Чужая игра: артефактор

Мэтт Каулиц
Чужая игра: артефактор

Резко свернув на обочину, Дэн остановил машину, приглушил фары и лишь затем позволил себе разжать руки. На руле остались подсохшие кровавые отпечатки. Оглядев салон, парень с удивлением узнал самое первое авто, в которое он когда-то сел к Кристофу. Воспоминания казались почти ненастоящими, так давно это было.

На соседнем сиденье валялся мобильный телефон Кристофа и рыжий торопливо его отключил. Поразмыслив, он распахнул окно и вышвырнул его как можно дальше, не подозревая, что почти полностью повторяет сцену месячной давности. От слежки его это, может, и не спасет, зато стало гораздо легче.

Потянувшись к бардачку, Дэн суматошно зашарил в нем рукой, проверяя не осталось ли там чужих вещей. Несколько бумажек, дорогая ручка, пачка сигарет и… знакомая подвеска с хрусталем, отобранная Кристофом в их первую встречу. Рыжий недоверчиво сжал пальцы, словно боясь, что та исчезнет.

– Это не сон, – почти вопросительно прошептал парень. Он только что угнал тачку у чокнутого сектанта, колдуна, мага, черт разберет, кто они такие. Вчера он убил человека. Что будет дальше – абсолютно не понятно, однако он на свободе и он жив, а это главное.

Навигатора в автомобиле не было, и Дэн достаточно долго ехал по шоссе, пока не наткнулся на указатель. Полоса везения продолжалась, компенсируя недавние неприятности и он двигался в сторону города. Возвращаться туда явно не было гениальной идеей, однако больше приткнуться некуда. Черт с вещами, ему нужны деньги, документы и перекантоваться у кого-то эту ночь, иначе он скоро просто потеряет сознание от усталости.

Глава 8

На въезде в город стоял сонный патруль, не обративший на неприметную машинку никакого внимания. Не зря Кристоф взял обычное авто для поездки за город с пленником в багажнике. Привлекать внимание было ни к чему и это сыграло на руку не только похитителю, но и его жертве.

После коротких раздумий Дэн развернулся в сторону съемной квартиры, решив рискнуть. Даже если Кристоф отобрал у соседей телефон и вызвал того же Стэнли, вряд ли здесь его ждет засада. Он захочет расправиться с ним собственными руками, иначе сразу приехал бы не один, а с соклановцами. По крайней мере рыжему очень хотелось в это верить.

Припарковавшись у дома напротив, Дэн погасил свет в салоне и напряженно всмотрелся в темноту. Естественно, ничего не обнаружил и неуверенно взялся за ручку двери. Черт, он только теряет время со своей нерешительностью, а Кристоф уже может направляться обратно в город.

Как ни странно, интуиция его не подвела. Никто не схватил его ни на подходе к дому, ни у подъездной двери, заботливо подпертой кирпичом. Вокруг валялись ошметки конфетти и стояло несколько бутылок от шампанского и вина. Дэн почти забыл, что вчера был Новый год, а у кого-то и нормальная жизнь.

Парень вышел на этаж раньше и долго стоял, прислушиваясь, однако кроме гула соседей снизу ничего не расслышал и наконец поднялся, кляня себя то за трусость, то за идею вообще сюда приехать. Это был самый хрупкий момент его плана. Если Сии или Сержа нет дома, то это провал. Ключи остались в куртке, куртка в особняке Весимира, а Весимир явно хочет его убить…

Утопив пальцем кнопку звонка, парень замер выжидая. Ничего. Второй звонок – ноль реакции. Упрямо закусив губу, он прижал ладонь, слушая, как за дверью раздается непрерывная трель. Если никого нет дома, то ему лучше сматываться, переночевать можно и в машине, главное, чтоб ее не объявили в розыск…

– Кто там?! – издалека раздался высокий нервный голос Сии. Видимо, она не рискнула подойти ближе к ночным визитерам и кричала почти из кухни.

– Открой. Это Дэн, – хрипло прокаркал парень и сам вздрогнул от звука своего голоса.

– Ты что, совсем сбрендил?! – голос Сии мигом обрел уверенность и дверь распахнулась во всю ширь. – О боже, что с тобой такое? – испуганно прижала она ладонь ко рту. Видок у него явно был не очень, весь в крови Адиля и собственной, оборванный и грязный, он производил не лучшее впечатление.

Рыжий, не отвечая, пролетел мимо. Времени на объяснения не было, тем более с соседкой, которая явно хочет выяснить подробности на повышенных тонах. Влетев в комнату, он схватил рюкзак и торопливо начал закидывать туда самое необходимое. Вещи на первое время, паспорт, остатки зарплаты.

– Ты ответишь или нет? Почему ты в таком виде? Это что кровь?!

Парень лишь коротко глянул на нее и внезапно спросил:

– Ты знаешь, как это открыть? – протянул он руку с браслетом наручников. Не то чтобы они сильно мешали ему, но по городу в таком виде лучше не шляться. Сами запястья выглядели непривлекательно, опухшие от постоянных рывков и в кровавой корке.

– Да откуда, я что тебе, секс-маньячка?! – вытаращила глаза девушка. – Вот черт… – она внезапно пошатнулась и недоверчиво уставилась на свои руки. Ее ладони были заклеены пластырем, и Дэн мельком вспомнил недавнюю сцену на лестничной клетке. По ощущениям это было по меньшей мере год назад, хотя только вчера он вышел отсюда в относительно неплохом настроении.

– Мне пора.

– Я все это уже видела… Ты убил его, да? Ты убил этого подонка?! – выкрикнула она вслед.

– Что ты видела? – замер Дэн. В голове настойчиво тикали часы, отсчитывая время до того, как сюда явится Кристоф или его подручные. Чувство самосохранения истерически вопило, что надо убираться, однако любопытство оказалось сильней.

– Чертова «бабочка» кассандрийская, которую я случайно раздавила и активировала. Редкостная дрянь, я пол ночи не могла вспомнить видение и будто наркоты наглоталась!

– Постой, так это у тебя оказались «Глаза Кассандры» с аукциона в Red Moon?!

– Я хотела с боем курантов их активировать, а не раздавить по пьяни, и уж точно не твою рожу в них увидеть! Это же самая крутая традиция, предсказание на следующий год! – вызверилась на него Сия, как будто это Дэн был виноват в том, что именно артефакт решил показать девушке. И судя по всему, показал он что-то неприятное.

– Что ты увидела? – нетерпеливо повторил рыжий, держась за дверь.

– Кучу крови, тебя и Адиля, скотину собачью! Я же говорила, что ты все испортишь, но, черт побери, как я счастлива, что он сдох! – выплюнула в никуда она. – Да я за это тебя расцеловать готова!

– Нет уж, спасибо, – потерял интерес парень. – Я пошел.

– Ели ты надеешься сбежать от Весимира, то его шавки повсюду. Я не самоубийца, чтобы тебе помогать, но дам совет. Вали из города как можно скорей и не вздумай припереться на вокзал, – она метнулась к шкафу и по пояс закопалась в вещи. Снаружи осталась только нижняя часть в коротких шортиках и Дэн неловко отвел взгляд. – На, можешь считать это благодарностью за Адиля. Воспользоваться советую только один раз. Потому что прошлого владельца паспорта он убил.

Дэн опустил глаза, разглядывая карточку. Под фотографией улыбчивого темноволосого парня стояла дата рождения, подпись и имя. В глаза бросилось всего одно слово – «Адриан».

***

Дэн снял небольшую комнату в хостеле, воспользовавшись чужой паспортной карточкой и заплатив за двое суток. Сонный администратор даже не стал сверять фото, вручную переписав данные в блокнот и тут же задвинув его в кучу бумажек. Парень надеялся, что компьютерных записей они не ведут и в ближайшее время никто его здесь не найдет.

Получается, тот самый Адриан, записи которого он так старательно штудировал, тоже не поладил с «псами». Судя по дате рождения он был даже младше Дэна, ему едва исполнилось двадцать. Его угораздило сунуть нос в Red Moon, влезть в дела Весимира и тот натравил на него Адиля.

Сия тоже не уставала поражать. Все это время она была в курсе куда пропал сосед, но продолжала спокойно ходить в клуб и заводить друзей среди убийц Адриана. И теперь наконец стало понятно, почему она так разозлилась, что Дэн тогда ее бросил и отправился с Кристофом на крышу. Она явно надеялась сдать его Адилю и воспользоваться как живым щитом, но план провалился.

Прелестная ему досталась соседка, ничего не скажешь. Бывшая соседка.

Сходив в пустой в это время душ, Дэн выгреб все мыло с полок и долго смывал с себя кровь. Розовые струйки воды на белой эмали смотрелись почти красиво и рыжий все беспокоился, чтоб они не оставили следов, тщательно смывая все брызги. Браслеты наручников продолжали болтаться на руках, как экстравагантное украшение. От горячей воды его разморило, он с трудом дополз до комнаты и рухнул на кровать, предварительно подперев дверь единственным стулом.

***

В комнате часов не было и Дэн, едва проснувшись, встревожено уставился в окно. Он заселился глубокой ночью, а за окном светало. Живот неприятно тянуло от голода, но в голове прояснилось. Видимо, он проспал сутки и раз до сих пор к нему никто не ворвался, размахивая артефактами, его след временно затерялся. На задворках сознания мелькали жуткие образы: мертвый Адиль, разъяренный Кристоф, наручники и бешеный бег по полю, надрывающий легкие. Не желая об этом думать, рыжий целиком сосредоточился на дальнейшем плане выживания.

Нацепив на себя ветровку и поддев две кофты под низ Дэн на цыпочках прошел мимо спящего администратора. Похоже, парень больше дремал на работе, чем занимался делом, но обоих это вполне устраивало.

Бариста в круглосуточном кафе без интереса глянул на раннего посетителя, одетого откровенно не по погоде и, получив заказ, зашумел кофемашиной. Дэн старался не так откровенно давиться куском шпинатного пирога, купленным тут же, и даже не попросил третий кусок, сосредоточившись на своих мыслях.

В первую очередь следует добыть телефон. Рыжий не признавался сам себе, но лишь одна мысль представлялась ему спасительной. Коротко стриженная и одетая в яркие красные кроссовки надежда на помощь. Он понимал, что Мара такой же член клана, как Кристоф, что она спокойно может сдать его в руки Мистерии, Виесимира и еще черт знает кого. Понимал он также, что других идей у него нет.

Визитка, которую он, слава богам, сложил в джинсы, пережила и поток крови Адиля, и поездку в багажнике, и верно продолжала дожидаться его в кармане, лишь чутка помявшись. Плотный картон не размок и от снега, не давая шанса отбросить этот рискованный вариант.

 

Купив самый дешевый и побитый телефон на радиорынке, до которого он не поленился добираться больше часа в пустой маршрутке, Дэн в нерешительности замер над кнопкой вызова. Поняв, что еще минута и у него точно сдадут нервы, парень решительно вдавил палец и тут же торопливо прижал к уху трубку. Гудок, второй, третий. Рыжий уже собирался разочарованно и одновременно облегченно прервать звонок, как на другом конце провода прозвучал короткий писк.

– Я слушаю. Кто это? – раздался знакомый голос, чуть хриплый ото сна. Похоже, Мара еще спала, что не удивительно для раннего утра.

– Мара, это Дэн. Мы с тобой виделись на празднике у… на Новый год, – нервной скороговоркой выдал парень, на последней фразе подозрительно оглядевшись.

– Честно говоря не ожидала, что ты позвонишь… Слышала, ты неплохо повеселился, – протянула она задумчиво и, не удержавшись, заразительно зевнула.

– Мне нужна помощь, – прямо сказал рыжий, решив не тянуть и выложить все как есть. Он совсем не был уверен, что делает все правильно и решил положиться на интуицию.

– Да уж я не сомневаюсь, Весимир рвет и мечет, обвиняя Мистерию в диверсии, у нас тут почти военное положение объявили.

– А что… Кристоф? – нервно сжав телефон, спросил парень. Что бы не творили кланы, ему мало дела было до их разборок, даже если они затрагивали его. А вот менталист был заинтересован в нем лично, что делало его гораздо более опасным противником.

– Ах, Кристоф, – иронично вздохнула Мара. – Я его не видела с той ночи. Но знаю, что они с Мистерией не один час провели за закрытыми дверями кабинета. Уж прости, подслушать не удалось.

Дэн нервно вышагивал вдоль дома, не чувствуя холода, хотя пальцы уже немели от ледяного ветра. Таинственная Мистерия представлялась ему кем-то вроде второго Кристофа, только женского пола.

– Я не буду пытаться тебя убедить, что я друг. Давай встретимся на нейтральной территории, где ты будешь чувствовать себя безопасно, и все обсудим.

Рыжий хмыкнул. Прямота всегда убеждала его больше, чем мягкие намеки и подлизывание.

– Как насчет хорошего кофе? – улыбнулся он.

– Заметано!

***

До встречи с Марой оставалось пара часов, но Дэн вышел заранее и устроился в небольшом ресторанчике напротив оговоренного места. Заняв столик у окна, он бесцеремонно развернул к нему кресло и неустанно принялся высматривать знакомые лица, стараясь держаться в тени от огромного раскидистого фикуса, стоящего тут же. На улице было достаточно людно, многие ныряли в ближайшие кафешки в поисках тепла и горячих напитков.

Официантка с опаской подошла сзади и смущенно кашлянула, привлекая внимание клиента. Рыжий вздрогнул и резко обернулся, заставив ее неуверенно шагнуть назад, прикрываясь меню. Ветка растения мазнула по лицу жесткими листочками, и он растеряно провел рукой по щеке.

– Вы готовы сделать заказ? – неуверенно пролепетала она. Судя по всему, работала она чуть ли не первый день и здорово нервничала. Бейджик, закрепленный на блузке, перекрутился, и имени не было видно.

– Кофе, – тыкнул почти наугад в список напитков парень, не желая ни на секунду отрываться от наблюдения.

– Молоко, сливки, сироп? Десерт не желаете? – уже уверенней уточнила девушка, ступив на знакомую стезю. Карандаш в нетерпении застыл на небольшим блокнотиком, который она нервно сжимала в руке. Дэн мельком отметил, что ногти были украшены рисунками снежинок, видимо, праздничный маникюр к Новому году.

– Ага… То есть нет, ничего не надо, спасибо, – невнятно отмахнулся он. Его охватил странный азарт и волнение, так что еда отошла на второй план. Нервно барабаня пальцами по столу он пристально отслеживал всех посетителей кофейни напротив, для виду отгородившись еще и брошюрой с рекламными предложениями, найденной здесь же на столике.

Спустя три чашки кофе и два часа бесцельного сидения, профессия сыщика перестала казаться такой привлекательной. Прохожие сливались в одну сплошную серую кучу, официантка, исправно подходящая каждые полчаса, вызывала зубовный скрежет, а Мары или хотя бы кого-то подозрительного так и не было видно. Все было до ужаса скучно.

Дэн начал откровенно зевать, когда в толпе вдруг показалось знакомое красное пятно. Яркие кроссовки еще раз мелькнули у входа и скрылись за дверью. Похоже, девушка пришла пешком либо припарковалась неподалеку отсюда, тут рядом как раз подземный паркинг. Подавив порыв вскочить и броситься следом, рыжий решил выждать немного и увидеть, не придет ли кто в след за его таинственной знакомой. Выхватив предварительно выключенный мобильный, он торопливо проверил уведомления.

«Ты где», – тут же нетерпеливо завибрировал телефон знакомым номером.

«Скоро буду», – коротко отписал он и тут же снова отключил аппарат. Сиденье словно иголками было набито, но он упорно высидел еще десять минут, алчно сверля глазами окно, и только затем облегченно вскочил, чуть не опрокинув стул, и направился к выходу. Официантка рванула было ему вслед, но вовремя заметила стопку купюр на столе и сменила курс, торопясь избавиться от следов подозрительного клиента.

В кофейне, где он назначил встречу, оказалось шумно и гораздо жарче, чем в ресторане. Обогреватели здесь работали на полную, повсюду висели сияющие гирлянды, перемигиваясь цветными огоньками. Мару он нашел почти сразу, за огромным столиком на четверых, где она вольготно раскинулась сразу на всем диванчике и пристальным взглядом изучала барную стойку.

– Ну ты только посмотри. Где они берут таких очаровашек? – кивнула она в сторону кофемашин, где стояло одновременно два бариста: смуглявый парень и рыжая девушка с ослепительной улыбкой. – Эти юные неискушенные умы само искушение! – перевела она смеющиеся глаза на Дэна. Тот рефлекторно перевел взгляд на работников, но тут же тряхнул головой и сел напротив. Он ощутимо был на взводе, но постарался как можно более непринужденно устроиться на твердом сиденье из дешевого кожзама.

– Ну как поживаешь? Судя по всему, тебя знатно потрепали наши собачки, – пробежала она взглядом по осунувшемуся лицу Дэна, зорко подметив бледность и тревожную усталость, не исчезнувшую даже после сна. Черная кофта с длинными рукавами надежно скрывала разодранные запястья. Сами наручники ему удалось снять после похода в канцелярский и двухчасового ковыряния скрепкой в замках.

Рыжий нервно одернул рукава и спрятал руки под стол, как назло оказавшийся стеклянным и прозрачным.

– Расскажешь мне, что произошло на приеме? Я был несколько… занят и не успел оценить атмосферу праздника, – сразу перешел к делу он. Нетерпение подступило к самому горлу и не дало даже для виду поддержать светскую беседу. Актер из него был никудышный.

Мара искренне расхохоталась, хлопнув ладонью по столу.

– Мелкий, ты мне однозначно нравишься, – сквозь смех выдала она. Дэн удивленно присмотрелся поближе, на приеме ему показалась, что девушка примерно его возраста.

– Ох, не смотри на меня так, мне неловко. По секрету скажу, умение обладать артефактами дает не только привилегии типа волшебной палочки. Угадаешь сколько мне лет на самом деле?

Парень скептически поднял бровь и попристальней присмотрелся к собеседнице. Стильная короткая стрижка, черная кофта с известной рок-группой и спортивная фигура делали ее похожей на обычную студентку, а в полумраке она и вовсе сошла бы за подростка.

– Даже не пытайся. Детка, мне почти пол века.

Рыжий хлопнул глазами, попытавшись осознать, что сидящая перед ним девчонка в два раза старше его. Спасибо, хоть не какие-нибудь эльфийские тысячелетия, такое бы точно было тяжело переварить.

– И как давно тебе семнадцать… – пробормотал он, пытаясь справится с потрясением.

Мара вновь так громко расхохоталась, что к ним обернулась добрая половина кафе. Хлопая себя по коленям, девушка сложилась пополам и с трудом выдохнула, утирая невольные слезы.

– Знаешь, насчет вампирского бессмертия судить не возьмусь, – все еще смешливо протянула она, с трудом удерживая шаловливую улыбку. – Самому старому владельцу артефакта, которого я знала лично, было около трех сотен. И выглядел он, как Дамблдор, честно говоря. Но обычно мы умираем раньше, гораздо раньше и отнюдь не своей смертью, – несмотря на смех окончание фразы получилось весьма зловещим, и Дэн поежился, поспешив сменить тему.

– И на это способен любой артефакт? Не надо специальных жезлов долголетия? – хмыкнул он, вспомнив, как писал реферат о китайской медицине. Народных средств там хватило бы на десять артефактов и все продляли жизнь на сотни лет.

– Артефакт – это не бездушный предмет. Он создает особую связь с хозяином. Чем более ты искусен, тем больше влияния они оказывают, щедро делясь энергией. А энергия она везде одинаковая, разница только на пробежке ты ее получаешь или в ювелирном, – с этим словами она весело подбила длинную сережку.

Парень недоверчиво наклонил голову, изучая серьгу. На конце тонкой серебристой цепочки в изящной оправе поблескивал синий камень, пожалуй, чуть тяжеловатый для такого украшения. Сережка странным образом дополняла Мару, не выбиваясь из общего стиля, вместе создавая достаточно неординарное впечатление.

– Знаешь легенду про Елену Троянскую? В ее истории можно встретить упоминания о невероятном драгоценном камне, цвета лазури с далеких островов… – с легкой улыбкой дала подсказку она.

– Прекраснейшая из женщин, жена Менелая, сбежавшая с Парисом, что положило начало Троянской войне, – нараспев ответил Дэн, вспомнив основные подробности из конспектов Адриана и даже странные иллюстрации, сопровождавшие записи. – Синий сапфир, – потрясенно выдохнул он, впиваясь глазами в серьгу. Тогда он не понял к чему посреди абзаца нарисована звезда с короткой припиской Al2O3. Поиск подсказал, что это химическая формула сапфира, но ее связи с написанным он тогда не понял, в тексте не упоминалось ни о каких украшениях. Видимо, раньше камень обходился без оправы.

– Ого, а ты неплохо подготовлен, – протянула Мара, изучающе сощурив глаза. – Они тебя очень недооценивают, впрочем, это стало ясно уже тогда, когда ты сбежал из особняка.

– Сбежал? – задумчиво переспросил Дэн, отводя взгляд от драгоценного камня. Если это артефакт Мары, то удивительно, что она носит его на таком видном и незащищенном месте. Один рывок – и сережка доставит ее владелице пару неприятных мгновений, вылетев из уха весьма болезненным способом.

– Предпочтешь сказать, что ты торжественно отбыл, не уведомив хозяев? – насмешливо предположила Мара. – Предварительно грохнув начальника охраны, за что тебе сказала бы «спасибо» половина присутствующих. Причем песьим же артефактом, выставив Весимира на всеобщее посмешище, за что лично я готова аплодировать стоя.

Дэн смущенно опустил глаза, решив не уточнять роль случайности в этом спектакле. Для него та ночь запомнилась совсем в других красках и то, что со стороны он показался дерзким счастливчиком, его мало утешало. Однако было интересно, как же Кристоф умудрился незаметно вытащить его из особняка. Видимо, знал обходные пути, и утащить сквозь них худощавого парня ему не составило бы труда.

– Весимир и Мистерия в состоянии даже не холодной, ледяной войны и арктического душа. Все торговые соглашения аннулированы. «Пес» требует выдачи преступника, щедрые откупные и извинения, иначе он начнет боевые действия. Мистерия разводит руками и смиренно отвечает, что ты не имеешь никакого отношения к клану, вызывая колики истеричного смеха у всех окружающих. Выглядит это будто болонка лает на пантеру, уверенная в своей непобедимости, пока она по ту сторону ограды. Это все новости, что ты хотел узнать?

– Уже немало, – выдохнул парень, задумчиво обхватывая руками голову. Значит, о его приключениях с Кристофом и о том, что он покинул особняк оглушенный в багажнике машины, Маре не известно. – Разве то, что меня привел Кристоф, не накладывает автоматически вину на весь клан?

– Будь ты обычным гостем – накладывало бы. И Мистерии, и Крису пришлось бы не только принести извинения, но и получить немалую порцию осуждения от всего нашего зверинца, не только «псов», – согласно кивнула девушка и тут же широко улыбнулась за спину Дэна, заставив его похолодеть и обернуться. Но это всего лишь оказалась рыженькая бариста, за недостатком персонала лично обслуживающая клиентов. Она дружелюбно улыбнулась гостям и задержала взгляд на золотистом собрате.

Мара, не гася белоснежную улыбку, с удовольствием принялась расспрашивать о здешнем меню, напрочь забыв о разговоре. Дэн все с большим нетерпением поглядывал на рыжую девушку, которая, похоже, восприняла это за интерес и совсем не торопилась уходить, ожидая заказ от обоих гостей.

 

– Чай, зеленый с лимоном, – вымученно ответил парень, лишь бы отвязаться. От мысли о еще одной чашке кофе к горлу подступила тошнота, а сердце согласно ускорило ритм, в край ошалев от кофеина и переживаний последних дней. Впрочем, судя по повороту событий, ему предстоит еще немало испытаний.

– И, пожалуй, пирожное. На ваш вкус, – подмигнула Мара и довольно улыбнулась, глядя в спину рыженькой, ушедшей за их заказом. – Ты практически заявил о возвращении «пустых» в нашу милую теплую компашку. На арене вновь появляется седьмой клан. Знаешь, у древних всегда была привычка появляться тогда, когда о них почти уже забыли, – продолжила она, как ни в чем не бывало.

Дэн резко выпрямился, впиваясь глазами в лицо Мары, словно пытаясь прочитать ее мысли. Та открыто и немного насмешливо смотрела в ответ, но в глубине ее взгляда таилось что-то другое. Опаска, предвкушение… страх?

– Кристоф сказал, что я какая-то пустышка. И я думал, древние – это просто вымерший клан с сильными артефактами, – вспомнил он слова Стэнли. Кристоф тоже упоминал, что пустые это отпрыски древних, однако, связать это удалось только сейчас. – Получается, это одно и то же?

– Технически так и есть. Самый древний клан, который то всплывает, как, прости, дерьмо в проруби, портя всем их маленькие игры в королей мира. То также пропадает на десятилетия, а то и больше. Как, ты думаешь, они собирали самые сильные артефакты? Приходили и забирали, что приглянулось. Древнему плевать, кому принадлежит артефакт, он просто берет. Древний и пустой – это синонимы, если не вдаваться в тонкости.

– Почему… то есть, как это работает? – Дэн поднял руку и растопырил ладонь, пытаясь разглядеть на ней тайные символы. Мара тоже присоединился к просмотру, а затем мягко взяла ее в свою руку.

– Смотри, – она легко провела кончиками пальцев по внутренней стороне кисти. Аккуратные короткие ногти черного цвета легко царапнули тонкие венки на запястье. – Что ты видишь?

– Руку, – иронично ответил рыжий.

– Кровь. Обычному человеку почти невозможно создать связь между своей энергией и артефактом. Единицам удается подключить кровный канал, который связывает обоих и создает контакт. Представь темный дремучий лес, сквозь который ведет тонкая тропинка. Сначала ты ломишься почти наугад и не всегда удается дойти до конечной цели. Но постепенно тропа становится все отчетливей, превращаясь в ровную каменистую дорогу. Чем выше твоя связь с артефактом, чем больше и умелей ты им пользуешься, тем удобней становится путь. Это и есть кровная связь.

– И при чем тут я и пустые?

– Древние единственный клан, представителей которых узнаешь сразу, – задумчиво протянула она. – Бывает у человека склонность к менталистике и к, например, стихиям или науке. Он может выбрать и развить в себе одно умение, но второе уйдет в пассивную способность, проявляясь скорее исключениями. То есть я смогу создать пару «бабочек», если очень попытаюсь, – с непонятной тоской протянула девушка.

Пауза затянулась, парень не решился перебивать, опасаясь спугнуть откровенное настроение собеседницы. Мара была бесценным помощником, единственной, на кого Дэн мог рассчитывать. Волнение и страх отошли на второй план перед открывшимися горизонтами. Еще совсем недавно он и не подозревал о существовании подобного. На стол с легким стуком стали две чашки и блюдце с малиновым чизкейком. Дэн рефлекторно сглотнул, почувствовав, что уже проголодался, но отвлекаться на еду не хотелось.

– Что-нибудь еще? – приветливо осведомилась официантка.

– Нет, спасибо, – отказался рыжий, пока Мара меланхолично размешивала сахар в своем капучино. – Ты выбрала быть менталистом, отказавшись от того, чтоб стать ученым? – осторожно уточнил он.

– А? Да, – вынырнула из размышлений девушка. – А вот древним такой выбор делать не приходится. У них нет связи с определенным артефактом. Их энергия позволяет использовать любой приглянувшийся, не создавая кровных каналов.

– И отсюда пошло название «пустой»? Без кровной связи? – скептически хмыкнул Дэн.

– Нет, все намного сложней. Кроме того, что древним не надо создавать свою кровную связь, есть еще кое-какой бонус. Они одним движением могут поглотить чужую связь. То есть, если ты возьмешь мой артефакт и применишь свои способности – то просто «втянешь», уничтожишь мою связь с ним и сможешь воспользоваться им сам. Ты как черная дыра.

– И эта связь уничтожается навсегда? – передернул плечами Дэн. От подобного сравнения по спине пробежали мурашки. Черная дыра, пустой… не самое приятное сравнение, кому хочется чувствовать себя монстром из фильма ужасов.

Мара обеспокоенно дотронулась до сережки, ласково погладив пальцами камень.

– Нет, связь можно установить заново. Но приятного мало, когда отбирают что-то столь личное, согласись. Артефакт это… это невозможно объяснить. Самое близкое и важное, что может быть. Причем это может быть как предмет невероятной силы, так и безделушка, превращающая воду в вино. Древним этого не понять, для них артефакты не более, чем инструмент.

Рыжий уклончиво пожал плечами. Если артефакты несут настолько интимное и важное значение, то неудивительно, что этих древних не любили. И наверняка боялись.

– А сколько ты артефактов можешь иметь? – представил Дэн огромные стеллажи, заполненные магическим оружием. Перспектива сражаться с такой мощью не вдохновляла.

– Сколько угодно, – хмыкнула Мара. – Точнее, все ограничено моим природным количеством энергии. Обычно мы выбираем один ведущий артефакт и парочку дополнительных. У кого-то это парочка десятков, но я предпочитаю не распылятся. Создание кровной связи изматывающий процесс. А для оттачивания умений понадобятся годы.

– А что насчет «бабочек»? Для них же не нужна никакая связь? – наморщил лоб Дэн, подгоняя последние куски мозаики. «Бабочками» пользовались «псы» в ночной погоне за ним и Сия в предновогодний вечер. Если о первых он мало что знает, то девушка явно не принадлежала ни одному клану.

Мара скривилась, словно чизкейк оказался отнюдь не малиновым, и отодвинула блюдце с десертом подальше.

– «Бабочки» – это отвратительная мерзость. Давай я тебе объясню принцип их создания. Представь, что ты берешь артефакт, активируешь его, но не применяешь эту силу. А перекачиваешь через себя в другой сосуд. Хрупкий и недолговечный, которым может воспользоваться каждый, просто нарушив его герметичность. И сила вырвется на свободу стаей диких собак. Приказ то они выполнят, но каждая такая псина как будто отгрызает кусок твоей энергии, потому что ты для нее чужой.

Парень замолчал, задумчиво покачивая ногой. Мара заполнила множество пустых пробелов в его познаниях, однако породила и не меньше вопросов. Мысли в голове роились словно пчелы и очень хотелось записать все, что ему удалось узнать.

– Почему ты помогаешь мне, а не сдала сразу своему клану? – наконец поднял глаза он, решив перейти к более моральным вопросам. Интерес интересом, однако не стоит забывать, что Мара ему не друг, а представитель одного из кланов. И пока не ясно, как именно настроен этот клан к нему, особенно сравнивая двух его членов, которых он знал ранее.

– Меня не интересуют ни интриги Кристофа, ни Мистерии, главы клана. Для меня это веселый спектакль, в котором я играю роль гида. Мне всегда нравился туризм, – хохотнула она, одним глотком допивая капучино. – А вот что ты собираешься дальше делать?

– Я? – рыжий устало откинулся на спинку диванчика, осторожно потирая запястья. – Ориентироваться по ситуации. При всем моем желании, я еще слишком плохо разбираюсь в ваших волшебных играх.

Девушка одобрительно хмыкнула, изучая собеседника взглядом и словно решаясь продолжить разговор.

– За тобой начнут охоту. Уже начали. Весимир не простит такое унижение клана, он слишком долго поднимал его из грязи. Мистерия, при всей своей браваде, захочет укрепить свое положение твоей поимкой, ситуация слишком неоднозначная. С козырем в лице древнего она сможет провернуть грандиозные планы. А Кристоф, похоже, от тебя не отстанет при любом раскладе. Он всегда был с прибабахом и жертвам его интереса я сочувствую едва ли не больше, чем его врагам.

Рейтинг@Mail.ru