Чужая игра: артефактор

Мэтт Каулиц
Чужая игра: артефактор

– Боги, я с тем же успехом мог убиться об Аканамэ на первом уровне, чем пытаться тебя отсюда вытащить, – Дэн отчетливо представил, как Кристоф закатывает глаза, раздраженный бестолковостью спутника.

– Я и без тебя прекрасно выживал, между прочим. И здесь оказался благодаря твоему «прыжку веры»!

– Ты выжил только потому, что большинство здешних тварей подсознательно чуют в тебе древнего и не рискуют соваться. Знали бы они, что ты безобиднее ребенка, давно бы сожрали. Как те же безмозглые гомункулы, которым плевать было на твою древность с высокого уровня Саксо Ноктис.

– Химера… та помесь льва со змеей с первого уровня, тоже безмозглая?

– Химера хочет жрать, это ее нормальное с-с-состояние, – зашипел Кристоф, раздраженный очередным бессмысленным спором. Схватив Дэна за предплечье, он решительно потащил его за собой, соизмеряя, впрочем, шаг под не видящего в темноте человека.

– А Аканамэ? – Дэн тут же споткнулся, зацепившись об край плиты. Дорога все еще была мешаниной из камней и земли, идти по такой и при свете было тяжело. Оскальзываясь и оступаясь, он в итоге сам ухватился за плечо Кристофа, следуя за ним шаг в шаг. Это было очень непривычно и странно – работать в паре и хоть так довериться этому сомнительному типу.

– Они подобия реального демона. И обладают подобием демонического мозга, примерно, как и ты, – тьма рядом прямо сочилась сарказмом. Тип тут же подтвердил свою сомнительность, вызывая желание пнуть его.

– А невидимое создание весом в тонну и с детским смехом?

– Судя по тому, что ты все еще жив, оно не очень заинтересовалось твоими мозгами, – отрезал Кристоф, то ли не опознав монстра, то ли просто не желая отвечать.

В тишине гулко разносилось эхо от шагов и дыхание. Кристоф передвигался почти беззвучно, а вот рыжему приходилось гораздо сложнее. Звуки фонтана из входного зала остались далеко позади и тишину нарушало только их присутствие. По спине иногда продолжали бежать мурашки, однако в целом ощущение чужого взгляда сошло на нет, чему Дэн несказанно радовался. Говорить об этом спутнику он и не собирался, все равно в ответ услышит только язвительный комментарий о параноидальных дамочках, к примеру.

– Зачем ты пришел в Саксо Ноктис? Не из благородного же желания меня спасти? – не выдержал угнетающей тишины рыжий.

– Конечно же, чтобы затем использовать тебя в своих корыстных целях, – очередной пропитанный ядом ответ.

– Хочешь сказать, что ты тут из лучших побуждений? – поднял брови Дэн. Впрочем, в темноте не было кому оценить его выражение лица.

– Все мы преследуем свои цели, мальчишка. Спасение мира тоже исключительно корыстная вещь – например, это нежелание сдохнуть вместе с остальными идиотами.

– Роль спасителя тебе не идет, – не покривил душой спасаемый, тоже не будучи в восторге от своей роли.

– Да что ты? А по-моему я только и делаю, что спасаю твою рыжую башку от неприятностей.

– В которые ты же меня и втянул?! – задохнулся от возмущения Дэн. – А запихнуть в багажник и заковать в наручники – это, по-твоему, спасение?!

– Мальчиш-шка… – Кристоф резко остановился, поняв, что выяснения отношений не избежать, а на ходу делать это достаточно сложно – Дэн все чаще спотыкался и норовил врезаться в спину впереди идущего. – Мне надо было вытащить тебя из дома Весимира. Быстро и без истерик – это раз. А после использования Камня смерти у тебя знатно поехала крыша.

– И лучший вариант был отключить меня, действительно!

– У меня не было времени с тобой возиться и гладить по головке. Логово псов та еще богадельня, но я обещал тебе защиту – я тебя вытащил оттуда. Самым быстрым и не травматичным способом.

– Если это защита, то мне страшно представить твое нападение. А как ты объяснишь наручники? Приятный расслабляющий массаж запястий?

– Даниэль, вот представь, что ты находишь уникальное ценное животное. Реликтовое. Но которое, увы, совершенно не способно за себя постоять и адекватно оценить опасность. Более того, радостно бежит в лес навстречу хищникам. Что ты сделаешь? Верно, посадишь его в клетку, пока оно не навредило самому себе и подальше от браконьеров, – тихо и проникновенно, как для душевнобольного, протянул Кристоф, успокаивающе похлопывая парня по плечу.

– Пошел ты, с-спаситель! – зло оттолкнул его от себя Дэн. Неприятные воспоминания вновь всколыхнулись в памяти. С той чертовой ночи все пошло наперекосяк. С клуба, куда его потащила Сия. Со встречи с Кристофом сначала на дороге, а потом в Red Moon. Зачем он ввязался во все это, чтоб его швыряли как чертову куклу, а потом замуровали в сотне метров под поверхностью?!

– Я единственный, кто реально вытаскивал тебя из задницы, в которую ты раз за разом себя загоняешь! – агрессивно отозвался Кристоф.

– Пошел ты в эту же задницу с таким спасением!

– Когда в следующий раз будешь на волоске от полного провала повтори себе это, а то неубедительно! – голос Кристоф потерял последние нотки спокойствия, выдавая нервы и напряжение последних дней.

– Я здесь из-за твоей дурацкой идеи пойти на прием к Весимиру! – Дэн досадливо взмахнул рукой, зацепив стену и больно содрав костяшки.

– Ты здесь, потому что сам приперся в клуб и повис на мне, умоляя устроить экскурсию!

В ушах у Дэна зашумело, будто в подземелье внезапно поднялся штормовой ветер, а кончики пальцев неприятно закололо. Перед глазами замельтешили белые точки, как при драке Мары и Кристофа. Красные глаза напротив словно начали течь, туманным потоком алого цвета притягиваясь к белым вспышкам.

– Даниэль! – рявкнул Кристоф, его голос доносился как сквозь вату.

Дэн нервно вдохнул, давясь воздухом, сердце колотилось в грудную клетку как обезумевшее. Снежные хлопья так и не переросли в тот самый белоснежных вихрь, впитывающих магию артефактов, бесславно оседая и растворяясь. Руки тряслись, а еще он внезапно ощутил, как сильно хочет есть. До рези в желудке и головокружения.

– Не подходи… ко мне… – с трудом прохрипел Дэн, предупреждающе выставляя перед собой руки. Не то, чтобы он сильно волновался за Кристофа. Наоборот, все сильнее хотелось схватить его шею и хорошенько приложить о гранит, и не раз. Но присутствие артефактов словно пробуждало внутри него голодное чудовище, готовое проглотить все вокруг. Он чувствовал, что Кристоф буквально излучает энергию. Сосущее чувство пустоты в желудке все не отпускало и рыжему очень не нравилось это ощущение.

– Давай так: я поберегу твои трепетные нервы, а ты побережешь мои стальные, и мы дружно свалим отсюда как можно скорее, – относительно миролюбиво сказал Кристоф. Парень в ответ промолчал, пытаясь избавиться от желания вцепиться в алый перстень и сжимать, пока тот не погаснет, отдавая ему последние крохи энергии. Он не был уверен, что это работает именно так, но внутреннее чутье хотело буквально сожрать артефакт.

Не дождавшись ответа, Кристоф подошел поближе.

– Твоя сила только пробудилась, и она нестабильна. У тебя скачет адреналин, нет контроля над эмоциями и от этого активируется ген древнего.

В ответ раздался смешок, все еще скованный внутренними усилиями. Слышать про ген, который вызывает откровенно магическую реакцию было на грани абсурда. К тому же после очередной вспышки его странной силы, Дэн чувствовал себя еще хуже, чем обычно. И так вымотанный этим путешествием, он явно не был готов демонстрировать чудеса пустых. В ушах все еще противно звенело, а грудь будто сдавило одним из гранитных обломков.

– Признаю, мои методы нравятся далеко не всем. Но они же работают, ты еще жив и относительно цел, – продолжил Кристоф, не дождавшись другой реакции.

Дэн особо остро пожалел, что не видит собеседника, очень уж хотелось ткнуть на голос кулаком и отвести душу. Такой качественный раздражитель, как эгоцентричный менталист, активировал его ген лучше любого артефакта.

Кристоф, словно прочитав мысли, решил больше не испытывать судьбу. Перехватив руку Дэна, он закинул ее себе на плечо, помогая выпрямиться и идти дальше. Рыжий удивленно вскинул голову, пытаясь рассмотреть неожиданного помощника, и, естественно, ничего не увидел.

– К чему такая спешка? – выдохнул тот, стараясь вовремя перебирать ногами, но по большей части оставаясь грузом на чужой шее.

– Не уверен, что твое светопреставление не прошло незамеченным для здешних обитателей, – прозвучал зловещий ответ.

– Обитателей? Ты об Аканамэ и прочих?

– Нет. О реальных обитателях, а не о кучке заглючивших артефактов.

– Это ты о ком?

– Тебе повезет, если ты никогда не узнаешь.

Дэн лишь хмыкнул, не готовый удивляться новым опасностям. Эти три дня в Саксо Ноктис ощущались как три месяца. Он уже и не верил, что выберется наружу. Спустя пару часов брожения во мраке, Кристоф неожиданно остановился. Рыжий нервно переступил с ноги на ногу, пытаясь найти место по устойчивей. Камни под ногами шатались и перекатывались, без чужой поддержки он бы бродил тут не одни сутки.

– Хм. Тут завал, – небрежно отстранившись, Кристоф загадочно загрохотал камнями впереди.

– Отлично, – равнодушно отозвался Дэн. Апатия, нахлынувшая на него после очередного приступа, никак не отпускала. Он бы с удовольствием лег прямо здесь и немного поспал, однако спутник упорно тащил его вперед.

В ответ раздалось еще одно глубокомысленное «Хм-м-м», сопровождающееся стуком и непонятными шорохами. Дэн собрался было устало присесть прямо там, где стоял, но неожиданный рывок за рукав потащил его вперед.

– Лезь. Наверху есть проход, но узкий.

– Легко сказать.

Камни на ощупь были все такие же неустойчивые и самое сложно было не скатиться обратно по склону. Насыпь поднималась под самый потолок, где смутно виднелось светлое пятно. Дэн удивленно моргнул, отвыкнув от света и не уверенный, не плод ли это его воображения.

– Тебя подпихнуть? – насмешливо раздалось сзади.

Рыжий промолчал, продолжая выдираться наверх и цепляясь ногтями за скользкие камни. Из-за влажности они будто киселем были облиты, руки то и дело соскальзывали.

 

Проход действительно оказался узким, не шире плеч. Смутное пятно сменилось тусклым свечением. Глаза от света слезились, отзываясь резью и болью. Стараясь не думать о том, что будет, если он тут застрянет, рыжий осторожно полез вперед. В локти то и дело впивались острые края камней, а голова цепляла низкий потолок.

Когда минуту спустя он вывалился с другой стороны завала, вся спина было мокрой и разодранной. Жесткий камень ободрал бока и плечи, хотя больше всего проблем доставил спертый воздух и закрытое пространство, вызывая почти паническое желание поскорее выбраться. С каждым метром становилось все светлее, и Дэн оказался в очередном зале, освещенном уже знакомыми светильниками.

Сзади раздался шорох, посыпалась каменная крошка и из лаза показался Кристоф. Светлые волосы окончательно растрепались, в них запутались клочки паутины и мелкие камушки, а хвостик распался, закрывая обзор. К тому же размах плеч у него был пошире и ему проход давался куда тяжелее. Дэн молча подошел и протянул руку, помогая выбраться. Ему не верилось, что он вновь видит, а знакомая обстановка и вовсе придавала уверенности. То и дело приходилось болезненно щуриться, пока глаза привыкали к освещению.

– Замурованный зал, это вдохновляет, не так ли? – потряс головой Кристоф, пытаясь выпутать из остатков прически весь мусор. Безнадежно закинув волосы назад он с досадой обнаружил, что резинка тоже пропала, и длинная челка постепенно сползла обратно на лицо.

– Не такой уж замурованный, раз мы нашли лаз.

– Вполне возможно, здешние обитатели скоро его тоже обнаружат, – накаркав очередную гадость, Кристоф направился вдоль стены, настороженно оглядываясь. Все напускное веселье слетело с него, он выглядел серьезным и сосредоточенным. Дэн не заметил ничего подозрительного, поэтому лишь пожал плечами. К комнатам, освещенным синеватыми камнями, он до того привык, что чувствовал себя почти дома.

Зал напоминал заброшенное футбольное поле, если кому-то пришло бы в голову делать его под землей. Настолько огромный, что стен не было видно, он был весь усеян колоннами. Они бесконечными рядами тянулись по залу, теряясь вдали. Ноги начинали ныть от самой мысли, что придется опять идти неизвестно куда, и тем более неизвестно, когда это закончится.

– Ты раньше никогда не слышал про эти уровни? – спустя пять минут решил спросить Дэн, в равной степени пытаясь как отвлечься разговором, так и интересуясь ответом.

– Саксо Ноктис закрыт для посещений, как ты мог заметить, – саркастично ответил Кристоф, все еще подозрительно зыркая вокруг. – Чтобы пройти по тому же первому уровню надо быть или древним, который может активировать необходимые артефакты. Или подвязывать каждый встреченный артефакт на себя, что требует значительных усилий и не факт, что вообще сработает.

– Но у тебя же сработало?

Кристоф невесело хмыкнул и молча задрал рукав куртки. Все предплечье было в свежих рубцах, глубокие порезы местами успели затянуться, но выглядели припухшими и воспаленными. Дэн уставился на искалеченную руку, поняв, насколько ему легко дался проход по подземельям, в отличие от менталиста. Впрочем, тот выглядел вполне живым и полным сил, несмотря на полученные раны.

– Большинство артефактов здесь стихийные. Волшебные водопады, каменные мосты и прочее – элементалисты многое бы отдали за то, чтоб их заполучить.

– Древние украли эти артефакты?

– И да, и нет. Артефакты перемешиваются между кланами, как белье в стиральной машинке. Кто-то их ворует, что ослабить противника. Кто-то, как Элизиум, хочет разобраться и заполучить «бабочек», воспользоваться которыми сможет каждый, – голос Кристофа стал задумчивым, будто он вспоминал о чем-то своем, рассуждая об артефактах. – А древние могут просто воспользоваться всем, что попадет в их загребущие руки.

– А зачем тогда они оставляют артефакты на верхних уровнях Саксо Ноктис? Не проще спрятать все тут? – махнул рукой на бесконечные колонны Дэн.

– Не уверен, что сами древние пользовались настолько глубокими уровнями. Насколько мне известно, им вполне хватало первых шести. В давние времена они приглашали целые клановые делегации на третий уровень, где находятся самые богатые покои и тайники.

Дэн вздохнул, сожалея, что так и не попал на тот самый третий уровень. Оттуда и выбраться было бы проще, и от Кристофа избавиться при необходимости. Хотя последний час они сосуществовали достаточно мирно, однако рыжий хорошо помнил, насколько быстро может меняться настроение менталиста. А уж мысль о том, что ему удастся добыть оружие для борьбы с кланами пришлось и вовсе откинуть. Второй раз он сюда ни ногой, ему бы выбраться.

Сначала Дэн решил, что ему показалось. Резко остановившись, он настороженно прислушался.

– Я тоже это слышу, – подтвердил его опасения Кристоф, останавливаясь рядом. Зал все не заканчивался, и они продолжали брести во мрак, из глубины то и дело выплывали новые колонны и светящиеся огни.

– Что это?

– Наверное, птицы проснулись, – Кристоф заразительно посмотрел наверх. Автоматически проследив его взгляд, Дэн честно изучил потолок, пока его не прервал ироничный смешок. – Хватит считать ворон, пока они не ответили тебе тем же.

Шум все приближался, и все четче можно было расслышать голоса, которые… пели? Жуткая заунывная песнь растекалась по залу густым киселем. Запредельно низкие голоса певцов не были похожи ни на что земное, больше всего напоминая призыв подводного чудовища. Иногда в общий ритм вклинивались барабаны и шепот, доносившийся из сотни ртов минимум.

Увидев вдали целый синий рой из светильников, Дэн сощурился и подался вперед. Это было похоже на сплошной огненный ком голубого цвета, который с каждой секундой разделялся на небольшие светлячки. Вскоре их был уже не один десяток, и они, мерцая, приближались с каждой секундой.

– У тебя привычка такая, стоять на видном месте и ждать, пока не переедет? – привычно зашипел ему на ухо Кристоф, пытаясь утянуть любопытного за колонну. Рыжий продолжал напряженно всматриваться, не понимая, что его так привлекло в этом зрелище. Песня звучала все громче, заглушая любые мысли. Очнулся он уже за колонной, сильно приложившись к ней спиной. – И потом он у меня спрашивает, почему с наручниками проще… – пробормотал Кристоф, осторожно выглядывая обратно.

Бум. Бум. Бу-у-ум-м-м. Пространство вокруг пронзала мощная вибрация, к голосам все явственней прибавлялись тяжелые медленные шаги. Дэн высунулся с другой стороны и замер.

Это было шествие. К ним стройной неторопливой колонной приближались люди, укутанные в длинные мантии. В руках сияли те самые камни, что украшали большинство стен. У некоторых на шеях висел барабан, по которому они отбивали неспешный, угрожающий ритм. Каждый шаг вбивался в гранитную плиту, затем стопа с трудом отрывалась от пола, чтоб вновь упасть. И так десятки, сотни ног, ступающие в одном замедленном темпе.

– Кто это? – пораженно прошептал Дэн, не в силах оторвать взгляд от странного зрелища.

– Либо я сошел с ума, либо это древние, – голос Кристофа был таким тихим, что больше угадывался в общем шуме.

– Я думал, они вымерли.

– Никто не знает, что с ними происходит. Их появления цикличны. И вполне возможно, что направляются они как раз наверх, – последнее предположение вызвало целый табун мурашек.

Дэн обеспокоенно обернулся, хмуря брови.

– Нам придется идти за ними? – мысль, что надо будет пристроиться в хвост жутковатой процессии неприятно резанула по нервам. Было в ней что-то не просто пугающее, а предвещающее большие неприятности любому, кто встанет у нее на пути.

– Странно что ты вообще выжил, с твоими-то идеями. Они идут по метру в минуту, хочешь к старости подняться на поверхность?

Дэн отвернулся, досадуя, что сам не сообразил. Мысли в голове ворочались неохотно, все еще опутанные чужеродными ритмами. Древние подошли совсем близко, поравнявшись с колонной, и парню пришлось торопливо вжаться в нее. Пол ритмично подрагивал под ногами, вызывая неприятное еканье в животе.

– Не нравятся мне их вой… Интересно, у всех пустых такие отвратные голоса? – Кристоф иронично поднял бровь. – Не хочешь присоединиться?

– На твоем отпевании я буду в первом ряду, – огрызнулся Дэн, сам с трудом удерживаясь от желания закрыть уши.

– Друзей не зови, они какие-то подозрительные, – насмешливо оскалился Кристоф, провожая взглядом шествие. – Вот черт…

Перстень Кристофа постепенно наливался красным сиянием. Огонь внутри камня медленно пульсировал в такт шагами древних, с каждым разом вспыхивая все ярче. Менталист попытался было стянуть камень с руки, но тот словно прирос, заметно раскалившись и обжигая пальцы.

– Как там включается твоя суперсила? Покричать на тебя, может? – пробормотал Кристоф, все еще сражаясь с кольцом и бросив короткий взгляд на Дэна.

Рыжий скривился и молча протянул руку, не уверенный, что это сработает. Раньше он старался или не прикасаться к чужим артефактам вовсе, как с серьгой Мары, либо намеренно мешал их воздействию. Кристоф, впрочем, отодвинулся, морщаясь от боли в обожженной руке и помня судьбу шкатулки.

– Ну уж нет, не хватало по твоей вине лишиться оружия… – не сдержавшись, он зашипел и упал на колени, прижимая руку к груди. Пальцы вцепились в кольцо, пытаясь его содрать, однако раскаленный металл продолжал прочно держаться, выжигая кожу.

– Лучше лишиться руки? – неуверенно спросил Дэн, осторожно присаживаясь рядом так, что его не было видно со стороны. Кристоф промолчал, прикрыв глаза и бездумно шевеля губами от боли. Сжатая в кулак рука не разжималась, сведенная судорогой.

Дэн, сосредоточенно прикусил губу и протянул ладонь, не сводя взгляд с артефакта. В кончиках пальцев легко закололо, и он отчаянно попытался удержаться это ощущение силы. Впервые он осознанно взывал к ней, а не спонтанно выбрасывал наружу.

Осторожно взяв руку Кристофа, который этого, кажется, даже не заметил, он дотронулся до камня. В первую секунду его пальцы обожгло, но камень тут же остыл и легкое тепло заструилось по телу древнего. Активированный артефакт щедро делился силой, отчасти своей, а отчасти перекачивая ее из своего хозяина.

– Хватит… стой… – прохрипел Кристоф, пытаясь вырвать руку. Дэн с трудом попытался разжать пальцы, только сейчас понял, что изо всех сил держится двумя руками за чужую ладонь, пытаясь обхватит перстень. Перед лицом мелькали красные вспышки, алый камень троился и не исчезал, даже если закрыть глаза. Менталист отчаянно дернулся, шарахаясь в сторону и едва не вылетев из убежища. Кольцо легко соскользнуло и покатилось по полу, уже не светясь, холодное и пустое.

Настороженно замерев, Кристоф и Дэн наблюдали за кольцом, чей короткий полет завершился в метре от рыжего. Подняв взгляд, менталист холодно взглянул на парня, ожидая, что тот будет делать. Скептично приподнятая бровь и легкая презрительная усмешка, тронувшая губы, словно уже поставили ему приговор.

Дэн осторожно протянул руку и взял перстень. Сияющие красные грани вновь вспыхнули, наливаясь силой. Желание надеть кольцо и испытать его силу разлилось по каждой клеточке тело. Красные и белые вспышки слились в сплошной калейдоскоп. Сглотнув, Дэн молча вытянул руку вперед. На ладони поблескивал перстень, равнодушный как старому хозяину, так и к песням древних.

– Даже так, – протянул Кристоф, беря в руки артефакт. Тот никак не среагировал.

– Извини, – неловко пробормотал Дэн, чувствуя себя вором. Сила не поддавалась никакому контролю, он хотел лишь уменьшить боль, а не отбирать чужую вещь.

– Пустое. Оно и так бы отвалилось вместе с рукой, – ладонь Кристофа выглядела неприятно, но не ужасно. Кожа на пальце покраснела и опухла, однако в целом рука функционировала нормально.

– Ты будешь его заново привязывать к себе? – не удержавшись, любопытно подался вперед рыжий. Его давно интересовало, как же происходит процесс «присвоения» артефакта.

Снисходительно глянув на парня, менталист тем не менее зашарил по карманам. На свет появился небольшой ножик, в котором Дэн с удивлением узнал свою собственность. Именно его он выронил на входе в Саксо Ноктис, когда погас свет у железной двери с Янусом. Выскочившее из рукоятки лезвие блеснуло в свете огней. С сомнением осмотрев левое предплечье, Кристоф нашел свободное место и легко полоснул по запястью. Сначала Дэну показалось, что он промазал. Лезвие было наточено так остро, что порез пару секунд оставался пустым, а затем из него неторопливо закапала кровь, падая в торопливо подставленную ладонь. Сам Дэн никогда не занимался его заточкой, предпочитая тупой инструмент для колбасы, а не орудие смерти.

Рыжий сглотнул и нервно отвел взгляд, чувствуя, как к горлу подступает тошнота.

– Давай только без обмороков, принцесса, – насмешливо одернул его Кристоф.

 

Когда в ладони образовалась глубокая лужица, менталист попросту кинул в нее кольцо, закрыл глаза и тихо зашептал. Сквозь сжатый кулак сочились красные капли, падая на пол. За колонной продолжал маршировать строй древних, про которых Дэн успел даже позабыть, увлеченный необычным зрелищем.

– Surgit! – распахнул глаза Кристоф. Последнее слово гулко отозвалось в ушах, хотя и было сказано шепотом. В чужих зрачках вновь блеснуло красным, отзываясь на мерцание камня. В раскрытой ладони почти не осталось крови, она будто впиталась в артефакт, в глубине которого сыто сияла сердцевина. Надевать перстень пришлось на другую руку, благо там пальцы остались целыми.

– Насмотрелся? – Кристоф устало прикрыл глаза. На его лицо легла упала серая тень, обряд прошел успешно, но и отнял немало итак подточенных сил.

Дэн прислонился к колонне рядом, подтянув к себе колени и зажав уши. Очень хотелось лечь и вздремнуть, однако невыносимый вой пробирался прямиком в мозг, не давая расслабиться.

Хвост процессии скрылся вдали только через час. Один за другим древние тянулись бесконечной змеей по такому же нескончаемому залу. Голова гудела не только у Дэна, и спутники уже даже не пытались разговаривать. Убраться отсюда тоже не было никакой возможности, любой шаг за колонну выдал бы их. А проверять наблюдательность пустых не хотелось даже их дальнему родственнику.

– Голова болит так, как будто на клановом совете побывал, – прокомментировал Кристоф, наблюдая, как спины пустых поглощает мрак. Кончиками пальцев он вырисовывал на пыльном полу неясный силуэт, но стоило Дэну приглядеться, как менталист одним движением ладони стер рисунок. Громогласные удары ног наконец стихли. – Такими темпами доползут на поверхность лет через шестьдесят.

– Думаешь, они действительно направляются к поверхности?

– А зачем иначе вылезли и устроили это представление, – Кристоф встал, покачнувшись и торопливо схватился за колонну, пережидая дурноту.

– Их песнь… – называть эти звуки простой песней язык не поворачивался. – Она явно что-то значит, – Дэн продолжал смотреть вслед своему так называемому клану, хмурясь непонятно чему.

– Да, что кому-то Аканамэ на ухо наступил.

– Так это они пробудили все артефакты наверху? Как твое кольцо. Аканамэ, химера, гомункулы, черт знает кто еще там бродил и хихикал…

Кристоф изучающе сощурился, глядя вслед ушедшей процессии.

– Да уж точно не собачки Весимира забыли выключить за собой свет.

– Но как, находясь здесь, они достали до самых верхних уровней, это же сотни метров?.. – продолжил было Дэн.

– Так же, как и ты, – перебил его Кристоф, припоминая снежный вихрь, который парень устроил во время разборок менталиста с Марой. – А теперь сравни свой недельный опыт, мальчишка, и тысячелетних древних.

– Просить поделиться опытом я у них точно не буду… – поежился рыжий, решительно отворачиваясь.

***

Зал тянулся на километры. Остановиться на ночевку пришлось прямо на полу и такой отдых подарил только боль в спине, почти не восстановив силы. Безумно хотелось пить, и Дэн с тоской вспоминал фонтан с ледяной водой, в котором сейчас бы искупался целиком. Спать пришлось по очереди, Кристоф опасался то ли возвращения древних, то ли визита других гостей. Кое-как устроив голову на сложенных ладонях, Дэн провалился в беспокойный сон.

Проснулся он от чужого взгляда. Кристоф сидел напротив и задумчиво изучал его, поигрывая тем самым складным ножом. Взгляд был нехороший, оценивающий.

– Раздумываешь, не прирезать ли меня в ночи? – хриплым ото сна голоса пошутил Дэн.

– Выдвигаемся, – после продолжительной паузы ответил тот.

И опять потянулись колонны.

То ли Кристоф не выспался, то ли встал не с той ноги, но сегодня он был гораздо мрачнее обычного. Выпадов в сторону спутника стало меньше, зато они становились острее с каждой минутой.

– Хватит плестись сзади, ты не на шествии, – в очередной раз прокомментировал он безобидную остановку, когда парень с интересом пригляделся к странным символам, вырезанным на колоннах. Их становилось все больше, иногда они и вовсе спиралью обвивали опоры, поднимаясь к самому потолку.

Дэн лишь вопросительно поднял бровь, чувствуя себя слишком разбитым, чтобы ввязываться в разговор. От голода кружилась голова, хотя желудок уже даже не болел, отчаявшись получить пищу. Рыжий и то дело облизывал пересохшие губы, однако язык был таким же сухим и жестким. Кристоф выглядел получше, по крайней мере по нему не было видно, чтоб он голодал, добираясь сюда. Кто знает, какие у него запасы были с собой, но сейчас они были на равных.

– Пришли, – Кристоф остановился, торжествующе обводя взглядом окрестности. Чем конкретно этот участок отличается от предыдущего, Дэн не понял. Разве что письмена на колоннах стали погуще, почти полностью оплетая ближайшую.

– Куда?

– Становись в центр, – проигнорировал его вопрос Кристоф.

– В центр чего? – все еще недоуменно продолжал озираться Дэн, делая шаг вперед и пытаясь углядеть хоть что-то необычное. Однако стоило ему переступить невидимую границу, как в животе неприятно екнуло, он будто стоял на краю обрыва, однако внешне все оставалось неизменным. Вдали угрожающе загрохотало, словно приближалась гроза.

– Быстрее! – решительно окрикнул Кристоф.

Дэн сделал еще шаг, однако тут же вновь затормозил. Его взгляд притянули странные линии, ведущие как раз к тому месту, куда его настойчиво пихали. Тонкие и почти незаметные, они спускались со всех колонн и стекались к центру ничем не примечательной площадки. В голове мелькнуло воспоминание о пропасти и водяном артефакте, затопившем всю округу.

– Кристоф, что это? – нервно обернулся Дэн.

– Выход, который мы упустим, если ты продолжишь тупить.

– Какой еще выход посреди дороги?! Да мне туда даже подходить страшно, не то, что стоять! – попытался сдать назад рыжий. Вновь загрохотало, уже гораздо ближе и сильнее. Ни пол, ни стены не дрогнули, однако воздух ощутимо сгустился, как перед грозой. Кристоф, чертыхнувшись, схватил парня за руку и потащил вперед, то и дело поглядывая вдаль, где продолжала сгущаться и громыхать темнота.

– Отпусти ты меня! – Дэн рванулся, пытаясь вырваться, однако несмотря на все лишения пути, хватка у менталиста оставалась стальной.

– У нас нет времени на твои ломания!

– Вот сам и становись туда, я никуда не пойду!

Кристоф резко схватил Дэна за затылок, сжав волосы в кулаке, и притянул к себе.

– Я. Сказал. Пойдешь. – прошипел он ему в лицо.

Рыжий попытался сдать назад, словно кот, которого за шкирку тыкают в лужу, однако мужчина вновь вцепился в его предплечье и буквально потащил за собой. Пальцы впивались в кожу, оставляя синяки. В шаге от центра Кристоф резко выпрямил руку, толкая свою жертву и делая шаг назад.

Дэн настороженно замер, стоя точно в точке посреди зала. Он попытался было пошевелиться, однако ноги просто прилипли к полу.

– Кристоф? – он нервно обернулся, чувствуя нарастающую панику. Все прошлые артефакты он активировал сам, однако этот сам взял его под контроль. Тонкие линии вокруг начали загораться голубоватым светом, который с каждой секундой приближался к нему.

– Расслабься, Даниэль. Ты древний. И ты сможешь открыть выход отсюда, – попытался успокоить его Кристоф, пристально наблюдая за линиями и чуть поддавшись вперед, чтобы не пропустить ни одной детали.

Дэн в отчаянии задергался, светящиеся линии подобрались к самым подошвам ботинок. Секунда, и они начали подниматься прямо по его ногам, вычерчивая сначала на одежде, а затем и прямо на теле раскаленные узоры.

– Нет! – крик разнесся по залу и ему в ответ вновь пророкотал гром. Тьма вокруг сгустилась в черный туман, не давая рассмотреть, что происходит на расстоянии вытянутой руки.

Линии стремительно зазмеились по рукам, поднимаясь все выше, захлестывая горло, поднимаясь к глазам… Крик Дэна разлетелся по залу и тут же затих. Он почувствовал, как его тело стремительно заполнила чужая сила, секунду буквально раздирая на части, а потом стремительно потекла обратно. Забирая последние крохи энергии, которые у него оставались. Его фигуру поглотило нестерпимое белое сияние, столбом бьющее в потолок и проходящее насквозь километры земли и горной породы сверху. Белый вихрь, охвативший его во время драки Кристофа и Мары, казался детской забавой по сравнению с этим.

Рейтинг@Mail.ru