «ультралевой» группы Корша в Германии и ультраправой группы типа Суверина во Франции.

К июльскому пленуму ЦК и ЦКК – 1926 г. зиновьевско-троцкистский блок оформляется окончательно и выступает единым фронтом против партии.

В результате обсуждения антипартийной деятельности оппозиции, июльский пленум ЦК и ЦКК исключил из состава Политбюро Зиновьева и вывел из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б) Лашевича. Пленум дал решительный отпор антипартийной деятельности троцкистско-зиновьевской оппозиции и поручил местным партийным организациям вести беспощадную борьбу с ее членами.

В своем постановлении июльский пленум ЦК и ЦКК следующим образом характеризует деятельность зиновьевско-троцкистской оппозиции:

«…дезорганизаторские шаги оппозиции свидетельствуют уже о том, что оппозиция решила перейти от легального отстаивания своих взглядов к созданию всесоюзной нелегальной организации, противопоставляющей себя партии и подготовляющей, таким образом, раскол ее рядов»[20].

Несмотря на решительное предупреждение июльского пленума ЦК в ЦКК, фракционная работа оппозиции не только не прекратилась, но намного расширилась и углубилась. После пленума оппозиция окончательно становится на путь организации второй партии, нелегально распространяет всякого рода декларации и платформы, призывающие к борьбе против ЦК. Листовки и брошюры оппозиции печатаются на конспиративных квартирах и в подпольных типографиях. В это дело втягиваются беспартийные и комсомольцы (дело Резцова, Резцовой и др.).

В конце сентября 1926 г. оппозиция пытается навязать партии дискуссию по основным вопросам политики путем открытых антиленинских выступлений лидеров оппозиции на партийных собраниях. Вожди оппозиции Зиновьев, Каменев и др. являются на собрания ряда московских заводских ячеек, на которых выступают с развернутой программой оппозиции против партии (выступление Троцкого 30 сентября на ячейке Рязано-Уральской ж. д., выступление Троцкого, Зиновьева, Пятакова и др. на ячейке завода «Авиаприбор» и т. п.). Это послужило сигналом для общего выступления оппозиции во всех партийных организациях.

В начале сентября целая группа лидеров оппозиции во главе с Зиновьевым двинулась в Ленинград для организации фракционной работы. 7-го октября Зиновьев выступил с раскольническими, дискредитирующими партию и ЦК ВКП(б) речами на ячейке Путиловского завода.

Ленинградский пролетариат, также единодушно, как и московский, дал исключительно дружный отпор дезорганизаторской работе зиновьевско-троцкистского блока. В Москве за период с 1 по 8 октября из 53.208 членов партии, участвовавших в партийных собраниях, за оппозицию голосовало всего 171 человек и воздержалось 87. Все остальные голосовали за политику ЦК. По Ленинграду из 34.180 членов партии, участвовавших в партийных собраниях, за оппозицию голосовало всего 325 человек и воздержалось 126.

Удар, который получила оппозиция в Москве и Ленинграде окончательно выбил почву из под ног зиновьевско-троцкистского блока, показав весь авантюристический характер расчетов оппозиции, в особенности, на ленинградский пролетариат, на поддержку которого рассчитывал Зиновьев.

Решительное поражение, которое потерпела оппозиция на всех партийных собраниях, временно дезорганизует ряды оппозиции и заставляет ее капитулировать. 16 октября основные руководители оппозиции – члены ЦК ВКП(б) Троцкий, Зиновьев, Каменев, Пятаков, Сокольников и Евдокимов опубликовали в «Правде» заявление с отказом от фракционных методов борьбы и с обязательством отстаивать свои взгляды только в рамках партийного устава. Лидеры оппозиционного блока в своем заявлении осуждали применявшиеся ими методы защиты своих взглядов, предложили своим единомышленникам распустить фракционные организации, отмежевывались от шляпниковцев и антипартийных группировок в Коминтерне. Одновременно лидеры блока в своем заявлении подчеркнули, что они продолжают стоять на старой принципиальной позиции и политических разногласий с партией не снимают.

Само собой разумеется, что партия и ее центральный Комитет после ряда изменнических трюков оппозиционного блока, не считавшегося с элементарными основами партийной дисциплины, не мог целиком поверить этому заявлению оппозиции. Собравшийся 23-го октября 1926 г. пленум ЦК и ЦКК исключил Троцкого из состава членов Политбюро, Каменева – из состава кандидатов и снял Зиновьева с поста председателя Коминтерна. Одновременно пленум принял известные тезисы товарища Сталина об оппозиционном блоке, которые были внесены на обсуждение открывшейся 26 октября XV партконференции.

XV партконференция дала новый сокрушительный отпор зиновьевско-троцкистскому блоку. Конференция констатировала переход «новой оппозиции» к троцкизму в основном вопросе – о характере и перспективах нашей революции и квалифицировала взгляды оппозиции как меньшевистский, «социал-демократический уклон в нашей партии».

Оппозиционный блок с решениями XV партконференции не соглашается и продолжает свою фракционную работу. Не подчиняясь решениям конференции, оппозиция выступает с защитой своих антипартийных взглядов на собравшемся в конце 1926 года VII расширенном пленуме ИККИ. Расширенный пленум ИККИ решительно осудил как методы фракционной борьбы, так и антиленинские программные положения оппозиции.

 

Поражение, которое за это время понесла оппозиция в борьбе с партией, дезорганизует ее ряды. Часть из оппозиционеров отмежевывается от оппозиции. В частности, на февральском пленуме ЦК 1927 г. некоторые из оппозиционеров открыто выступают против оппозиции, порывая с ней всякую связь. В свою очередь и лидеры оппозиции вынуждены занять более «мирную» выжидательную позицию. На февральском пленуме ЦК 1927 года они уже не выступают со своей обособленной платформой.

Однако, выжидательное положение фракционеров продолжается недолго. Обострившееся международное положение (поражение китайской революции, разрыв дипломатических отношений с Англией и т. п.), создавшее ряд затруднений для СССР и поставившее страну перед угрозой войны, используемое троцкистско-зиновьевским блоком для нового открытого выступления против партии. Оппозиция вновь выдвигает свою платформу со всем арсеналом старых антиленинских троцкистских перепевов и обвинением Центрального Комитета партии в перерождении, термидорианстве и т. п. Особо предательским является это выступление оппозиции в момент обострения международных отношений и нависшей угрозы войны. Вместо того, чтобы сплотить партийные ряды перед лицом грозящей опасности, оппозиция идет по линии дезорганизации партийных рядов, а Троцкий выдвигает свой знаменитый «тезис Клемансо». (Как известно, Клемансо в 1914 году, накануне приближения немцев к Парижу, стоял на точке зрения свержения министерства и замены его новым).

Таким образом, прекратив внешне свою фракционную борьбу против партии после заявления от 16 октября 1926 года зиновьевско-троцкистская оппозиция при первом затруднении в стране с новой силой выступает против партии.

9-го мая 1927 г., в день XV-летия газеты «Правда», Зиновьев выступает на непартийном собрании с апелляцией к беспартийным, нападая на ЦК ВКП(б) и на газету «Правда», 9-го июня 1927 г. в дни жесточайших нападок английского империализма на СССР, Зиновьев, Троцкий и др. организуют политическую антисоветскую демонстрацию на вокзале под предлогом проводов отъезжающего на другую работу антипартийца Смилги. На Ярославском вокзале лидеры оппозиции выступают с речами против руководства партии, апеллируя к находившейся на вокзале обывательской публике.

Все эти факты показывают, что троцкистско-зиновьевский блок по вопросу о защите СССР фактически и целиком перешел на позиции пораженчества. Если его вожди, учитывая настроения рабочих и всей партии, выступили с полунамеками, вполголоса со своей пораженческой идеологией в вопросе обороны СССР, то оппозиционеры из комсомольцев полным голосом и без намеков выступили за поражение СССР, за государственный переворот в случае интервенции против нашей страны.

Состоящий из комсомольцев – оппозиционеров подпольный «Союз защитников внутрисоюзной демократии» выпустил разнузданную контрреволюционную листовку такого содержания:

«В своем стремлении окончательно задушить всякую свободную мысль в коммунистических рядах партийная бюрократия не стесняется спекулировать на опасности войны… Надвигающаяся опасность новой войны заставляет нас еще громче подымать свой голос против засилия аппаратчиков, против наглой и бездарной бюрократии, ведущей страну к поражению в грядущей схватке с высоко организованным международным империализмом»[21].

Так перед угрозой нависшей войны оппозиция собиралась «защищать» родину.

Собравшийся в 1927 г. июльский пленум ЦК вынужден был принять более решительные меры против раскольников и дезорганизаторов партии, поставив вопрос об их исключении из членов ВКП(б). Оппозиция всеми предыдущими антипартийными действиями уже поставила себя на грани исключения из партии. Перед зиновьевско-троцкистским блоком со всей резкостью был поставлен вопрос: либо исключение из партии, либо отказ от оппозиционных методов борьбы и осуждение своих взглядов. Разгромленная на всех предыдущих этапах борьбы с партией, оппозиция была вынуждена отказаться от всех своих нападок на Центральный Комитет, осудить свои антипартийные фракционные методы борьбы и признать ошибочными основные положения своей платформы. На этом основании пленум, констатировав отказ оппозиции от своих взглядов, счел возможным оставить Зиновьева и Троцкого в составе Центрального Комитета партии, объявив им лишь строгий выговор.

Однако, и это заявление оппозиции оказалось очередным двурушническим маневром. После того, как на пленуме оппозиция отказалась от своих взглядов и осудила фракционные методы борьбы с партией, через месяц она вновь подает свою антиленинскую предсъездовскую платформу, эта платформа была источником будущих обширных планов троцкистов и зиновьевцев о реставрации капитализма. Платформа, наряду с защитой старых ошибочных троцкистских положений, повторяет те же клеветнические обвинения против партии и ее Центрального Комитета. Несмотря на то, что Центральный Комитет партии признал платформу оппозиции антипартийным документом, оппозиция начинает распространять платформу нелегально. Больше того, платформа печатается даже заграницей. Платформа оппозиции распространяется не только среди членов партии, но и среди беспартийных.

В результате всего этого Октябрьский пленум ЦК 1927 года исключил Зиновьева и Троцкого из состава членов ЦК ВКП(б) за обман партии, выразившийся в неоднократном нарушении даваемых оппозицией обязательств прекращения фракционной борьбы.

Разбитая на голову в партийных организациях, будучи изолирована во всей партии и, в особенности, в рабочих ячейках, оппозиция встает на прямой путь контрреволюционных уличных выступлений против партии и советской власти.

7-го ноября 1927 года, в десятую годовщину Октябрьской революции, кучка враждебных партии элементов во главе с Зиновьевым, Троцким и Каменевым сделала попытку организовать демонстрацию с антисоветскими лозунгами в Москве и Ленинграде. Этим зиновьевско-троцкистская оппозиция поставила себя окончательно вне рядов партии и превратилась в отряд антисоветских элементов.

10-го ноября 1927 года в специальной постановлении, обращенном ко всем организациям ВКП(б), Центральный Комитет характеризовал оппозицию следующими словами:

Видя свою изолированность, лидеры оппозиции переходят на «новый» меньшевистский путь.

Они отворачиваются от партии, рвут с ней последние связи и начинают обращаться за помощью к чуждым партии силам, – к мещанам, к буржуазным интеллигентам и прочим непролетарским слоям. Антисоветские уличные выступления Троцкого, Зиновьева, Каменева, Смилги и др. в день десятилетия Октября в Москве и Ленинграде, насильственный захват аудитории Московского Высшего технического училища для устройства нелегального антипартийного собрания, избиения представителей партийной линии на организованных оппозицией нелегальных собраниях, – все эти и подобные им факты последних дней говорят о том, что оппозиция, проиграв борьбу в партии и будучи оскандалена перед всем рабочим классом во время демонстрации 7-го ноября, начинает собирать вокруг себя враждебные рабочему классу силы и подготовляет новые антисоветские выступления»[22].

14-го ноября 1927 года ЦК и ЦКК исключили из партии Троцкого и Зиновьева, поставив вопрос об оппозиции в целом на обсуждение XV съезда.

Таким образом, к XV съезду партии оппозиция пришла совершенно разгромленной. Этот разгром был тем более разителен, что дискуссия перед самым XV съездом партии дала оппозиции по всей стране всего четыре тысячи голосов, тогда как за тезисы ЦК голосовало 725 тыс. членов партии.

Перед лицом этого полнейшего разгрома, оппозиции ничего не оставалось делать, как прийти на XV съезд партии с повинной. Объединенная оппозиция попыталась еще раз проделать свой маневр и подала на съезд заявление с отказом от своих взглядов и обязательств безоговорочно подчиниться всем решениям съезда. Однако, партия не могла больше доверять оппозиции, нарушившей неоднократно решения Центрального Комитета, его пленумов и партийных конференций. Партийный съезд признал взгляды оппозиции несовместимыми с пребыванием в партии и на основании всей прошлой антипартийной и антисоветской деятельности оппозиции – исключил наиболее активных оппозиционеров из партии. Одновременно съезд поручает ЦК и ЦКК принять все меры идейного воздействия на рядовых оппозиционеров, с тем, чтобы они окончательно порвали с оппозицией и встали на партийный путь. Съезд постановил принимать заявления исключенных оппозиционеров об их вступлении в партию лишь по прошествии шести месяцев, при условии, что поведение этих лиц за этот период будет вполне партийным и заявления их будут вполне отвечать требованиям XV съезда партии.

Таковы основные факты из деятельности зиновьевско-троцкистской оппозиции на этом втором этапе их борьбы против партии.

XV съезд партии так характеризовал этот этап антипартийной деятельности оппозиции:

«Оппозиция в области идеологической от разногласий тактического характера перешла к разногласиям программного характера, ревизуя взгляды Ленина и скатившись к позиции меньшевизма. Отрицание возможности победоносного строительства социализма в СССР и, следовательно, отрицание социалистического характера нашей революции; отрицание социалистического характера государственной промышленности; отрицание социалистических путей развития в деревне в условиях пролетарской диктатуры и политики союза пролетариата с основными массами крестьянства на базе социалистического строительства; наконец, фактическое отрицание пролетарской диктатуры в СССР (’’термидор») и связанное с этим капитулянтство и пораженчество, – вся эта идейная установка превратила троцкистскую оппозицию в орудие мелкобуржуазной демократии внутри СССР и во вспомогательный отряд международной социал-демократии за его пределами.

В области тактической оппозиция, усиливая и обостряя свою работу против партии, перешла за грань не только устава партии, но и за грань советской легальности (нелегальные собрания, нелегальные типографии, нелегальные органы печати, насильственный захват помещений и т. д.)…

В области организационных вопросов оппозиция, опираясь на ревизию ленинских взглядов, от фракционности перешла к созданию своей собственной троцкистской партии»[23].

Таким образом оппозиционный блок, как это явствует из фактов, встал окончательно на путь организации второй партии, мобилизуя вокруг себя не только все антипартийные, но и антисоветские элементы.

Необходимо отметить, что на этом этапе, когда зиновьевско-троцкистский блок окончательно встал на путь организации антисоветской партии, еще более озлобляются отношения оппозиции к ленинскому руководству ЦК ВКП(б). Особой ненавистью оппозиционных кругов пользуется товарищ Сталин. Оно и понятно. Товарищ Сталин, ни на шаг не отступая от ленинских заветов, прокладывал путь к социализму, беспощадно разоблачая и бичуя изо дня в день контрреволюционные происки врагов Советской власти, в том числе и контрреволюционные происки зиновьевцев и троцкистов. Пользующийся безграничной любовью и доверием всей партии и трудящихся масс страны, он особенно был ненавистен этим новым глашатаям обреченных на уничтожение капиталистических классов.

Показаниями ряда арестованных в связи с убийством товарища Кирова зиновьевцев установлено, что уже на этом этапе настроение «вождей» и рядовых оппозиционеров по отношению к товарищу Сталину было явно террористическим.

Они не останавливались ни перед какими средствами, пользуясь клеветой, обманом и подлогами для того, чтобы дискредитировать руководство ВКП(б) и создать атмосферу ненависти вокруг вождя партии.

 

История повторяется. Так же как буржуазия и ее подголоски – меньшевики и эсеры – в свое время не останавливались перед клеветой и террором против Ленина для того, чтобы уничтожить и обезглавить рабочее движение, так и сейчас эти новоявленные троцкистско-зиновьевские меньшевики, отражавшие интересы озлобленных победами советской власти капиталистических классов, пытались обезглавить революцию, уничтожив товарища Сталина.

20ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК». Партиздат, изд. пятое, стр. 115.
21«Против атак на партию с комсомольского фланга – Ленинград. Изд. Сев. Зап. бюро ЦК ВЛКСМ, стр. 59-60.
22«Справочник партийного работника». Выпуск шестой, часть первая, стр. 480.
23Постановление XV съезда ВКП(б) «Об оппозиции»
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru