Чужая игра: артефактор

Мэтт Каулиц
Чужая игра: артефактор

Посмотрев на него круглыми глазами, Сия, как в замедленной съемке, стащила обувь, боязливо зажмурившись.

– Ну, все не так страшно, – хмыкнул Дэн

Порез был длинным и вертикальным, похоже, она просто неудачно наступила на остов чашки стоявшей рядом. Хотя это еще как посмотреть, очень даже удачно, рыжий не был уверен, что смог бы достать осколок. Он не то чтобы боялся вида крови, но организм решил по-своему и от вида пореза голова неприятно затуманилась. Дэн размерено вдохнул и выдохнул, отгоняя легкую слабость. Двух припадочных на один небольшой порез точно будет много.

Открыв водку, он брезгливо принюхался. В нос шибануло спиртом, удачно прочищая мозги. Пока Сия завороженно рассматривала ногу, которая уже не так сильно кровила, он решительно перевернул бутылку и щедро окропил рану.

– Ах ты ж!.. – завопила девушка на такой высокой ноте, что у Дэна зазвенело в ушах. Он крепко держал ее ногу, не позволяя жертве сбежать с места лечения и заодно зарядить ему по носу.

– Вот и все, и незачем так орать, – закрытая бутылка отправилась обратно в холодильник. – У тебя есть пластырь? На бинты я и не рассчитываю, судя по вашей аптечке.

– Я что, похожа на санитарку? – прошипела Сия, все еще судорожно дыша после процедуры, и тут же заявила:

– Посмотри в сумочке, у меня где-то был пластырь. Она в коридоре.

Дэн задумчиво осмотрел предложенный выбор, сгреб все три и свалил на диванчик рядом с Сией:

– Выбирай.

Кое-как заклеив рану, девушка хмуро посмотрела на своего спасителя и буркнула:

– Я не могу встать на ногу.

Дэн поднял бровь, вложив в движение все, что думает об этом факте.

– Помоги мне дойти до комнаты. Пожалуйста, – выдавила Сия, нехотя добавив вежливость. Судя по всему, она намеревалась злиться и дальше, несмотря на оказанную помощь.

Хмыкнув, парень пожал плечами и помог ей подняться, буквально взвалив на себя. Судорожные прыжки на здоровой ноге больше мешали, и спасательная конструкция начинала расшатываться, грозя врезаться в ближайшую стену. В очередной раз покачнувшись, он не выдержал, приподнял девушку за талию и, прижав к себе, дотащил до комнаты. Сия едва ли весила больше него, но когда тебе злобно пыхтят в ухо и всячески крутятся, пытаясь поудобнее устроиться, это не облегчает задачу.

– На кровать уложишь? – невозмутимо спросила девушка, не торопясь слезать с дружеских объятий. Дэн бесцеремонно стряхнул ее на одеяло, заставив обиженно вскрикнуть.

– Сия, как определишься, дружишь ты со мной или ненавидишь, то моя комната напротив, – сухо ответил парень. Своим взбалмошным поведением она отдаленно напоминала Кристофа, однако, если тот скорее забавлялся с ним, откровенно презирая, то ее капризы Дэн воспринимал гораздо снисходительней.

– Ох, нежная зефиринка прям, – недовольно буркнула в спину девушка. Извиняться, судя по всему, она не собиралась. – Спасибо за помощь, будем считать, что твоя вина искуплена. Частично.

– Моя вина? – резко развернулся Дэн. Чужая наглость поражала до глубины души, смываясь остатки спокойствия. – А еще раз сообщишь, в чем она заключается?

Сия недовольно поморщилась и отвернулась к стенке, не желая обсуждать щекотливую тему. Дэн пожал плечами и прикрыл за собой дверь.

***

Вечер он провел разбирая оставшиеся записи. В блокнотах попадались даже иллюстрации, нарисованные обычной шариковой ручкой. Наброски были сделаны скрупулезно, до мельчайших деталей, однако было заметно, что автор не художник, а скорее копирует чужой рисунок.

Под одним из самых крупных рисунков было каллиграфически выведено:

«Янус – древнерим., двуликий, бог времени/дверей/входа. Предм.: посох и ключ.»

– Однако эти римские боги были многопрофильные… – Дэн с интересом перелистнул страницу.

«Двуличная суть Януса позволяет ему быть началом и концом, отпирать и запирать, видеть прошлое и будущее.»

Первое слово было выделено жирным и трижды подчеркнуто. Парень еще раз всмотрелся в рисунок.

Одно лицо явно принадлежало молодому парню, а вот второе было густо украшено бородой. В руке он держал огромный ключ, размером больше головы божества и выглядящий, как из сказки про Буратино. В другой руке Янус крепко зажимал длинную палку, видимо, тот самый посох. Рядом с ключом опять стоял знак вопроса. Что так не давало покоя автору, что не так с этим ключом Януса?..

Рядом завибрировал телефон, уведомляя о новом оповещении. Дэн рассеяно взглянул на экран, вздрогнул и торопливо открыт сообщение.

«В полночь под клубом. Опоздаешь – там и останешься».

Если краткость сестра таланта, то Кристоф явно претендует на звание одаренного. И куда же без ласкового словца напоследок.

Дэн рассудил было, что молчание – знак согласия, но с этого типа станется посчитать игнор за отказ. Он коротко написал «Ок» и задумался. Хорошо, до следующей пятницы он еще раз проштудирует все заметки, на случай если что-то пропустил. Ага, и отлично сможет поддержать светскую беседу на тему мифологии и древних богов. В тусовку клуба надо влезать глубже, гораздо глубже, чтобы понять иерархию местных чудиков.

Дэн решительно сгреб все записи в кучу, а затем безжалостно начал выдирать страницы с самой важной, по его мнению, информацией. Генеалогическое дерево божественных семеек? Пригодится. Один из небольших блокнотов он отобрал целиком, в нем были изображения множества богов и их краткая опись, среди которых он и нашел Януса. Путанные рассуждения о небесных взаимосвязях и отношениях Дэн сразу отмел. Ему ничего не говорило то, что тот же двуликий приютил некого Сатурна, которого изгнал его сын Юпитер и что за место такое Лаций, где они все вместе жили.

Книгу с греческими богами рвать было жалко, поэтому он ограничился тем, что переснял на телефон все места, которые счел нужным выделить бывший хозяин. Память сразу забилась на половину, таких оказалось немало. Дэн никогда не любил мифологию за постоянные хитросплетения, интриги и откровенный абсурд. В университете ей отводили немного времени на зарубежной литературе. Но за годы школьной, а теперь и университетской зубрежки, Дэну так и не удалось до конца разобраться в небесных страстях. А уж когда к этому их земные похождения примешивают…

Последний курс университета давался ему с трудом. Приходилось много работать, чтобы обеспечить квартиру и минимальные потребности. А еще и сессия на носу. Вспомнив про недописанное задание на ближайший зачет, Дэн сдавленно застонал. Наскоро закончив с сортировкой заметок, парень на всякий случай дофотографировал самое важное и запихнул отобранные листы в самый дальний отдел рюкзака. Так надежней.

***

Всю следующую неделю он старательно загружал свои мысли, целиком погрузился в учебу и набрал огромное количество заказов от безалаберных студентов. Работа ему, конечно, требовалась, но Дэн явно собирался лишить себя последнего сна и не дать времени думать о необъяснимом. Пятничные пары давно закончились, однако он еще несколько часов сидел в библиотеке, заканчивая набранные проекты. Когда он вышел из университета уже стемнело, и Дэн озадаченно поглядел на горящие фонари. Устало вздохнув он потянулся за телефоном, на который еще утром должны были скинуть время экзаменов. Вместо расписания сессии на экране светились другие ехидные буквы:

«Готовишься к балу, принцесса?»

С прошлой переписки от Кристофа не было ни слова. Дэн даже слегка заволновался, не забудет ли он их уговор. Но собеседника, кажется, продолжало забавлять все это.

«Чего тебе, злая мачеха?»

Будем надеяться, что у получателя не случится очередной приступ агрессии в ответ на безобидную шутку. Поплотнее запахнувшись в легкую куртку, которая была еще холоднее той, что порвал Кристоф, Дэн направился в сторону метро. Если каждая их встреча будет заканчиваться такими потерями, то носить ему точно будет нечего, эта точно была последней и почти летней. Два свитера спасали дело, но с каждым днем становилось все холоднее. Вот и сейчас ветер кинул в лицо пригоршню снега. Несколько капелек воды застыли на ресницах и рыжий резко зажмурился, стряхивая их.

Добравшись до теплой квартиры, Дэн со счастливым вздохом разделся и направился в горячий душ, прихватив с собой полотенце. Окоченевшие в кедах ноги почти ничего не чувствовали, и он с грустью думал об очередных тратах на обновки.

Простояв под душем не менее получаса, парень, наконец, отогрелся и теперь сонно клевал носом. Мысль о том, что сейчас надо будет ехать и смотреть представление «Кристоф и его чокнутые друзья» вызывала физическую тошноту. Обернувшись по пояс полотенцем, Дэн вышел из душа. На кухне звучали голоса, громко засмеялся Серж.

Еще с утра Сия демонстративно заявила, что вечером ее не будет и убежала на гулянки с очередными друзьями. С Дэном у них установился вежливый нейтралитет. Если не поднимать тему клуба, их сосуществование было мирным и почти невраждебным, не считая мелкие колкости, на которые фантазия девушки была очень богата.

Заинтригованный нежданными гостями, Дэн невольно сделал шаг в сторону кухни, прислушиваясь, как дверь сама распахнулась. Парень недоверчиво сощурил глаза, искренне надеясь, что ему стало дурно от кипятка, отчего и посетила такая химерная галлюцинация. На пороге стоял Кристоф.

– Какая горячая встреча, – поднял брови он, пройдясь взглядом по полотенцу. Преодолев инстинктивное желание прикрыться, Дэн зло выпалил, пытаясь скрыть неловкость:

– Какого черта ты тут делаешь?!

– Забираю тебя на бал. Разве мы не об этом договаривались? – с наигранным недоумением развел руками О`Халлоран.

– Ты сам написал мне о встрече у клуба, не строй из себя идиота!

Кристоф нехорошо сощурился и чуть склонил голову в сторону. Выглядело это как прицел перед выстрелом, и Дэн ощутимо напрягся.

– Не испытывай моего терпения, Даниэль, а то добрая фея точно превратится в злую мачеху. И запрет нашу дорогую Золушку дома.

Прикрыв глаза и мысленно сосчитав до десяти, Дэн выдохнул и улыбнулся:

 

– Сейчас я соберусь и едем, – с этими словами он развернулся и скрылся за дверью, пока Кристоф не успел начать очередную пикировку. Голую спину настойчиво сверлил чужой взгляд.

Наскоро натянув первые попавшиеся джинсы и рубашку (главное, что чистые), он остановился у двери и еще раз вдохнул-выдохнул воздух, застрявший поперек легких.

– Ты что, на похороны собрался? – тут же прокомментировал Кристоф, издевательски подняв брови. На нем самом была белоснежная рубашка и идеально сидящий пиджак цвета слоновой кости. Светлые брюки с невозможно ровной стрелкой поражали элегантностью. Начищенные туфли сверкали даже в тусклом свете прихожей. Рядом с ним Дэн был похож на бедного студента… впрочем, которым и являлся.

Мрачно посмотрев на Кристофа, Дэн молча отправился в коридор, нацепил единственные приличные туфли, купленные в честь поступления в университет, и накинул куртку.

– Да уж, фее знатно пришлось бы поколдовать, – протянул мужчина и, проигнорировав вопросительный взгляд, вышел из квартиры.

Дэн спускался по лестнице (Кристоф поехал на лифте, но рыжий всегда предпочитал пройтись) и чувствовал, как от унижения горят щеки. Он никогда не был супербогат, особенно после переезда и с началом учебы. Стипендию он потерял еще на втором курсе, но подработка стабильно выручала. И хотя последние события оставили его на мели, до вылета на улицу ему было далеко. Так откуда это дурацкое чувство беспомощности и убогости?! Зло саданув кулаком по перилам, Дэн ускорился, пытаясь догнать лифт.

Машина была другая. Дорогая и спортивная, она хищно прижималась к земле и была похожа на каплю ртути. Светлые кожаные сиденья и деревянные вставки на приборной доске вызывали желание убрать руки подальше и не прикасаться к элитной игрушке.

– На переднее, – коротко кинул Кристоф, когда Дэн потянулся к задней двери, пытаясь отгородится от неприятного соседства спинкой сиденья. Досадливо поджав губы, он обреченно плюхнулся в машину, хлопнув дверью. В то, что поездка пройдет в приятной дружелюбной атмосфере верилось слабо. Мужчина некоторое время еще постоял снаружи, словно высматривая неведомых врагов. Не обнаружив ничего подозрительного, он сел в автомобиль, запер его и замер, опять задумавшись.

Дэн некоторое время поддержал молчание, не желая начинать диалог, а затем не удержался:

– Где мой кристалл?

– Что? – недоуменно повернулся к нему Кристоф, выдернутый из своих размышлений.

– В позапрошлую встречу ты содрал с моей шеи подвеску.

– Ты о той дешевой стекляшке? Не знаю, наверное, в прошлой машине осталась, – невозмутимо пожал плечами мужчина. И злорадно добавил: – Она была арендованной, кстати.

– Прелес-с-тно, – прошипел сквозь зубы Дэн. Ключ зажигания мягко провернулся в замке и, вспомнив скорости, которые предпочитал нынешний водитель, рыжий торопливо пристегнулся. Вылететь в лобовое стекло ему совершенно не хотелось.

– Тебя была дорога эта висюлька? Сходишь на ближайший рынок и купишь себе ворох таких же.

Дэн отвернулся к окну, автоматически потянувшись рукой к шее, позабыв, что на ней ничего нет. Привычка крутить в руках всякую мелочь у него была всегда, и кристалл больше нес роль успокаивающей игрушки. Обычная стекляшка, из тех, что в детстве принимают за магический талисман, а повзрослев – прячут в коробку с дешевой бижутерией. Скорее было просто обидно, что ее спер именно этот типчик.

– Кристоф, – впервые обратился он по имени. О`Халлоран удивленно дернулся, отвлекаясь от дороги и чуть не врезавшись в переднюю машину, излишне резко вынырнувшую из-за поворота.

– Ну?!

– Что означает «Дашь, что попрошу?» – вспомнил он еще одну фразу с той ночи.

– У нас сегодня вечер вопросов, а я не в курсе? – саркастично ответил Кристоф, стремительно обгоняя очередную черепаху. – Я не нанимался тебе в няньки. Хочешь информацию – предложи что-то взамен.

– В прошлый раз ты сам прервал мои вопросы. Я готов ответить взамен на твои.

– Меня больше не интересуют твои ответы, мальчик, – ослепительно улыбнулся Кристоф, довольно щуря глаза. – Все, что я хотел, я узнал без твоего участия.

– И что же тебя может заинтересовать?

– Сделаешь кое-что для меня – и я весь твой. Можешь хоть засыпать меня своими дурацкими вопросительными знаками, которые так и светятся у тебя в глазах.

– И ты, конечно, ничего не объяснишь? Поди туда, куда скажу я, сделай то, что выгодно мне, так? – догадливо поинтересовался Дэн, заслужив пристальный взгляд светлых глаз. В свете салона они еще больше позеленели и отблескивали кусочками янтаря в тон автомобилю. Светлая кожа сидений гармонировала с волнистыми прядями. Автомобиль был идеально подобран под стать хозяину.

– Наш малыш почти научился думать, – растроганно ахнул Кристоф. Говорить с ним нормально совершенно не получалось, любая попытка диалога переходила на оскорбления и насмешку.

– Что ты хочешь, чтоб я сделал? – угрюмо повторил Дэн.

– Ох, а можешь сказать эту фразу, только с большим чувством? – дурашливо снизил тон до интимного мужчина. И тут же резко отрезал:

– Узнаешь на месте. А сейчас будь хорошим мальчиком, смотри в окошко и прекрати доставать меня.

Поборов в себе желания выйти из машины прямо на ходу, Дэн достал телефон и рассеяно пролистал последние фото. Вчера он прошерстил интернет в поисках изображений богов различных мифологий, в процессе наткнувшись на того же Аканамэ, и еще раз убедился, что самые изощренные чудовища собрала азиатская община демонов. От краснокожих, клыкастых и многоглазых лиц по телу пробегала дрожь. Его коллекция пополнилась сотней скринов с картинами, гравюрами и статуями различной степени приличности. Особой экстравагантностью опять отличились давние греки, похоже, одежда у них явно не была в моде.

Машину внезапно занесло, резко взвизгнули шины, а Дэна мотнуло вперед. Телефон вылетел из рук, затерявшись на полу, ремень безопасности больно врезался в грудь, выбивая воздух из груди.

– Ты водить нормально вообще умеешь?! – вырвалось у него.

Кристоф резко остановил машину, ловко вписав ее в отвоеванное место на парковке. Посрамленный конкурент, как голодная акула, сделал круг по пятачку, сплошь забитому автомобилями. Последнее свободное место занял серебристый автомобиль Кристофа, и неповоротливому джипу пришлось моститься на бордюре.

Самодовольно хмыкнув, мужчина выскочил из авто и с наслаждением потянулся. Дэн остался шарить на полу в поисках потерянного телефона.

– Ну ты в своем стиле, Кристоф! – донесся до него веселый голос. – Стоило на секунду засмотреться и ты нагло занял мое место!

– Не оправдывай свою медлительность чужой удачливостью, Стэнли, – довольно промурлыкал мужчина. Дэн наконец нашарил телефон и торопливо выбрался из авто, в спешке ударившись головой о низкий потолок.

Кристоф радушно пожимал руку своему знакомому. Темноволосый высокий мужчина был выше его на голову, а в плечах и вовсе шире в два раза. Почти как Эд, даже приветливое открытое лицо похоже.

– Это кто? – бестактно спросил он, открыто пялясь на рыжего.

– Это? – широко ухмыльнулся светловолосый, изучая Дэна взглядом, словно первый раз увидел. Тот неуютно поежился под прицелом сразу двух пар глаз. – Это мой «плюс один». Идем, принцесса, твой первый бал ждет, – он развязно положил ладонь ему на плечо, увлекая за собой. Дэн раздраженно вывернулся из-под руки и пошел чуть сзади. Впрочем, на него уже не обращали никакого внимания, увлекшись разговором. Рыжий почувствовал себя приблудной собачкой, плетущейся за хозяином. Еще одна причина его нелюбви к любого рода тусовкам…

В клубе все было по-прежнему: та же дешевая зловещая обстановка красных тонов, официанты, снующие среди гостей и охрана на входе, еще более дотошная, чем прежде. Его трижды обыскали несколько постов, один из бугаев в отглаженных костюмах даже попытался заглянуть за шиворот. Кристофа лишь попросили предъявить и сдать запрещенные вещи, на что он расхохотался и сказал, что оставил их в машине. Его друга Стэнли обыскали лишь раз, перед самым входом в зал, и то очень вежливо и без лишних телодвижений.

Дэн попытался было сразу уйти в сторону бара, чтоб не таскаться с этой парочкой мажоров. Его план был предельно прост: шататься по клубу, возможно завести пару знакомств и выведать немного информации. Но Кристоф решительно словил его за шиворот, притянул поближе и жарко прошептал в ухо:

– Ну уж нет, гулять тебя никто не отпускал. Хочешь тут быть – от меня ни на шаг, пока я не скажу.

– Я понял, убери руку, – дернулся рыжий, поправляя рубашку и пытаясь отстранится. На плече железной хваткой сомкнулись чужие пальцы. Делать непринужденный вид, на буксире тащась за Кристофом было сложно. – Да отцепись ты от меня, я и сам идти могу! – попытался он освободиться.

Кристоф сжал руку еще сильнее, притянул Дэна к себе и прошипел прямо в лицо:

– Хватит брыкаться, ты сам сюда настойчиво пытался попасть. Изволь играть по моим правилам, пока я не выкинул тебя, наподдав под зад.

Пока соперники сверлили друг друга взглядом, выражающим все отношение друг к другу, их прервали:

– Чего вы тут застряли? Я уже шуганул с нашего столика мелких сошек из псов, идемте!

Угловой диванчик находился в самом углу. Полумрак скрывал лица сидящих, только блики дискошара яркими вспышками слепили глаза. Народу сегодня было не меньше, но после пристального взгляда становилось заметней, что публика в этот раз собралась постарше и поспокойней. Танцпол почти весь был заставлен диванчиками, остался только небольшой пятачок, где крутилось несколько молодых людей, судя по всему, тоже «плюс один».

Рядом с баром стояла еще одна стойка, даже скорее длинный стол, раза в два длиннее и накрытый темной тканью. Под бархатом бугрились громоздкие угловатые предметы, похожие на ящики. Пока Дэн напряженно всматривался в обстановку, к ним подошел официант с неизменным шампанским на подносе.

– Мне бутылку односолодового виски, поприличней, – отмахнулся Кристоф. Стэнли тоже отказался от фирменного клубного напитка, взяв бутылку красного сухого вина. Официант вопросительно повернулся к Дэну, явно надеясь спихнуть тому бокал-другой.

– Нет, спасибо, – коротко отказался тот. Он рассчитывал сохранить ясную голову, а ему от игристых напитков не стоило ожидать такого расклада. Дэн всегда слишком быстро хмелел от шампанского, предпочитая вообще обходить подобную выпивку стороной. Прошлый визит сюда в этом еще раз его убедил.

– Сидеть с пустыми руками неприлично, – Кристоф демонстративно поставил перед ним бокал. Официант тут же исчез, спеша выполнить заказ и вернуть его было не кому.

– Я не люблю шампанское, – отмахнулся Дэн и тут же не сдержал любопытство. – Что на том столе?

– Где? – обернулся мужчина. – А, это. Торги.

– И чем тут торгуют? – подозрительно спросил парень, очень надеясь, что не услышит кровавую байку про подпольный рынок в клубе.

– Разным, – пожал плечами Кристоф, наливая себе виски в бокал. – Древностями. Драгоценностями. Артефактами, – последнее слово он произнес, глядя ему прямо в глаза.

– Артефактами… демоническими? – скептически поднял бровь Дэн, чувствуя себя на детском спектакле.

– Видишь вон того славного кабанчика за столиком? – наклонился вперед Кристоф, указывая длинными пальцами в сторону бара. – Да нет же, вон, – он раздраженно схватил рыжего за подбородок, наводя на цель.

– В полосатом костюме? – Дэн взглядом нашел упитанного мужчину, развалившегося на сиденье. Рядом крутилось сразу несколько человек, услужливо подававших выпивку и еду.

– Да. Его зовут Весимир. Он должен мне кое-что вернуть. Подойди и скажи, что Кристоф О`Халлоран послал тебя за табакеркой.

– За чем?

– Табакеркой. Давай по слогам, та-ба-кер-ка. Немного практики, и ты выучишь такое сложное слово.

– Я знаю, что такое табакерка! Зачем она тебе сдалась?

– Ты хотел ответы на вопросы? Сделай мне услугу, поработай курьером. Главное, столики не перепутай, – усмехнулся Кристоф, покровительственно хлопая рыжего по руке. Дернув плечом, парень встал и решительно направился к указанному столику. Стоило ему подойти, как ленивый разговор умолк и все уставились на новоприбывшего. Дэн нервно сглотнул, но приблизился к толстяку и решительно ткнул пальцем в сторону Кристофа.

– Вечер добрый. Вон тот джентльмен с непроизносимой фамилией просит вернуть ему его вещь. Табакерку.

Мужчина в полосатом костюме продолжал задумчиво пялиться в ответ. Пуговица его пиджака трещала от напряжения и грозила вот-вот лопнуть на животе. Дэн честно старался не смотреть на нее и удерживать взгляд на уровне лица.

– Кристоф тебя прислал? – наконец глубокомысленно выдал мужчина. – А что, самому подойти честь не позволяет, теперь курьеров ко мне высылать будет?

– Меня лишь попросили выполнить просьбу, – пожал плечами Дэн. Свита толстяка наконец перестала на него глазеть, вновь зазвучал негромкий разговор, разобрать который мешала музыка. Полосатый костюм грузно наклонился к одному из соседей и зловеще зашептал на ухо, а затем взял со стола салфетку и вытер жирные пальцы. Блюдо с жареными крылышками, наверняка заказанное из ресторана этажом выше, было отодвинуто в сторону.

 

– Сейчас принесут. Присядь, – похлопал он рядом с собой по дивану.

Внутренне скривившись от нежелания продолжать эту странную беседу, рыжий сел на диван напротив. Один из спутников толстяка продолжал подозрительно смотреть на него, то и дело отвлекаясь от собеседников.

– А ты Кристофу кто? – спустя минут пять усердных раздумий спросил толстяк, поочередно переводя взгляд с дальнего диванчика обратно на Дэна. Отсюда Дэн не мог видеть, что происходит за столиком Кристофа и лишь хотел побыстрее получить это чертову табакерку. Ему казалось, что даже фактом этого разговора он влезает в местные мафиозные разборки.

– Знакомый.

– Обычно Кристоф умеет выбирать друзей… – мужчина чуть склонил голову вправо, вслушиваясь в то, что ему скороговоркой забубнил все тот же подозрительный сосед. Его глаза недовольно сузились и он метнул еще один короткий взгляд в сторону Кристофа, а затем впился взглядом в парня. – Очень хорошо умеет…

Подозрительный тип продолжал что-то настойчиво втолковывать, но толстяк недовольно отмахнулся от него:

– Не сейчас!

Дэну он показался смутно знакомым. Точно! Это же его он видел тогда с Сией, после чего она закатила грандиозный скандал. Тип действительно неприятный.

Странная сцена была прервана шкатулкой, со стуком поставленной на столик. Витые ножки из золота были кривоваты, и она стала неровно, но все равно внушала уважение обилием драгоценных камней и мастерством ювелира, изготовившего ее. Дэн прежде не видел таких дорогих даже с виду вещей. Вот только соседство с куриными крылышками несколько сбивало ее пафос, привнося капельку сюрреализма.

Крышка с легким щелчком откинулась, но содержимое шкатулки с его ракурса было не видно. Быстро закрыв драгоценный ларец обратно, «полосатый пиджак», как мысленно называл его Дэн, зажал в руках ту самую табакерку. По сравнению с более крупной шкатулкой она выглядела очень просто и неброско, но понравилась парню гораздо больше. Темно-оранжевая верхушка из обработанного янтаря была испещрена узорами. За полупрозрачным камнем словно билось живое сердце, а может, это вспышки светомузыки давали такой эффект. Янтарная вставка была заключена в мощный золотой ободок, усыпанный камнями. Наверняка, тоже драгоценными.

– Спасибо, – Дэн протянул руку к табакерке, желая поскорее покончить с этим.

Толстяк продолжал держать коробочку, пристально глядя за спину парню.

– Передай Кристофу, что если он хочет оказать мне услугу, то мы можем обсудить это дело. Я умею быть благодарным, – пальцы толстяка на секунду ухватились за руку рыжего. – Но если он задумал какую-то игру… то со мной шутки плохи.

– Игры Кристофа меня не касаются, – отрезал Дэн, вставая на ноги и разворачиваясь.

В спину донесся презрительный смешок, смешанный со старческим покашливанием:

– Если Кристоф появился рядом, то ты уже часть его игры, мальчишка.

Табакерка стукнулась о стол, проехала до самого края и свалилась в поспешно подставленные руки Кристофа.

– Держи свое сокровище, – Дэн сел на свое место и нервно схватил бокал шампанского, осушив его на половину. Стэнли пропал в неизвестном направлении, и они остались за столиком вдвоем.

– Я смотрю, встреча прошла успешно? – поднял бровь мужчина. С другого конца зала продолжал настойчиво пялиться толстяк, словно ожидая условного знака. Кристоф иронично отсалютовал ему стаканом с виски.

– Что это за табакерка? – рассеяно спросил Дэн, продолжая обдумывать последние слова Весимира.

– Это? Очень занятная вещица, призванная, чтобы посторонние не совали свой нос в чужие дела, – туманно ответил мужчина и протянул шкатулку. – Попробуй ее открыть.

Дэн удивленно покрутил в руках коробочку. Шкатулка была тяжелой, но, по ощущениям, совсем пустой. Крышка, которая явно должна бы открываться простым нажатием, не шелохнулась.

– В ней какой-то секрет? Надо нажать на семь тайных выступов и раздастся магический бум? – парень уже минуту бестолково крутил ее и осматривал со всех сторон. Ощущение было, что крышка намертво припаяна.

– Да. Сейчас будет магический бум, – Кристоф протянул руку, зацепил пальцем выступ и легко открыл табакерку. Внутри было абсолютно пусто, золотистые стенки сияли чистотой.

– Как ты это сделал? – восторженно распахнул глаза Дэн. Крышка так же легко стала на место и словно приросла обратно. Дэн увлеченно попытался повторить трюк… на мгновение ему даже показалось, что запор шевельнулся, но Кристоф лишь насмешливо хмыкнул, а табакерка осталась неприступной.

– Все очень просто. Она моя.

– И что это значит? – поднял брови рыжий.

Мужчина продолжал загадочно усмехаться.

– Что моя кровь сделала ее неприкосновенной для посторонних.

Дэн некстати вспомнил исключительно вампирскую эстетику клуба и настороженно сглотнул.

– Твои круглые глаза должны мне что-то сказать? – не дождался реакции мужчина.

– Только не говори, что у вас тут кружок кровососов.

Кристоф рассмеялся, да что там, откровенно заржал так, что чуть не перевернул стакан из-под виски. Рыжий досадливо прикусил губу, терпеливо пережидая вспышку веселья.

– Зачем эта табакерка была нужна ему, если она только твоя? – рыжий кивнул в сторону столика у бара, пытаясь сменить тему.

Мужчина с интересом посмотрел в указанном направлении. Полосатый костюм явно был в ярости и орал на того самого подозрительного подчиненного.

– Ты когда-то чужую машину одалживал? – все еще с искренней улыбкой спросил он.

– Да, но при чем тут…

– И открыть ее мог только ты? Пока не отдашь ключи, – собеседник змеей продолжал ускользать от прямых ответов. Все больше хотелось прижать этот вьюн и выжать наконец нормальное объяснение.

– То есть артефакт можно одолжить? И он сможет ее открыть? – уловил основную мысль Дэн, задумчиво продолжая крутить табакерку в руках.

– Ну наконец-то ты догадался! – восторженно зааплодировал Кристоф. – Я боялся мне еще час на пальцах объяснять придется.

– Если бы ты сразу нормально отвечал, то нам не пришлось бы наслаждаться обществом друг друга, – едко ответил парень.

– Дуракам не помогают, Даниэль. Так у них больше шансов выжить, – серьезно произнес Кристоф. Если бы не уголок рта, который насмешливо дергался, он бы выглядел почти доброжелательно.

– Значит, пламенное послание толстяка тебе не передавать? Во имя твоего здоровья? – заботливо уточнил Дэн.

– Я и так знаю все, что он может сказать. Это представление для юнцов вроде тебя, пафосные словечки, которые ничего сами по себе не значат. Значение имеет только это, – он забрал табакерку, полюбовался ею и небрежно сунул в карман пиджака.

– Так, а что насчет крови? Как это все происходит? – Дэн нетерпеливо сжал руки, пытаясь побороть в себе желание вцепиться в лацканы светлого пиджака и трясти, пока с него не посыпятся ответы. Любопытство всегда было его слабой стороной.

– Тссс… у меня есть кое-что поинтересней моих рассказов, от которых ты уже зубами скрипишь. Всегда лучше один раз увидеть, не так ли, Даниэль? – Кристоф подмигнул ему и отвернулся. В ту же секунду музыка смолкла, а прожекторы переметнулись на таинственный стол, оставив зал в полумраке.

За стойку вышел незнакомый мужчина в идеально отглаженном костюме. Темные с проседью волосы были зачесаны назад и гладко прилизаны, на руке, сжимающей микрофон, нестерпимо сияли кольца. Крупные камни отражали лучи прожекторов, посылая в зал драгоценных зайчиков. Небольшой перстень был даже на мизинце. Если бы не экстравагантные украшения, он походил бы на классического дворецкого из британского фильма.

– Добрый вечер, дамы и господа! Рад приветствовать вас сегодня на нашем аукционе, – глубокий голос окутал пространство словно бархатное покрывало, отзываясь в грудной клетке и заставляя вибрировать бокалы. Зал откликнулся смехом, аплодисментами и одобрительными выкриками.

Рейтинг@Mail.ru