Вокзал мёртвых душ. Том 2. Дом у реки

Морвейн Ветер
Вокзал мёртвых душ. Том 2. Дом у реки

Глава 1. Госпиталь Св. Джоанны

Так дай же мне воздух, и я стану тебе крылом.

я дам тебе бурю и может быть даже грозу.

Твое время течет за мной как расплавленное стекло.

Мои сны о тебе далеко остались внизу.

© Мельница «Никогда»

Жозефина просидела в холле ещё четыре дня. Шелман приносил ей кофе и пончики с первого этажа, и когда Жозефина извинилась за то, что ей приходится здесь торчать – лишь пожал плечами.

– Это правильно. К тому же, вас легче охранять, когда вы вместе.

– Вы думаете?.. – Жозефина удивлённо посмотрела на него. Мысль о том, что всё ещё не закончено, не приходила ей в голову.

– Не уверен. Стреляли в грудь, а не в голову. Либо с самого начала били не на поражение, либо что-то спугнуло убийцу.

Жозефина кивнула и отвернулась к двери.

– Вы так спокойны… – пробормотала она устало, – такое уже было?

– Бывало разное, – ответил Шелман уклончиво.

В двенадцать вечера его сменил телохранитель, лицо которого Жозефине тоже было знакомо, но имени она никогда не спрашивала.

За три дня Арманд перезнакомилась практически со всеми, кто обычно её охранял.

Впервые чёрная фигура аэромобиля охраны под окнами казалась ей не неведомой угрозой, а молчаливой поддержкой, а те, кто сидели в ней, не каменными истуканами, обученными стрельбе с двух рук, а живыми людьми.

На четвёртый день медсестра вышла из палаты и протянула ей стопку бумаг.

– Подпишите, – сказала она.

– Что это?

Жозефина привычно пролистала документы, на глаз определяя наличие нестандартных пунктов.

– Мистер Баттлер пока в сознании. Он написал доверенность на ваше имя.

Жозефина подняла на сестру изумлённый взгляд.

– Он требует перевезти его домой, – продолжила девушка, не обращая внимания на выражение её лица, – но я надеюсь, вы будете достаточно разумны, чтобы этого не делать. Ему ещё нужен постоянный уход.

Жозефина отыскала лист, где ей следовало поставить подпись, трясущимися пальцами достала из кармана ручку и поставила росчерк «Дж. А.» в трёх местах.

– Он ещё в сознании? – спросила она, отделяя один экземпляр и протягивая сестре.

– Да, – девушка помолчала, – думаю, раз уж он настолько доверяет вам, вы можете увидеть его. Но в любом случае, не больше пяти минут.

Жозефина быстро кивнула и, протянув второй экземпляр дежурившему около неё японцу – Шикимори Юдзо, торопливо встала.

В палате было тепло, а еще скорее, пожалуй, душно.

Рон лежал на кровати, глядя в потолок. Щёки его запали куда сильнее, чем обычно.

Когда дверь открылась, он даже не повернулся, видимо, решив, что это снова медсестра.

– Рон… – позвала Жозефина тихо.

Рон дёрнулся и только теперь повернулся к ней. В глазах его было удивление, граничащее с неверием.

Жозефина торопливо пересекла палату и, пододвинув стул, стоящий в изголовье, поставила его напротив – так, чтобы смотреть Баттлеру прямо в глаза.

– Ты ещё здесь… – сказал Рон тихо.

– Меня не пускали. Прости.

Жозефина поймала его руку и сжала так крепко, как могла.

– Я написал…

– Да, я видела. Рон, врачи считают, что тебе нельзя домой. Но я договорюсь, чтобы тебя перевезли в Астория-бридж, хорошо?

Рон отвернулся к потолку.

– Неважно, лучше или хуже. Мне здесь… тошно.

Жозефина сильнее сжала его руку, чувствуя, что силы её не хватает, чтобы Рон ощутил ту поддержку, которая была ему нужна.

– Подожди немного. Как только врачи разрешат, что-нибудь придумаем.

Рон вздохнул. Всё это было так непохоже на него… И в то же время Жозефине показалось, что она уже видела эту усталость, просто никогда не останавливала на ней внимание надолго.

– Ненавижу больницы… – сказал Рон тем временем.

Жозефина улыбнулась одним краешком рта.

– Кто же любит болеть… Я тоже не могла представить тебя в клинике… до сих пор.

Рон покачал головой.

– Я же провалялся в такой полгода. Вот так тупо глядя в потолок. Не зная, будет второй расстрел или нет.

Улыбка Жозефины чуть погасла, но она постаралась сохранить её на лице.

– Второго не будет, – сказала она тихо. – Две машины охраны под окнами. Кто-то всегда дежурит у двери, – Жозефина на секунду замолкла, а потом сжала руку Рона с такой силой, о существовании которой внутри себя никогда и не знала. – Рон, зачем ты это сделал? Зачем отпустил охрану? Зачем пришёл? Чёрт…

Что-то было видимо в её голосе, что заставило Рона повернуться и сфокусировать взгляд на гостье.

– Эй, – Рон попытался перехватить её руку, – всё хорошо.

– Ничего не хорошо, Рон. Если бы я знала… Если бы я только знала, что тебя ждут, я бы никуда тебя не отпустила.

Рон криво усмехнулся.

– Я и не думал, что ты меня отпустишь. Если честно.

– Сволочь!

Рон ухмыльнулся и чуть заметно потянул Жозефину на себя.

– Осторожно, – Жозефина опёрлась о свободную руку рядом с Баттлером и сама наклонилась к его лицу. Оказалось, эти черты за последние полгода въелись в её кровь, стали настолько неотделимыми от неё, что она уже не могла ощущать Рона как другого человека.

Жозефина осторожно коснулась губами его губ. Рон прикрыл глаза, чуть подаваясь навстречу, но стоило им коснуться друг друга, как со стороны двери раздалось покашливание.

– Чёрт… – прошептал Баттлер, открывая глаза, но не отводя их от Жозефины.

– Пять минут, мисс Арманд… – голос сестры звучал немного смущённо, но Жозефине было уже плевать. Весь мир знал, кто она такая. А если бы и нет – она отдала бы всю свою непогрешимую репутацию за один этот миг.

– Я люблю тебя, – прошептала Жозефина. С удовлетворением отметила, как расширились зрачки Баттлера и улыбнулась. – Я буду за дверью.

Жозефина встала, оправила жакет и вышла. Стены больницы казались уже не такими мрачными, но это место всё ещё не подходило Рону.

Жозефина отлично понимала – или думала, что понимает желание Баттлера сбежать отсюда поскорей.

Она дождалась, пока медсестра выйдет, и спросила, с кем можно обговорить перспективы лечения. Ей назвали номер кабинета главного врача, и Жозефина кивнула. В больницах она разбиралась куда лучше, чем в судостроительном деле, и теперь ступала наконец на знакомую почву.

Жозефина обернулась к Шикимори и закусила на миг губу, но тут же взяла себя в руки.

– Мистер Шикимори, вы можете связаться с начальником охраны?

Юдзо посмотрел на неё с лёгким удивлением.

– Понимаю, это не входит в мои полномочия, но мистер Баттлер хотел бы усилить охрану. Можно прислать ещё хотя бы одного человека на этаж?

– Вообще-то, – сказал Юдзо, доставая телефон, – насколько я знаю, это входит в ваши полномочия уже пару месяцев. Я запрошу ещё одну машину.

– Спасибо, – Жозефина постаралась скрыть удивление. – Пусть пришлют кого-то прямо сейчас. Я дождусь, и мне нужно будет отойти.

***

Рон не знал, сколько времени прошло с момента выстрела, когда он пришёл в себя в первый раз.

Понял только, что снова находится в больнице – в чёртовой больнице, четырёх стенах смерти – как он называл это место про себя.

Голова работала плохо, то и дело накатывали приступы слабости, и мысль рассредоточивалась.

Понять, что происходит, в первый раз ему не удалось, и он снова свалился в забытье.

Когда он пришёл в себя второй раз, Рон вообще не был уверен, что он в самом деле в сознании. Грудь сдавливали бинты, и дышать было неимоверно трудно. Несколько секунд он пытался не уплыть на тот свет снова, а потом открылась дверь, и послышался невнятный звон, будто за дверью происходила схватка.

Рон резко обернулся к двери – слишком резко, потому что перед глазами всё поплыло, и он почему-то увидел Жозефину, бледную как смерть. Губы девушки что-то шептали, но звука не было, только звон. Рон опять провалился в забытье.

Он приходил в себя ещё несколько раз и неизменно видел перед собой сероватый потолок и четыре сомкнувшихся в периметр стены. Постепенно периоды бодрствования становились дольше, но Баттлер вовсе не был этому рад. Мысль о том, чтобы созерцать потолок вгоняла его в тоску.

В какой-то момент его посетила мысль: почему он здесь? Насчёт покушения всё было довольно ясно: выстрел в грудь, выбитый из рук противника пистолет и человек в маске, скатывающийся по лестнице.

Странно, что его не добили. Значит, наверное, попытаются снова.

Мысль не вызвала никаких эмоций. В первый раз прокол был на его стороне – не стоило оставлять охрану внизу. Сейчас проколоться он не мог просто потому, что ничего не решал. Танака наверняка уже оцепил больницу. Приказы ему не требовались.

Неприятное, раздражающее любопытство вызывал другой вопрос – почему он именно здесь?

Рон не знал, что это за больница, но она никак не походила на Астория-Бридж, где он обычно лечился.

Дождавшись прихода сестры, Рон задал этот вопрос и получил исчерпывающий ответ:

– Мы приняли вас по вызову из скорой. Это госпиталь Святой Джоаны, от нас пятьсот метров до места происшествия.

Баттлер кивнул и тут же пожалел об этом движении – голова снова закружилась.

– Когда я смогу отправиться домой?

Медсестра посмотрела на него с заметным удивлением.

– Мистер Баттлер, у вас пробито лёгкое. Вы отправитесь домой ещё довольно нескоро, особенно если будете так много разговаривать.

Рон промолчал. Последняя часть фразы показалась ему разумной.

Медсестра подошла к нему и принялась колдовать с капельницей.

Прошло ещё несколько минут, и сознание снова уплыло.

Выплывая из марева сна, Рон снова подумал о том, почему он всё ещё здесь. Дэзире должна была иметь достаточно такта, чтобы организовать переправку в Астория-Бридж.

Впрочем, понимание пришло достаточно быстро и чётко – если она не собралась сделать это до сих пор, то, видимо, и не собиралась. В последнее время отношения их стали прохладными настолько, что они почти не созванивались, не говоря о том, чтобы видеться, и всё же подобное равнодушие стало для Рона неожиданностью.

 

Он снова вспомнил те дни, – двенадцать лет назад она так же ни разу не заглянула к нему, но тогда он ещё мог оправдать это тем, что формально их не связывало ничего, кроме дружбы.

Сейчас всё было откровенно прозрачно, и в какой-то момент Рон даже подумал о том, что Танаке стоит включить её в список подозреваемых.

А если так, то оставлять собственное здоровье на её попечении было предельно неразумно – она могла не только не помочь, но и попытаться навредить.

Сам он явно не был в состоянии контролировать происходящее. Нужно было написать доверенность на Танаку. Хотя у Сидзуити сейчас хватало проблем и без этого, но ни на кого больше Рон положиться не мог.

Всё было точно так же, как тогда… Была жена, была любовница, с которой ничего толком не выходило, был отряд верных бойцов, которые могли бы перегрызть за него глотку, и столько денег, что он мог бы купить весь этот госпиталь; но по сути не изменилось ничего – по-прежнему некому было позаботиться о его жизни в течении той пары недель, когда он не был в состоянии сделать этого сам. По-прежнему над головой был серый потолок, а вокруг – беспросветный сумрак одиночества.

Рон пролежал так довольно долго, пытаясь понять, что всё же поменяли прошедшие годы, и поменяли ли что-то. Сон не шёл, и Рон попытался дотянуться до кнопки вызова сестры. Спустя полминуты ему это удалось, а ещё через пару минут вошла симпатичная девушка в белом халате.

– Мистер Баттлер? Почему вы не спите?

Рон усмехнулся, что вызвало приступ острой боли в груди, и постарался не потерять сознание.

– Я хочу написать доверенность на обеспечение моей жизни и здоровья.

– Да, конечно. На ту девушку?

Рон несколько секунд с удивлением смотрел на неё.

– На кого?

– Простите, я, наверное, ошиблась.

– Продолжайте! – Рон хотел сказать это твёрдо, но снова едва не вылетел в забытье.

– Простите ещё раз. У вашей палаты четвёртый день сидит девушка. Она перепугала мою сменщицу, пыталась ворваться внутрь. Но я так поняла, она всё-таки не собиралась вас убивать. Просто сидит и ждёт.

Рон шумно выдохнул, не обращая внимания на новый приступ боли. Сердце гулко билось о ребра, и тело показалось неожиданно лёгким.

– Извините. Это не моё дело, я просто принесу бумаги.

– Да. Да, принесите. Можете вписать туда имя Жозефины Арманд. Я подпишу.

Впрочем, бумаг он так и не дождался, снова провалившись в красное марево, и смог подписать их, только когда ещё раз пришёл в себя. Лёгкость в теле всё ещё ощущалась, и Рон чувствовал, как отступает багровый полумрак.

– Она ещё там? – спросил Рон, ставя подпись.

– Даже поесть не отходила.

Рон кивнул и снова откинулся на подушку.

– Хорошо. Спасибо.

Сестра вышла, и Рон снова принялся разглядывать равномерно серый потолок, пытаясь отыскать в нём хотя бы одну выщербленку. Однако смотреть на него ему пришлось недолго – дверь снова открылась, и Рон решил было, что это опять сестра с успокоительным, когда услышал тихий осипший голос:

– Рон…

Рон думал, что сердце выпрыгнет у него из груди, когда поворачивал голову.

Арманд выглядела абсолютно не соблазнительно с растрепавшимися волосами и покрасневшими глазами. Рон невольно подумал, что сам, должно быть, выглядит не лучше, хоть и спит целыми днями.

Но это не имело значения. Жозефина была тут, и она была его. Что бы она ни говорила и как бы ни сопротивлялась, она была тут.

Глава 2. Астория Бридж

Жозефина довольно легко договорилась о переводе Баттлера в Астория-Бридж, однако уже в новом госпитале пришлось потратить некоторое время на поиски свободной палаты соответствующего уровня – складывалось такое впечатление, что записываться на лечение здесь нужно заранее – перед тем, как получишь пулю.

Нервов ушло довольно много – и ещё больше сил, а под конец дня Жозефина мельком заметила своё отражение в зеркале и ужаснулась. Баттлер всегда тщательно брился и следил за причёской, но в тех редких случаях, когда Жозефина видела его «не при костюме», как сейчас, он становился лишь мужественнее и измождённее.

Сама Жозефина, невыспавшаяся и непричёсанная, походила на чудовище. Волосы торчали клочками во все стороны и казались жёсткими как пустынные колючки.

Жозефина решила, что перевоз Баттлера либо придётся оставить на совести охраны, либо чуть-чуть отложить, потому что заехать домой ей было просто необходимо.

Она предпочла бы первый вариант, тем более, что в Астория-Бридж не ставили ограничений для посещений, однако, как выяснилось, у неё не было телефонов никого из охраны, и чтобы договориться с ними, нужно было звонить Гукайнду и пускаться в долгие разъяснения относительно того, с какой стати она берёт на себя так много.

Жозефина обдумывала решение по дороге к стоянке, но принять его не успела.

Уже у самого аэромобиля её остановил невысокий мужчина азиатской наружности в чёрной водолазке. Незнакомец был, пожалуй, даже чуть ниже её самой, но казался поджарым и энергичным. Плотно обтянутые кожей скулы создавали впечатление человека без возраста, но взгляд выдавал немалый багаж опыта.

– Мисс Арманд?

Жозефина остановилась и невольно принялась искать взглядом аэромобиль охраны.

– Не трудитесь. Сейчас здесь только я.

Мужчина протянул Жозефине прямоугольный кусочек картона, на котором не значились ни должность, ни место работы. Только имя и фамилия на двух языках: Сидзуити Танака. И рядом номера телефонов.

– Мистер Танака… – произнесла Жозефина растерянно. Она слышала это имя, но мысленно представляла себе скорее самого большого из «шкафов» охраны. – Вы… начальник службы безопасности, верно?

Танака усмехнулся.

– И это тоже. Как видите, у меня нет официальной должности.

Жозефина кивнула.

– Мне нужно поговорить с вами, мисс Арманд. Думаю, вы сами знаете о чём.

Жозефина торопливо кивнула. Покосилась на водителя – тот сидел абсолютно спокойно, будто бы и не замечая Танаку, и, судя по всему, отлично знал его в лицо.

– Не беспокойтесь, машину мы отпустим.

– Я не беспокоюсь, просто… со мной уже говорила полиция. Все эти вопросы насчёт наших с Роном отношений, знаете.

Танака усмехнулся.

– И об этом не беспокойтесь тем более. Я знаю о ваших отношениях с Баттлером куда больше вас. Меня интересует всего несколько вопросов. Если вы пройдёте в мою машину, я подброшу вас до больницы и попутно мы поговорим.

– Да… до больницы, – Жозефина вспомнила наконец, о чём думала до этой встречи, – я как раз хотела спросить у вас, сможете ли вы организовать перевозку без меня? Мне ужасно неловко, но я хотела заехать домой.

Танака коротко кивнул.

– Садитесь.

Дверь стоящего неподалёку серебристого аэромобиля неизвестной марки открылась, и Жозефина, последний раз оглянувшись на Танаку, села внутрь.

Она редко сидела на переднем сидении, но почему-то Танака открыл именно переднюю дверь, и теперь Жозефина чувствовала себя несколько неуютно, будто крот, выбравшийся на землю.

Сидзуити обошёл аэромобиль, сел за руль и поднял машину вверх. Аэромобиль шёл плавно, пожалуй, куда более плавно, чем любой транспорт, на котором Жозефина успела побывать вместе с Баттлером.

– Я не буду задавать вам глупых вопросов, – сказал Танака, когда вокруг не осталось ни зданий, ни техники. – Большую часть истории я уже знаю. Меня интересует всего пара моментов.

Жозефина кивнула. Сосредоточенный тон Танаки не располагал к болтовне.

– Вопрос первый. Почему Баттлер пошёл по лестнице?

Жозефина моргнула.

– Почему?

Вопрос действительно был странным.

– Ведь он приехал на лифте? – уточнил Танака.

– Разумеется…

– Проговорил с вами меньше пяти минут. Примерно три с половиной.

Жозефина кивнула.

– Почему не пошёл обратно в лифт?

Жозефина растерянно моргнула ещё раз. Здесь явно было бесполезно врать так, как она врала в полиции.

– Мы повздорили, – сообщила она. – Рон вышел и… Ну, я думаю, ему просто надо было слить избыток энергии… И он пошёл пешком. Странно, что его там караулили, да? Куда логичнее было бы ждать на выходе из лифта…

– Ничего странного, – обрезал Танака, – лифт был заминирован.

Жозефина не нашла, что ответить.

– За три минуты… – только и выдавила она через некоторое время, когда буря образов в голове улеглась.

– Очевидно, да. И тут следующий вопрос. Кто мог знать о том, что Рон приходит к вам по ночам?

Жозефина покачала головой и чуть истерично рассмеялась.

– Спросите, кто мог этого не знать.

– Вы кому-то говорили?

– Кому бы? Со мной никто не общается, зато все знают, что Баттлер со мной спит.

– Может быть, сестре? – перебил её Танака.

Жозефина пожала плечами и нахмурилась.

– Ну… да, я говорила Люси.

– По телефону или лично?

Жозефина нахмурилась ещё сильней.

– Не помню. Какая разница, мистер Танака? Я же говорю, об этом знали все.

– Все знали, что у Баттлера очередная интрижка на стороне. Многие также знают, что он встречается с женщинами в двух отелях в городе. Но о том, что он купил вам квартиру и практически переехал туда жить, знали несколько человек из охраны, вы, Баттлер, я и Гукайнд.

Жозефина устало покачала головой.

– Думаете, за ним никто не мог проследить?

– Мог, наверное. Но эти люди должны были знать, что он к вам «поостыл». И снова о том, что ему взбредёт в голову примчаться к вам посреди ночи знал примерно тот же круг людей. Одним словом, не забивайте себе голову… Я просто хотел уточнить. Детали.

– Скажите… – спросила Жозефина осторожно, – вы догадываетесь, кто это сделал?

– Я подозреваю нескольких человек. Имена вам ничего не скажут.

– Я среди них есть?

Танака покосился на Арманд.

– Само собой. Но не беспокойтесь. Вы на две позиции ниже Дэзире.

Аэромобиль снизился и остановился у подъезда.

– Я поднимусь с вами, – сообщил Танака, заметив обеспокоенные взгляды, которые Жозефина бросала на подъезд.

– Вы считаете меня параноиком? – спросила Жозефина.

– Нет, я считаю вас на удивление разумной молодой леди. Версия, что выстрел был предупредительным, сейчас маловероятна, но возможно всё. Не добравшись до генерала, могут попытаться надавить на вас.

Жозефина бросила на Танаку быстрый взгляд и сглотнула.

Они вышли и стали подниматься наверх. Жозефине не хотелось делать это на лифте, и Танака не стал спорить.

Уже у дверей Арманд обернулась и спросила.

– Вы отдадите распоряжения насчёт Баттлера?

– Да, пока вы будете у себя.

– Вы не войдёте?

Танака, кажется, колебался.

– Пожалуй, – согласился он наконец.

Оказавшись в квартире, Сидзуити устроился на диване лицом к выходу и достал телефон, а Жозефина направилась в душ. Ей потребовалось около пятнадцати минут, чтобы привести себя в порядок, а закончив, она вдруг вспомнила, каким видела Рона в последний раз перед выстрелом – в простых джинсах и свитере. Было в этом что-то особенно интимное, если учесть, как начинался и развивался их роман, и Жозефина тоже извлекла из шкафа спрятанные на самом дне старые джинсы. Она почти не носила такую одежду даже дома, но именно сейчас хотела надеть именно их.

– Я закончила, – сообщила она, выходя в гостиную.

Танака кивнул и, встав, направился к выходу.

Они спустились, сели в аэромобиль и спустя полчаса снова были у дверей Астория-Бридж. На сей раз стоянка и закоулки поблизости от здания были полны аэромобилями, не слишком заметными чужому взгляду, но отлично знакомыми Жозефине.

– Ещё кое-что, – сказал Танака, когда Жозефина уже опустила пальцы на дверную ручку. – Вы сохранили мою визитку?

Жозефина нахмурилась и кивнула.

– Не потеряйте. Пока Баттлер не сможет вернуться к делам, нам с вами придётся держать тесный контакт. Вы по-прежнему единственная, кто может входить к нему в палату. Я буду просить вас кое-что разузнать у него – и не только. Но не стоит говорить ему слишком много о происходящем. Нам будет выгоднее, если он быстро поправится и вернётся в строй, чем если он затянет выздоровление на месяцы.

– Я поняла, – Жозефина сама удивилась тому, как легко далась ей улыбка. – Полагаю, мой номер у вас есть.

– Само собой.

***

Баттлера уже устраивали в палате – просторном помещении с эркером, выходящим в сад, и стереовизором в полстены, скорее походившем на номер люкс в пятизвёздочном отеле. Не хватало разве что бара.

Жозефина остановилась на пороге, наблюдая, как медсёстры подтыкают одеяло. Баттлер был в сознании, но заметил её не сразу, а перехватив немного раздражённый взгляд, направленный на полные бёдра одной из сестёр, усмехнулся.

 

– Не хочешь сама?

Жозефина закусила губу, но вперёд шагнула без раздумий.

– Хочу.

Их взгляды встретились, и оба улыбнулись. Несмотря на рану, Рон не помнил, когда ему в последний раз дышалось так легко.

Жозефина отодвинула в сторону медсестёр и сама огладила одеяло, а затем уселась на краешек просторной кровати.

– Мне кажется, тебе понравится болеть, – сказала она, дождавшись, когда медсёстры выйдут, и забираясь на кровать рядом с ним – так, чтобы голова оказалась у Баттлера на плече.

Рон сдержал усмешку.

– Не пытайся порадовать меня слишком сильно. Мне пока почти ничего нельзя.

– Знаю, – Жозефина серьёзно кивнула. – Тебе нельзя даже говорить. Так что помолчи.

Она приподнялась и осторожно поцеловала Баттлера в щёку.

Рон внезапно стал серьёзным, но головы к ней так и не повернул, продолжая смотреть в потолок.

– Скажи это ещё раз, – попросил он тихо.

Жозефина закусила губу. Сложно было произносить такие интимные слова вот так – на заказ, и всё же она сделала над собой усилие и, склонившись к уху Баттлера, прошептала:

– Я тебя очень, очень люблю.

***

Всю последующую неделю Жозефина выходила из палаты только затем, чтобы отвечать на звонки Танаки. Вопросы его она пересказывала Рону коротко, и то не все. Судя по всему, Танака уже сделал все выводы, но говорить о них Арманд не хотел.

В первые дни Рон в основном спал – сам или при помощи успокоительного. Только к началу следующей недели время бодрствования стало заметно увеличиваться, но ему всё ещё нежелательно было говорить и волноваться, и Жозефина старательно рассказывала ему незначительные истории из детства. Однажды она даже проговорилась и назвала фамилию Карлайла, но тут же спохватилась и, посмотрев на Рона, поймала на себе его напряжённый взгляд.

– Кем он был? – спросил Рон.

– Не надо об этом сейчас. Тебе будет неприятно.

Баттлер помедлил и кивнул, соглашаясь.

Жозефина, сидевшая на диванчике напротив кровати, пересела поближе и поймала руку Баттлера.

– Рон, я боюсь, что ты не поверишь мне, если я скажу…

– Попробуй.

– У меня на самом деле никогда не было такого ни с кем. Ни с одним мужчиной. Когда случилось несчастье с Люси… Мне было больно, но это было нечто другое. Но когда я увидела это пятно крови на полу… – Жозефина стремительно замотала головой. – Я не знаю, что ты сделал со мной. Но если бы…

Она опять отвернулась и опустила голову.

Рон слабо потянул её на себя, и Жозефина послушно опустилась на кровать рядом с ним. Коснулась губами обнажённого плеча и приподняла голову, заглядывая в глаза.

– Тебе всё ещё ничего нельзя?

Не отрывая взгляда от его глаз, Жозефина скользнула дыханием по плечу к самой шее, и Рон шумно выдохнул.

– Не надо, – тихо сказал он, но Жозефина решила, что таким тоном не отказывают.

Она пробралась под одеяло, нащупала чуть затвердевшую плоть и, чуть сжав, принялась двигать рукой вдоль ствола.

Рон отчётливо подавался навстречу, и Жозефина с упоением ощутила неожиданную власть над тем, кто всегда был сильнее её. Жозефина скользнула вдоль его тела, отодвинула в сторону одеяло и коснулась губами уздечки.

Рон с трудом сдержал шумный вздох, но Жозефина видела, как сцепились его пальцы на простыне и прогнулись навстречу бёдра.

Она поймала головку губами и обвела языком, не слишком хорошо зная, что делать дальше. Постаралась вобрать член в себя, но сделать это смогла лишь до середины, и принялась просто двигаться туда-обратно, иногда освобождаясь, высовывая язык и поигрывая с нежной плотью.

Рон внимательно наблюдал за её движениями, зачарованный видом этого существа, столько времени казавшегося холодным и неприступным, сейчас ласково насаживавшегося на него ртом.

Одного этого вида было достаточно, чтобы принести ему хоть недолгий, но всё же покой. Он уже близился к разрядке, когда дверь открылась, и на пороге показалась стройная фигура Дэзире.

Жозефина дёрнулась, едва не подпрыгивая на месте.

Рон отвернулся от жены и тут же поймал испуганный, полный боли взгляд Жозефины. Девушка подскочила как ужаленная, видимо не зная, где скрыться. Рон попытался поймать её руку, но приступ острой боли в груди заставил его упасть обратно на подушки.

Жозефина пулей выскочила в коридор, а Дэзире шагнула вперёд и остановилась напротив его кровати, сложив руки на груди.

– Кажется, тебе совсем не так плохо, как мне сказали, – сообщила она, разглядывая обнажённое тело супруга.

Рон тут же запахнул одеяло. Больше всего он жалел сейчас, что не может встать.

– Не смог дождаться, когда ты обо мне вспомнишь, – сказал он мрачно, нащупывая кнопку вызова сестры.

Девушка появилась на пороге спустя пару секунд.

– Кто её пустил? – спросил Рон зло.

– Простите, мистер Баттлер, она сказала, что она ваша жена…

– Я… – новый приступ резкой боли заставил его замолчать. Несколько секунд Рон пытался справиться с собой.

– Не беспокойся, я всё поняла, – Дэзире развернулась и двинулась к двери.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru