Горячий прицел

Мэри Влад
Горячий прицел

Глава 1

Натан

– Тебе пора. Такси ждёт.

Бросаю платье на обнажённую грудь ночной подружки. Как её зовут, естественно, не помню. Да и какая разница? Просто хочу, чтобы она быстрее ушла. Нужно собираться, а лишняя пара глаз ни к чему.

– Да ты, я смотрю, джентльмен.

Косится на меня так презрительно, будто не она вчера на мне повисла, когда я собрался уезжать из клуба. Мы круто потрахались, это да. Я ещё ночью похвалил её оральные умения, чего ещё ей надо?

Почему им всегда нужно больше, чем ты согласен им дать?

– Умыться хоть можно?

– Быстренько, малыш. Быстренько. Ванная там, – машу рукой по направлению уборной.

Девушка подхватывает платье и уходит в ванную комнату. Выплывает оттуда через три минуты, одаривает меня кислой улыбкой и навсегда покидает мою квартиру.

Надеваю светлые джинсы и чёрную рубашку. Стоило бы надеть дорогой костюм, но не хочу чисто из принципа. Подхожу к шкафу, открываю его и жму на потайную кнопку. Распахивается вторая дверца, спрятанная в глубине. Беру с полки тонкую леску. Идти к Виктору с оружием – не вариант, всё равно изымут, а леску даже не найдут. Пригодится, если что-то пойдёт не так. Не пистолет, конечно, но, если уметь с ней обращаться, эта штучка творит чудеса при близком контакте.

На улице наконец-то солнечно. Два дня лило как из ведра, даже выходить из дома не хотелось.

Серебристая спортивная машина издаёт призывный клич, стоит мне её разблокировать. Новенькая. Строптивая. Арендована на неделю. Я не покупаю тачки, считаю это бессмысленной тратой денег. Люблю менять их часто. Да и с моей работой постоянная машина – обуза, а не комфорт.

Сажусь внутрь автомобиля и выезжаю с парковки.

Виктор живёт в пригороде. От Бухареста примерно около получаса езды. Мы с ним как-то давно пересекались, но здесь я его не навещал, не было необходимости.

Наслышан о его особняке. Говорят, это не дом, а настоящий замок. Лично мне больше нравятся города. Развлечения, еда на любой вкус, инфраструктура – в пригороде такого нет.

Конечно, и Бухарест сильно проигрывает Лондону. Я уже два года не был в родном городе. Почему-то захотелось пожить именно в Румынии, познакомиться с местным колоритом. Да и работа здесь была. Я бы даже не рассматривал предложение Виктора, оно не совсем по мне, но вот уже второй месяц просиживаю задницу. Не жалуют нынче киллеров. Все такие культурные стали. Словесные дебаты, выгодные союзы и денежные махинации – вот какое оружие теперь в ходу.

Ворота открываются, заезжаю внутрь, медленно еду по территории. Лужайки, сад, фонтаны, бассейн, беседки. В центре – огромный светло-серый особняк. Реально замок. Он его у Дракулы, что ль, отжал?

Паркуюсь чуть дальше от заезда на парковку. При входе меня обшманывают так, что чуть ли не в трусы лезут. Но леску не находят. Ухмыляюсь.

Четверо телохранителей в строгих чёрных костюмах говорят идти за ними. Кругом позолота, антиквариат и бархат. Ну и хрень! У него денег немерено, а вкуса ноль. Нанял бы дизайнера.

Они провожают меня к кабинету и отворяют дверь. Вхожу. Амбалы остаются за дверью. Виктор сидит за столом. Дорогой костюм, на руках перстни, тёмные волосы с проседью зачёсаны назад, зелёные глаза проницательны, но смешливы. В них всё ещё горят искорки молодости.

Как давно мы не виделись. Наверное, лет шесть прошло. Сталкивались на каком-то приёме. Нас познакомили надёжные люди. Мы выяснили, чем можем быть полезны друг другу, обменялись контактами – на этом наше общение закончилось.

– Так-так, – Виктор улыбается и встаёт. Он в хорошей форме. – Сам Натан Бэлл почтил нас своим присутствием.

– Здравствуй, Виктор.

Он жестом приглашает меня присесть и приземляется обратно в кресло. Сажусь напротив него.

– Вот объект.

Виктор пододвигает ко мне фотографию. Смотрю на фото. Мне в лицо нагло усмехается молодая девица. Чёрные волосы, обстриженные под каре, чёлка, оливковые глаза, красная помада и громадные золотые серьги-кольца. Так себе экземпляр.

– Не убивать, не калечить. Охранять, учить защищать себя, следить, чтоб не натворила чего. Если того потребуют обстоятельства, можешь вмешиваться так, как посчитаешь нужным. У тебя полная свобода в выборе методов, санкций не будет. Если решишь, что заслужила порку, доставай ремень и хлещи по жопе, только в пределах разумного. Я люблю свою дочь, но дисциплины ей явно не хватает. Она рано лишилась матери. Года четыре ей всего было, когда моя жена погибла в автокатастрофе. После этого многое спускал Агате с рук. Да что уж многое… Всё. Но пора ей за ум взяться, в прошлом месяце восемнадцать стукнуло, не ребёнок уже. Тренировать будешь каждый день. Нужно привить ей дисциплину. В доме и в пентхаусе есть тренажёрка. Здесь ещё и за садом оборудовано место. Потом увидишь. Научи её слушаться и не ныть. Капризная больно. А моя дочь должна быть сильной и хладнокровной. Кому я оставлю семейное дело, если не ей?

– Я киллер, а не нянька!

– Киллер, у которого почти два месяца нет работы. Ты стоишь дорого, не все готовы столько платить.

– Я лучший.

– Не спорю. Но мы вошли в эпоху дипломатии. Не всё можно решить силой. Тебе почти тридцать, может, пора менять квалификацию, пока не поздно? Быть телохранителем – это престижно и не так опасно.

– До тридцати ещё год.

– Так ты согласен?

– Нет.

– Даже за пять миллионов? Это в первый месяц. Ты же столько берёшь за заказ. А тут даже убивать не нужно. Если всё пойдёт хорошо, то обсудим повышение твоей зарплаты. Она теперь живёт в городе, на выходные приезжает сюда. Захотела учиться в университете. И чем ей не нравилось домашнее обучение? Ты должен быть рядом с ней постоянно. Там большой пентхаус, сможешь выбрать себе комнату по вкусу.

Наклоняю голову набок, обдумывая его предложение. Конечно, оно щедрое. Но возиться с капризной избалованной девицей не хочется. Сломает ноготь на тренировке, а мне потом башку снесут.

– Бонус, – Виктор снова улыбается. – Можешь выбрать себе машину. У меня небольшая коллекция. Пока работаешь на меня, пользуйся. Я знаю, ты любишь менять тачки. Разрешаю брать любую. Разнообразия хватит на несколько месяцев, если будешь менять их каждую неделю.

Прищуриваюсь.

– Почему Румыния?

– М?

– Ты можешь жить где угодно, у тебя интернациональный бизнес, куча филиалов по всему миру, но ты живёшь здесь. Почему?

– Тут красиво, не находишь? И я не живу здесь постоянно. У меня и недвижимость по всему миру, не только бизнес. Я часто в разъездах. Поэтому и хочу нанять для Агаты телохранителя. Не тех исполинов, что за дверью. Мне нужен особый человек. Толковый. Тот, что в теме. Ты прекрасно знаешь, как устроен бизнес, Натан. Знаешь правила. Научи её им следовать. Она должна стать жёсткой.

– Просишь сделать из ангела стерву? – усмехаюсь.

– О, моя дочь и близко не ангел, – Виктор забирает фото. – Сам дьявол заплачет, если останется с ней наедине. Скоро на своей шкуре прочувствуешь. Ты сможешь с ней справиться, но терпения я тебе всё же пожелаю.

– Я не соглашался.

– Восемь миллионов.

– Ты торгуешься со мной, Виктор?

– Назови свою цену.

– Сойдёмся на восьми. Но у меня будет семь дней на раздумья. Если твоя дочурка опостылит мне уже в течение недели, то я забираю плату за потраченное время и ухожу.

– По рукам, – Виктор достаёт конверт и протягивает мне. – Здесь два миллиона. Неделя оплачена, приступай с сегодняшнего дня. Агата в саду, можешь познакомиться с ней прямо сейчас.

– Отлично.

Забираю конверт и иду к выходу. Виктор окликает меня:

– О, забыл сказать. Я так же хочу, чтобы ты избавил её от вредных привычек.

– Это каких? – оборачиваюсь.

– Курение, гулянки, алкоголь, травка, беспорядочные связи.

– Да она у тебя святая! – смеюсь.

– Все были когда-то молодыми. Я надеюсь на тебя, Натан.

Киваю и выхожу за дверь. Охрана провожает меня в сад.

– Дальше сам, парни. Спасибо.

Бреду по саду уже минут десять, начинаю жалеть, что отказался от их помощи. Как найти её здесь? Сад огромный.

Хм. Кажется, нужно идти на запах.

Заворачиваю за беседку. Агата сидит на скамейке с книгой в руке и курит. На ней красный пуловер с глубоким декольте и клетчатая юбка, которая еле прикрывает зад. Красный лак на ногтях придаёт стервозности, а грубые ботинки почему-то добавляют трогательности. Даже дурацкое каре и нелепая чёлка ей идут. Она вообще выглядит так, что у меня в штанах заводится будильник. Вот срань! Ей всего-то восемнадцать! Она младше меня на одиннадцать лет. И она дочь Виктора.

– Курить вредно, – вырываю у неё из рук сигарету и выбрасываю.

Агата поднимает голову. Оливковые глаза смотрят с интересом. Она складывает пухлые губки бантиком, затем цокает и строит мне рожицу.

– Ты типа за ЗОЖ? Весь такой правильный, а людей убиваешь, Натан Бэлл, – произносит она нараспев лилейным голоском. – На тебя Англия так повлияла? Или ты просто от рождения убогий? – Агата скользит глазами по моему телу. – Ну хоть агрегат-то у тебя рабочий? Или ты такой брюзга, потому что девушки от тебя не в восторге?

Мне уже хочется её убить. Трахнуть и убить. Давно никого не убивал.

Агата закрывает книгу и встаёт. Она мне до подбородка макушкой еле достаёт, а ведёт себя так, будто королева подиума. Наверное, и чувствует себя так же. Ещё бы, с её-то фигурой! Грудь идеального размера, как раз под мои ладони. Округлые бёдра, в которые хочется вцепиться пальцами. Она не носит лифчик. Две бусинки на аккуратных грудках нагло топорщатся. Интересно, а трусиков на ней тоже нет? Юбка настолько короткая, что стоит лишь протянуть руку – и я смогу это узнать…

Кровь резко приливает к члену. Только этого не хватало!

Чертовка заправляет прядь за ухо с таким видом, словно её хочет весь мир. Изящными пальцами достаёт новую сигарету, прикуривает и выдувает дым мне в лицо, нагло усмехаясь. Прикусывает нижнюю губу, без тени смущения разглядывая меня.

 

Не знаю, что там насчёт всего мира, но я бы укротил этот ротик.

Глава 2

Агата

А он красавчик. Но явно сорвёт мне всё веселье. И зачем папочка снова нанял няньку? Вполне могу сама о себе позаботиться.

Хотя этого я даже готова потерпеть. Уж больно хорош. Такой высокий. И со вкусом у него всё в порядке. Рубашка очень секси. Он и сам ходячий секс. Даже под одеждой заметно, насколько рельефные у него мышцы.

Натан Бэлл… Нужно узнать про него побольше. Вряд ли Гугл что-то знает про киллеров, но общих знакомых найти можно.

У него такие чувственные губы. Думаю, он хорошо целуется. От охраны слышала, что вокруг него всегда много женщин. Какой порочный дядя…

Закусываю нижнюю губу, представляя, что это он её кусает. Наверное, я сейчас так глупо выгляжу. Стою и пялюсь на него как идиотка. Глаз не могу оторвать. Всё-таки он очень горяч и хорош собой. С удовольствием бы проверила, как он целуется.

– Отец объяснил тебе правила? – одариваю его своей самой очаровательной улыбкой и хлопаю ресницами.

Натан Бэлл не ведётся на это. Он снова вырывает у меня из рук сигарету и шипит в лицо:

– Виктор сказал, что ты должна меня слушаться. И ещё он попросил выбить из тебя дурь. Любыми методами. Так что правила диктую я. Для начала: никаких сигарет. Об остальных правилах поговорим позже. Сейчас у тебя тренировка. Пошли.

Он хватает меня за руку и тащит за собой. Пытаюсь сопротивляться, но Натан лишь сильнее сжимает моё запястье. Ну и наглость! У меня даже дар речи пропал от возмущения. Сейчас же пожалуюсь папе! Я ошиблась. Никакой он не клёвый. Натан Бэлл – худший кошмар, какой только может быть. Хмырь – вот он кто! Плакали мои весёлые беззаботные денёчки.

Подходим к дому.

– Иди в комнату и переоденься. Жду здесь, – сухо изрекает он и отпускает мою руку.

Ага, конечно! Уже бегу, блин! Не дождёшься, урод! Ты сейчас же вылетишь отсюда со свистом.

Врываюсь в кабинет отца. Он говорит с кем-то по телефону и жестом велит мне подождать. Крепче сжимаю книгу и нетерпеливо топаю ножкой. Не день, а отстой! Самое ужасное воскресенье, какое только может быть! А ведь я планировала уже через пару часов свалить в город и хорошенько оторваться с новыми друзьями.

Я только наладила отношения с однокурсниками! Мне нелегко это далось. Никто не хотел со мной общаться. Сначала многие меня вообще за километр обходили. И всё из-за отца. Слишком крутой, жёсткий и авторитетный человек. Целый месяц я была изгоем. Меня либо боялись, либо завидовали мне.

Да, у меня есть и старые друзья, но они не учатся со мной. С ними я вижусь только вне учёбы. Обычно мы тусим в клубах или дома у кого-нибудь из них. А сегодня я хотела пойти на тусовку к однокурсникам. Мне очень нравится Антон, мой одногруппник. И я ему тоже. Сегодняшняя тусовка пройдёт в доме близнецов. Их родители куда-то свалили. Я планировала соблазнить Антона именно сегодня. Неужели всё сорвётся из-за какого-то урода?!

– Ты что-то хотела, милая?

– Папа! Зачем мне очередная нянька?!

– Ты сама знаешь. Натан теперь твой телохранитель и наставник. Ты должна его слушаться и вести себя с ним вежливо.

– Ни за что! Он не нравится мне! Уволь его сейчас же!

– Хочешь, чтобы я лишил тебя финансирования? – в голосе отца появляются угрожающие нотки.

– Ну, папа! – чуть не плачу от досады и злости. – Он грубый неотёсанный болван! Измял все сигареты, тащил сюда за руку! Больно! Синяк будет! И теперь заставляет тренироваться! Папа, сделай что-нибудь!

– Молодец, Натан, – отец улыбается. – Люблю иметь дело с толковыми людьми. Иди, переодевайся. Не заставляй его ждать.

– Но сегодня воскресенье!

– Агата. Я скажу это один раз. Больше повторять не стану. Либо ты делаешь всё, что говорит Натан, либо я блокирую твои карты и счета. Об университете в таком случае тоже можешь забыть. Вернёшься сюда и продолжишь домашнее обучение. Тебе понятно?

Его ледяной тон лишает последней надежды. Киваю. Слёзы струятся по щекам. Родной отец сдал меня в рабство киллеру. Офигеть! А если у этого Натана с головой не всё в порядке?! Вполне может быть. Он же людей убивает. Какой из него телохранитель?!

Всхлипываю, затем выбегаю из кабинета. Давлюсь слезами и бегу к себе. Налетаю на Натана.

– Ты ещё не переоделась?

– А сам-то! Джинсы не жмут?

– Не жалуюсь.

Смотрю на него, насупившись. Он ужасный! Отвратительный бесчувственный мужлан!

– Сегодня воскресенье! – выкрикиваю дрожащим голосом. – Меня друзья ждут. Ты мне все планы сорвал!

– Истерики на меня не действуют. Жду здесь через пять минут.

– Я не успею!

– Значит, беги быстрее.

Натан

Она взлетает по лестнице. Её заплаканное лицо говорит красноречивее слов. Виктор и впрямь дал мне зелёный свет. Раз уж не могу её трахнуть, то хорошенько вздрючу, чтоб наглости поубавилось.

Я явно её раздражаю. От этой мысли как-то даже хорошо становится. Конечно, маленькая сучка сразу бы стала покорной, если бы я поставил её на колени перед своим членом. Но я не могу этого сделать, не могу взять то, что так хочется. Чувствую себя долбанным неудачником.

Шаги на лестнице привлекают внимание, а в следующую секунду меня бросает в жар. Агата переоделась. Чтоб её! Чертовка.

Короткие обтягивающие шортики, спортивный топ, из которого её грудь готова выпорхнуть. Комплект белый. Белый! Отчётливо вижу торчащие соски и ареолы вокруг них. Под шортиками микроскопические трусики чёрного цвета.

Она подходит ко мне почти вплотную и смотрит в глаза, улыбаясь.

– Ну что, дядя, начнём?

– Ещё раз назовёшь меня так, заставлю отжиматься. Показывай дорогу.

Агата идёт чуть впереди, виляя бёдрами. От этого зрелища в паху всё пылает. Чую, тренировка пройдёт весело.

– Не захватил с собой спортивную одежду, извини. Поэтому сегодня халява, – усмехаюсь, в предвкушении. – Покажи, что умеешь. Мне нужно понять, в какой ты форме. Судя по фигуре, со спортом ты знакома.

– Не понаслышке, – фыркает она, отходит чуть дальше и начинает разминаться.

Стою и пялюсь на неё, как какой-то извращенец. Жадно пожираю глазами изгибы тела, таращусь на полоску стрингов, утопающую в складочке, когда Агата нагибается вниз. Мысленно ласкаю её соски. Да, трахать её нельзя, но смотреть-то никто не запрещает.

– Я разогрелась, что дальше?

– Делай то же, что и обычно. Давай, малышка, покажи себя во всей красе.

Её щёки вспыхивают.

– Я не малышка! Мне уже восемнадцать! Не смей меня так называть!

– Это тебе за «дядю». Начинай.

Агата халтурит. Специально берёт маленький вес и делает вид, что ей тяжело. Но её фигура говорит о том, что она тренируется далеко не первый год. Девушкам сложно добиться такого тела, если не работать с большими весами. Даже при таком раскладе всё равно будет лишь небольшой рельеф и подтянутость. Вот, примерно, как у неё. Так что она меня не проведёт. Хм, ну ладно, подыграю.

– Что ж, малышка, я всё понял, – улыбаюсь. – Ты хлипенькая. Совсем ещё ребёнок.

– Я не ребёнок! Сам ты хлипенький!

Её щёки вспыхивают пуще прежнего. Попалась! Она сжимает кулачки и идёт к турнику. Агата начинает подтягиваться. Весьма неплохо.

Переходит от одного тренажёра к другому, кидая на меня злобные взгляды. Больше не старается меня обдурить, наоборот, выкладывается по максимуму. Ох, ну конечно! Напоследок она оставила присед. Член снова начинает шевелиться.

Технику надо бы чуть подправить, но как подойти к ней, когда у меня дикий стояк?! Хотя, может, она и не заметит. Так увлечённо приседает. Подхожу и опускаю руки на её бёдра. Она вся мокрая от пота. Этот запах с ума сводит. Маленькая сучка даже не осознаёт, как она охрененно пахнет. Втягиваю воздух, стараясь не спалиться.

– Начинай движение жопой. Будто сзади стоит стул, и тебе нужно сесть на него пятой точкой. Не колени сгибай, а отклячивай задницу, – удерживая за бёдра, тяну её попу назад. – Вот так, хорошо. Теперь сама.

Она кивает и делает ещё десять приседаний. Отхожу чуть дальше. Член уже готов порвать джинсовую ткань. Что ж за напасть такая? Мне будто снова пятнадцать!

Агата кладёт штангу, затем оборачивается.

– Класс! – её глаза блестят. – Я впервые почувствовала ягодичные мышцы! Спасибо, Натан! А то всё приседаю, а толку ноль.

Не сказал бы, что толку ноль. Она смотрит мне в глаза. Парализующее ощущение. Щёки Агаты наливаются краской, она опускает взгляд. Чёрт!

Надеюсь, я повернулся спиной достаточно быстро, и она не заметила мой стояк.

Агата

Ура, я обогнала его! Так приятно. Натан сигналит, давая понять, что нужно сбросить скорость. Смеюсь. Он, конечно, хмырь, но почему-то мне хочется впечатлить этого мужчину, а ещё узнать, каковы его губы на вкус. Когда он близко, я ощущаю возбуждение. И сейчас тоже, когда сделала его на повороте.

В конце тренировки мне показалось, что у него стоял. Но я не уверена, не успела толком разглядеть. Наверное, напридумывала себе, как обычно. Такого, как Натан Бэлл, я никогда в жизни не заинтересую. А вот он заинтересовал меня с первой секунды.

И дело даже не во внешности. Хотя, нужно отдать его родителям должное, заделали они его на славу: тёмно-русые волосы, серые проницательные глаза, чувственные губы. Натан высокий и мускулистый. Ну, мускулы, конечно, его заслуга, а не родителей.

От него исходит что-то такое прям мужское. Смотрю и млею. А ещё он классно пахнет. И клёво одевается. И вообще… Натан Бэлл – ходячий секс. Аж ноги подкашиваются в его присутствии.

– Где твоя комната? – сходу спрашивает он, стоит нам подняться в пентхаус.

– Решил перейти к активным действиям? А ты дядя не промах.

– Кончай молоть языком и показывай.

Закатываю глаза, веду его на второй этаж, показываю на свою спальню. Он подходит к двери напротив.

– Свободна?

Киваю. Неужели он решил здесь обосноваться? Вот прям в этой комнате? Это же катастрофа! Не зайти, не выйти без его ведома.

– Теперь занята.

Он открывает дверь и заходит внутрь. Осматривается. Захожу следом.

– Агата, могу я тебя оставить на пару часов? Мне нужно съездить домой за вещами и ещё заскочить в одно место. Побудешь хорошей девочкой, справишься?

– Конечно!

Не могу скрыть улыбку. Я всё-таки встречусь сегодня с друзьями.

Глава 3

Натан

Маленькая дрянь обдурила меня! Как я вообще мог поверить, что она будет смирно сидеть дома и ждать моего возвращения? Уверен, она свалила сразу же, стоило мне отъехать подальше. Ну и где её теперь искать?! Виктор мне голову снесёт, если с его драгоценной малышкой что-то случится.

Она говорила про каких-то друзей. Нужно разузнать всё. И быстро. Консьерж внизу должен что-то знать. Если нет, то придётся звонить Виктору.

Упустил малявку в первый же день. Блеск! Нужно будет установить маячок на её машину. Хорошо, что я знаю этот район. Здесь находится любимый стрип-бар с отменными шлюхами. Частенько там бываю.

***

Однако это не помогло. Почти час ушёл на поиск информации. Консьерж ничего не знал. Удалось лишь выпытать, в каком университете она учится. Добрался туда за десять минут и стал расспрашивать всех, кто попадался на пути. Распугал половину.

В конце концов удалось узнать, где проходит вечеринка, на которую она так рвалась. Эта мелкая сучка уже истребила кучу моих нервных клеток. Что же будет дальше?!

Нужно было сразу отказаться. Но моему члену явно нравится проводить с ней время. Хотя какой в этом толк, я всё равно не могу её трахнуть.

– Эй, дядя, это частная вечеринка. Ищешь кого-то?

Поворачиваю голову и вижу худощавого парня с модной причёской. Он разглядывает меня и ухмыляется.

– Где Агата?

– Говорил же, не нужно её звать, – включается в разговор светловолосый парнишка. – За ней вечно таскается какая-нибудь нянька.

Резко скручиваю ему руку за спиной. Парень вскрикивает.

– Не нянька, а мистер Бэлл. Это ясно?

Он кивает, продолжая скулить.

– А теперь вы, парни, будете так любезны проводить меня к Агате. Я так полагаю, это ваша вечеринка?

– Слушай, мужик, отпусти его, – говорит парень с модной причёской.

Сильнее скручиваю руку белобрысому. Он уже не скулит, а воет.

– Ладно, ладно, – моднявый поднимает руки и отступает на шаг назад. – Мистер Бэлл, отпустите брата. Пожалуйста. Агата наверху. Мы проводим.

Отпускаю его. Белобрысый подходит к брату и испуганно таращится на меня. Они и правда чем-то похожи.

Продираемся сквозь толпу пьяной молодёжи. Дом забит до отказа. Вот их родители обрадуются, когда вернутся.

 

– Сколько вам лет? – спрашиваю у них, когда мы начинаем подниматься по лестнице.

– Девятнадцать.

– Обоим?

– Мы близнецы.

– Не особо похожи. Разнояйцевые, что ли?

– Чего?

– Ничего, проехали. А остальным сколько лет?

– Тут все совершеннолетние, если вы об этом, – говорит моднявый. Он явно понаглее. – В основном наши однокурсники. Всем по девятнадцать-двадцать лет.

– Агате только недавно исполнилось восемнадцать.

– И что? – он пожимает плечами. – Мы пришли. Вот эта дверь.

– А что за дверью?

– Комната.

– И почему Агата там, а не внизу?

– Слушай, мужик, мы тебя отвели, дальше сам.

Они пятятся, потом разворачиваются и несутся к лестнице.

Медленно поворачиваю ручку. Дверь не заперта. Если не закрыли, то, возможно, я не увижу ничего такого. Захожу.

Всё-таки я ошибся. Агата лежит на кровати в одних трусиках. Над ней нависает какой-то кудрявый уродец. Дрожащими пальцами он пытается натянуть презерватив на свой длинный и худой стручок. Ну хоть предохраняются – и то хорошо. Видимо, так спешили предаться страсти, что забыли запереть дверь.

Почему-то от мысли, что этот поганец её трахает, внутри всё закипает. Еле сдерживаюсь, чтобы не стащить его с постели за шкирку и хорошенько начистить морду.

Подхватываю её платье с кресла и кидаю на кровать. Агата взвизгивает, отталкивает любовничка и прикрывает грудь ладошками. Кудрявый хочет встать, но путается в покрывале и с грохотом падает с кровати лицом вниз. Слышу сдавленное мычание. Конечно, ему больно. С размаху стояком об пол – то ещё удовольствие.

– Какого хрена ты здесь?!

– Одевайся. Мы уезжаем.

– Я никуда не поеду!

– Хочешь, чтобы я сам тебя одел и вынес отсюда на плече?

– Отвернись!

Она злобно сверкает глазами и прижимает платье к груди. Отворачиваюсь, хотя я уже всё видел. Увиденное чуть не заставило вспотеть. Идеальная грудь. С удовольствием вылизал бы каждый сантиметр её тела. Нет, хватит этих фантазий, а то член снова начинает оживать.

– Ты придурок, Натан, – шипит Агата мне в лицо, берёт кожаную куртку и наклоняется к кудрявому. – Антон, извини за это. Мой папочка просто садист. Вот, познакомься, – она машет рукой в мою сторону. – Это Натан. Очередной сторожевой пёс. Пока, Антон, – она целует его в щёку. Хочется её придушить. – Надеюсь, ты не будешь злиться на меня.

– До встречи, кудрявый, – подмигиваю ему. – Приложи компресс.

Кажется, Антон меня до смерти боится. С чего бы? Я ж не сделал ему ничего. Он сам себя покалечил.

Агата кидает на меня испепеляющий взгляд и выбегает из комнаты. Выхожу за ней, но её уже и след простыл. Чертыхаюсь и спускаюсь вниз. По-моему, пьяных малолеток стало ещё больше. Продираюсь сквозь толпу, выхожу на улицу. Её машина стоит на парковке, Агаты нет. Возвращаюсь в дом. Ищу, ищу, но не вижу её. Зато замечаю братьев. Иду к ним.

– Ребят, вы Агату не видели? – спрашиваю у близнецов.

Они пятятся. Моднявый показывает пальцем куда-то в сторону. Поворачиваю голову и вижу, как Агата хлещет текилу, стоя у бара. Подхожу, хватаю её под локоть и тащу к выходу. И правда начинаю ощущать себя нянькой.

– Да отвали ты!

Она чуть не плачет. Не хватало ещё истерик. Вывожу её на улицу. Агата вырывает свою руку.

– Я так давно хотела с ними подружиться! А ты всё испортил! Ненавижу тебя!

– Подружиться или перепихнуться?

Агата молчит.

– Разве у тебя мало друзей?

– Мои друзья не учатся здесь, – она шмыгает носом. – Я целый месяц была изгоем, а теперь останусь им навечно. Какой позор! Антон со мной после такого даже разговаривать не станет! Он мне нравился…

Агата прикрывает ладошками лицо. Всё-таки заплакала. Неужели каждый вечер будет таким?

– Чего ревёшь, раз больше не нравится?

Она отрывает руки от лица, смотрит на меня и удивлённо моргает.

– Ты сказала «нравился». В прошедшем времени.

Её щеки медленно заливаются краской. Она опускает глаза.

– Ладно, поехали, – беру её под локоть и веду к машине.

– Я на своей поеду.

– Ты не сядешь за руль в таком состоянии. Зачем ты напилась? Неужели так расстроилась, что обломались потрахушки с кудрявым?

– Да пошёл ты, Натан!

Она пытается сопротивляться, но я усаживаю её в машину и пристёгиваю.

– Сколько папа заплатил тебе? – спрашивает она, когда я завожу машину.

– Хочешь знать, сколько стоит быть твоей нянькой?

Агата вытирает дорожки от слёз тыльной стороной ладони и смотрит исподлобья. И впрямь – дикий зверёныш.

– Восемь миллионов. В месяц.

– Жаль, я не могу заплатить тебе, чтобы ты оставил меня в покое, – у неё уже сильно заплетается язык. – Очень жаль.

Когда мы подъезжаем к дому, Агата мирно спит. На руках заношу её в пентхаус, стараясь не разбудить, снимаю с неё куртку и обувь, укладываю в кровать и накрываю одеялом. С минуту ещё сижу рядом с ней, глажу её волосы и дотрагиваюсь до мягкой кожи. Давно не испытывал это чувство. Кажется, его называют нежностью.

Чувствую, как снова крепнет член. Нужно срочно идти к себе и лезть в душ, иначе всё может кончиться плохо.

Рейтинг@Mail.ru