Чужая игра: артефактор

Мэтт Каулиц
Чужая игра: артефактор

Кристоф резко перевел взгляд на собеседника, разом забыв про мальчишку. Картинка тут же начала блекнуть, однако слова продолжали звучать четко и ясно. Рыжее пятно продолжало смутно маячить вдалеке, однако не исчезало, только изображение все сильнее мерцало, как телевизор с помехами.

– Считай это моим извинением за наши размолвки, – Михаэль оценил выразительно поднятую бровь собеседника и поспешно продолжил. – Что-то проснулось на третьем уровне минимум, иначе волна не дошла бы до самого входа. Что-то очень могущественное.

– И ты предлагаешь наведаться туда, дружно взявшись за ручки? – Кристоф смерил бизнесмена взглядом, только что не плюнув ему под ноги.

– Я предлагаю объединиться и заполучить новый могущественный артефакт, – осторожно ответил мужчина. – Иначе этим займется Весимир и, не дай боги, ему удаться.

– Без древнего соваться в Саксо Ноктис самоубийство. Особенно толпой. Может мне тебе еще напомнить, что дорогу на красный переходить нельзя, надо подождать зеленого человечка?

– Мы найдем способ…

– Мы? Почему ты вдруг кинул своего собачьего союзника, Михаэль? Или это уже вошло у тебя в привычку?

Лицо Михаэля поплыло, Кристоф резко отвернулся, пытаясь высмотреть мальчишку, канувшего в толпу. Куда он успел подеваться?!

После очередного видения Дэн замер. Сердце колотилось как бешеное, а мысли судорожно метались, пытаясь сложить увиденное в один пазл. Кристоф спрятал древнего, заполучить которого хотели бы многие. Не повез в свою клановую резиденцию, не отдал «псам», а запихнул в наручники и ничего не объясняя увез от города. Михаэль не просто помогал подруге, он жаждал отправить древнего в Саксо Ноктис и разведать обстановку, а то и примазаться к найденному. Мара… знала ли о чем-то Мара, или стала пешкой своего союзника-торгаша? Дэну очень хотелось верить, что нет.

К горлу подступила тошнота и парень согнулся, пытаясь сдержать рвотный позыв. Ощущал он себя будто долго крутился на месте, в голове все плыло. Прямо напротив лица оказалась живая моргающая стена. Из общей массы глаз выделялся один, слепо пялящийся вперёд. Дэн по наитию протянул руку, и, зажмурившись в ожидании очередного видения, прислонил к нему ладонь. Вопреки ожиданиям, тот оказался не липким и упругим, а абсолютно твердым и холодным как камень. Да это и был камень. Легко утопившись в стену, он запустил скрытый механизм и замаскированная дверь плавно сдвинулась с места.

Вывалившись в следующую комнату, рыжий с облегчением выпрямился, не боясь оскользнуться на каждом шагу. После увиденного его все еще подташнивало, словно он действительно нырнул в чужую голову и с трудом выплыл обратно. Даже в горле першило так, будто он морской воды нахлебался. Еще парочка таких видений, и он бы явно присоединился к тому скелету в углу.

Увиденное заставило его засомневаться в том, правильно ли он расставил фигуры в этой партии. Михаэль однозначно перекочевал на сторону плохишей, к Весимиру. Мара осталась темной лошадкой сбоку от шахматной доски. К ней внезапно присоединился Кристоф. Хотел ли он заполучить древнего себе? Однозначно. Но его следующая стычка с Михаэлем заставляла задуматься, кто из них был благоразумнее. Кристоф, явно не желающий путешествия в Саксо Ноктис. Или бизнесмен, так рьяно кинувшийся помогать Маре и ее новому другу.

Дэн устало протер ноющие глаза и без интереса огляделся. Это помещение было больше похоже на казарму. Вдоль стен стояли двухэтажные кровати с ветхими матрасами. Тонкие пыльные одеяла светили дырами. Как бы неприглядно не выглядела комната, при одном взгляде на ее убранство Дэн почувствовал, как невероятно устал. Он подошел было к одной из кроватей, брезгливо осмотрел и решил, что пол ему импонирует больше. Не известно, кто тут спал, а темные пятна на большинстве поверхностей вызывали неприятные ассоциации.

Прихватив парочку самых приличных одеял, Дэн залез под ближайшую кровать, создавая иллюзию защиты и тут же уснул.

***

Ночь прошла неспокойно. Иногда ему слышались шаги, иногда крики, уставший мозг в итоге просто перестал воспринимать сторонний шум, погрузившись в беспокойный сон. Но когда раздался скрип двери, парень тут же распахнул глаза, не рискуя пошевелиться.

Шаги были негромкие, словно ребенок голыми пятками прошелся по полу и замер возле кровати. Шумно втянув ноздрями воздух, он постоял с минуту, а затем резко запрыгнул на матрас. Старые доски заскрипели и прогнулись, касаясь парня и прижимая его к полу. Тяжесть была такая, будто сверху оказалось не менее сотни килограмм, которые почти проломили кровать.

– Хи-хи.

Смешок раздался почти над самым ухом, создание склонилось ближе к полу, с шумом втягивая воздух и принюхиваясь. Смех был тонкий и высокий, совсем неподходящий массе, прогибающей днище кровати. Затем тяжесть так же внезапно исчезла и повисла тишина. Шагов обратно тоже не прозвучало.

Дэн лежал, не двигаясь, около часа. Спина жутко занемела, однако он не был уверен, что в комнате больше никого нет. Лишь когда вдали в который раз громко бахнуло, он рискнул осторожно вылезти из-под кровати и торопливо ретироваться из импровизированной спальни. Стуки в, казалось бы, безлюдном подземелье заставляли шевелиться волосы на голове. И спать ему точно больше не хотелось, хотя глаза болели от недостатка сна, а даже небольшой свет от камней заставлял щуриться. Голову сдавило тисками и рыжему безумно хотелось принять ледяной душ, а затем выпить чашку горячего кофе.

Дальнейший путь прошел без происшествий. Комнаты сменялись одна за другой, в некоторых встречались ветхие скелеты, но в целом все было тихо. Не считая того, что за ним кто-то шел. Первый раз Дэн заметил чужое присутствие, когда неплотно закрытая дверь внезапно заскрипела, вновь открываясь. Стоило ему нервно повернуться на звук, ее захлопнуло, словно сквозняком, аж эхо отозвалось в углу. Однако в залах не было даже намека на ветер.

Изредка сзади доносился стук, приглушенный расстоянием. Глухой и далекий, он создавал ощущение, будто что-то огромное раз за разом врезалось в стену, пытаясь пробить в ней выход. Дэн совсем перестал останавливаться на перекус, предпочитая на ходу впихнуть в себя снек и запить остатками воды. Рюкзак почти опустел, припасы были на исходе. Зато плечи перестал натирать, хотя те все равно противно ныли и отзывались болью в спине.

Следующая комната оказалась шикарно обставлена предметами старины. Вот уж где стоило заночевать. Огромная кровать под балдахином, мягкие стулья с высокими спинками, посредине стоял богато сервированный стол. Сначала Дэн ослепленно зажмурился и попытался отступить назад, испугавшись, что угодил в очередную ловушку. Вместо мерцающих синеватым светом камней здесь ярко светила электрическая люстра. С недоверием потрогав абсолютно чистую поверхность стола без единого намека на пыль, Дэн почувствовал себя еще более неуютно. После пустынных комнат и синих камней такая радушная встреча настораживала.

В дальнем углу стояло зеркало и рыжий скептически подошел ближе. Как и ожидалось, вид у него был плачевный. В спутанных волосах торчал кусок паутины, который он равнодушно смахнул на пол. Одежда после купания в фонтане высохла, однако выглядела мято и неприглядно, вся в пыли и мелком мусоре. Больше всего усталость выдавали круги под глазами, Облизнув сухие обветренные губы, Дэн отвернулся и направился к выходу.

– Хи-хи, – раздалось за спиной.

Дэн похолодел и медленно обернулся. Двигаться быстрее мешало жуткое оцепенение, по позвоночнику пробежала целая толпа мурашек. Никого. Уловив краем глаза движение, рыжий нервно дернул головой, но это оказалось лишь зеркало. Не рискуя поворачиваться к комнате спиной, Дэн шаг за шагом добрался до двери, вслепую нашаривая ручку. Когда пальцы коснулись прохладного металла, он вцепился в нее с отчаянием утопающего.

Вопреки опасениям, дверь спокойно открылась, пропуская его в следующую комнату. Стоило ей захлопнуться, как картинка в зеркале вновь шевельнулась. Отображения Дэна, никуда не исчезнувшее с уходом хозяина, повернуло голову. Впавшие глазницы стали еще темнее, глаза сверлили выход из комнаты. Еще секунда, и с костей облезла плоть, оставляя только кости, а затем и они растаяли. Комната больше не выглядела нарядной, кровать кособоко просела, балдахин превратился в дырявую тряпку, а на столе была свалена куча ошметков и костей, под которыми тускло блестели золотые тарелки. На одном из стульев сидел иссохший скелет, в черепе которого торчала вилка.

– Хи-хи, – вновь прозвучало в пустой комнате. Скелет в ответ безмолвствовал, но хихикающее создание не нуждалось в его компании. Оно ее уже нашло.

– Какой к черту дом? – бормотал себе под нос Дэн, торопливо открывая дверь за дверью. Непонятное беспокойство продолжало усиливаться, хотя больше ничего странного на пути не встретилось, и даже стуки утихли. – Это же чертовы дворцы ужаса, что я вообще здесь делаю?

Рыжий на секунду запнулся, задумываясь повернуть обратно, однако быстро взял себя в руки. Вернуться было соблазнительно, однако сначала ему хотелось хоть краем глаза заглянуть на третий уровень. Что за могущественный артефакт там проснулся и удастся ли использовать его во благо? Во благу ему, конечно, а не чертовым охотникам за головой древнего. Углубляться в очередной подземный слой он не собирался, а встреченные артефакты не вызывали желания забрать их себе. Первый пришлось бы выковыривать из скалы (а лопату он как-то позабыл), еще десяток собирать среди трупов в компании Аканамэ, стеклянные фигурки с фонтана заставили брезгливо передернуть плечами, а «бабочки» на потолке вовсе вспоминать не хотелось.

Комната сменилась узким темным коридором. От неожиданности Дэн остановился, недоверчиво осматриваясь и оставляя дверь приоткрытой, чтобы впустить немного света. Внешне коридор казался совершенно безобидным. Примерно как тот, в котором его чуть не перерубила сотня натянутых нитей. Синие огни редкими пятнами тянулись вдоль стен, располагаясь четко друг напротив друга. Под каждым из них темнела ниша, в которых, как показалось Дэну, кто-то сидел. Осторожно вытянув шею, он присмотрелся к ближайшей выемке и сдавленно ругнулся, не сразу разобрав, что это. Точнее, кто это.

 

Прямо на него смотрел получеловек-полуволк. Стоящие торчком уши, звериная морда и человеческое тело в длинном халате. В руке он держал посох, упирающийся в потолок. Очередная статуя. Хотелось бы верить, что хоть этого целовать не придется. По обе стороны коридора тянулись каменные фигуры со звериными мотивами. Волк, собака, медведь, птица, даже енот попался. Проходя мимо одной из статуй, Дэн невольно задержался.

Это была лисица. С человеческим лицом, милыми торчащими ушками и целым ворохом хвостов за спиной. Японская кицунэ, демон, умеющий приобретать людское обличие. Когтистые женские пальчики сложены лодочкой, пытаясь удержать что-то в руках. Дэн присел рядом и сощурился, пытаясь разглядеть подробности. От рук тянулись темные полосы, ожидаемо покрасневшие под светом фонаря. Кто бы не забрал у кицунэ ее добычу, живым он явно не ушел. По крайней мере, не самостоятельно, судя по количеству крови. Под самыми ногами валялся кусочек промасленной бумаги, которую Дэн бы узнал из тысячи. Именно в такую был обернут Камень смерти из кабинета Весимира.

Дикий визг раздался будто прямо за спиной. Дэн обернулся, пытаясь определить источник звука и остолбенел. Дверь в соседнюю комнату все еще была полуоткрыта, и он увидел, как в дальней стене открылся проход. На фоне темного провала виднелся человеческий силуэт метра два ростом, худой настолько, что казалось, он сейчас сломается. Тощие руки свисали до колен, то и дело цепляя стены. Одежды на нем не было, серая пергаментная кожа обтягивала кости, лишенные мышц. Существо стояло задом, не видя открытой двери и продолжая издавать дикий визг. Почуяв случайного зрителя, создание начало оборачиваться, однако Дэн не стал дожидаться встречи с ним и привычно рванул вперед.

Крик сзади не ослабевал, вскоре к нему добавились знакомые бухающие прыжки, будто за Дэном гналась огромная жаба. Именно этот стук преследовал его последние сутки. Пол то и дело сотрясался, сбивая с шага и заставляя оскальзываться даже на ровном полу. Бешеная гонка не думала стихать и спустя десять минут рыжий начал откровенно задыхаться. В боку нестерпимо кололо, легкие разрывались от нехватки воздуха, а череда дверей слилась в сплошной кошмарный сон. Пальцы одна за другой хватали ручки, то и дело промазывая и заставляя сердце проваливаться вниз. Комнаты на пути становились все меньше, вызывая приступы клаустрофобии. В один момент Дэну пришлось скинуть рюкзак и протискиваться в узкий проем согнувшись почти пополам. Словно Алиса в стране чудес, выпившая не тот бутылек.

Тощее создание не отставало, крик все нарастал, вибрируя в ушах и заставляя ныть все зубы. Во рту появился привкус крови. Оборачиваться и любоваться на него совершенно не хотелось и его лица Дэн пока так и не увидел.

Последняя дверь была больше похожа на вход в кроличью нору и пролазить в нее пришлось на животе. Рюкзак пришлось бросить рядом, может, потом удастся забрать. Миниатюрная ручка со щелчком повернулась, приглашая в темноту за ней. Дэн согнулся и почти нырнул вперед, руки отчаянно скользили про мраморному полу, пытаясь подвинуться вперед. На секунду ему показалось, что он тут и застрянет, но тут ноги что-то коснулось, заставляя сделать очередной отчаянный рывок.

Вопреки опасениям, за ней не оказалась очередная дверца размером с его голову. Он очутился в пустом просторном зале. Настолько огромном, что не было видно ни потолка, ни стен, все утопало в темноте. Светящихся камней здесь не было, и единственный свет падал из низенькой двери. Секунда, и тот пропал, а вибрирующий вой разнесся далеко вдаль. Создание быстро и уверенно протискивалось в узкий проход. Сначала пролезла голова, затем плечи с неприятным хрустом сложились, подстраиваясь под дверной проем.

– Черт побери, – побелевшими губами прошептал Дэн. Первый шаг в темноту дался с трудом, однако хрустящие звуки сзади не оставляли выбора. Под ногами простилался зеркальный черный мрамор с золотистыми прожилками, едва заметно отзеркаливающими свет. Да и того с каждым шагом становилось все меньше, преследователь целиком закупорил вход, протаскивая себя следом.

Дэн, посекундно поскальзываясь, продолжал нестись вперед, стараясь не думать о том, что заряда фонарика осталось хорошо если на несколько часов. Еще повезло, что он остался в кармане, а не рюкзаке. Звуки сзади не стихали, и он то и дело суматошно оглядывался, что в итоге его и подвело. Пол резко закончился, впереди зияла круглая дыра в сотню метров диаметром, из которой ощутимо тянуло холодом. Дэн едва успел затормозить, рефлекторно замахав руками и чуть не улетев вперед. Оббегать эту пропасть совершенно не было времени, ей же конца краю не видно! Шаги сзади размножились и усилились, вой доносился со всех сторон сразу. Сколько тут этих тварей?!

Обернувшись, Дэн озадаченно моргнул, пытаясь свести все силуэты в один. Помимо старого преследователя в зале появилось еще несколько гигантов. Его монстр продерся сквозь дыру и медленно распрямлялся, все еще не приняв нормальную форму и больше похожий на заготовку из пластилина. На голове вибрирующей дырой виднелся рот, не прекращая издавать визг даже сейчас. А вот двое новых тварей целеустремленно гнали еще одного участника забега.

– Прыгай! – рявкнул тот остолбеневшему Дэну.

Рыжий рефлекторно глянул вниз, продолжая стоять на самом краю. Ни слушать совет Кристофа, прыгая в неизвестность, ни оставаться с монстрами не хотелось. Неизвестно, сколько бы он еще оттягивал и собрался бы с духом сделать шаг в пропасть, но все решили за него.

Кристоф в длинном прыжке смел парня, как кеглю, и они рухнули вниз. В горле Дэна застрял крик, и он лишь отчаянно вцепился в чужую жесткую куртку, руки с которой соскальзывали, словно она была вымазана воском. Стальные пальцы больно вцепились в позвоночник, однако сейчас на это было плевать. В ушах засвистел ветер, а последнее, что увидел Дэн, были тощие силуэты на краю пропасти.

Глава 13

С последним взглядом он, пожалуй, погорячился. В какой-то момент полета сознание действительно затопила темнота, и очнулся Дэн уже лежа на горе щебня. Судя по всему, обморок в плавно перешел в сон, потому что чувствовал он себя относительно неплохо. Вокруг было темно настолько, что не удавалось разглядеть ничего дальше вытянутой руки. Вдалеке непрерывно капала вода, эхом разносясь по округе.

Дэн пошарил было вокруг руками и с досадой вспомнил, что рюкзак так и остался лежать у мелкого лаза. Тут же всплыли остальные воспоминания, а в частности появление Кристофа, которого он уже посчитал плодом своего воображения.

Еще пара судорожных рывков и Дэн нашарил ту самую кожаную куртку. Ее хозяин не подавал никаких признаков жизни. Руки влезли во что-то липкое, в нос шибануло резким металлическим запахом. Кровь. Сердце пропустило удар, так и не определившись, пугаться ему, что он здесь в полном одиночестве с трупом или радоваться избавлению от опасного противника.

Куртка со всеми мелочами тоже осталась наверху, очень неудачно снятая и засунутая в рюкзак. В карманах джинсов неподкупно звякнула мелочевка и кусок одной из карт третьего уровня. Дэн было занервничал, что выронил фонарик во время падения, но в последнюю секунду нащупал его прямо под собой. Переключатель вхолостую щелкнул, пришлось наощупь отвинчивать крышку и с надежной проворачивать батарейки, пытаясь выжать из них остатки энергии. Одна из них со щелком стала на место, и пятно света суматошно скакнуло по полу.

Луч фонарика выхватил каменную стену, украшенную незнакомыми иероглифами, булыжники и ботинки из дорогой кожи. На подошве отчетливо виднелась рельефная надпись Prada, выглядевшая в подземельях особенно вызывающе и одновременно иронично. С минуту на нее посмотрев, Дэн тряхнул головой, вырываясь из оцепенения и перевел фонарик выше. Кристоф выглядел откровенно плохо, половину лица заливала кровь из раны на голове. Видимо, он приземлился не так удачно, при падении угодив виском на острый камень.

Дэн нерешительно покрутил фонариком, но все же прижал пальцы к чужой шее. Ощущение было, что он прикасается к питону, который то ли умер, то ли впал в спячку и в любой момент может изменить статус-кво и напасть. Почувствовав ровное биение, он облегченно выдохнул и несколько суетливо отдернул руку. Пациент жив, относительно здоров и явно потерпит, пока он тут все разведает. По крайней мере, надо раздобыть ему воды, которая продолжала настойчиво капать в темноте.

В горле невыносимо пересохло, поддерживая идею. Спустя пять минут поисков удалось понять, что их экстремальный спуск завершился в очередном зале, которые давно смешались в голове и отличались друг от друга только цветом отделки. Светильников тут не было, а в центре по старинке обнаружился едва работающий фонтан.

Вместо статуи прекрасной Ютурны тут стояло нечто, лишь отдаленно напоминающее человеческую фигуру. Как если бы скульптуру долго катали по полу и роняли, отбивая целые куски. Согнутые ноги, сгорбленная спина и руки, которыми это создание пыталось прикрыться от яркого света. Сверху смутно виднелся рот, распахнутый в крике, из которого нехотя струился тонкий ручей. Вода буквально по капле стекала по камню, в конце срываясь в полет и падая в глубокую чашу. Этот равномерный звук действовал на нервы все сильнее. Но это точно была вода и, как убедился Дэн, питьевая.

Носить ее приходилось аккуратно, в плотно сложенных ладонях. Однако большая часть все равно успевала просочиться наружу, бесценная влага причудливыми пятнами оставалась на пыльном полу.

Кристоф не очнулся после третьей по счету пригоршни воды, осторожное похлопыванье по щекам тоже не принесло результата, и Дэн начал нервничать. Схватив мужчину за ворот куртки, он поволок его к фонтану, благо за щебнем вновь начинался знакомый гладкий пол. Тащить приходилось очень аккуратно, чтоб не ударить головой и не усугубить травму. А уж учитывая, что у него и до этого нелады с мозгами были, страшно представить, что станет хуже.

У фонтана Дэн наконец остановился и присел на бортик перевести дыхание. Фонарик лежал у ног, создавая хоть какое-то освещение и неубедительно разгоняя темноту. Желтый круг света то и дело мерцал, заставляя сердце пропаливаться в желудок. Что будет, когда тот окончательно сядет, Дэн старался не думать.

– Даже не знаю, хочу ли, чтобы ты очнулся, – пробормотал рыжий и щедро ляпнул в лицо Кристофу очередную порцию ледяной воды, на этот раз «с горкой». Тот будто этого и ждал: со стоном приоткрыл губы и тут же закашлялся от щедрого подношения. Дэн поспешно перевернул мужчину на бок, чтобы жертва его реанимационных усилий не захлебнулась.

– Ты бы еще меня платочком обмахал, как обморочную барышню, – хрипло пробормотал Кристоф, кое-как садясь и приваливаясь спиной к бортику фонтана. Рыжий неловко придержал его за плечо, но мужчина лишь досадливо дернулся, сбрасывая чужую руку. Впрочем, он тут же схватился за голову, кривясь от боли. – Болит, как после вина на песьем приеме…

– Не за что, – саркастично ответил Дэн, чувствуя позорное облегчение. Мысль, что он здесь не один, слишком радовала. Хотя он бы сейчас кому угодно человекоподобному обрадовался.

– Водичка очень помогла, спасибо.

– Стоило оставить тебя валяться, как сделал бы ты? – огрызнулся Дэн, кивая в сторону щебня, не видного в темноте. Фонарик вновь мигнул, давая света ровно столько, чтобы с трудом разглядеть чужое лицо.

– Я бы целиком окунул тебя в это болото, такое не тонет, – Кристоф с трудом повернулся и принялся умываться прямо из фонтана, отмывая засохшую кровь с лица. Бесцеремонно вымочив одежду, волосы и все вокруг, он наконец перестал походить на труп. По крайней мере на окровавленный. Хотя нездоровая белизна с лица никуда не делась, ему явно полегчало.

– Ты как? – рискнул спросить Дэн, нерешительно топчась рядом. Понять, как вести себя с недавним преследователем пока не удавалось. Теперь они союзники? Надолго ли, непонятно, но хотелось бы выйти из этого подземелья живым, даже если для этого понадобиться помощь чокнутого менталиста.

Кристоф смерил рыжего скептическим взглядом и поднял с пола фонарик, осматривая окрестности.

– Какое трогательное беспокойство.

– Пытаюсь оценить шансы того, что мне опять придется тебя волочь, – досадливо фыркнул Дэн.

– Не стоит благодарности, я всего лишь спас тебя от гомункулов, – Кристоф по увеличивающей спирали принялся осматривать зал, не упуская ни метра. Его слегка пошатывало, но он явно чувствовал себя в своей тарелке. Что он выискивал, было неясно, однако вид у него был очень целеустремленный. Оставаться в темноте одному абсолютно не хотелось, поэтому Дэн мрачно ступал за ним след в след. В спину настойчиво давило ощущение чужого взгляда и чем дальше от источника света, тем настойчивей он становился.

 

– Ты спихнул меня в эту дыру! – не смог сдержать эмоции от недавнего падения рыжий.

– Надо было подождать, пока ты туда свалишься по частям?

– Надо было нормально объяснить!

– За дружеским чаепитием, пока гомункулы умиленно смотрят в сторонке?

– Перед падением сказать, что это проход на другой уровень, а не выгребная яма! – не выдержав, рявкнул Дэн.

– Это не проход, – Кристоф резко остановился, изучая вязь иероглифов на стенах. Черный глянцевый гранит был разрисован причудливыми зигзагами, не похожими ни на один человеческий язык. На мгновение казалось, что глаз выхватил знакомый знак, однако он тут же вновь переходил в сущую абракадабру.

– А что?

– Экстренный спуск.

– Спуск куда? Ты можешь нормально объяснить?! – рыжий уже и забыл, как невыносимо сложно добиться от Кристофа подробного ответа. – Ты вообще меня слышишь?!

– Да. Ты же орешь, – мужчина сделал шаг назад, бесцеремонно отодвинув плечом собеседника и поднял фонарик повыше. Луч света мазнул по слегка фосфоресцирующим узорам, пытаясь охватить определенный кусок рисунка.

– Любуйся.

Дэн непонимающе уставился на стену. Прежде чем он успел язвительно напомнить Кристофу, что не владеет древними языками или что бы это ни было, под новым углом освещения завитки сложились в знакомые буквы. А точнее, цифры. На стене, в полметра шириной, в искусной росписи красовалась короткий набор символов: LXVI, «66» римскими цифрами.

Дэн тут же почувствовал, что ему нечем дышать и нервно дёрнул ворот рубашки. Глубина спуска приближалась к невозможной. Упасть на 64 уровня, да как они вообще выжили. Вот тебе и глянул одним глазком, что там дальше…

– Спуск мог бы быть и помягче. Древние явно налажали с артефактом, отвечающим за приземление, – недовольно заметил Кристоф, ощупывая голову.

– Михаэль говорил, что никто не спускался дальше третьего уровня. Я думал, это невозможно, – пораженно выдохнул Дэн, цепляясь взглядом за роковую цифру. Предположение о том, что уровней может быть и тысяча, он посчитал художественным преувеличением. Зря, как оказалось, сотня тут точно есть и кто знает, что глубже.

– Этот торгаш еще много чего скажет, лишь бы заманить сюда древнего, а потом раскрутить его на союзничество. Твоя благодарность не знала бы границ, да? – издевательски протянул Кристоф, вновь поудобнее перехватывая фонарик и продолжая осмотр зала.

– Умей ты вовремя открывать рот для чего-то, кроме оскорблений, было бы намного меньше проблем, ты знаешь? – отозвался Дэн, все ещё ошарашенный глубиной своего падения. В прямом смысле этого слова.

– Умей кое-кто спокойно сидеть и ждать, пока более умные люди разберутся, проблем бы не было вообще.

– Я не ребенок, чтоб таскать меня куда вздумается, ничего не объясняя! – Дэн рефлекторно потер запястья, на которых все еще виднелись старые следы от наручников. – И уж точно не собственность, которую можно использовать в своих играх.

– Конечно, ты предпочитаешь таскаться по чужой указке, – резко остановившись, Кристоф осветил края прохода. – А быть собственностью умного человека это залог к выживанию, пока ты сам ничего не соображаешь. Чудес-сно…

Последняя фраза относилась к открывшемуся виду. Впереди возвышалась квадратная арка в три метра высотой, за которой царила сплошная тьма. Из нее доносился слабый запах сырости и мха, будто они спустились в природные пещеры. Еще одно движение фонариком, и Дэн увидел, что дороги там и нет. Зеркальный гранит заканчивался уже через два шага, превращаясь в мешанину из разбитых плит и камней.

Судя по остаткам отделки, этот коридор раньше был украшен не хуже тронного зала. По сторонам виднелись куски старых барельефов, однако разобрать, что за картину они создавали, не удавалось. Кое-где сохранились рельефные узоры: вот рука тянется к потолку, сжимая артефакт, а там мелькнуло искаженное ужасом каменное лицо, смотрящее вглубь коридора. Дэн поежился и отвернулся.

Не дожидаясь спутника, Кристоф уверенно направился вперед, ловко перескакивая особо крупные осколки. Луч света скакал по сторонам, то выхватывая остатки очередного творения неизвестных мастеров, то подсвечивая дорогу. Рыжий, неловко оскальзываясь, двинулся следом, пытаясь разглядеть под ногами хоть что-то и то и дело отвлекаясь на искусные изображения то тут, то там. Найди это место люди, оно бы несомненно стало музеем.

– Ты знаешь, куда ведет этот ход? – пропыхтел он, судорожно размахивая руками для равновесия.

– Из зала.

Дэн молча закатил глаза и мысленно высказал все, что думает о Кристофе и ситуации в целом. Оставив попытки заговорить с вынужденным спутником, он целиком сосредоточился на дороге. Споткнувшись в очередной раз, рыжий чертыхнулся и тут же врезался носом в спину Кристофа.

– Что такое?

– Тихо.

Настороженно замерев, Дэн прислушался, пытаясь понять, что происходит. Спустя минуту у него уже звенело в ушах от напряжения, и он осторожно вытянул шею, пытаясь разглядеть дорогу впереди. Свет фонаря упирался в темную кучу тряпья, лежащую прямо посреди дороги. Присмотревшись, можно было разглядеть, что это остатки балахона.

Кристоф отмер и подошел ближе. Небрежно пошевелив ногой тряпки, он равнодушно переступил их и принялся осматривать землю вокруг. Иногда мужчина присаживался и замерял ладонью самые подозрительные булыжники. Дэна же, напротив, гораздо сильнее заинтересовала старая одежда. Присев рядом, он брезгливо приподнял ее кончиками пальцев. Ни костей, ничего – как будто кто-то скинул ее прямо посреди дороги.

– Следы свежие. Надо уходить, – бросил Кристоф, оглянувшись назад.

– Подожди, – Дэн продолжал с любопытством ворошить тряпье, пытаясь отыскать подсказки от его бывшего хозяина.

Кристоф нетерпеливо рыкнул, попытавшись оттащить Дэна от его сомнительной добычи, однако парень упорно цеплялся за ткань. Прощупав подол, он внезапно наткнулся на что-то плотное. Шов легко разошелся и на ладонь Дэну выпал стеклянная подвеска в форме синего круга. В центре краской был нарисован глаз.

– Nazar boncuk, – удивленно протянул Кристоф, присаживаясь рядом и протягивая руку. Впрочем, прикасаться к нему он не стал, лишь проведя пальцами над артефактом. – Глаз Фатимы, арабский оберег от зла.

Дэн попытался рассмотреть находку поближе, однако стоило шевельнуться – и тонкое стекло хрустнуло и рассыпалось на сотни песчинок.

– Не сильно он помог своему владельцу, – поднял глаза рыжий, с сожалением отряхивая руки от стеклянной крошки.

– Помог. Это разрушенная оболочка артефакта, что-то полностью выпило его силу.

– А вы и так умеете? – сделал очередную зарубку о способностях артефакторов Дэн.

– Не мы. Вы, – коротко ответил Кристоф и поднялся. Фонарик как будто ждал этого, прощально замигав и погаснув. Сплошная тьма сомкнулась вокруг, словно пасть, по спине побежали мурашки. Ощущение чужого взгляда тут же поглотило с головой, аж позвоночник засвербел.

Дэн сглотнул, не рискуя пошевелиться и задержав дыхание. Казалось, сейчас из темноты вылезет Аканамэ, химера, гомункул, а то и все, вместе взятые. Или вовсе те, кто сожрал путника вместе с его амулетом.

– Черт побери! – чужая рука легла на плечо и грубо его сжала. Дэн судорожно дернулся, не сдержав крик от неожиданного прикосновения. Бесцеремонно схватив парня за шиворот, Кристоф одним рывком поднял его на ноги.

– Заканчивай распевку и вперед, – его, похоже, темнота ничуть не смущала. На пальцах красным блеснуло кольцо, не столько освещая, а скорее добавляя суматошных теней и подчеркивая глубину окружающего мрака.

– Я ничего не вижу, кроме твоих красных фар, – раздраженно отмахнулся рыжий, стараясь не смотреть в глаза своему демоническому спутнику. Две красные точки светились чуть ниже, как огни встречного поезда прямиком из Ада.

Рейтинг@Mail.ru