Мастер-класс от плейбоя

Мишель Кондер
Мастер-класс от плейбоя

* * *

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

The Italian's Virgin Acquisition

© 2017 by Michelle Conder

«Мастер-класс от плейбоя»

© «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

Глава 1

Себастьяно мельком взглянул на дорогой «ролекс» на запястье, взбегая по лестнице в здание «ЭсДжиСи Тауэре» – лондонский офис его компании. С самого утра его не покидало предчувствие, что сегодня будет особенный день.

Он ждал этого дня два года. И вот наконец-то его упрямый дед готов сдаться и передать бразды правления семейным бизнесом в его руки.

Охранник коротко кивнул ему на входе, ни капли не удивившись, увидев босса воскресным утром.

– Смотрели вчера игру, босс? – спросил Берт, широко ухмыляясь.

– Не злорадствуй, – парировал Себастьяно.

– Извините, сэр, – ответил охранник, улыбнувшись еще шире.

Дружеские подначивания веселили Себастьяно. Слишком часто люди из его окружения прятались за маской нетерпеливого почтения, желая поживиться за его счет. И все потому, что он родился в богатстве и роскоши.

На столе у Берта лежала газета. Себастьяно мельком взглянул на свою фотографию. Папарацци засняли его прошлой ночью, когда он покидал шикарную и нестерпимо скучную вечеринку. Очевидно, его бывшая любовница увидела такую же фотографию в Интернете. Сегодня она приехала ни свет ни заря в его дом на Парк-Лейн, чтобы узнать, почему он не пригласил ее.

Ответ «Я об этом не подумал» оказался провальным. Отношения, можно сказать, покатились по наклонной и закончились, когда она предъявила ему ультиматум: либо они переходят на новый уровень, либо расстаются. Себастьяно добивался ее с безжалостной решимостью, благодаря которой он вошел в список «Форбс 500» в возрасте тридцати одного года, да и переспал он с ней всего лишь один раз.

Что мало на него похоже. Он был молодым, здоровым мужчиной с вполне очевидными потребностями. Но в последнее время его сексуальная жизнь слегка поутихла. Видимо, из-за чертовой ситуации с дедом. Не говоря уже о том, что он работал по двадцать часов в день, чтобы завершить сделку, которая выведет его на первое место на рынке гостиничного строительства.

Конечно, он извинился перед всемирно известной балериной. Ее это абсолютно не впечатлило. Она послала ему элегантный воздушный поцелуй, промурлыкала, что он потерял ее навсегда, и изящно ушла из его жизни.

– В следующий раз повезет, босс? – с деланым раскаянием сказал Берт.

Себастьяно рассмеялся. Он знал, что Берт имел в виду вчерашний футбольный матч, в котором его любимая команда разгромила любимую команду Себастьяно в пух и прах.

– Твои снова победили, – сказал Себастьяно, направляясь в сторону лифтов. – Я подниму тебе зарплату.

– Да, сэр!

Себастьяно вошел в лифт, нажал кнопку нужного этажа. Он надеялся, что его ассистент, Пола, успела собрать воедино отчеты, которые он хотел представить своему деду этим утром.

Не то чтобы дед не верил в деловую хватку внука. Нет, он хотел, чтобы Себастьяно женился на прекрасной девушке, которая однажды станет матерью дюжины маленьких себастьянят. Старик хотел, чтобы у него было что-то помимо работы, некий баланс между работой и жизнью. Для деда – это конечно же его несравненная Нонна.

– Как я могу доверить тебе еще одну ответственную должность, если ты совсем не умеешь отдыхать? – сказал его дед всего месяц назад. – Мы с твоей бабушкой хотим, чтобы ты был счастлив, Бастиан. Ты знаешь, как мы волнуемся за тебя.

– Знаешь, я сам о себе могу позаботиться! – прорычал Себастьяно. – И ты не умираешь. По крайней мере, пока.

Но его бабушка и дедушка были итальянцами старой закалки. Они были убеждены: если прекрасная женщина не готовит ему еду и не согревает его постель – значит, он одинок, и его жизнь не имеет смысла.

Для Себастьяно смыслом жизни была работа. Каждое утро он просыпался с желанием открыть новые возможности для своего бизнеса, бросить вызов деловому миру.

В его жизни не было места любви или браку. И он не собирался что-либо менять. И если в его жизни были одинокие ночи, когда он просто наслаждался видом из окна на сверкающие огни того города, в котором оказался… что ж, так тому и быть.

Сейчас он был в самом расцвете сил, и, поскольку он только что купил крупнейшую британскую компанию по поставкам стали и бетона, не было лучшего времени, чтобы взять на себя роль главы «Кастильоне Европа». Два предприятия так красиво сочетались, что Себастьяно уже попросил свою команду по маркетингу и продажам разработать план перехода в индустрию реконструкции отелей по всей Восточной Европе.

Ему просто нужно убедить своего трудолюбивого дедушку уйти в отставку и провести последние годы с обожаемой женой на семейной вилле в Амальфи, в Италии, на полуострове Сорренто у Салернского залива. Тогда, и только тогда Себастьяно сможет возместить ущерб, который он причинил своей семье пятнадцать лет назад.

Себастьяно вышел из лифта на представительском этаже, на автомате включил свет и услышал, как на его телефон пришло сообщение. Включив кофемашину по пути в свой кабинет, он открыл сообщение и напрягся.

Он прочитал его дважды. По-видимому, Пола сейчас находилась в больнице неотложной помощи. Ее муж повредил лодыжку. Отчет, который он требовал, все еще был на ее компьютере.

Он ответил, что надеется, что с ее мужем будет все в порядке, взял со стола ее ноутбук и перенес его в свой кабинет. Себастьяно пробежал глазами по всем иконкам и папкам на экране ноутбука, но не увидел ни одной папки, которая могла бы содержать необходимый ему отчет.

Замечательно. Просто замечательно.

Поппи проверила часы с Микки-Маусом на запястье и застонала. Ей нужно выбираться отсюда. Саймон, ее брат, ждал ее, и он всегда нервничал, когда она опаздывала. Еще и у Мэри-Энн, их замечательной соседки, которая была им обоим как мать, диагностировали рассеянный склероз. Для женщины столь прекрасной не только внешне, но и внутренне это был жестокий удар.

Стараясь не думать об ужасных новостях, Поппи туже затянула волосы в конский хвост и продолжила просматривать юридический отчет, который она хотела представить руководству завтра утром. У нее осталась только одна неделя стажировки в «ЭсДжиСи Интернешнл», и она хотела убедиться, что со всем справилась. Кто знает, как только она получит степень по юриспруденции, может, ей предложат здесь должность, если она произведет благоприятное впечатление на власть имущих – высшую власть, босса своего босса, Себастьяно Кастильоне. Лично они не были знакомы, но она видела его в офисе.

Поппи поймала себя на мысли, что грезит о таинственном, привлекательном мужчине, напомнила себе, что у этого мужчины репутация распутника. Она сложила папки, с которыми работала, обратно в шкаф и выключила компьютер. Поппи с удовольствием поработала бы сегодня из дома, но ноутбук, который она использовала для учебы, был старее ее бабушки и не запускал необходимую ей для работы программу.

Поппи потянулась и уже собралась уйти, когда заметила книгу по юриспруденции, которую одолжила у Полы неделю назад. Завтрашний день будет напряженным, так что имело смысл вернуть книгу по пути домой.

Вообще-то у нее не было доступа на священную землю большого босса, но, поскольку ее руководитель одолжил ей свой пропуск, сегодня доступ есть. Тем не менее на секунду она заколебалась. Она не хотела втягивать мистера Адамса в неприятности; с другой стороны, она не хотела задерживать одолженную книгу, а потом еще долго и нудно извиняться за задержку.

Решившись, она схватила книгу и направилась к лифту. С двенадцати лет Поппи кочевала по детским домам и приемным семьям, заботилась о младшем брате, который был глухим от рождения; она прекрасно знала, что единственный выход из нищенского существования – самосовершенствование. Судьба дала им второй шанс, когда Мэри-Энн нашла их с братом, тесно прижавшихся к обогревателю на станции Паддингтон восемь лет назад.

Девушка активировала карту доступа, нажала кнопку представительского этажа в лифте и терпеливо ждала, когда лифт остановится на нужном этаже. Проходя по мягкому ковровому покрытию приемной мистера Кастильоне, Поппи остановилась, чтобы полюбоваться потрясающим видом на Лондон, который она так редко могла наблюдать. Несмотря на бледно-серое небо, город выглядел прекрасно благодаря сочетанию новой и старой архитектуры. Казалось, будто никакие беды не достанут тебя, пока ты здесь. Но Поппи знала: стоит только спуститься вниз, и все зло мира может поглотить тебя, если позволить.

Погруженная в свои темные, мрачные воспоминания, она подпрыгнула от неожиданности, когда глубокий мужской голос разорвал тишину приемной.

С колотящимся от страха сердцем Поппи повернулась, чтобы понять, кто еще в приемной, но в комнате, кроме нее, никого не было. Снова выругались, и девушка поняла, что кто-то был в кабинете босса.

Поппи на цыпочках прошла вглубь приемной и остановилась в дверном проеме в кабинет мистера Кастильоне. Она сделала глубокий вдох, когда увидела, как тот стоит, широко расставив ноги, напротив огромного окна.

Такого мужчину невозможно забыть. Сильный. Дикий. Потрясающе красивый. Он пропустил волосы сквозь пальцы, превратив их в неопрятные черные волны. Для итальянца он был высок и мускулист, как будто занимался в спортзале каждый день. Говорили, что он работает по двадцать часов в сутки, и Поппи искренне не понимала, как он умудрялся заниматься еще и спортом.

Себастьяно как будто почувствовал ее. Он развернулся и уставился на нее зелеными глазами. На мгновение Поппи забыла, как дышать. Затем он заговорил. Его пристальный взгляд заскользил по ней.

 

– Кто, черт побери, вы такая?

– Я стажер. Меня зовут Поппи. Поппи Коннолли. Я на вас работаю.

– С каких пор джинсы и свитер относятся к деловому стилю? – спросил он, нахмурившись.

– Сегодня воскресенье. И я не думала, что здесь есть кто-то еще.

– Да, сегодня воскресенье. Так почему вы здесь?

– У меня осталась неделя практики, и я хотела закончить презентацию для мистера Адамса. Он разрешил мне прийти в воскресенье.

– Трудитесь на износ? – иронично спросил он, выгнув бровь дугой.

– Я бы хотела работать здесь, когда получу диплом. Гибкость и преданность компании – всего лишь два правила, которые помогут выделиться.

– Есть еще?

– Пунктуальность, целеустремленность, следование дресс-коду, – ответила Поппи, загибая пальцы.

Он посмотрел на ее старые узкие джинсы, и Поппи еле сдержалась, чтобы не застонать. Когда пять недель назад она пришла в «ЭсДжиСи», она представляла, как однажды встретится с этим человеком, корпоративным богом, но в ее представлениях их встреча проходила не совсем так.

– Одно правило уже нарушили? – иронично заметил Себастьяно.

Поппи вспыхнула, сердце забилось с удвоенной силой.

Напряженную тишину нарушил зазвонивший на столе телефон.

– Я отвечу, – уверенно проговорила Поппи и, прежде чем он успел ее остановить, подошла к его столу, схватила трубку и с улыбкой проговорила: – Офис мистера Кастильоне.

Ее улыбка потускнела, когда она услышала полный слез женский голос на другом конце провода. К тому же женщина говорила с сильным акцентом. Поэтому из всего сказанного Поппи смогла разобрать лишь: «Извините, что прерываю» и «Себастьяно в офисе?».

– Да, он здесь, – сказала Поппи, поняв, что человек, которого они обсуждали, не сводил с нее глаз. – Да, конечно. Сейчас. Она не знала, какая кнопка переводит звонок в режим ожидания, поэтому прошептала: – Это вас, и протянула трубку мужчине.

– Какой сюрприз! – проговорил Себастьяно.

Поппи поняла, что снова оплошала. Она отошла в сторону, когда он подошел к столу, чтобы не чувствовать тепло его тела.

– Да, – четко проговорил Себастьяно.

Себастьяно нахмурился. Поппи решила проявить инициативу и приготовить ему кофе, чтобы заработать несколько очков в его глазах. Например, те из них, которые она только что потеряла, переведя на него звонок. Может, звонила его подружка. Или бывшая подружка, учитывая, что женщина плакала. О его романах в офисе ходили легенды.

Девушка хотела поскорее вернуться домой и убедиться, что с Саймоном все в порядке, проверить Мэри-Энн, приготовить ей чашку чая. Поппи поспешила к кофемашине. Когда она вернулась и поставила чашку с дымящимся напитком на стол, Себастьяно все еще разговаривал по телефону. Он устало взлохматил волосы. Поппи была невероятно горда собой, что додумалась принести ему кофе. Мужчина неожиданно протянул к ней руку и схватил за запястье, не давая уйти.

Поппи замерла, засмотревшись на его темные пальцы, которые лениво поглаживали мягкую кожу на внутренней стороне ее запястья. Дыхание участилось, искры удовольствия пробежали по руке в том месте, где Себастьяно ее касался. Она посмотрела на него. По тому, как он сузил глаза, девушка могла поклясться, что он правильно понял ее реакцию на его прикосновение.

Желание превратило ее ноги в желе. Мало того что этот человек ее начальник, он к тому же слушает, как на другом конце провода рыдает женщина, несомненно любовница, и в то же время ласкает ее!

Раздраженная тем, что она испытывала такое удовольствие, учитывая обстоятельства, Поппи отдернула руку и опрокинула кофейную чашку. Все случилось в мгновение ока: чашка пролетела над столом, и темная жидкость неприглядным пятном осела на белоснежной рубашке ее босса.

Себастьяно витиевато выругался на итальянском, отчего щеки Поппи запылали алым румянцем, хотя она и не поняла ни единого слова.

С открытым ртом она наблюдала, как он вернул телефонную трубку на рычаг. Другой рукой он придерживал мокрую ткань рубашки подальше от тела.

– Что это было?! – прорычал он разъяренно.

– Я… Вы… – Поппи испуганно огляделась, схватила пачку салфеток из шкафа и начала вытирать темное пятно на груди шефа. Себастьяно поднял руку, чтобы ее остановить, и девушка заметила, что жидкость попала и на его пах. Совершенно не задумываясь о том, что делает, Поппи начала оттирать и брюки. Себастьяно снова схватил ее за запястье стальной хваткой, но в этот раз не было никаких приятных поглаживаний.

– В шкафу висит запасная рубашка. Принесите ее.

– Да, извините. Я…

– Хоть что-нибудь сегодня пойдет по плану?! – прорычал Себастьяно.

Поппи злилась на себя. Она достала из шкафа пластиковый чехол, вынула свежую рубашку и обернулась. Ее полуголый босс вытирал упругий загорелый живот новой пачкой салфеток.

Боже правый, этот мужчина состоял из одних мышц и мускул, ни грамма жира.

– Я. У вас… – Она указала на его грудь. – У вас на груди красное пятно. Давайте я найду мазь от ожогов.

– Нет! Стойте и не двигайтесь, – отрезал Себастьяно.

– Хорошо. – Поппи отдала ему рубашку и отвернулась. Она очень надеялась, что он не слышал, как быстро бьется ее сердце. – Мне жаль, – пролепетала она, горло сжалось от смущения. – Я не знаю, что случилось. Обычно я не такая неуклюжая, но, когда вы… Я просто… Мне очень жаль.

– Уверен, так оно и есть, – коротко ответил он.

Поппи обернулась. Себастьяно заправлял концы рубашки за пояс брюк. Жаль, но она уже никогда не забудет, что скрывается под слоем белоснежной ткани. Девушка молча наблюдала, как он расправил манжеты и начал завязывать галстук.

– По крайней мере, на галстук кофе не попал, – робко сказала Поппи.

– И теперь я должен забыть, как вы облили меня кофе?

– Я не обливала вас, – невинно отозвалась она. – Вы потирали мое запястье, когда разговаривали со своей девушкой.

– И поэтому вы пролили на меня кофе?

– Это вышло случайно, – сказала она, втайне думая, что он заслужил это. – Может, вам стоит сказать спасибо, что он не был горячим.

– Он был горячим, – не унимался ее босс.

Поппи прикусила губу и с интересом наблюдала, как он возится с галстуком. Себастьяно выругался, дернул за свободный конец и начал все сначала.

– Если хотите, я могу вам помочь.

– Думаю, вы уже достаточно помогли мне сегодня.

– Смотрите, никакого кофе, – сказала девушка и вытянула руки вперед.

Он даже не улыбнулся.

«Как несправедливо: у такого красивого человека напрочь отсутствует чувство юмора», – подумала Поппи.

– Вы умеете работать на Мае? – спросил он, указав на ноутбук на столе.

– Конечно.

– Мне нужно распечатать отчет. Скоро приедет мой дедушка. Справитесь?

– Да, – ответила девушка, облизнув губы. Она села в его кресло и положила пальцы на клавиатуру. – Как называется файл?

Он наклонился вперед, запах сандала мгновенно окутал ее.

– Если бы я знал это, стажер, я бы сам распечатал его.

– Ах, ну да… – глухо пробормотала Поппи, смущенная его близостью.

– Название должно быть «Кастильоне Европа», или «КЕ» для краткости, – проворчал он.

Поппи просматривала папки на экране и не находила ничего с таким названием. Внезапно ей на глаза попалась папка с интересным названием: «Операция „Брак“».

– Вы женитесь? – спросила она.

– Нет. – Он нахмурился. – Почему вы спросили?

– Просто так. Здесь есть папка, которая называется «Операция „Брак“». Но, скорее всего, это связано с пари, а не с тем, что мы ищем.

– С чем связано?

– Пари, – сказала она оптимистично. – Даже я слышала, что ваш дедушка призывает вас остепениться, и некоторые из юридического департамента окрестили это «Операция „Брак“».

Его глаза полыхнули.

– Я смотрю, офисная жизнь здесь бьет ключом. Почему я ничего не слышал об этом?

– Ну, потому что это сплетни. Но не волнуйтесь. Никто не думает, что вы женитесь.

– Приятно осознавать, что мои подчиненные так хорошо меня знают.

Поппи пожала плечами, с облегчением поняв, что ее откровения его не раздражают.

– Судя по вашей реакции, на свете нет ничего страшнее брака.

– Смерть.

Его мрачный тон вызвал у Поппи улыбку.

– Да, вы правы. Хотя мне кажется это милым, что ваш дедушка хочет, чтобы вы встретили свою любовь.

– Рад, что вы так думаете. Откройте папку. Теперь этот файл. – Он указал на экран, и Поппи пришлось заставить себя сосредоточиться на его указаниях, а не на том, как его сильная рука касалась ее. – Вот. Распечатайте отчет.

Он отошел от стола и снова выругался.

Поппи посмотрела на него. Он снова вступил в неравный бой с галстуком.

– Я действительно умею завязывать галстуки, – пробормотала девушка.

– Хорошо, – сдался Себастьяно и отпустил злосчастный галстук. – Я полностью ваш.

От этих слов Поппи стало жарко. Она вспомнила о последнем мужчине, который ей понравился, и о том, чем эта симпатия обернулась для нее и ее брата.

Поппи схватила галстук и потянула за концы, выравнивая шелковую ткань. Она тщетно пыталась не обращать внимания на темную щетину, покрывавшую упрямый подбородок. Себастьяно был высокий, около двух метров. Ей пришлось встать на цыпочки, чтобы расположить узел в центре его горла. Она чувствовала жар его тела, его мужской запах. Она захотела прижаться к нему, наброситься на него, наполнить легкие этим великолепным ароматом.

Конечно, она бы на такое не решилась. Она, в конце концов, не дура.

Поппи заметила, как он нервно сглотнул, когда ее пальцы задели загорелую кожу шеи. Девушка изо всех старалась не смотреть ему в лицо.

– Какой узел вам нужен? – спросила она охрипшим голосом.

– А какие вы умеете завязывать? – также хрипло ответил Себастьяно.

– Любой.

– Сколько их всего?

– Я знаю восемнадцать.

– И вы можете их перечислить?

– Да. Хотите, чтобы я их назвала?

– Нет, – засмеялся он. – Вы явно делали это раньше. Счастливый парень.

– Манекен. – Она отрегулировала длину галстука и создала петлю. – Я подрабатывала в магазине одежды, когда училась в школе, и одевала манекены.

– Повезло манекенам, – улыбнувшись, проговорил Себастьяно.

Поппи положила ладонь ему на грудь, разглаживая шелковую материю. Его сердце билось уверенно и мерно под ее рукой. Неужели он действительно вздрогнул от ее прикосновения?

Внезапно она почувствовала его тепло, его восхитительный мужской запах.

– Итак, что вы хотите? – уверенно спросила девушка.

– Обычный виндзорский узел.

– Такой выбирают большинство мужчин, – ответила Поппи.

– Хотите сказать, что я обычный, мисс Коннолли?

– Нет, – проговорила девушка, продевая одну часть галстука в петлю. – Просто это самый большой узел, многим мужчинам нравятся большие узлы.

– Большинству женщин, вероятно, нравится, когда у большинства мужчин большие узлы. Вы не согласны?

Поппи решила не продолжать этот разговор, испугавшись, что Себастьяно с ней действительно флиртует.

– Я не знаю, мистер Кастильоне. Я не встречаюсь с мужчинами, которые носят галстуки.

– Что же они носят?

– Ничего. Они… – Щеки девушки вспыхнули.

Она поправила воротничок рубашки и проговорила:

– Все.

– Небольшой совет, мисс Коннолли, – сказал Себастьяно, дождавшись, когда она посмотрит ему в глаза. – Если вы останетесь здесь работать, не переводите на меня звонок, пока не узнаете, кто звонит.

– Даже если человек плачет? – спросила Поппи, вспомнив недавнюю женщину.

– Особенно если человек плачет.

– Почему вы схватили меня за руку? – спросила она воинственно. – Когда разговаривали по телефону?

– Не знаю.

Его взгляд блуждал по ее лицу, зеленые глаза были полны голода, горели огнем. Поппи моргнула, не в состоянии отвлечься. Она привыкла к тому, что мужчины обращают на нее внимание, находят привлекательной, но она не привыкла к тому, как ее тело реагирует на это, не привыкла к этому непреодолимому желанию…

– Извини, Себастьяно, я не слишком рано?

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru