Завладеть сердцем шейха

Мэгги Кокс
Завладеть сердцем шейха

The Sheikh’s Secret Son

© 2017 by Maggie Cox

«Завладеть сердцем шейха»

© «Центрполиграф», 2020

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2020

Глава 1

Время для Дарси остановилось. Ей казалось, будто все, что с ней происходит, не что иное, как сон наяву. Она стала рассеянной из-за мысли, что сегодня, сейчас она встретится с обаятельным владельцем поместья и скажет ему, что их романтические отношения не закончились ничем. Плодом их безудержной страсти стал ребенок…

Дарси спрыгнула с забора вниз и, как только приземлилась, лодыжку пронзила сильная боль. Изрядно выругавшись, она попыталась встать, что причинило ей еще большие страдания. Боль была невыносима. Как она теперь пойдет дальше? Нога начала опухать, кожа лодыжки покраснела. Все это произошло в считаные мгновения, во всяком случае, Дарси так показалось. Теперь она уже не была готова предстать перед владельцем поместья с тем невозмутимым видом, который изначально выбрала для разговора.

На другом конце прекрасного сада Дарси увидела коренастого мужчину в официальном костюме и с суровой миной на лице. Он спешил к ней. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться – это был охранник. Дарси глубоко вздохнула и мысленно напомнила себе, что собиралась сохранять спокойствие, что бы ни случилось.

На дворе был октябрь. Несмотря на намерение вести себя спокойно, она не удержалась и сказала с язвинкой:

– Могли бы не утруждаться. Я точно никуда не убегу в ближайшее время. Мне кажется, я подвернула ногу.

– Зачем вы так рисковали? Шейх будет недоволен.

Осознание того, что он сейчас говорит о человеке, которого она так хотела увидеть, заставило ее чувствовать себя так, словно она не спрыгнула с высокого забора, а врезалась в него на бешеной скорости.

– Его величество владеет этой территорией. Вы вторглись в частные владения. Я должен предупредить, что он так просто это не оставит.

– Нет… я и не думала…

Дарси решила, что хуже, чем сейчас, уже не будет. Она и так была на пределе, а теперь, когда нога ее распухла и болела, ей придется предстать перед ним и выслушать обвинения в проникновении на частную территорию.

– Послушайте, – начала она. – Долго рассказывать, почему я здесь. Но мне придется объясниться с его величеством лично, а для этого мне нужно встать. Помогите-ка мне.

– Нет, нужно позвать врача. Попытки подняться могут усугубить состояние.

Глядя на охранника, Дарси заметила сострадание в его темно-карих глазах. Он вытащил из внутреннего кармана телефон и кому-то позвонил. Она слушала речь, такую знакомую ей по звучанию с тех пор, как работала в банке, но такую непонятную, ибо так и не выучила арабский… Дарси снова оказалась в неприятной ситуации.

Ей не стоило прыгать через забор, но что еще она могла сделать, когда потребность вновь увидеть своего бывшего стала невыносимой.

Шейх был обручен и собирался жениться. Она бесчисленное количество раз напоминала себе об этом, но ее сердце отказывалось принимать этот болезненный факт.

Охранник не собирался помогать ей. Вместо этого он закончил разговор, вытащил огромный носовой платок из нагрудного кармана и вытер лоб.

– Врач скоро прибудет. Я также попросил принести для вас воды.

– Мне не нужна вода. Просто помогите мне подняться.

Осознав, что помощи от него не добиться, Дарси в отчаянии уронила голову на колени с выражением безысходности на лице, и ее пшенично-золотистые волосы рассыпались по плечам. Она надеялась, что за растрепавшимися волосами сможет скрыть свой страх и растерянность, переполняющие ее. Признать свою слабость даже на такой короткий срок было для нее подобно смерти.

– Кто этот врач и вызовет ли он скорую?

– Скорая тут не нужна. Этот врач лечит самого шейха и является его личным терапевтом. В его надежности вы можете не сомневаться.

– Тогда мне не остается ничего иного, как ждать этого вашего супердоктора. Надеюсь, у него есть сильные обезболивающие, – язвительно сказала Дарси.

– Для таблеток нужна вода. Я могу сообщить вашим родным о случившемся, если хотите.

– Нет, нет… Но спасибо, – ответила Дарси, представив, как разволнуется ее мать, узнав о травме, а волнение может передаться малышу.

Она постаралась улыбнуться охраннику, но подозревала, что он не поверил ни ее словам, ни улыбке.

Солнце светило Дарси прямо в глаза, и она только сейчас увидела, как две фигуры быстро приближаются к ней. На глазах у нее они перешли на бег, что говорило о крайней встревоженности этих людей.

Интересно, вызовет ли шейх полицию, чтобы арестовать ее или оштрафовать за вторжение?

Охранник как будто почувствовал страх Дарси, сел на корточки и ободряюще похлопал ее по плечу. Она подняла на него полные удивления голубые глаза. Его поведение было совсем не типично для людей этой профессии, но именно тогда, когда она чувствовала себя одинокой и напуганной, несмотря на напускную смелость, доброта и сочувствие этого человека оказались для нее бесценными.

– Скоро придет врач и осмотрит твою лодыжку. Не стоит расстраиваться.

– Я просто зла на себя за то, что полезла через забор. Я лишь хотела поговорить с шейхом лично.

Дарси закусила губу. Отступать было некуда. Дрожащим голосом она продолжила:

– Я прочитала в газете, что шейх поселился здесь… я работала у него… и подумала…

– Чтобы встретиться с шейхом, достаточно позвонить в офис и договориться, – ответил охранник.

– Я пыталась, много раз, но его секретарь отвечала, что он должен дать согласие на встречу… и мне ни разу не перезвонили. Такое ощущение, что она и не спрашивала у него, не важно, как бы часто я ни звонила.

– Вероятно, у его величества есть свои причины, чтобы не выходить на связь.

– Рашид!

Это был сам шейх. Его глубокий, низкий, уверенный тембр Дарси узнала бы из тысячи голосов. Несмотря на душевную боль, тут же отразившуюся эхом в сердце. Инстинктивно, она чуть слышно выдохнула:

– Зафир…

К счастью, Дарси вовремя опомнилась и замолчала. Его черные как ночь глаза буравили ее так, что у Дарси складывалось впечатление, будто над ней занесли острие кинжала. Она вздрогнула. Он выглядел немного старше своих лет, но она была уверена, что он до сих пор сводил с ума женщин всего мира, ибо был невероятно красив.

С их последней встречи он отпустил волосы. Казалось, целая вечность прошла с тех пор, как его черные жесткие кудри едва касались загорелых плеч цвета темной карамели. Ей нестерпимо захотелось снова дотронуться до его волос и кожи.

– Эта молодая леди свалилась с забора, ваше величество, – ответил охранник, вскочил и вытянулся по струнке. – Мне кажется, она повредила ногу, – добавил он, и Дарси показалось, что в голосе охранника промелькнула неуловимая нотка сострадания.

– Причинять боль она умеет, – произнес холодно шейх.

Обиженная таким заявлением, Дарси открыла рот, намереваясь сказать, что это он умеет причинять боль… а не она, но смолчала. Наверно, шейх уже забыл, что произошло между ними и кто виноват.

– Зачем ты вторглась в мои владения?

– Зачем? Я не получаю ответов на бесконечные звонки и сообщения. Бог знает, сколько раз я пыталась организовать встречу в офисе… Перелезть через забор было криком безысходности. Откровенно говоря, я была бы рада оставить тебя в покое… но я ДОЛЖНА поговорить с тобой.

Шейх скептически посмотрел на нее и сурово ответил:

– Я не получал никаких сообщений.

Облизнув пересохшие от волнения губы, Дарси произнесла:

– Не может быть! Я постоянно говорила секретарю, что это срочно и конфиденциально.

– Сейчас это не важно… Я разберусь. Зачем ты хотела встретиться со мной, Дарси? Ты думала, я пошутил, когда говорил тебе, что видеть тебя больше не хочу? Из нашей встречи не могло бы получиться ничего хорошего.

Шейх наклонился к ней, и в лицо ей пахнуло агаром и духами.

– Как давно ты знаешь, что я здесь?

– Недавно узнала, из газеты, – удивленно произнесла она.

– И ты решила, что это шанс отомстить мне за то, что произошло между нами?

У Дарси кровь застыла в жилах.

– Нет! Конечно нет! Я хотела встретиться с тобой совсем не поэтому, Зафир. А ты думал, что я буду каким-то образом тебя шантажировать? Ты глубоко ошибался. – Глаза Дарси защипало от слез. Ком встал в горле. Она сглотнула и продолжила: – В статье говорилось, что ты обручен и собираешься жениться…

– Неужели ты хотела поздравить меня лично? – с иронией произнес шейх.

– Не издевайся.

Дарси скрестила руки на груди, но как-то неуклюже и нечаянно задела больную ногу. Внезапная острая боль пронзила ее тело, и Дарси не смогла сдержать крика.

Его черные как смоль глаза сделались еще темнее от беспокойства. Он тут же повернулся к человеку, который сопровождал его.

– Доктор Иден, пожалуйста, дайте этой девушке воды и сделайт все необходимое. Ее лодыжка может быть сломана… Приступайте немедленно.

– Уверена, тебе нравится смотреть, как я страдаю, – гордо вскинув голову, сказала Дарси.

Она взяла дрожащими руками серебряный стакан с водой и жадно отпила из него.

Шейх поднялся и выпрямился. На лице его явно читалась обеспокоенность.

– Несмотря на то что ты достойна наказания за всю боль, которую мне причинила, я не испытываю радости от созерцания твоих мучений. Да, и еще… Не называй меня Зафир. Это разрешено только избранным: семье, преданным друзьям и приближенным, а вы, мисс Каррик, не входите в их число. Поэтому соблюдайте, пожалуйста, субординацию!

Дарси потрясло, что он обратился к ней по фамилии и так отчетливо обозначил, кто главный, а кто подчиненный. Сердце ее забилось сильнее, и Дарси разрыдалась. Она больше не могла сдерживаться.

Когда-то она любила этого мужчину больше жизни. Сейчас же он разговаривал с ней так, будто ненавидит ее. Он слепо поверил лжи своего мстительного братца…

 

– Я не решусь ставить точный диагноз без рентгена, мисс Каррик, но считаю, что у вас серьезное растяжение, – произнес врач.

Длинные, холодные пальцы доктора аккуратно перемещались по ее суставу, нажимая то там, то здесь, стараясь выявить признаки перелома. Его слова немного утешили Дарси. Все оказалось не так плохо, как поначалу она думала.

Дарси вздохнула с облегчением, но тут же нахмурилась. Кого она обманывает? Все было настолько ужасно, насколько только могло бы быть. Принимая во внимание настрой Зафира, она вряд ли могла надеяться, что ее поступок сойдет ей с рук. Зафир – старший сын в правящей семье королевства Закария, а следовательно, важная персона. Дарси хорошо понимала, что только желание рассказать шейху о существовании сына и наследника подвигло ее искать с ним встречи. В любой другой ситуации она не решилась бы на это.

Сколько раз нужно потерпеть поражение, быть растоптанным, смешанным с грязью, прежде чем понять и признать свой провал?

– Нам следует перенести ее в дом и провести дополнительные манипуляции. Таким образом, я смогу быть уверенным, что мисс здорова.

Сказав это, доктор вопросительно поднял глаза на своего могущественного начальника в ожидании решения его величества.

Начальник охраны сориентировался первым и сказал:

– Пойду принесу носилки, ваше величество.

– Не нужно, Рашид, – произнес шейх, окинув Дарси холодным взглядом.

Дарси в это время сидела, ссутулившись на свежепостриженном газоне и, не поднимая головы, потирала ушибленную ногу.

Не успела она открыть рот, чтобы возмутиться, что ее обсуждают, как какую-то вещь, и даже не спрашивают, хочет ли она в дом к шейху или к себе домой, как вдруг Зафир произнес:

– Я сам отнесу мисс Каррик в дом.

Все возмущения тут же улетучились, и Дарси ничего не оставалось, как раскрыть рот, но уже от удивления. Временами она представляла себе, как окажется с Зафиром наедине и они обсудят, что действительно произошло между ними тогда. Но все те варианты, которые рисовало ее сознание, совсем не были похожи на то, что происходило с ней сейчас. Она полюбила умного, образованного, веселого, открытого Зафира, и это было так не похоже на того, кем он стал: холодный, расчетливый, жестокий.

Закусив губу, она пробурчала:

– Я лучше сама доползу.

Дарси не знала, услышал ли он ее или нет, однако Зафир наклонился и легко поднял ее с земли.

– Я надеюсь, у тебя нет соучастника в этой шальной проделке? Если даже и есть, то он наверняка давно уже сбежал. Вероятно, он понял, что ты не такая очаровательная, какой кажешься на первый взгляд, и вполне разумно воспользовался шансом ускользнуть.

Подавив разочарование и боль, Дарси предпочла просто промолчать.

Без дальнейших рассуждений шейх отправился к дому с Дарси на руках. Доктор шел впереди, а Рашид замыкал колонну. Девушка не сомневалась, что он осматривает территорию на случай, если произойдет какое-либо повторное вторжение. Однако эта мысль была мимолетной, больше Дарси думала о том, что она так плотно прижата к горячей груди арабского шейха, а ему это неприятно.

Сердце Зафира билось в два раза чаще, пока он нес Дарси на руках через весь сад. В гостиной он положил ее на роскошный дорогой диван.

Даже в своих самых смелых мечтах он не мог представить, что снова окажется так близко к ней, да еще и положит ее на диван… Когда четыре года назад он прогнал Дарси, то поклялся самому себе, что никогда больше даже думать о ней не будет. Ее прекрасные черты оставили след в его сердце, и как бы ни старался, он не мог полностью забыть Дарси.

Помогая ей устроиться поудобнее на подушках, шейх обратил внимание, что ее парфюм все так же дурманит его, а невероятной чистоты голубые глаза очаровывают сильнее прежнего.

Однако он не забыл, что именно эта женщина жестоко обманула его. Если бы их отношения не очернила ее ложь, он дал бы ей все, о чем только может мечтать женщина, однако ее безрассудное поведение, флирт за его спиной с его же собственным братом поставили жирную точку в их отношениях.

Узнав об измене, шейх долго не мог поверить, что Дарси, его милая Дарси, способна на такое. Притворная преданность была для нее очередной игрой. Со своей ангельской внешностью, непостижимой женственностью, она бесспорно могла окрутить любого мужчину и обвести его вокруг пальца. Его брат, Ксавьер, не раз предупреждал его о коварстве Дарси, однако Зафир знал, что братец, к сожалению, любил перегнуть палку и приврать, поэтому не спешил ему верить.

На руинах их отношений с Дарси Ксавьер не погнушался еще и сплясать, рассказав шейху некоторые подробности махинаций, якобы провернутых Дарси еще до того, как он, Зафир, встал во главе банка. Это стало последней каплей, и доверие Зафира к Дарси было навсегда подорвано. Все было кончено. Окончательно и бесповоротно.

На лице Дарси он увидел шок и растерянность, когда неожиданно вошел в комнату и застал ее в объятиях брата. Она, естественно, все отрицала, утверждая, что это Ксавьер приставал к ней и обнимал ее против воли, что она пыталась высвободиться, что именно брат Зафира изводил ее уже не один месяц, приставал к ней и она не знала, как от него избавиться. Дарси считала, что ни в чем не виновата, а наказание должен понести Ксавьер.

– Скажи экономке, чтобы принесла воды для моей нежданной гостьи, – распорядился Зафир, и Рашид тотчас же удалился.

Шейх тут же снова повернулся лицом к Дарси. Он не хотел выпускать ее из виду, хотя в ее положении, если б она сбежала, это было бы чудом.

– Что желаете, мисс Каррик, чай или кофе? – продолжил он.

Взгляд его не источал ни дружелюбия, ни вежливости. Он не собирался проявлять какую-то особую милость по отношению к этой женщине – это уж точно. Наряду со всеми ее прежними проступками теперь она пыталась проникнуть в его дом. Это невероятно.

– Ничего не нужно, – ответила Дарси.

Сложно было оставаться безразличным к тревоге, которой были наполнены глаза девушки, и каким-то непостижимым образом Зафира это взволновало больше, чем должно было. Неужели она не подумала, что он может вызвать полицию, и ее бы арестовали за вторжение на частную территорию! А ведь он действительно мог так сделать. Не важно, что было между ними в прошлом, сейчас он ей ничего не должен и мог бы вполне посадить ее за решетку.

– Я… мне… просто важно знать, что ты собираешься со мной делать, – взволнованно сказала она, пристально глядя на Зафира.

– Простите, что вмешиваюсь в разговор, ваше величество, – сказал твердо доктор Иден, стоя позади софы, где лежала Дарси, – что бы вы ни решили, я настаиваю на том, чтобы отвезти мисс Каррик в госпиталь, где ей смогут сделать рентген.

Зафир кивнул. Заглядевшись на Дарси, он отвлекся и потерял нить происходящего. Достав из внутреннего кармана арабской хандуры телефон, он нашел в контактах номер лучшей клиники Лондона, с которой у него была эксклюзивная прямая линия, и позвонил. Еще раз взглянув на девушку, он подумал, что она, наверное, в шоковом состоянии. Он вызвал скорую. Ему показалось, Дарси ослабела. Она прикрыла глаза, как будто у нее не было сил держать их открытыми, а кожа ее побледнела.

– Доктор Иден, – обратился он к медику. – Должен попросить вас измерить мисс Каррик температуру. По-моему, ей нехорошо.

– Не беспокойтесь понапрасну, ваше величество, – ответил врач. – Для любого человека вполне естественно ощущать слабость после потрясения. Однако я с удовольствием сделаю, как прикажете.

– Хорошо, – ответил шейх.

Через какое-то время, удовлетворенный словами доктора, что у Дарси температура повышена незначительно и волноваться не о чем, Зафир сидел и ждал прибытия «скорой помощи». Их подопечная сидела тихо, явно поглощенная своими мыслями.

У Зафира не было ни малейшего представления, о чем она могла думать. Давным-давно ему и не нужно было догадываться. Как и любой влюбленный, он каким-то таинственным образом мог без слов понимать ее, знал ее мысли, что она чувствует… Сейчас же он все еще ощущал боль от ее предательства, в самом сердце, и эта рана, казалось, никогда не затянется.

Звук сирены «скорой помощи» прорезал звенящую тишину в комнате, как раскатом грома.

Зафир поспешил к двери. Рашид, как верный слуга, последовал за ним. Не оборачиваясь, шейх сказал врачу:

– Проследите за мисс Каррик. Не выпускайте ее из виду.

– Ты думаешь, я совершу какой-нибудь магический трюк, возьму и исчезну? – пробурчала Дарси себе под нос.

Зафир не ответил. Он был уже у двери. На пороге стояла команда медиков. Один из них представился парамедиком. Остальные, видимо, были санитарами. Зафир провел их в гостиную. Дарси лежала, положив голову на подлокотник дивана, едва скрывая волнение.

В эту минуту шейх понятия не имел, что он будет делать с последствиями ее падения с забора и с тем, что Дарси снова внезапно появилась в его жизни. По правде говоря, он был сбит с толку ее вторжением после их расставания. Кроме того, он также не знал, наказывать ли ее за поступок или нет. Большинство людей в его близком окружении незамедлительно бы обвинили ее во всех смертных грехах.

Разве он не уяснил, что ей нельзя доверять?

Шейх почти слышал голос порицания в своей голове. Усилием воли он заставил себя не думать об этом, а распорядился, чтобы медики сделали все, что от них требуется.

На Дарси были джинсы, темно-голубой шерстяной свитер и короткий жакет цвета горчицы. Пока санитары перекладывали ее с дивана на носилки, Зафир обратил внимание, что Дарси похудела с тех пор, как они виделись последний раз. Нормально ли она питается? Может, она недоедает…

Он вспомнил, что она всегда теряет аппетит, когда волнуется. Несмотря на то что он прекрасно понимал, что его не должны заботить ее проблемы, что она теперь для него никто, он объявил:

– Я сам сопровожу нашу гостью в госпиталь.

– Конечно, ваше величество, – ответили медработники. – Но спешу вас заверить, это быстрая и несложная процедура. Очень скоро молодая леди будет в полном порядке, вот увидите.

Парамедик был немного полноват, с залысиной, около сорока. Это был тот самый представитель британского общества, которого бы смело можно было описать, как «соль земли». Странно, но Зафир действительно успокоился, во всяком случае, на минуту или две.

* * *

Когда внимательные санитары внесли Дарси в рентгенкабинет, Зафир не удержался и последовал за ней. Прежде чем обследовать девушку, доктор Иден дал ей свое медицинское заключение и сказал, что подождет результаты снимка снаружи.

Все происходящее воодушевило Дарси. Знакомый запах лекарств, кушетка для снимка, аристократичная фигура Зафира – все это как-то успокаивало. Единственное, что ее сейчас тревожило, – сын. Сейчас с ним была ее мама, она осталась с ребенком, пока Дарси осуществляла свой план поговорить с шейхом. Однако Дарси боялась, что ее оставят на ночь в больнице и она не сможет быть с ребенком в это время. Она не рассказывала своей маме, кто отец ее сына Сами. Девушка знала, что ее мать не поверит ее рассказам о том, как она перелезла через высокий забор, чтобы поговорить с шейхом, упала и растянула лодыжку. Она лежала и подбирала слова, чтобы объяснить ситуацию максимально безболезненно для всех.

«Стоило ли это того? – услышала она свой собственный голос. – Ты должна была добиваться официальной встречи с ним. Посмотри, чем ты рисковала!»

На сердце у Дарси было тяжело.

И это все до того, как она расскажет своей маме всю правду, и до того, как она признается Зафиру, что он бросил ее беременную и теперь у него есть сын. Принимая во внимание то, что шейх был обручен и собирался жениться, это были далеко не самые приятные новости. С другой стороны, ей-то какое дело до его проблем…

А что, если он сразу же потребует опеку над Сами? Или хуже… Заберет его с собой в Закарию? Она не могла спокойно об этом думать.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru