Осень с драконом

Морвейн Ветер
Осень с драконом

Пролог

– Его имя – Курт Богарт. Но в Кармалоте его называют Королём Драконов.

В комнате, где сидели Джессика Тенеси и ещё шестеро членов группы Дэвида Холимана, царил полумрак. Стены были обшиты металлическими пластинами, не пропускавшими никаких сигналов, кроме тех, что шли по проводам. Окон не было, и длинный стол тянулся от одной стены до другой.

Джессика сидела в самом центре длинной стороны стола. Её чёрные волосы разметались по плечам, паутинкой теней легли на объёмный ворот её безупречно белого кардигана. Джессика не любила кашемир, и такие броские вещи вообще. Но с некоторых пор принимала необходимость их носить как факт.

По правую руку от неё сидел Келби Форест, главный технарь. Его круглой голове с волосами, стриженными под расческу, предстояло работать за всех, а самому Келби – дежурить на связи, пока Джессика будет осуществлять внедрение. Так было всегда, если только Дэвид не брался за дело сам.

По другую руку сидела Бетси – розовощёкая блондинка с губами красными, как брусничный сок. Бетси была дублёром Джессики и работала там, где Джессика справиться не могла – и наоборот, Джессика брала на себя те объекты, где бесполезна была Бетси. Одна – пышнотелая и светловолосая, другая – темноволосая и хрупкая на вид, они были как инь и янь, выбор на любой вкус.

Можно было бы сказать, что Джессика хорошо с ней ладит, если бы в условиях такой текучки кадров слова о дружбе значили хоть что-то.

Кроме того у Джессики было одно, но большое преимущество, которое делало её незаменимой в группе – Джессика была Проводником. Только она одна из всех четверых умела открывать Врата между мирами, минуя официальные таможни.

Дэвид Холиман стоял по другую сторону стола с пультом в руках. Его статное широкоплечее тело, как всегда, было с ног до головы затянуто в чёрное. Под чёрным пиджаком свободного кроя виднелась чёрная водолазка. Чёрные волосы – не слишком длинные и слегка вьющиеся, будто от влаги, – едва касались плеч. Он пристально смотрел на Джессику, но той нечего было сказать, и она просто кивнула.

Джессика разглядывала «объект». На вид Курту Богарту было далеко за тридцать – пожалуй, ближе к сорока. Лицо выглядело скорее харизматичным, чем красивым – нос был крупноват, а губы слишком тонки. Широкий подбородок покрывала щетина, хотя Джессика и не сомневалась, что та лишь символизирует небрежность, а на деле каждый волос на его голове вымерян по линейке несколько раз.

Об этой нездоровой заботе о собственном облике говорили и руки с безупречно отполированными ногтями, в данный момент лежавшие на обшитом кожей руле.

Курт Богарт тоже, видимо, предпочитал чёрное – по крайней мере, сейчас на нём была почти такая же водолазка, как на Дэвиде, только, скорее всего, в десятки раз более дорогая. На запястье слабо мерцали старомодные, по меркам Кармалота, механические часы цвета стали. Джессика не сомневалась, что этот человек может позволить себе платину, и лёгкое несоответствие статусу – всего лишь очередной каприз.

Джессика откинулась назад, пытаясь представить, какие мысли таятся за стальным блеском серых глаз. Но Дэвид не дал ей погрузиться в созерцание слишком глубоко.

– Курт Богарт, – своим вкрадчивым голосом, от которого у Джессики всегда мурашки разбегались по животу, сказал он, – по нашим сведениям в данный момент возглавляет партию технократов, занявшую лидирующее положение в Конклаве Четырёх Драконов. По вопросу о вступлении в Сеть позиция ещё двух партий определена. Утилитаристы, скорее всего, встанут на сторону большинства. А значит, решение в данный момент зависит от него. Нам нужно, чтобы он высказался против вступления в Сеть.

– Он правда дракон? – спросила Джессика, не в силах скрыть, что не очень-то и слушает Дэвида.

Бетси издала негромкий смешок. Келби прокашлялся и спрятал глаза в планшете, лежавшем перед ним на столе. Однако, поскольку Дэвид молчал, предпочитая буравить Джессику красноречивым взглядом, Келби решил взять функцию справочника на себя.

– В Кармалоте изначально обитали два разумных вида, – сказал он. – Рептилии и гуманоиды. С течением веков люди уничтожили, хм… драконорожденных. Они называют их так. Однако кровь драконорожденных необычайно сильна, и она всё ещё течёт в жилах некоторых из людей. Те, кто унаследовали её, имеют в обществе особый статус и особые возможности. А Курт Богарт – один из них.

– И что, у него есть хвост? – Джессика перевела взгляд с Дэвида на Келби и обратно. Бетси старательно прятала в кулаке смех.

– Тебе предстоит это проверить, – ответил Дэвид за всех. И щёлкнул пультом. Лицо Богарта на галавизоре дрогнуло, и на его месте появилась карта города с радиально-кольцевым планом. В одном из боковых сегментов зелёной подковой высветился значок Врат. – Твоя задача – найти к Богарту подход. На первом этапе нужно внедриться в его ближний круг и выяснить побольше о нём и о том, чем он живёт. Должен предупредить… – Дэвид щёлкнул пультом ещё раз, и на экране высветились четыре кадра, на каждом из которых Богарт обнимал красивую брюнетку лет двадцати на вид. Все четыре девушки были разными. – Богарт не страдает от недостатка внимания.

Джессика наклонилась, вглядываясь в трёхспальную кровать.

– Это люди или осьминог? – спросила она.

– Их там шесть, – Дэвид щёлкнул пультом ещё раз.

– Если он всеяден, почему было решено направить Джессику? – встряла Бетси, с любопытством разглядывая очередной слайд.

– Длительный анализ его психологической карты показал, что он скорее будет склонен довериться более спокойной и меланхоличной спутнице. Джессике обычно хорошо удаётся эта роль. Впрочем мы не можем ничего утверждать с точностью сто процентов. Поэтому тебе предстоит её подстраховать.

«Я справлюсь», – хотела было вклиниться Джессика, но промолчала, потому что на галаэкране появилось очередное фото. Стоявший у парапета на смотровой площадке над городом Богарт был на сей раз одет в кожаную куртку. Он опирался на локоть и глядел, казалось, прямо Джессике в глаза. И хотя Джессика давно привыкла к той работе, которую должна была выполнять, ей внезапно стало стыдно. Не за то, что она собирается использовать этого человека, – Джессика подозревала, что Богарт так же легко использовал бы любого, в том числе и её саму. Скорее Джессике было стыдно за то, что собиралась посмеяться над ним.

Она перевела взгляд на Дэвида. Тот пристально смотрел на неё. Глаза у Дэвида были чёрные, и Джессике всегда казалось, что они её поглощают. Околдовывают, подчиняют себе.

– Я надеюсь, ты понимаешь суть задачи? – спросил тот. Джессика, безусловно, всё отлично понимала. Войти в ближний круг. Завоевать доверие. А потом… возможно, отыскать компромат, который даст им власть над Богартом, а может быть, просто надавить, пользуясь тем, что тот влюблён. Такие задачи Дэвид ставил перед ней не в первый раз.

– У нас есть информация о его слабостях? – спросила Джессика вместо ответа. «О недостатках», – вертелось на языке, но она, конечно же, не стала уточнять.

– Все данные у тебя на планшете. Можешь изучить вечером и разработать оптимальный подход.

– Хорошо, – только и сказала Джессика.

– Богарт, хотя и ведёт публичный образ жизни, на деле достаточно одинок, – продолжил тем временем Дэвид и отвернулся от неё. – В нём течёт кровь драконов, но вырос он вдалеке от элиты. Шеф считает, что тебе будет проще найти с ним общий язык, чем кому-то ещё.

Джессика кивнула.

– На этом пока всё, – закончил Дэвид. – Отправляемся завтра, в восемь утра. Советую всем заглянуть в оружейный отдел. У Торвальда подготовлен новый арсенал. В Кармалоте работает как магическое оружие, так и огнестрельное. Так что будьте готовы ко всему.

– Мы?.. – вскинулась Джессика, пропустив остальную часть сказанного мимо ушей, и с удивлением посмотрела на него. Не так уж часто Дэвид покидал офис и по большей части тогда, когда имел на то личный приказ Самого. В таких случаях они с Джессикой обычно работали вдвоём. Хотя Джессика не могла точно сказать, не работает ли Дэвид так же и с кем-то ещё.

– Все свободны, – сказал Дэвид, не обращая внимания на её слова.

Бетси и Келби поднялись со своих мест и двинулись к выходу. Джессика и не подумала вставать. Только когда металлические двери закрылись у коллег за спиной, она поднялась, обошла стол и замерла вплотную к Дэвиду, который всё ещё не смотрел на неё.

– Я правильно поняла, – уточнила Джессика, – ты собираешься поехать со мной?

– Не с тобой, – Дэвид не шевелился, но Джессика отлично видела, как сильно вздымается его грудь и как подрагивают мышцы там, где Джессика, не касаясь тела, проводит рукой. – Мне поручено осуществлять оперативный контроль.

– Шеф не доверяет мне?

– Он не доверяет никому, – Дэвид бросил на подчинённую быстрый взгляд.

Джессика отступила на шаг назад. Отвернулась и какое-то время стояла так же, как и Дэвид, глядя в темноту.

– Может, зайдёшь ко мне сегодня? – спросила она.

Дэвид сглотнул. Затем провёл языком по губам.

– Тебе нужно готовиться к завтрашнему дню.

– Да, – ответила Джессика на два тона резче, чем хотела. Развернулась, подхватила со стола планшет и тоже двинулась к дверям.

Той ночью она не спала. «Орден Вечных Звёзд» разрабатывал стратегию, а детали плана зачастую каждый определял для себя сам. Это было естественно – ведь о том, как заставить мужчину себе доверять, она, Джессика Тенеси, знала куда больше, чем Дэвид Холиман или кто-то ещё.

«Если только я не обманываю саму себя», – подумала она и тут же качнула головой, заставляя мозг сосредоточиться на досье.

Дэвид Холиман был для Джессики больше чем коллегой уже очень, очень давно. Именно он привёл Джессику в «Орден Вечных Звёзд». Он учил драться, стрелять, соблазнять. И, если уж говорить откровенно, порой Джессике казалось, что Дэвид Холиман – единственное, что держит её здесь.

Верила ли Джессика в идеал, за который боролся «Орден» уже много десятков лет, она и сама не знала. Для неё всегда были важнее люди, чем абстрактные идеи. И человек, который вытащил её из нищеты и заставил стать кем-то, был, разумеется, первым в их числе.

 

Когда-то Джессике казалось: то, что связывает её с Дэвидом, называется «любовь». Но время шло, и она всё более сомневалась в том, что это слово вообще отражает хоть что-то из происходящего во множестве миров. И всё же Джессика по-прежнему испытывала по отношению к Дэвиду преданность. И желание, которое сваливало с ног. Никого из своих объектов она никогда не желала так.

Никого – до того мгновения, когда увидела фото Курта Богарта, зависшее на галаэкране над столом.

«Ты идиотка, Джессика Тенеси», – сказала она себе и попыталась сосредоточиться на информационном табло.

Курт Богарт был крепким орешком – как Дэвид и предупреждал. Даже если у него не было хвоста. Но в голове у Джессики уже заканчивал созревать план.

Глава 1

Курт Богарт сидел за столиком на веранде пафосной кофейни «Де-Шанель» и потягивал из маленькой чашечки обжигающе горячий кофе.

Часы показывали половину шестого вечера, и солнце огненной короной мерцало из-за крыш небоскрёбов, однако день Курта едва начался.

С одиннадцати до четырёх он продремал в Конклаве, слушая бесконечно однообразные доклады выступающих. Вот уже месяц весь Кармалот гудел, обсуждая перспективы вступления в Сеть. Каждый считал своим долгом внести дополнения относительно позиций основных фигур.

Керидж Тортон, глава фракции магократов, с самого начала заявил своё категорическое нежелание вообще обсуждать этот вопрос. Он считал, что о вступлении в Сеть не может быть и речи до тех пор, пока живы в Кармалоте потомки чародеев древности, к коим он сам себя причислял. В Керидже в пропорции примерно один к ста текла драконья кровь. Он любил поминать об этом в своих выступлениях на телевидении, хотя на вкус Богарта подобный самопиар выглядел смешно. И Керидж собирался до самого конца отстаивать право потомков драконов сохранить свой мир отличным от других миров.

Курт сделал очередной глоток и покатал бархатистый напиток на языке. Взгляд его неторопливо скользил над головами посетителей и прохожих. Богарт старался взять от этой небольшой паузы всё и по-настоящему хорошо отдохнуть. У него оставалось ещё полчаса передышки, но за прошедшие двадцать минут Богарт так и не увидел никого, кто мог бы его заинтересовать. Теперь же его взгляд остановился на девушке, стройной, и почти хрупкой, на вид не старше двадцати пяти лет. Высокая и изящная, та стояла у края набережной, спрятав одну руку в карман элегантного белого кардигана длинной до середины бедра, так что пышный ворот чуть сдвинулся в сторону, приоткрывая взгляду нежную шею. Вторая рука была не видна, но Богарт догадался, что незнакомка кормит птиц. Чёрные волосы, слишком тщательно уложенные для простой горожанки, лежали у неё на плечах аккуратными завитками. Курт испытал приступ иррационального раздражения, поняв, что девушка ни разу не оглянулась на него за прошедшие несколько минут, но сам продолжал наблюдать, рассеянно думая о парламентских делах.

Если Тортон создавал впечатление сумасшедшего, то Роберт Брауни был, по мнению Курта, попросту проходимцем. Его аккуратное коммивояжерское лицо и тонкие стёкла очков в золотой оправе навевали на Курта тоску. В минуты, когда он общался с Брауни, Богарт не мог избавиться от ощущения, что ему вот-вот начнут что-то продавать. Когда же он заставлял себя отвлечься от этих мыслей, то невольно начинал размышлять о том, сколько имиджмейкеров создавали это идеально холёное лицо, которому, как предполагалось, должен доверять каждый – от домохозяйки до старика. Брауни всем сердцем и душой выступал за вступление в Сеть – но на публике предпочитал об этом не упоминать. Он слишком хорошо понимал, что если окажется не на той стороне, то может растерять электорат.

Девушка на набережной развернулась, так что чёрные локоны взлетели на ветру и слегка хлестнули её по спине, и Богарт обнаружил, что орехового цвета глаза смотрят прямо на него.

Богарт сглотнул. Он повидал в своей постели много девушек и давно уже рассматривал их как одноразовый материал. От того и реакция его на них была не слишком сильна и легко описывалась словами: «Эту – ко мне, на два часа».

На губах незнакомки заиграла насмешливая улыбка, лёгкими искорками отразившаяся в глазах. Как будто она видела мысли Богарта насквозь.

– Ещё кофе? – прошелестел мягкий голос официантки с другой стороны стола. Богарт дёрнулся, нехотя вырываясь из наваждения.

– Нет, пожалуйста, принесите счёт, – сказал он. Богарт обратил на официантку взгляд всего на мгновение, а когда обернулся к реке, обнаружил, что там уже никого нет.

С досадой он бросил скомканную салфетку на стол. Подавил мгновенный порыв кинуться на поиски короткого видения и стал ждать, когда официантка выполнит его распоряжение.

Как поступит Брауни, Богарт не знал, но в то же время мог уверенно предсказать, что тот встанет на сторону более сильного блока. Увы, сам он подобным блоком похвалиться не мог. Последний возможный союзник из их четвёрки – Лестер Колби – слишком растерял влияние в последние годы. И хотя ему, заядлому стороннику интеграции культур, казалось бы, сам Дракон велел подписать декларацию о вступлении в Сеть, союз с ним Богарта только ослаблял. Колби в обществе винили практически во всём. Своими непоследовательными и нерешительными действиями его предшественник на посту лидера партии Свободы заработал такие низкие рейтинги, что теперь оставалось удивляться тому, что Колби вообще вошёл в Конклав.

И потому Богарт вынужден был бездействовать. Молчать в ожидании момента, когда сможет достать из колоды джокера и убедительно доказать всему Конклаву, что Тортон не прав.

Карта всё не шла, но Богарт не собирался прекращать игру и этим вечером, в половине седьмого, наметил встречу с одним старым знакомым, который мог бы дать ему информацию о Дороти Селинджер, правой руке Тортона. Если бы удалось вступить с ней в альянс, от Тортона можно было бы избавиться раз и навсегда.

Официантка поставила на столик шкатулку, в которой лежал счёт. Бросив на листок беглый взгляд, Богарт положил в шкатулку несколько купюр, защёлкнул замочек и встал. Посмотрел на часы на башне ратуши – те показывали ровно шесть.

Качнув головой, Богарт подал охране знак следовать за ним, но не приближаться, и направился к выходу.

Узкая улочка, выходившая на главную площадь Астора, была почти пуста – те, кто не ужинали в кафе, уже разошлись по домам. Не было ни прохожих, ни машин, и Богарт неторопливо побрёл по брусчатке в направлении своего длинного чёрного гравилёта, припаркованного на другой стороне улицы в квартале отсюда. Богарт любил ходить пешком.

Не успел он сделать и десятка шагов, когда в воздухе раздался пронзительный свист – как будто на город пикировал самолёт. Богарт знал этот свист так же хорошо, как и любой обитатель Астора; он повернулся на звук, пытаясь сообразить, в какую сторону отступать, но было поздно – алый спортивный гравилёт нёсся прямо на него. До столкновения оставалось не больше секунды, и Богарт успел ещё подумать: «Это не может случиться так», – когда ощутил толчок и полетел на землю кувырком. Что-то холодное и твёрдое ударило его в висок.

– Чёрт! – выдохнул Богарт. Тяжёлая и мягкая ноша накрыла его, но перед глазами всё вертелось, и Богарт не мог разглядеть, что это такое.

– Отойти от него! – рявкнул Говард, старший по охране.

– Придурок! – ответил ему незнакомый голос.

Тяжесть исчезла, перед глазами Богарта наконец прояснилось, и он увидел мужчину и женщину, стоящих в метре от него. Мужчиной был Говард. Он целился из пистолета в девушку. Ту самую в белом кардигане, и Богарту в момент стало стыдно за то, что он разлёгся на земле. Он попытался встать, но затылок пронзила боль, и только двое подоспевших охранников помогли ему подняться.

– Чёрт, – Богарт потёр затылок.

– Вы определённо живы! – ореховые глаза незнакомки смотрели взволнованно и зло. – Тогда я, пожалуй, пойду.

– Постойте! – перебил её Богарт. – Что произошло?

– На вас едва не наехал какой-то урод.

– А эта девчонка прыгнула на тебя, – дополнил Говард, – так что я бы ей слишком не доверял.

Богарт с удивлением посмотрел на незнакомку.

– Вы что, меня спасли?

Незнакомка подняла открытые ладони в воздух.

– Только не делайте из этого сенсацию. Я просто оказалась ближе всех. А теперь могу я отправиться куда шла?

– Нет. Стоп! – Богарт после падения всё ещё плохо соображал. – Как вас зовут?

Девушка закатила глаза.

– Слушайте, я вас очень прошу, давайте замнём этот вопрос, – сказала она и бочком попыталась выбраться из-под прицела. – Если хотите меня отблагодарить – прикажите своему орангутангу убрать пистолет.

Говард тихонько зарычал, но Богарт подал ему резкий знак и, скрипнув зубами, тот повиновался.

– Отлично. Ну, а теперь… Спасибо за всё. Я пошла, – и, не дожидаясь ответа, незнакомка отвернулась и, стуча каблучками, поспешила прочь.

– Задержать её? – спросил Говард, приближаясь к шефу.

– Нет, – тот в последний раз потёр затылок и моргнул, – просто выясните, кто она такая. И подгоните уже этот чёртов гравилёт. До встречи осталось пятнадцать минут.

Но, хотя времени и оставалось в обрез, Богарт ещё какое-то время стоял, провожая взглядом стройную фигуру в белоснежном кардигане. Незнакомка двигалась со странной грацией – как будто сама не могла решить, хочет она остаться или уйти.

«Нет, ей не двадцать лет», – подумал Богарт, не отводя взгляда от узкой спины. Почему сделал такой вывод, Курт и сам не знал. Но на дне глаз непрошеной спасительницы таилась смесь дикой силы и тоски, которая редко встречались в его кругах.

Гравилёт с тихим шипением затормозил возле него. Охранник открыл заднюю дверь, и Богарт забрался внутрь. Устроился в кресле, обтянутом дорогой кожей, и невольно подумал о том, что хотел бы сейчас усадить эту девушку рядом с собой.

«Идиот», – отругал себя Курт, наблюдая, как низкие кирпичные домики и украшенные старинными готическими скульптурами храмы проплывают за окном. Разглядеть среди гуляющих незнакомку он уже не мог.

Хотя над городом повисли ватные тучи, Джессика, удалившись от Богарта достаточно далеко, вытянула из нагрудного кармана солнечные очки и надела.

– Есть, – негромко сказала она, одной рукой придерживая дужку, а другой невзначай прикрывая нижнюю часть лица.

– Хорошо, – раздался в наушнике искажённый радиосвязью голос Келби. Тот помолчал и добавил: – Дэвид считает, что можно было подсекать.

Джессика только усмехнулась.

– Буду через пару часов, – сказала она. – Хочу пройтись по городу и выяснить, что к чему.

Ни Келби, ни Дэвид спорить не стали. Джессика вернулась на набережную и медленно побрела вдоль неё, разглядывая напоминающие пряники дома и разодетых по моде вековой давности людей. Кармалот являл собой странный гибрид нескольких знакомых Джессике миров и в то же время не был похож ни на один из них. Девушки в длинных платьях и вычурных шляпках бродили здесь рука об руку с подругами, чьи юбки не скрывали коленей, у тротуаров стояли гравилёты, а рядом с ними – привязанные к низким столбикам верховые животные. Тут были не только лошади, но и саламандры с тёмно-красной чешуёй, тускло отблёскивавшей в свете фонарей.

Джессике нравился этот мир. Хотя она ещё и не поняла до конца, чего ожидает от него.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru